Могила саранчи

  • Самородок
  • Жаренные
Автор:
Hellequin
Могила саранчи
Текст:

Пробуждение Роя — это всегда прекрасно. Даже если не забывать о чёрной сути, что он несёт.

Сперва начинает подрагивать земля. Песок взлетает в воздух, падают самые слабые побеги ковыля, слух ловит тонкий рокот. Вокруг, куда ни глянь — одна только сухая равнина, выжженная свирепым степным солнцем. И всё это дрожит, дышит, словно целая армия немёртвых ворочается под травяным покровом.

Затем наверх выбираются первые насекомые, расправляют крылья и взмывают ввысь. Они — как чёрные точки на голубом небе, пятнышки в глазах, что иногда проплывают перед взглядом, и нельзя понять, то ли это мираж, то ли реальность. Точек становится всё больше и больше, Рой растёт, превращаясь в огромное тёмное облако, а потом вся эта рать обрушивается на землю, не оставляя ни травинки, ни кустика. Горе и пешему, и конному, кто попадёт под удар, а тот, кто сумеет убраться подальше, найдёт на месте дома пустыню — и ещё нескоро там снова возникнет жизнь.

Потом Рой прилетит на новое место и уснёт. А через девятнадцать лет снова отправится искать себе пищу.

Молодому Дэлгэру как раз и было почти столько: он родился в один день с прошлым Роем. Дэлгэр не помнил, как это было тогда, но хорошо знал рассказы матери. Ровесников ему вокруг было почти не сыскать: в ту пору многие дети просто умирали от голода, пока их родители тщетно искали еду там, где прошёл Рой. Это потом уже, когда степь снова оживёт, разрастутся стада и снова будет вдосталь молока и мяса. А до того надо ещё дожить.

Каждый день в этих суровых краях — праздник, если ты встречаешь закат сытым. И каждый день шаманы считают, сколько ещё осталось таких же бесконечных дней до следующего пробуждения.

Когда-то у них были боги. Много богов. Только все они погибли, вымерли, уступив место Рою. Вот где истинно великая сила: бессмертная, вечно молодая и бездумно жестокая, как первоначальные стихии. Многие проклинали колдовскую напасть, коря её за гибель родных и близких, но Дэлгэр никогда не извергал худого слова. Молодой хан не считал нужным клясть почём зря бездушного.

Он был отличным воином, он прекрасно стрелял из лука и будто родился в седле. Он учился у шамана Нэргуя и знал поведение солнца и планет, умея предсказывать дождь и засуху. Дэлгэр не жалел сил, стараясь быть первым во всём. Не всегда это удавалось, было в его жизни много горестей, но теперь — теперь у него есть двадцать нукеров, преданных до последней капли крови, и старый Нэргуй, одно слово которого стоит больше тысячи чужих речей.

В юрте шамана было душно и жарко — стояло лето. Рой всегда вылезает на поверхность летом. Не любит он холод. Иногда Дэлгэр подумывал о том, чтобы убраться на север, где зима ещё суровей, чем здесь, только как это сделать? Там ведь тоже кто-то живёт, и придётся воевать за место под солнцем. А в войне этой можно и проиграть. Да и Рой туда тоже добирается, негде от него спрятаться. Раз за разом всё больше земель умирает под его пятой, навечно становясь пустыней, пастбища редеют. Сейчас племя Дэлгэра ещё живёт за счёт своих овец и лошадей. А дальше? Что будет через двадцать лет, сорок, шестьдесят? Сто и двести?

Рой был напастью, которая медленно убивала степь. Эрлэг-салхи, ветер смерти — вот как его звали люди. Шаманы поклонялись ему, как богу, прося смилостивиться. Да только Рой не слушал их молитвы. Он просто жил.

— Три дня, — сказал Нэргуй. — Да зачем ты спрашиваешь? Ты и сам умеешь считать не хуже меня. И уж точно не хуже этого остолопа, — он ткнул локтем сидящего рядом ученика.

— Я пришёл к тебе за советом, мудрейший, — проговорил Дэлгэр. — Я задумал большое дело.

— Не говори. Знаю. Даже слепой и увечный знал бы, умей он видеть так, как я.

Дэлгэр в ожидании склонил голову.

— Ты! — Нэргуй снова пихнул локтем ученика. — Принеси нам молока, да поскорее!

Ученик молча поднялся и выскользнул наружу, откинув полог юрты. Он был безымянным, как и полагается слуге шамана. Потом, когда старый Нэргуй умрёт, он сам станет Нэргуем и будет говорить с духами, но сейчас он — всего лишь мальчишка. Дэлгэр и сам, покуда был жив его старший брат, чуть не стал учеником. Только не сумел он расстаться с прежним именем, а без этого шаманом не стать.

Зато он стал ханом.

— Я видел, как жёны твоих молодцов шьют бурдюки из кожи, — сказал Нэргуй. — Видел, как баатары скакали к Чёрным озёрам и обратно. Скажи мне, ты правда думаешь, что Рой покорится твоей мысли?

— Видишь это? — Дэлгэр показал ему кузнечика-царцу. — Я поймал его у твоей юрты, прежде чем войти. А теперь — видишь?

Он сжал кулак, и только слизь потекла из-под мозолистых пальцев хана.

— Рой смертен. Я спрашивал стариков, спрашивал и тебя, если помнишь. Это такие же царца... почти. Мне показали одного. Сухого и мёртвого, залитого смолой, как комар в янтаре. А раз можно убить одного, значит, можно убить и всех остальных.

Нэргуй покачал головой.

— Рой нельзя застрелить из лука и пронзить копьём, — сказал он.

— Поэтому я буду сражаться с ним другим оружием.

— Напатум, — выплюнул Нэргуй, точно ругательство.

— Да. Напатум.

Именно за ним ездили нукеры Дэлгэра. И именно из-за него кочевье оставалось так близко к месту, где медленно стряхивал многолетний сон эрлэг-салхи.

Чёрная жижа с резким запахом, ключи которой наполняли озера в нескольких часах пути от кочевья. Дэлгэр не бросался словами попусту и не собирался, подобно древним воителям, сражаться бездумно. Он — не баатар из легенд, не победитель мангасов. Он — всего лишь человек. И у него есть ум, которого нет у Роя.

— Я не знаю, — наконец сказал Нэргуй. — Ха! Слышал бы это ученик... Учитель чего-то не знает... Но я и впрямь не могу тебе ничего сказать, Дэлгэр. Нет, скажу только одно: тебя скорее ждёт смерть, чем жизнь.

— Пускай.

— А как же твоя ненаглядная Наран? Ты ведь так и не женился на ней.

— Женюсь через три дня. Когда буду не ханом с крошечным улусом, а победителем эрлэг-салхи.

— Титул не даст тебе ни золота, ни скота, сын мой.

— Пускай, — снова сказал Дэлгэр. — Нам хватит и одной старой юрты.

Нэргуй тяжело вздохнул. Откинулся в сторону полог, нырнул внутрь безымянный ученик, неся в руках кувшин. Шаман кивком велел ему сесть и спросил:

— Ты знаешь, откуда появился Рой?

— Он был всегда, — вопрос поставил Дэлгэра в тупик. — Говорят, его царца — это злые мысли людей, обретающие плоть и кровь и мстящие за это.

— Говорят... — протянул Нэргуй. — Пускай говорят, что хотят. Рой появился давно, лет триста назад. Тогда здесь ещё лежали земли страны Хань...

— Разве они не начинаются за огромной стеной?

— Теперь — да, и говорят, что это они так отгородились от Роя. Стена, мол, заколдована, и эрлэг-салхи за неё не проходит. Хотя их сказители ещё и не такого наплетут, лишь бы ты их золотишком уважил. Так вот, где-то в этих степях некогда стоял прекрасный дворец, и жил в нём правитель здешних земель. У правителя была прекрасная дочь, а у дочери — сад, в котором она души не чаяла. Дочь любила только этот сад, отвергая женихов одного за другим, а те толпами осаждали дворец, пытаясь добиться её руки. И один из них затаил злобу на гордую девицу, когда та отказала ему.

— Проклятие? — спросил Дэлгэр.

— Не перебивай! — старец отвесил ему затрещину. Хан опасливо почесал затылок и втянул голову в плечи. — Да, именно проклятие. Жених сказал злое слово, и сад юной хатун пожрала саранча, всё до последнего цветочка. Но и девушка настолько обезумела, что сказала слово в ответ. Тогда-то из-под земли и поднялся впервые Рой, пожрал дворец, жениха, всех гостей и всё вокруг, а потом ринулся на соседние земли. Ханьцы ушли на восток, и здесь остались только мы — те, кто не боится жить под боком у бездушной стихии.

— Стихию можно победить.

— У тебя великая задумка, Дэлгэр. Скажи, ты знаешь о ком-нибудь другом, кто пытался уничтожить Рой?

— Нет.

— Перед ним бессильны даже боги. Пятьдесят семь лет назад, когда я был несмышлёным мальчишкой, олухом вроде этого, — он ткнул пальцем в сторону ученика, который по-прежнему стоял рядом с кувшином в руках, — к нам пожаловали миссионеры. Так далеко на западе называют шаманов, которые едут в другие племена рассказывать о своих богах. Это были люди в чёрных одеждах, с книгами в руках и большими серебряными крестами на толстых животах. Они поклонялись одному-единственному богу, отвергая остальных, и сперва кто-то даже поверил им, да только зря, — он мелко захихикал. — Через месяц после появления чужеземцев проснулся Рой и сожрал всех шаманов, кроме одного юнца, который укрылся под большим полотном с портретом их бога. Хорош же бог, которому плевать на своих почитателей! Так этот юнец и уехал обратно. Один и весь седой, как лунь. И больше миссионеры нас не тревожили, — он снова захихикал.

— И это всё? — разочарованно спросил Дэлгэр. — Никто даже не пытался?

— Да.

— Тогда я буду первым, — хан поднялся и, забыв про молоко, выглянул из юрты. — Чагатай! Займись лошадьми. Едем.

* * *

— Не пущу, — тихо сказала Наран.

— Я вернусь, — так же тихо ответил Дэлгэр. — Вернусь и заберу тебя.

— А если нет? — она подняла заплаканное лицо. Но для Дэлгэра даже такой, в слезах, она была прекрасней всех женщин в степи. — Если Рой убьёт тебя?

— Тогда ты сможешь с гордостью говорить, что твой наречённый не побоялся бросить вызов богу.

— Какая мне разница, если ты будешь мёртв? Прошу, не надо! Отдай Рою то, что ему нужно!

— Нет, — Дэлгэр покачал головой. — Жребий брошен. Слышишь? Чагатай уже зовёт меня.

— Дурак, — прошептала Наран. — Дурак, дурак...

* * *

Баатары работали как проклятые. Их семьи давно ушли на юг, ушёл Нергуй со своим учеником, ушли жёны и дети. А двадцать крепких молодых парней всё таскали и таскали тяжёлые бурдюки с напатумом, расплёскивая чёрную жижу тут и там, стараясь забрызгать как можно больше. В воздухе стоял тяжёлый запах, дурманящий голову, почерневший ковыль медленно умирал, а земля дрожала всё сильней, предупреждая о силе, что таилась внизу. Перепуганных коней пришлось оставить на границе, и баатары работали пешими. Редко-редко перебрасывались они короткими фразами, окликали друг друга, когда требовалась помощь, а всё иное время слушали, как жужжит под ногами степь.

На ночь они возвращались в раскинутые недалече юрты, а с восходом солнца снова принимались за дело. Так продолжалось три дня.

На рассвете четвёртого Дэлгэр поднялся в седло, пробежался пальцами по дуге верного лука и взглянул на небо — чистое, без единого облачка. Добрый знак.

— Вперёд! — крикнул он, подгоняя коня. Как только из-за горизонта покажется диск солнца, эрлэг-салхи восстанет. К тому времени они должны быть готовы.

— Куда вы едете, баатары? — послышался вдруг из-за спин всадников звонкий женский голос, и Дэлгэр натянул поводья. — Туда людям нельзя!

Молодой хан развернул коня, не веря своим глазам. У юрты стояла, насмешливо улыбаясь, юная девушка, прекрасная, как его Наран, только вместо простого платья на ней красовалось роскошное дэли из синей парчи, расшитое золотом. Шепоток пробежал меж нукеров, и Дэлгэр нашёл в себе силы улыбнуться.

— Кто ты? — спросил он. — Как тебя зовут?

— Царца.

— Царца? Уж не дух ли ты Роя, который мы хотим изничтожить?

— Я та, кто сдерживает его.

— Сдерживает! — вскричал Дэлгэр. — Эрлэг-салхи выжирает всё вокруг уже триста лет! Разве назовёт кто такую работу хорошей?

— Не будь меня, так вся степь превратилась бы уже в пески, — спокойно сказала Царца. — Слушай мои слова, хан: вели своим людям поворачивать морды коней и скачи отсюда как ветер, пока Рой не проснулся. Тогда, может, ты и останешься в живых. Сделай так, забудь о своей безумной затее. Тебе не победить бессмертного.

— Рой не бессмертен! — оскалился Дэлгэр.

— Он вечно молод и силён.

— И вечно стар. Как можно назвать молодым то, что родилось и не меняется? Я знаю, кто ты. Посмотри вокруг! Этого ли ты хотела, когда бросала своё проклятие?

— Нет, — её лицо потемнело. — Эрлэг-салхи породила моя злоба и ненависть, баатар. И его нельзя победить злобой и ненавистью, а больше у тебя за душой ничего нет. Вернись!

— Я видел, как огонь пожирает всё, до чего дотянется, — усмехнулся Дэлгэр. — Пожрёт и Рой.

Он ударил коня пятками, бросая его в галоп. Нукеры поскакали следом, и ни один не обернулся в сторону Царцы.

* * *

Степь просыпалась. Мерное жужжание звенело всё громче и громче, кони испуганно всхрапывали, умоляя хозяев повернуться и пойти прочь отсюда. Но всадники так и стояли на вершине холма, глядя на лежащую внизу равнину, залитую напатумом. Три дня они бродили по ней, таская тяжёлые бурдюки и обливаясь вонючей жижей. Теперь работа окончена.

Дэлгэр потянул из саадака лук, наложил огненную стрелу на тетиву и подцепил её кольцом. Чагатай поднёс к древку факел, поджигая обмотанный паклей наконечник. Хан бросил ещё один взгляд вниз — первые царца уже ринулись к небу, наполняя воздух пронзительным звоном. Говорят, когда Рой просыпается окончательно, можно услышать гром. Дэлгэр не знал, верить ли этим россказням. Он не собирался их проверять.

Рывком оттянув тетиву, он пустил стрелу круто вверх. Крошечный огонёк затерялся в рассветном небе, мелькнул где-то вдали, а потом упал на край чёрного поля.

Напатум вспыхнул.

— Ха! — засмеялся Дэлгэр. — Смотрите!

Полоса огня шла всё дальше и дальше. Даже отсюда молодой хан видел, как одна за другой с земли поднимаются насекомые, взлетают и падают обратно, когда их накрывает клубами чёрного дыма.

— Рой горит! — воскликнул Чагатай.

Дэлгэр наслаждался. То, чего он жаждал больше всего на свете, исполнялось прямо сейчас. Враг умирал. Не помогла ему вечная молодость, о которой говорила Царца.

— Не бывает в мире бессмертных! — крикнул хан.

И словно в ответ на его слова, под копытами коней дрогнула земля.

Обезумевшие животные метались, сбрасывая всадников. Кто-то из нукеров сумел совладать с конём и теперь галопом нёсся прочь. Дэлгэр, тщетно пытаясь успокоить скакуна, упал навзничь — и с ужасом увидел, как из выгоревшего ковыля под его телом лезет саранча.

«Его нельзя победить злобой и ненавистью», — сказала Царца. Только не испытывал Дэлгэр ни злобы, ни ненависти, только страх. Воздух вокруг стонал от ударов тысяч и тысяч крошечных крыльев, до самого горизонта, насколько хватало глаз, равнина чёрной тучей поднималась в воздух. Чудовищный гром расколол небеса, и хан, встав на колени, смотрел, как всё новыми и новыми тучами из-под земли выходит настоящий Рой — вечный, бездушный, непобедимый эрлэг-салхи.

+9
424
12:13
+2
Вау! bravo Отлично, превосходно! Весь этот этнический колорит… Испытываешь полное погружение! thumbsup И финал замечательный, такой как надо. Если бы хан победил Рой, было бы тоже хорошо, но неправильно. Здесь как раз чувствуется могущество неведомой силы и бессилие людишек, это круче.
Одно место выбилось из стиля, как мне кажется
лишь бы ты их золотишком уважил
. Это как-то по-русски очень, бытовая русская речь, она для этники не подходит.
PS:
И всё это дрожит, дышит, словно целая армия немёртвых

почему немертвых???
08:18
почему немертвых???

имеется в виде нежить, т. к. под землёй.
Спасибо.
20:33
+1
Я, я знаю самый большой недостаток этой публикации — а картинка где??? laugh
Серьёзно, рад что вы оказались на Сковородке! Отзывов этому рассказу явно не хватает — очень уж вкусное блюдо!
Где моя большая ложка??? dance
20:34
Я поэтому и на ваш не отвечал. Вот сейчас помолчу, посмотрю, что напишут -)
А картинки нэту. Может, найду какую.
13:48
недостаток — отсутствие внятной аннотации. Картинка может только привлечь внимание, но не заставить прочитать.
21:05
+1
Даже если не забывать о ЕГОчёрной сути, что он несёт.
Сперва начинает подрагивать земля. Песок взлетает в воздух, падают самые слабые побеги ковыля, слух ловит тонкий рокот. не тонкий — там низкочастотный, он не тонкий
Вокруг, куда ни глянь — одна только сухая СТЕПНАЯравнина, выжженная свирепым степным солнцем.
ворочается под травяным покровом так сухая или травяной покров?
пятнышки в глазах, что иногда проплывают перед взглядом, так в глазах пятнышки или проплывают перед взглядом?
ни кустика на сухой равнине еще и кусты были?
и ещё нескоро там снова возникнет жизнь не скоро
тот, кто сумеет убраться подальше, найдёт на месте дома пустыню убраться подальше и добраться домой — это разные направления
Потом Рой прилетит на новое место и уснёт. А через девятнадцать лет снова как-то не нравится мне потом/снова
и новое место — как-то вот не так читается
Дэлгэр не помнил, как это было тогда, но хорошо знал рассказы матери. wonder а мог помнить день рождения? даже я почти не помню
Это потом уже, когда степь снова уже/снова
тем более, снова было в предыдущем абзаце
Каждый день в этих суровых краях — праздник, если ты встречаешь закат сытым как это сочетается с предыдущим предложением разрастутся стада и снова будет вдосталь молока и мяса так суровый край или вдоволь молока и мяса?
А до того надо ещё дожить.

Каждый день в этих суровых краях — праздник, если ты встречаешь закат сытым. И каждый день шаманы считают, сколько ещё

знал поведение солнца и планет шаман знал о существовании планет? и как планеты влияли на жизнь в степи?
знал поведение солнца и планет, умея предсказывать дождь и засуху предложение не связанное
А в войне этой можно и проиграть
неИгде от негоНЕ спрятаться
навечно становясь пустыней а ранее найдёт на месте дома пустыню — и ещё нескоро там снова возникнет жизнь. так навечно или не скоро?
Так вот, где-то в этих степях некогда стоял прекрасный дворец, и жил в нём правитель здешних этих/здешних — тавтология
Дочь любила только этот сад
Три дня они бродили по ней, таская тяжёлые бурдюки и обливаясь вонючей жижей это мы уже знаем
как одна за другой с земли поднимаются насекомые там были только самки?
Только не испытывал Дэлгэр ни злобы, ни ненависти, только страх только/только
сравнительно крепкое фэнтези
на 4 с минусом
не понятно, откуда у них золото?
08:31
Я честно пытался понять, что не так с процитированными фразами, но усилия остались бесплодны.
ворочается под травяным покровом так сухая или травяной покров?

Степь покрыта сухой, выжженной на солнце травой.
знал поведение солнца и планет, умея предсказывать дождь и засуху предложение не связанное

Дождь и засуха предсказывается по поведению солнца и планет. Связанное.
Многие вычеркнутые «лишние» слова задают ритм текста.
как одна за другой с земли поднимаются насекомые там были только самки?

царца — слово женского рода.
Ну и так далее.
не поняли, так не поняли
Комментарий удален
Написано хорошо. Спорно, конечно, но читается легко и интересно. Рой невозможно победить злобой, а любовью нужно увлечь создательницу роя? Сам рой безжалостен и бездушен. Но хан любил свою Наран. И рой остался непобежденным. Это в моем понимании некоторое уточнение сюжета.
21:40
+3
Когда-то у них были боги. Много богов. Только все они погибли, вымерли, уступив место Рою — вкусно. вот прям совсем.

Многие проклинали колдовскую напасть, коря её за гибель родных и близких, но Дэлгэр никогда не извергал худого слова — «извергал» — словно чужое слово.

Он был отличным воином, он прекрасно стрелял из лука и будто родился в седле. Он учился у шамана Нэргуя и знал поведение солнца и планет, умея предсказывать дождь и засуху — слишком много «его»)

Говорят, его царца — это злые мысли людей, обретающие плоть и кровь и мстящие за это — и опять хорошо.

вели своим людям поворачивать морды коней — только морды поворачивать?)))

В целом: не любитель я незнакомых словечек. Ещё и ленивая. Никуда не полезла искать-смотреть. Картинка смазывается. А картинка есть, хорошая. Особенно в части описаний Роя.

Очень и очень читабельно. Сказочно. Просто и правильно.

Финал не на мой вкус, но имеет место быть. Спасибо.
08:28
Но значение словечек-то в целом понятно было?
Спасибо.
08:47
Понятно) но, тем не менее, определённые неудобства жто доставляет.
09:25
Ну это плата за колорит) тут главное не пересыщать, я старался использовать наиболее общеизвестные.
23:45
+1
Очень понравилось! Да, это и интересно и читабельно. Мои поздравления!
00:00
+1
Хороший рассказ. Очень правильно соизмеримы части. Неплохой слог.
Но вот мне не понятно: это выдумка автора или рассказ опирается на какие-то исторические данные? Если это с претензией на былое, то нужно дать привязку по времени. Например, было ли это до или после похода Дария I. Или это связано уже с Чингиз-ханом как-то. Если это фэнтези, то необходимо чуть подробнее описать быт и социальное устройство племени, ввести читателя в ваш мир, автор.
С уважением
08:20
Оно опирается только на культурный сеттинг, я специально вымарал все названия, только Хань оставил. Это фентези, а использование реального сеттинга нужно только для атмосферы. Лишние подробности быта племени только отвлекли бы от сюжета.
08:49
Если это фэнтези, да ещё с элементами мистики, почему вы об этом не заявляете в начале рассказа? У вас царица выскакивает, как черт из табакерки только в конце рассказа. А где же ружьё, которое должно выстрелить в конце, но читатель должен увидеть его раньше!))
Рассказ очень неплох, но хочется его причесать
С уважением
09:23
Фольклор часто опирается на реальные названия. Возьмите, например, былины. А в китайском фольклоре вообще чуть ли не у каждой префектуры свой фольклорный символизм, и какие-нибудь сяосянские гуси сразу говорят о разлуке.
09:24
В смысле — не заявляю? Я в первом же абзаце описываю Рой, который явно имеет сверхъестественную природу, а потом ещё и шаман рассказывает легенду о том, как он появился.
09:29
Это касается именно географического символизма. Вообще он и в европейском фольклоре силён. Но, имхо, это условность, нужно лишь избегать реальных названий. Привязка к географии вообще та ещё головная боль: я, например, долго думал, как мне обозвать люцернский молот в выдуманном мире, так и не придумалось.
09:37
Простите, перечитала… Но, может, шаман должен попытаться убедить Хана, что царицу видели, что она появляется иногда… А так легенда проскользнула мимо меня. Видимо я не внимательный читатель. А, может, ни я одна?)))
09:49
Не знаю. Сковородка для того и была использована — посмотреть)
00:56
+1
Если произведение опирается на эпос или исторические события — это уже интересно! Авторский язык позволил окунуться в национальные особенности, не усложняя и не отяжеляя текст. Это важно! Прочитала с удовольствием! Спасибо!
08:20
+1
На монгольский фольклор.
Спасибо.
08:29
+2
Ого, какое диво.
Гибрид перелётной саранчи и периодической цикады — страшная вещь, даже если её не подпитывает трёхсотлетнее проклятие. Сама жрёт всё на своём пути, а её не жрёт почти никто, потому что кому она сдалась раз в двадцать лет.
Аллюзии на наш мир хороши. Действие происходит, надо полагать, в аналоге Монголии и Бурятии. Напоминает настоящий эпос, где реальные места переплетаются с фантастическими, как в путешествии Одиссея или в сказках Тысячи и одной ночи.
До самого конца переживал: кто же победит — напалм или Рой?
Но происхождение эрлэг-салхи довольно неуверенное. В появление гнуса из праха гигантского людоеда я верю, а в появление девятнадцатилетней саранчи из-за взаимного оскорбления несостоявшихся жениха и невесты — нет. Либо шаман, старая перечница, где-то заврался. Я бы предположил, что кто-то был в неё превращён в наказание — архетипическому сюжету архетипические проклятия. Возможно, жених, раз невеста не даёт Рою нарождаться каждый год.
08:21
Да, оно недоделано. Это был дуэльный рассказ, они традиционно получаются у меня такими вот недоработками. Может, когда-нибудь я расширю его.
10:48
+2
Ярко, красочно, увлекательно, небанально. Не фанат жанра, но прочитал с удовольствием и ругать за какие-то недостатки совершенно не хочется. Самая сильная сторона рассказа — грозная непобедимая стихия и беспомощность человека перед ней изображены очень ярко и убедительно. Браво!
14:19
Что ж, и правда неплохо в качестве такой зарисовки из жизни Орды — видно, что автор серьёзно проработал тему, поизучал источники — одно это достойно уважения.

Но тем не менее всего лишь зарисовка, набросок к теме с довольно ожидаемым финалом, кстати. И да, показалось, что линия этой девушки-царцы проработана не до конца — побольше бы деталей о ней. Да и вообще можно было бы углубить её mission.

08:21
Совершенно верно.
17:15
+1
Доброго времени суток.
Интересно подано, однако, мне диалоги показались слишком уж «дружественными». Не верится в подобный диалог среди ордынцев. (хотя, ни с одним ордынцем в диалоге не состоял).
Очевидно, так же, что это не весь рассказ, а только лишь его часть.
И, знаете что, я бы почитал дальше!
08:21
+1
Почему? Ордынцы не могли бы так с чужаками говорить, а между собой — вполне.
21:45
Я еретик и не верую в фокал, называемый священным, а потому начну без предисловий!

но Дэлгэр никогда не извергал худого слова. — выше, вроде, сказали. «Извергал» — явно не то.
Он был отличным воином, он прекрасно стрелял из лука — вот здесь повтор не оправдан, как по мне
Раз за разом всё больше земель умирает под его пятой — меня смущает слово «пята». понятно, что переносный смысл, но по отношению к рою — все равно как-то…
Он — не баатар из легенд, не победитель мангасов. Он — всего лишь человек. — может, и оправдано, но таким штампищем пахануло))
— Не перебивай! — старец отвесил ему затрещину. — вкусная сценка)
Как можно назвать молодым то, что родилось и не меняется? — речь не мальчика, но мужа, даже старца) Не ожидаешь услышать такое от воина 19 лет от роду. Хотя он же с шаманом на короткой ноге.

Теперь в целом. В целом все это вкусно именно с точки зрения атмосферы. Погружение на ура. Терминология меня не смущает, привык такое читать. Но вопрос: вся вот эта терминология — реальная? Скорее, да, знакомые мотивы есть вроде баатар — батыр. Но лучше услышу автора.

Сюжет вполне обычный, но концовку предсказуемой не назовешь, это хорошо.

Но вот чего я не понял. Возможно, читал невнимательно, тогда ткни меня носом. Этот рой — он появляется все время в одном месте или рандомно? Если первое — то почему они просто не забросят эту землю навсегда? Если второе — то как от него вообще можно уехать? какие-то предвестники есть?
То есть все как бы красиво получилось, но фатальности не вижу. Ну зона и зона, огородили и забыли. Плотность населения там не настолько большая, а площадь роя вроде не сотни квадратных километров, иначе нефти они не запасли бы.

(меня тут таки ткнули носом, так что претензия снимается. годно все)

А вообще — понравилось)
07:19
+1
вся вот эта терминология — реальная?


Лично я только царцы и мангасов не нашел (последних, скорее всего, из-за особенностей поисковика). Остальная экзотика — настоящая.
08:18
+1
Царца — монгольский кузнечик, есть сказка про Царца-намжила. Мангас — фольклорный демон, они в каждой второй сказке фигурируют как несчастные жертвы геноцида со стороны героев.
Эрлэг-салхи — ненастоящий, это просто перевод на монгольский.
08:38
+1
Но перевод-то настоящий? В том смысле, что слова в нём настоящие.

UPD. До монгольских сказок я пока не добрался, а в казахских эта нечисть, видимо, зовётся дэвами.
09:26
Ну да. Эрлэг-салхи — ветер смерти.
Дэв — это продукт Ближнего востока, и там это дух. Мангас — чудище из плоти и крови. Но в целом, наверное, что-то похожее.
09:37
Казахские дэвы тоже из плоти и крови, насколько я помню (даже в случае с Железным Дэвом, где «Железный» — скорее констатация его неуязвимости). Рубля девяти бошек, варка в котлах, сковывание цепями и прочие удовольствия.
09:48
Тут я не настолько осведомлен)
09:51
Ну так и я про мангасов знаю только то, что вы сказали) Подскажете что-нибудь наиболее характерное — почитаю, сравню.
09:58
я ж говорю — в каждой второй сказке они появляются, если там про людей, а не про зверей) названия так сходу не вспомню.
08:23
+1
Вся терминология реальная.
Баатар — это оригинал «богатыря», например, столица Монголии так и называется Улаан-баатар на ихнем.
Вот что мне интересно — так это понятна ли семантика слов из контекста?
08:26
Мне, в принципе, да. Но как ты понимаешь, многие такое очень не любят и не хотят разбираться даже на интуитивном уровне)
08:27
+2
На этих мне пофиг) они меня вряд ли читать будут целом, что фентези, что НФ. Там же страшные слова используются, «нейротрансмиттеры», «кортизол», «когнитивный»…
08:29
Тогда нормально, я думаю)))
08:40
Романские корни расшифровываются проще, чем тюркские — контакт теснее.
09:27
Тут не поспоришь.
Комментарий удален
Замечательная сказка, внушает надежду, несмотря на концовку. Главное, чтобы кто-нибудь выжил и рассказал, что увидел. Тогда следующие поколения смогут найти решение. Хотя и тут концовка не сказать что пессимистичная, вполне вероятно, что Рой таки проредился. И если бороться с ним при его каждом вылете, в конце концов можно и весь извести. Да и вряд ли с ним боролись ненавистью и злобой. Скорее это была забота о своём народе, своих близких, желание помочь людям. Царица эгоистка, тешит как раз свою злобу, потому уязвима.
09:48
Тут заложен смысл борьбы со стихией. Рой ведь неразумен, он просто существует, сражаться с ним, поддаваясь эмоциям — всё равно что уподобляться Ксерксу, который приказал высечь море. Дэлгэр ведь, по сути, был на правильном пути, он просто недооценил стихию.
Замечание вот нашла. Навзничь — это вверх лицом. Стало быть, что там появляется из-под тела, увидеть нельзя. Вниз лицом — это ничком.
09:47
Угу, принял. Часто это путаю.
Загрузка...
Ника Ёрш №3

Другие публикации