700 граней (32 серия) – Очень скоро, мы исчезнем с экранов цветных мониторов

Автор:
Влад Костромин
700 граней (32 серия) – Очень скоро, мы исчезнем с экранов цветных мониторов
Текст:

Гоар упал, Робин, подхватив его топор, прикрыл собой старика. Мартин гвоздил в мутантов из дробовика. Аслан ожесточенно рубил конечности. Изломанное тело Миши Наганчика отлетело к машинам, противоестественно накрыв труп дона Винценцо. Сыщик, отбросив разряженный револьвер, фехтовал клинком, извлеченным из трости.

В гуще дендроидов рванула граната РГН[1], брошенная Криспианом. Острый тяжелый сук пробил левое плечо Фая, пригвоздив к земле, словно бабочку в коллекции. Рухнувшая еловая туша ветками во многих местах пронзила тело Фабиоллы.

– Фабби!!! – закричал Метов и, оторвав себя от земли, кинулся к девушке.

– Простите, – прошептала Фабби, – я работала на …

Она не договорила. Изо рта хлынула кровь и Фабиолла умерла.

– Фабби, нет!!!

Метов встал, вырвал сук, поднял автомат с пустым магазином и, схватив за ствол, начал как дубиной молотить дуболомов. Плечом к плечу с ним встал Хранитель, уродующий карабин об мутантов. Прогремел еще один взрыв. Звынькнув, сломался клинок британца. Дроволюди все шли, как электорат на выборы. В гуще их взорвалась реактивная граната. Крисп отбросил дымящуюся трубу, с тоской посмотрел на «Шмель».

– Я пустой, – Чернокнижник аккуратно положил дробовик на капот. – Ну что, Крисп, конец нам приходит? – закурив, спросил он.

– Если хочешь, садись и езжай, не держу.

– А ты?

– А я остаюсь…

– Мы коммунисты, дети рабочих! – донеслось из толпы деревянных. Это запел печник Фирс. Приняв на грудь, он обычно забирался на яблоню, а к ночи начинал петь. Тут нелегкая занесла его на затаившегося дендроида. – Взвейтесь кострами, синие ночи, – голосил печник, выливая из заначенной в кармане засаленной фуфайки бутылки самогон на приютившую крону, – мы, коммунисты, дети рабочих. Близится эра светлых годов, девиз коммуниста, всегда готов! – с этими словами чиркнул спичкой, поджигая. – «Да с пьяных глаз, все, все хорошо. Горим на раз, лишь только дождь прошел», – затянул он «Алису».

– Прыгай!!! – заорал Арарат. – Уходи с каркаса!!!

– Все-таки она вертится! А-а-а! – было последним, что прокричал объятый пламенем печник.

Топор Робина завяз в стволе и древоид рухнул на благородного разбойника всей массой, плюща тело и голые ноги.

К машине подбежал Фай.

– Фабби убили!!!

– Я видел, – кивнул Криспиан.

– Дайте оружие!!!

– Нет больше ничего, – Чернокнижник зло сплюнул.

– Как же так?

– Кто знал, что тут такое побоище будет?

– Стреляй!!! – ухватил Криспиана за грудки Метов. – Почему ты не стреляешь?!

– Близко, людей угроблю.

– Что делать?!

– Есть вариант… – задумчиво сказал Крисп, – но…

– Что?!

– Стань на колени и отсоси у меня…

– Чего?! – вылупил глаза Фай.

– Стань на колени и отсоси, – медленно и раздельно повторил Криспиан.

– Но?..

– Делай!!!

Фай плюхнулся на колени и начал расстегивать брюки начальника. Послышался звон.

– От вас не ожидал, – Иванович занес топор над Фаем.

– Миша, не будь секс-фундаменталистом! – закричал Криспиан. – Там люди гибнут от ветвей антропоморфных дендромутантов, а ты цепляешься к невинной, по меркам большого спорта, шалости!!!

– Хорошо, – оглянулся на бой киборг, – потом поговорим насчет шалостей, – он кинулся в гущу, отчаянно разя топором.

Древолюди подались под этим неистовым натиском архаичного натурализма и нетерпимости к иным.

– Все отходите! – закричал Мартин, отчаянно размахивая руками. – Все сюда!

Измученные люди стали подтягиваться к УАЗу. Иванович рухнул убитый, но на его месте сразу встал следующий. Вот и другой погиб, успев взорвать свои гранаты. Уцелевшие дендроиды понемногу стали откатываться к лесу.

– У него алгоритм закольцован? – Мартин закурил еще одну.

– По ходу, да. Фай, можешь оставить в покое мои штаны и встать.

Метов встал, не глядя никому в глаза.

– Фабби жалко, – сказал он.

– Жалко, – согласился Криспиан, забирая у Чернокнижника сигарету и жадно затягиваясь, – хоть и работала на Госнаркоконтроль, но хорошая была девчонка.

– Вы знали, что она на них работает? – изумился Фай.

– А что тут такого? Ее давно к нам внедрили, а потом ихнюю контору разогнали. Что с ней было делать? Не выгонять же на улицу? Мы к ней привыкли… Ладно, пора, – вскинул огнемет. – Это вам за Фабиоллу, древососы!!!

Выстрел уничтожил остатки банды деревянных.

– Пошли, добьем, – Мартин достал из багажника монтировку и двинулся к мешанине из человеческих тел и разумных дров.

Выжившие присоединились к нему.

– Хоронить где будете? – спросил Криспиана Арарат.

– Можем у вас на кладбище, а лучше, – кивнул на гигантский костер, похоронивший очередную надежду дендроидов на мировое господство, – по старинному обычаю викингов. Заодно и трупы приберем.

– Полностью следы не скроешь.

– Позвоню Губке Бобу, он тут все вылижет.

– Лады, но своих мы на кладбище зароем.

– Не возражаю, значит так, – подошел к завалам, – наших в огонь, вон того, – указал на обезображенное тело Гоара, – в багажник. Фай, возьми ведро и шланг и слей бензин с этих лайб.

– Но это же мой брат, – сказал Ильмир, – как его можно в огонь?

– Не спорь, – Аслан положил тяжелую руку на плечо албанца. – Это почетное погребение, так он в попадет в Вальхаллу.

– Правда?

– Клянусь!

– Хорошо, – Ильмир стер слезы и помог горцу зашвырнуть тело Наганчика в пламя.

– И Фабби туда? – спросил Мартин.

– Да.

– Слушаюсь.

Антон ожесточенно бросил в огонь остатки карабина.

– Людвига, возьми в машине аптечку и окажи помощь раненым, – продолжал раздавать указания Криспиан. – Вы, как вас там?

– Эмиру Сан.

– Динь Динь.

– Помогите моим людям прибраться.

Переглянувшись, самурай и фея присоединились к похоронной команде. Сменив в пистолете обойму, выстрелил в козла. Пнув свалившуюся тушу, зашел в домик.

– Бедный сэр разбойник, – сыщик закрыл глаза Робина, изумленно смотревшие на мир живых, – погиб в чужой земле, защищая тех, кто его пинал.

– Тот, кто пинал, тоже погиб, – процедил Ильмир, подхватывая разбойника за голые ноги. – А этому без штанов здесь бы все равно несладко пришлось.

– Мой дядя тоже тут отдал свою грешную душу, – Мартин подносил к костру фрагменты тела Тосола.

– Memortuoterramisceaturigni[2], – непонятно сказал вслед брошенному в погребальный костер телу Арарат.

– Давайте, помогу, – подковылял пришедший в себя Александр, провалявшийся без сознания весь бой.

К тому времени, когда, распространяя аромат подгоревшего мяса, погибшие покоились в политом бензином костре, куда как дрова подбрасывали фрагменты дендроидов, Криспиан вышел с мешком и сапогом в руках.

– Покажи, – внезапно шагнула к нему лингвистичка, протягивая руку.

– Смотри, – протянул сапог.

– Теперь я знаю, – Людвига благоговейно поцеловала обувь и надела на левую ногу. – Я знаю свое предназначение!

– Ты чего? – удивился Крисп.

– Где-то прячется в лесах недобитый Буратино, козни злые заплетая. Я возглавлю Лесной дозор и сожгу подлеца. А потом буду искать второй сапог, чтобы построить коммунизм в отдельно взятой волшебной стране Оз. Тотошка, ко мне!

На глазах изумленных людей она подошла к кустам за домом. За ними обнаружилась дорога, вымощенная желтым кирпичом. Далеко отшвырнула обутой в сапог ногой валяющийся дрон. Сопровождаемая собакой, пошла по кирпичу и скрылась за деревьями.

– Неожиданно, – подытожил Мартин.

– И не говори, – Криспиан с силой потер ладонями лицо. Ладно, все топаем в Кридово. Мартин, бери Арарата и езжайте вперед.

– А тут чего? Так и останется все?

– Я Губке уже позвонил, он обещал срочно приехать.

– Опять расходы… – поморщился Чернокнижник.

– Я тут кое-что поднял, – потряс мешком. – И в сейфе добыча из салона лежит. Перекрутимся как-нибудь.

– Прорвемся. Арарат, садитесь, поехали.

– Козла заберите и лошадей. Не пропадать же мясу.

– Так что произошло? – спросил Абрам Борисович. – Почему ничего нет?

– Дрон сбит неустановленным лучником, – браво доложил техник. – Картинки нет.

– Запускайте голубей, запускайте спутники, что угодно запускайте, но мне немедленно нужна информация! Ясно?

– Так точно!

Техники забегали, словно тараканы на раскаленной сковородке.

– Абрам Борисович, – сказал Чистосугробов, – может воздушный шар?

– Что?!

– Говорю, может воздушный шар поднять?

– Какой еще шар? – чернявый повернулся к мусорному генералу.

– Воздушный… У нас есть воздушный шар… Поставим кинокамеру…

– Дебилы, б…я!!! – Абрам Борисович схватился за голову. – Поднимайте!!!

Генерал схватил трубку полевого телефона и отдал распоряжение. Спецназовцы в жилетах дворников приволокли плетеную корзину и шар, достав насосы-лягушки, спешно накачали его. Вспыхнула газовая горелка и шар с надписью «Чистый город» величественно вознесся над лесом, разогнав пару черных ворон с улыбками пьяных шарпеев. Аналоговая видеокамера по толстому кабелю гнала картинку на экран.

– Что же там творится? – спросил Абрам Борисович, с недоумением глядя на гигантский костер, возле которого стоял фургончик со странным рисунком. – Что написано на фургоне? – повернулся к Чистосугробову.

– Прошу прощения, – генерал схватил трубку.

– Там написано: «Хорошо бродить по свету с кармелькой за щекою», – поправив стильные очочки, сказал сухощавый, – и нарисован чупа-чупс… А ниже буквами помельче: «Стань судьей!»

– Дурдом какой-то! – Абрам Борисович потряс пустым стаканчиком. – Нам в кофе случайно ничего от МИДа не добавили? – осенило его.

– Никак нет! – козырнул Чистосугробов. – Немного корицы для борьбы со скукой и немного черного перца, здоровья для.

– Значит, мы сошли с ума…

Камера повернулась, показав истерзанное такси, разбитый Peugeot и догорающую хижину.

– Пора вводить войска, – сказал Иван Никифорович, – иначе мы потеряем контроль над операцией.

– Теперь уже не спешите, – Абрам Борисович безнадежно почесал затылок. – Хуже уже не будет.

– Если бы, – вздохнул Петр Петрович. – Всегда может стать хуже. А вы молодец, – подмигнул Чистосугробову, – хорошо придумали.

– Это что, – смутился генерал, – я недавно ракушку на стеллаже нашел, розовую такую, как, ну вы понимаете. Взял щуп с камерой и ну совать в нее, забавы ради.

– И как там? – заинтересовался Иван Иванович. – Похоже внутри?

– Какой-то даже азарт взял – до самой сердцевины, дескать, долезть, до упора. Пыхтел, сопел, сморкался, вспотел даже как в сауне, раз десять вынимал и вазелином смазывал – но долез-таки. Да так долез, что чуть в обморок не упал.

– И что там? – заинтересовался и Петр Петрович.

– Да тут Машка, секретарша, зашла и не до ракушки стало…

– Машка всяко лучше ракушки, – согласился Петр Петрович. – Ну ты и насмешил, Уховводов.

Гоара, Геворга, Володьку, бабу Маню и Акакия похоронили на деревенском погосте в сообща вырытой братской могиле. Рядом с кладбищем закопали околевшую от горя Машку.

– Помянуть надо, – глухо сказал осунувшийся Арарат. – Обычай такой. Пошли, принесем.

– У нас нет времени на ритуалы, – поморщился Крисп.

– Ладно, Крисп, помянуть надо, – просительно посмотрел на него Чернокнижник.

– Хорошо.

Пока Александр, Фай и Хранитель жарили на костре из Депутата и безымянного березового человечка конину, Арарат и Ильмир приволокли здоровенную алюминиевую флягу с самогоном. Мартин с Криспом сняли с машины кресла и поставили на траве. На покрышке «накрыли поляну». Притащилась и старая подпольщица бабка Фекла, благополучно отсидевшаяся в подполе. Подошел отсидевшийся на высоком дереве слегка недоразвитый любитель яиц Вася Пепа, одетый в черные сатиновые трусы по колено и пыльный мешок с прорезанными дырами, натянутый на манер туники.

– Помянем павших, – провозгласил Арарат, раздав пластиковые стаканчики и усевшись на принесенное старое кожаное седло с оборванными стременами. – Черпайте из фляги, генацвале.

Выпили, помолчали.

– Не оскудеет земля наша героями, – снова провозгласил Арарат.

Снова выпили, закусывая горячей кониной.

– Закусывайте, земляки, – Пепа щедро протянул плетеной из прутьев большое гнездо, доверху наполненное яйцами разных птиц. – Птичьи яйца первая закуска, их даже короли ели.

– Вот как оно бывает, – Арарат заплакал. – Живешь, живешь, а потом приходит какая-то сволочь и все!

– Фашисты! – поддержала бабка Фекла. – Форменные фашисты!

– Не тужите, – утешил Криспиан. – Все там будем.

– Это верно, – снова зачерпнул, выпил. – Никакой нейровирус от смерти не убережет.

Стаканчики один за другим нырнули в жерло фляги.

– Сэр, мне кажется, что вон тот шар, – указал вдаль сыщик, – следит за нами.

– Всякое может быть, – задумался Криспиан.

– Тут часто всякое летает, – Пепа скрутил самокрутку из страницы книжки Мошонкина «Кристаллические детекторы в обиходе радиолюбителя», – то тарелки, то чугунки…

Александр незаметно скользнул от поминающих.

Мари не повезло дважды. Это не считая той истории с чиновником и резиной. Сначала она попалась на глаза бригадиру и тот, не добившись от монголки минета, записал девушку в группу на полигон. А потом, когда вместо верного шанцевого инструмента: метлы и грабоида всучили «Чудо метелку». После попытки коллег, с которыми она ехала в вонючем чреве мусоровоза, познакомить дикарку с прелестями анального секса, Мари решила сделать ноги при первой возможности. Возможность подвернулась скоро. Когда дворников редкой цепью выстроили среди леса, незаметно шагнула за дерево, будто хотела пописать.

«Мы все смогли испробовать уже: мельдоний, вазелин, духовноскрепы, анальный секс и яйца Фабарже», – постепенно затихала за спиной перекличка. Поход по лесу, хотя и изрядно загаженному «любителями природы», после жестокой столицы воспринимался нечаянным отдыхом. Мари все шла и шла, уже не опасаясь встретить серого волка или какую-нибудь нимфу лесного озера, укрытого от глаз грибников. Среди птичьего гомона послышались человеческие голоса, запахло козлом. Дитя степи насторожилась и крадучись скользнула вперед. Теперь запахло и жареным, голоса обрели тревожную окраску. Бибигуль забралась на дерево и стала снимать эпическую битву найденным в мусоре iPhone 4 с надписью «Я вам не Димон!»

– Мы отомстим! – воздел к небу кулак Фай. – Мы жестоко отомстим и за Фабиоллу и за всех остальных которые погибли сегодня.

– Мстить надо не дереву, ему не больно, – сказал Криспиан, – мстить надо тем, кто дровоидов на нас натравливает…

– Покажите мне его! – Фай ударил кулаком по покрышке. – Я его разорву в клочья!

– Мозговой центр в Москве и он явно не в средней школе прикладной статистики имени Чурова.

– Поехали! – вскочил Метов.

– Не суетись, – осадил Чернокнижник, – всему свое время.

– Я с вами, – сказал Ильмир, – эти комли моего брата убили.

– И я с вами, – мрачно сказал Хранитель, – без карабина мне не жить.

– Да, без оружия нынче никуда, – снова зачерпнул Арарат. – Хлопец, если тебе винтарь нужон, так могу трехлинейку подкинуть. Не такая красивая как твой карабин, но зато патронов полмешка в придачу.

– Ты бы ему еще «максим» предложил, – невесело усмехнулся Мартин.

– Могу и «максим», только он для леса неудобный и вода нужна. Ты чего морщишься, японец?

– Крепче, чем саке, – сказал Эмиру Сан, оценив «огненную жидкость».

– Ваше саке[3] просто морс по сравнению с нашим продуктом.

– Вы пробовали саке? – вежливо спросил самурай.

– Еще в пятом году, под Порт-Артуром, когда вашему микадо дрозда давали.

На лице Эмиру не дрогнул ни единый мускул.

Из багажника выбралась помятая Венди.

– Что это вы тут делаете и как я тут очутилась?

– Это долгая история, – сказал Чернокнижник.

– И эта драная фения[4] тут? – заметила фею.

– Заткнись, «островная обезьяна»! – не осталась в долгу Динь.

– Вы Венди Мойра Энджела Дарлинг? – вскричал сыщик.

– Да, а откуда вы знаете?

– Вы же до сих пор находитесь в розыске и вознаграждение, с учетом набежавших банковских процентов, составляет ныне кругленькую сумму.

– Интересная мысль, – Венди почесала растрепанные пряди волос. – И его можно будет получить?

– Думаю, умелый стряпчий легко решит этот вопрос.

– Сэр, вы производите впечатление честного человека, случайно очутившегося среди этих бродяг, – потупилась девушка. – Не согласитесь ли вы, за соответствующее вознаграждение, озаботиться моим сопровождением и охраной на пути домой?

– Сочту за честь! – сыщик поцеловал руку девушки.

– Тогда идем, – Венди взяла британца под руку и прогулочным шагом они скрылись в лесу в сторону заката.

– А как же антилопа? – прокричал Антон.

– Не антилопа, а лань, сэр, – донеслось издали. – Она мне больше не нужна.

– Нам тоже пора, – Эмиру протянул руку, помогая встать Динь.

– Вы куда теперь? – спросил Мартин.

– В Киото, сообщить о гибели господина Кимото, – поклонился самурай. – Спасибо вам за помощь.

– Удачи, – кивнул Криспиан.

Самурай и девушка двинулись на восток.

– Вот так, – Арарат сдвинул папаху на затылок. – Англичанки нам всегда гадили, порода у них такая.

– Еще и футбол, – кивнул Мартин.

– Да, футбол есть орудие Диавола и искус для слабых анусами, – согласился Арарат. – Через то и зараза всякая по белу свету бродит.

– Но при чем тут футбол? – не понял Ильмир.

– Ты слушай аксакала, – одернул Аслан, – он все верно говорит. Я еще в Крымскую[5] с англичанами бился, чтобы на святую Русь футбол не допустить.

– Ничего себе! Но как же тогда он тут оказался?

– Это царь ваш, губошлеп, протащил, за что и поплатился.

– Революция же не просто так произошла, – воздев палец вверх, подтвердил Арарат. – Это бала здоровая реакция общества на противоестественную реакцию царизма. Империалистическая война тоже не просто так началась, а из-за олимпиады.

– Ну а потом как? – глаза Ильмира горели огнем неофита, впервые прикоснувшегося к тайному знанию.

– Потом Гитлер, подлюка, подбросил. У них там, в Рейхе, гомиков не любили, так он всех гомиков перед войной отправил сюда, вроде как обучаться. Они тут футбол и устроили, поэтому в первые дни войны Рабоче-Крестьянская Красная Армия и дрогнула. Но потом Сталин от футболистов страну почистил и погнали мы германца до самого моря.

– А я шпиона поймал, – сбоку показался Кермит, подталкивающий заостренной палкой девушку восточной внешности.

– Ты откуда ее откопал, Кермит? – удивился Арарат. – Русалка, поди?

– Следила за вами и вот, – раскрыл лапу, – на телефон снимала.

– Позвольте полюбопытствовать, – Чернокнижник ловко подхватил айфон. – Однако… – протянул Криспиану.

– Шпионаж налицо, – вынес вердикт тот. – Вы зачем это сняли, девушка?

– Бекмамбетову хотела продать, – потупилась Бибигуль.

– Нехило, – присвистнул Крисп. – А почему не Спилбергу?

– На Спилберга у меня выхода нет, а тетю Бекмамбетова знает Сорокина – тетя моего двоюродного дяди по отцу.

– Что за Сорокина? – на всякий случай уточнил Чернокнижник.

– Дарья Сорокина, автор романов «Грибные трагедии» и «Топчи мои кости».

– Теперь понятно, – кивнул Мартин, – почему фамилия показалась мне знакомой.

– И что теперь с вами делать? – прервал светскую беседу Криспиан. – Вас, кстати, как звать, величать?

– Мари Бибигуль, – по танцевальному шаркнула ножкой монголка.

– Присаживайтесь и выпейте с нами, Мари, – пригласил Чернокнижник, получив кивок от Криспа.



[1] РГН (ручная граната наступательная) – противопехотная осколочная ударно-дистанционная. Предназначена для поражения живой силы в бою. Радиус поражения осколками гранаты – 15 м, радиус возможного поражения – 35 м. https://ru.wikipedia.org/wiki/РГН_(граната)

[2] После моей смерти земля смешается с огнём (лат.)

[3] Саке́ (яп. Сакэ) – один из традиционных японских алкогольных напитков, получаемый путём сбраживания сусла на основе риса и пропаренного рисового солода. В Японии называется словом нихонсю, в обиходе словами сакэ или о-сакэ обозначается любой вид алкогольных напитков, в таком виде и вошло в другие языки. https://ru.wikipedia.org/wiki/Саке

[4] Фе́нии (англ. Fenians, от др.‑ирл. fían – легендарная военная дружина древних ирландцев) – ирландские мелкобуржуазные революционеры-республиканцы второй половины XIX – начала XX веков, члены тайных организаций «Ирландского республиканского братства» (ИРБ), основанного в 1858 году (с центрами в США и Ирландии). Сам термин был впервые использован Джоном О’Махони применительно к американской ветви Ирландского республиканского братства. https://ru.wikipedia.org/wiki/Фении

[5] Кры́мская война́ 1853–1856 годо́в, или Восто́чная война́, – война между Российской империей, с одной стороны, и коалицией в составе Британской, Французской, Османской империй и Сардинского королевства, с другой. Боевые действия разворачивались на Кавказe, в Дунайских княжествах, на Балтийском, Чёрном, Азовском, Белом и Баренцевом морях, а также на Камчатке и Курилах. Наибольшего напряжения они достигли в Крыму. https://ru.wikipedia.org/wiki/Крымская_война

+3
475
20:06
+2
Да-а-а. Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону… И только Людвига пошла своею дорогой, вооружившись счастливым «левым» сапогом. А персонажей осталось еще достаточно и им еще предстоит найти, и обезвредить кукловода Урфина Битл Джюса. Правда жаль Фабби, но может Фаю повезет с красоткой Бибигуль. Как знать, куда занесут не Эвклидовы искривления творческой мысли автора. Пока мы видим всю логическую гибкость наших соотечественников, можем драться чем угодно, с кем угодно, где угодно, когда угодно, привлекая в союзники оппонентов, губя родные березки и дубы-колдуны, щедро раздавая добычу, довольствуясь выпивкой у костра. Как жертвы эксперимента, в «отдельно взятой стране», не допустим дурдома, «театра одного актера», в мировом масштабе, пресекая распространение футбольной мафии.
Вот, какое-то такое, подтверждение моего выбора, на выборах.
20:11
+2
blush польщен
Сегодня Вы первый с комментарием bravo
20:58
+2
Старался, торопился.
21:14
+1
такая занятая персона и торопится blush blush blush
Да ни чем, особым, не занятая. Интернет тупит, все о-о-о-чень долго грузится.
21:20
+1
мне кажется, это происки врагов quiet
20:34
+2
Чую, теперь Хомский затаился. Очень коварнейший…
Итак, самая эпическая серия: «И треснул мир напополам». Явление Михалыча аки джина довольно пикантно и смело. Под вопросом мотивы Фая.
Не, ну, отличненько же smile И отсылки классные своей непредсказуемостью))
20:43
+1
blush польщен
но отсутствие Хомского тревожит…
21:20
+1
А как вызывать Хомского?..
21:22
+2
постучать по дереву?
22:00
+2
Ах. Ах. Ах. Как вы необоснованны. Мои помыслы прозрачны, как слеза ребенка. Мой разум чист, как капля спирта. А действия логичны, как слезы после глотка неразведенного.
22:03
+1
Вы плачете?
22:42
+2
Ну, иногда. Если не запивать.
06:03
+1
а если не закусывать?..
09:10
+2
Сработало!.. dance
18:13
+1
следит за нами quiet
20:07
+1
Подглядывает… подсматривает… почитывает…
20:09
+1
подкидывает идеи…
23:35
+1
Кубический муз quiet
06:16
+1
БиКубический…
Кубик Хомского
21:42
+2
Мои милые соратники. Оставьте в покое ваши головы, костыли и носы. Меня не надо звать, я сам приду.
«Я приду и тебя обойму.
Если я не погибну в бою.
В тот тяжелый час,
За рабочий класс,
За всю страну.»
Ну что тут у вас? Наливайте!
21:42
+1
drink за Хомского!
22:41
+3
В дурацкой бойне, по дурацкому поводу, дурацки канули в очищающий огонь дура случайные персонажи. «Так кого там убили, Лаврентий Палыч? Кого, кого. Кого надо, того и убили.» Самое время перевести через майдан дух, прах и пух. Посидеть у огонька, попить-попеть-потанцевать.
«Да, Мари всегда мила,
Всех она с ума свела...»
Ох уж эти свободные и гибкие женщины востока.
Вот, а после размышлений, задавать вопросы о наболевшем. Куда свинтил Александр? Где находится нофелет правый сапог? Тут еще лингвистка ( структуральнейшая ?) ушла в лес, день-то не субботний был, случаем?
Лео, как всегда, молодец в своих неожиданных оценках. Вот только Фая не раскусила (заметьте, его даже Михалыч не стал теребонькать). Фай Метов, он-же Файл Ментов, мелкий сотрудник службы сохранности и передачи информации ФСБ-Почта России. Этакая ходячая флешка. В случае опасности для информации, программно обязан, подсоединиться к любому источнику. С Фабби просто не успел. Угадайте, кого прислали взамен?
Жаль Фирса, по ошибке пал, на вишню надо было лезть. Хотя убеждениям остался верен.
Ага! Еще осталось послание:
Мари Би-Би (2+2)Гуль = СОРОКина=тетя моего двоюродного(2) дяди по отцу(1+1=2).
Скоро все выяснится или запутается. Но! Мы не привыкли отступать!
Итог: Глава изрядно довелась мне. (+).
06:01
+1
wonder фига се, прямо киберпанк
вот и последний из моих трех читателей высказался
обдумываю
одна точная догадка у вас есть quiet
13:21
+2
Категорически и приветствую! bravo

Шифры Костромина-Хомского… quiet
У Фая Файловича проблемы с подключением? wonder
18:13
+1
ничего, подключат… crazy
20:27
+1
А как же Фабби?!
drink не чокаясь sorry
20:39
+1
Вот не буду плюсить.
20:43
+2
Уболтали. Но тот — не буду.
20:48
+2
проблемы с подключением? — просто не был востребован, пока.
20:58
+1
вы меня пугаете…
21:12
+2
У Фая Файловича проблемы с подключением? — вот полная цитата, ответ на которую вас напугал. Держитесь дружище — нам еще мир спасать.
А потом всех подключим.
21:27
+2
Фабби бы на всех хватило.
21:28
+1
мне кажется, Вы преувеличиваете ее сексуальность
21:29
+1
думаете, спасем?
21:34
+2
Больше было слухов и бравады… quiet
21:43
+2
можно будет приквелл сделать «Секс в небольшом городе» про эротические похождения Фабби в той школе…
21:50
+2
Организуем фан-клуб «700 граней», будем принимать романы по отдельным персонажам и различные версии предыстории, после истории, альтернативной истории.
Стоит задуматься над мемуарами «Как я читал 700 граней».
21:50
+2
Дело Фабби будет жить и процветать.
21:54
+2
bravo bravo точно! а я напишу «Как я писал „700 граней“»
21:54
+2
Думаю, Фабби оценит
22:03
+1
Влад Костромин не путает времена глаголов… quiet
22:06
+2
Думаю путает персонажей и прототипов, ну или она смотрит на нас снизу.
22:10
+1
Не-не, неужели всё так и закончится на том, что Фай, чуть что, кинулся к ширинке начальства? Наверное, я неисправимый романтик(((
Фабби-2? Слушайте, да наверняка это робот из офиса под неё закосил. А она жива-целёхонька.
Но -автор решает. В принципе, уже имеющийся сюжетный ход хорош. Эффектен. Непредсказуем. Решителен.
22:15
+2
Точно, и главное, кружку сперли предварительно, для проверки.
06:09
+1
а вдруг, когда Маргарита уходит за покупками, Фабби сидит с Мастером у камина и читает листы сгоревшей рукописи Костромина?
06:15
+1
после «думаю» зпт нужна devil
06:15
+1
кружка как ключевой момент?
06:15
+1
Влад Костромин вообще не знает, что такое глагол crazy
01:54
+1
Фабби больше похожа на Геллу. А рукопись кто только не читал wink
09:19
+1
смотря какую
23:22
+1
Фабби, читающая, допустим, Маркса первые листы?
Или...-?
07:47
+1
причем, самому Марксу?
16:11
И Маркс, возмущаясь: " Я такого не писал! Это всё подлости редакторов!".
Или же записывает под её диктовку? wonder
дедушка Мордехай ворочается в гробу…
18:48
+1
заметьте, погибшую Фабби никому не жалко sorry
20:07
+2
Автор ищет оправдания своему решению?
А мышь? Безвинная?
20:09
+1
не ищет, просто констатирует факт
20:29
+2
Это всё сексуальная объективизация. Не воспринимали Фабби как личность. sorry
20:34
+2
wonder кто? я? да она мне как дочь была!
20:37
+1
Суровая любовь к ребёнку, однако. И какой тут воспитательный момент, в таком повороте сюжета, для неё? Объясните, а мы послушаем.
20:40
+1
«Родителей не выбирают»
наказание блудницы?
20:41
+2
А кто воспитал такую?
И Фая жалко тоже в связи с этим. «А счастье было так близко».
20:42
+1
sorry думаете, мне не жалко?
20:43
+1
Ладно, извините. Погорячилась. Вспылила. Надышалась парами Хомского и пошла вразнос.
20:59
+2
пара Хомских… две пары Хомских… три…
21:09
+2
21:26
+2
dance три пары Хомских дышат парами перегара
21:26
+2
Бибибихомский?
21:27
+2
ТриБиХомский crazy
21:30
+1
21:52
+2
Трилобитовый.
21:53
+2
КубиХ. ХХХ. 3Х=ХЗ
21:55
+2
формула Хомского
20:46
+2
Позволю вставить немного, в клуб любителей Фабби.
Первое — ее все любили.
Второе — Фабби уже не та что в начале гонки, она начала сдавать позиции более молодым и дерзким персонажам, и в конце-концов все закончилось бы некрасивой фиаской. А так, на миру и смерть красна и полезна.
Третье — Преемственность соблюдена. Би-би, хорошая замена, в ней всего понемногу. Опять же — смычка Европа/Азия (Мари Бибигуль) — веяние времени и даже суровая необходимость.
21:06
+2
ставите на Бибигуль?
21:09
+2
Вполне возможно, азиатки живучи, терпеливы, умны, ну прям как русские.
21:25
+1
а как Вам ирландки?
21:29
+3
Фабби была одна за всех.
была… sad
22:27
+2
Ого, у меня нет слов. Это так чудесно — управлять столькими персами и так закручивать сюжет. Определенно, звезда! Теряю дар речи от восхищения…
06:28
+1
blush да ладно Вам, ничего особенного
22:20
+1
Эмиру Сан, сумимасен! А где плюсик? wonder
22:23
+1
ему не до плюсика. он с феей…
22:42
+2
Вот, кстати, да. Завтра, надеюсь, будет очередная серия. А то читать нечего.
22:43
+1
серия будет
скорее ближе к вечеру — надо на кладбищах убраться
22:45
+2
У вас уже можно пробраться? Распутица, грязь, топь и проч.
09:18
+1
у нас еще снег лежит… на кладбищах…
01:50
+1
А кому-то — щенков. Не борзых, но ведь плюсим же…
09:19
+1
да, не породистый, но вдруг родоначальник новой породы?
22:26
+1
Никаких оправданий! Мы не куксимся, а ценим.
22:31
+1
буратинофобская сторожевая?
23:14
+1
laugh Вот Вы к чему. Ниточка к ниточке… ok
07:46
+1
ниточка к ниточке — Костромину рубашка blush или хотя бы носовой платок sorry
02:55
+2
Плюсик добавлен, 33 серию жду как ждут любимую серию анимешники )))
09:19
+1
а как они ее ждут?
22:25
+1
drink Дозо аригато годзаймашта!))
Правильный подход!
22:30
+1
drink накатим!
23:14
+1
Накат засчитан!
Загрузка...
Виктория Миш №1