Каменный храм. Четверо сестёр

Автор:
ste-darina
Каменный храм. Четверо сестёр
Аннотация:
Ветры ходят по вересковым пустошам, зима длится часы, а весна - минуты. Под корнями прячутся грвецы, а по заброшенным деревням бродят химеры. Хочешь сохранить имя и очаг - вперёд грамоты узнаешь волшебство. И тот в этом мире закон и власть, у кого сем имён.
Текст:

Обоз остановился у изгороди широкого луга, и Филарт, не медля, миновала калитку и очутилась в море трав. Желтел солнечный зверобой, качали крупными головками коварные маки, вился чертополох, пружинил белый мох, рассыпал свои лепестки розовый клевер…

Она шла, как плыла, по пояс в разнотравье, ведя рукой по шёлковым волнам. Рядом уверенно и твёрдо шагал Хцеф. Когда тень горы угасила цветистые травы, он, повинуясь уговору, оставил её.

- Буду ждать тебя, правительница, - произнёс он.

- Я не задержусь надолго. А входя, буду надеяться, что совет твой неверен.

- Так и не поведаешь, для чего тебе в каменный храм?

- И про храм-то ты знаешь? А кто в нём, ведаешь?.. То-то и оно.

Фигура её удалялась, и скоро стала едва различима в расходившихся от ветра травах. Наконец высокие стебли дрёмы и вероники укрыли её от глаз. Хцеф расстелил плащ, устроился посреди пчелиного гула, стрекота, зелёного шума. Плыл медовый запах душицы; как приятен был летний луг после холодных площадей и коротких вёсен Грозогорья…

***

Хедвика вошла в подземный каменный храм. Своды уходили в невидимую высь, клубившуюся густым туманом. Перед ней лежала мраморная площадь; у дальней стены вздымались тёмные статуи.

По правую руку застыло изваяние громадного рыцаря. Слева взирал на неё гигантский страж. А между ними…

Вдохнув, осмелившись, посмотрела она ровно в глазницы каменного короля, что сидел в центре зала. Взглянула – и отпрянула, закрывшись рукой, и несколько мгновений не могла унять дрожь.

На резном мраморном троне, сжимая меч, придерживая щит, замер тот, кто дал ей семь имён. Тот, кто создал семь земель.

Тот, кто запер её в её именах.

Филарт хотела шагнуть вперёд, но ноги ей не повиновались; она застыла во власти мёртвого покоя. Свет струился из высоких окон под самыми сводами, проникал сквозь туман и причудливой спиралью спускался к самым ногам каменного короля. Повинуясь этой дрожащей извилистой тропе, повинуясь позволению короля, Филарт двинулась к подножию трона.

Шаг, второй, третий… Во всём зале только шорох её платья нарушал тишину; ни звука, ни знака не пробивалось с медового луга за стенами горного храма.

И вот она уже у массивного щита.

Рыцари ожили с каменным грохотом. Сдвинулись пики из тёмных камней. Поползли вверх каменные брови короля.

- Снова пытаешь счастья, бесстрашная моя жрица. О нём-то ты думаешь долгими вечерами – о новом советнике, что привела на смотрины?

- И ты будешь думать о нём же, когда сквозь руины этого храма прорастёт трава, а голова твоя и твои стражи окажутся валунами, покрытыми мхом!

Хохот короля звучал, словно катились с обрыва камни.

- А помнишь ли ты, девочка, что ни одна из сестёр удержит Грозогорье, если я кану?

- Уж лучше исчезнут грозы и горы, чем вечная дань!

- Не такая уж вечная… Хочешь узнать, сколько тебе осталось?

- Нет! – воскликнула она, отступая. – Нет!! Молчи!

- Не так уж ты бесстрашна, - усмехнулся король. – А советнику своему рассказала уже, отчего так юна, да мудра? Да смела, словно смерть тебе не указ? Рассказала, что тебе ни жить, ни стареть, ни умереть не выйдет, покуда на тебе урок?

Хедвика молвила:

- Умереть я могу и без твоего соизволенья.

- Умереть и увести за собой сестёр? Позови меня, жрица, я хочу это видеть!

- Ничего тебе не разглядеть из твоей каменной норы! – прошептала она.

Король прищурил глаза в усмешке, но насмехался не долго – устало прикрыл мраморные веки.

- Кончается моё время в этот раз. Отдавай то, что должна. И иди, не тщись напрасной надеждой!

***

Только выйдя из каменного храма, Филарт поняла, как не хватало ей воздуха в высокой мраморной пещере. Она сбежала по ступеням и, обернувшись спиной ко входу, раскинула руки, полной грудью вдохнула запахи разнотравья и свободы.

«Не свободы, милая. Не свободы. Плати!»

Филарт тряхнула головой и шепнула каменному королю, оставшемуся под высокими сводами, забравшему её свет:

- Это только пока.

Ветер играл её потемневшими волосами, подол платья намок от густой вечерней росы, руки пропахли терпким разнотравьем… Она стояла, открывшись воздуху и простору: выветрить, унести затхлый каменный дух, тревожные думы, страшные сны. Впереди – по первым июньским звёздам – свобода.

«Не свобода, милая. Не свобода».

- Это только пока, - повторила она и пошла по тропе навстречу Хцефу.

***

Дорога минула в молчании, как и многие другие пути – те, что они миновали, и те, что им только предстояло пройти. К концу третьего дня Филарт указала на далёкие холмы впереди.

- В холмах пещера, а в ней ещё один мраморный король? – спросил Хцеф, вглядываясь в зелёные хребты, вовсе не надеясь на ответы.

Оскальзываясь, они поднимались выше и выше и к туманному полудню вышли в тихую седловину между двух хребтов. Долину укрывали туманы и облака. Клонилась к земле пасмурная зелень.

Широкой тропою по склону шли три фигуры. Белели простые платья, дробно звенели деревянные браслеты, краснели вышивки по подолам, вились на ветру тёмные волосы.

Шли в туман.

Хцеф шагнул было вперёд – догнать, разглядеть; что-то зовущее, что-то влекущее и дивное было в этих девичьих тенях. Но Филарт осадила:

- Стой. Не нужно.

Издалека, от фигур, ветер донёс тихую песню, словно осенний ручей.

- Кто это? – спросил Хцеф, завороженно глядя вслед силуэтам, таявшим в горном мареве.

- Мои сёстры, - ответила Филарт. – Четверо сестёр, семеро имён… Они платят со мною в те годы, когда земли особенно ненасытны, и моих лет не хватает. В полночь время платить… Но на этот раз сестёр окликать не буду, справлюсь сама. Ведь со мною ты, советник, - усмехнулась невесело вольнолюбивая Филарт. Под её смех три фигуры растаяли по ту сторону еловой завеси. По туману нитями вились эха трёх голосов.

+1
145
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ирина Коняева №1