Он

Автор:
andrey.milyutin
Он
Аннотация:
Город погряз во грехах, всё глубже и глубже погружаясь в пучину страстей...
Главный герой - Маг, Волшебник и Чародей, единственный из всех ведёт нескончаемую борьбу за неокрепшие детские души. Всем своим сердцем и душой, он верит и знает, за ним пойдут другие, и яркий божественный свет ангельского присутствия, воссияет над городом!
Текст:

Он молча шагает по серому молчаливому городу. Узкие кривые проулки, по бокам горы застывших помоев и отбросов. Зловонием пропитан каждый квадратный метр улиц, каждая постройка. Легкий морозец, уже вторую неделю сковавший грязь, не может уменьшить этих ароматов. Начинается первый в этом сезоне снегопад. Снежная колючая крупа порывами ветра срывается, с неприветливых и тёмных туч и устилает стылую землю.

Высокий, за два метра ростом, худой и сгорбленный. Его банальный вид полностью соответствовал затрапезному пейзажу. Несуразно большая квадратная голова, с надвинутой по самые глаза, шляпой с широкими полями. Длинные седые волосы, заплетённые в жиденькую косу. Она светлым ручейком сбегала по спине, до самого пояса, поверх потёртого черного плаща без застёжек. Широкие плечи. Ветер развевал белую бороду, постоянно путающуюся в сухих и костлявых руках. На лице присутствовала печать усталости и безысходности. Одной рукой он придерживал полы, в тщетной надежде сохранить тепло тела. Левая же рука сжимала холщовую сумку, переброшенную через плечо, такую же старую, такую же вытертую. Гулкие шаги, звучали колоколом, свидетельствуя о наличии деревянных башмаков. Вся его сущность и естество говорило о том, что он чертовски замерз. Широкие, неторопливые шаги выдавали чудовищную усталость, червем вгрызающимся в его кости. Он устал от окружения, от людей, от сего неприветливого мира. Синие плотно сжатые губы, греческий нос, узловатые пальцы. Его трясло. И только взгляд, больших черных уверенных в своих силах глаз, говорил о обратном.

Здесь, ближе к городской стене, встречные прохожие, завидев, заслыша его, за несколько метров, отходили в сторону. Обходили, сворачивали в подворотню, лишь бы не встречаться. В их понимании, он являлся безумцем, живущем в своем выдуманном мире и с каждым шагом всё более погружаясь в болото иллюзий. Он же, при всей своей несуразности, стремился и шёл к единственной понятной и близкой ему цели.

За ближайшим поворотом, он вышел на одну из центральных улиц. Поток людей несся вперёд и прочь. В этой сутолоке им было наплевать на несуразности. Двигаясь в противоположном направлении, он шёл навстречу человеческому потоку, задевая прохожих. Здесь люди наоборот, не замечая, сталкивались с ним. Одна особо рьяная бабка налетела и осыпала потоком брани, но взглянув, в глубоко посаженные сталистые глаза взвизгнула и шарахнулась прочь.

Случайная встреча послужила спусковым механизмом. Его заметили. Человеческая река принялась обтекать несуразный омут в его лице. Он же, как ни в чём не бывало, продолжал свой неторопливый путь по мостовой. Двигаясь к известной ему цели.

Он направлялся на Базарное ристалище. Вот уже больше года, он приходил на рынок, занимал нужное место. И священнодействовал, помогая заблудшим душам.

Площадь, как и большинство её сестёр в других городах, представляла собой обширную площадку вымощенную известняком. С течением времени камень потемнел и местами рассыпался. Торговые ряды располагались под крепостной стеной замка, возле рва. Ближе к нему находились палатки и лавки зажиточных купцов. А чем дальше от зубцов и застывшего рва, тем более бедной выглядела обстановка.

Его не интересовали ни богатые лавки, ни тем более мостовая. Он подошел к самому дальнему краю. Туда, где находилась «барахолка». Самые различные торговцы, от толстых старух до белобрысых мальцов, предлагали свой нехитрый товар.

На земле лежали различные железки, ржавые и не очень, старые потрёпанные книжки, посуда, инструменты, одежда и подобные излишества человеческого бытия.

Подошёл, оглядел сотоварищей и пристроился в середине. Здесь имелось оплаченное место. Платил он всегда загодя, раз в месяц. У хозяина нареканий это не вызывало.

«Плати, а там хоть танцуй или на голове ходи, мне без разницы!» - говаривал он.

Тем паче, становился очень любезен, опуская в ненасытную утробу своего кошеля очередную медную монету.

Жестом фокусника, он вытянул из-за пазухи тряпицу похожую на платок. Аккуратно расстелил. В центр опустил сумку и приготовился ждать. Он мог ждать долго, час, два и три. Мог простоять весь день, и никто к нему не подходил. Так бывало раньше, в прошедшие дни. Это знание пришло с опытом.

Однако последнее время благодаря потраченным усилиям, он смог расшевелить этот медвежий угол. Теперь редко выпадали пропащие дни.

Стоял, надеясь, что в будущем, дела пойдут гораздо веселее.

Сейчас же, спустя пару часов, на леденящем ветре, в его душе, черной волной поднималось отчаяние. Часы на городской ратуше пробили полдень. Однако, он продолжал верить и ждать.

Люди проходили и подходили, толклись, рядом бросая недоуменные взгляды на странного чудака. Он ничем не выдавал своего отчаяния и нетерпения, не говорил, не расхваливал свой товар. Да и просто-напросто непонятно было, что он вообще здесь делал, чем торговал, зачем занимал место в ряду. В конце концов, зачем вообще платил. А он стоял и ждал своего часа, своей минуты, ждал свою Богиню Удачи. Просто ждал своего человека. И дождался.

Маленькая девочка, для которой, каждый день неведомая страница нового мира. Подошла к нему и уставилась своими крыжовенными любопытными глазёнками. Он вздрогнул, и в его сердце обдало волной радости. Это была она. Его первый посетитель, его посетительница, первая ласточка на сегодня.

- Дядя, а ты чё? Чё делашь? – задала она, самый первый важный вопрос.

Мать ребёнка, неопрятная толстуха в заношенной кацавейке, отвлеклась и яростно торговалась с его соседкой по рынку, за какую-то кухонную приспособу, невесть, зачем ей понадобившееся. Но для него существовала только она. Они были созданы друг для друга и понимали всё с полуслова.

- Да, вот стою, людям помогаю! Даже таким как ты, могу помочь, – ответил он, улыбнувшись.

Его неприветливое лицо, озарённое вспышкой радости, вмиг преобразилась. Фигура округлилась и стала милее. Он стал походить на доброго волшебника. Да он и был Добрым Волшебником, Магом, неся в этот призрачный и темный от невежества мир, ясный Свет Божественного Присутствия.

Девчонка улыбнулась в ответ:

- А как помогашь? – вновь спросила она. Ойкнула и поправилась. – Помогаешь? Мне поможешь?

- Помогу! – ответил он.

Внимательно оглядел юную клиентку с головы до пят. Стоптанные башмаки, старая заношенная лопотина, явно с чужого плеча, серый от грязи платок, с выбившейся светлой прядкой. Удивительно большие и чистые зелёные глаза на миловидном личике. Вскользь, бросив взгляд на мать, и перевёл глаза на нежное растение. Проследив за его взглядом, она сразу посерьёзнела.

- Правда, поможешь? – переспросила девчонка.

- Правда, правда! Ан, момент! – с этими словами, он театральным жестом запустил свою жилистую руку, в сумку, лежащую у ног. Засунул по самый локоть и выудил с самого дна нечто удивительное.

Удивительным оказалась небольшая куколка, сделанная с такой достоверностью, словно маленький человечек. Длинные бархатистые и почему-то голубые волосы, правильные черты лица, изумительной красоты голубое платье. На миниатюрных ножках были одеты симпатичные туфельки цвета морской пены. С любовью глянув на изделие, протянул его ребенку. Глазёнки малышки, мгновенно вспыхнули и озарились надеждой. Верой в чудо.

И тут же, мгновенно, произошла перемена, словно от заболевшего зуба. Состроив на лице страдальческую гримасу, она в секунду превратилась в несчастную крохотную старушку. Даже глаза, омуты человеческой души и те погасли. Посмотрела в сторону матери, поежилась. И спрятав руки за спину, произнесла дрогнувшим от отчаяния и волнения голосом:

- У меня денешков нету. А мама не даст. И папки нет. – Закончила она свой вердикт.

Всхлипнула. Слезы были готовы вот, вот сорваться с длинных ресниц и брызнуть на белый снег. Он внимательно посмотрел на Ангела стоящего перед ним, потом на куклу. Поправил волоски, платьице.

- Ну, что ты милая, - мягким голосом произнес он,- разве чудо может стоить каких-нибудь денежков? Разве обязательно платить за сказку?

И вновь протянул игрушку ребенку.

- Платить за сказку? – эхом переспросила она. И всё же не верила, всматривалась в обветренное лицо немолодого человека, ища подвох.

Мать, выторговав необходимое, вновь зацепилась взглядом за какую-то безделушку, и торг возобновился с новой силой.

Зазимник являлся полноправным хозяином окружающего мира. Низкие тучи все так же плыли над людским морем, являясь отражением их сущности. Однако, словно согласно некому небесному договору, северный ветер неожиданно стих и переменился на южный. Резко потеплело. Крупа внезапно сменилась белыми пушистыми хлопьями.

А в этом жестоком мире существовало только два человека. Созданных друг для друга. Каждый из них понимал эту связь, незримыми узами стягивающих родственные души. Старый Маг и Волшебник, являясь проводником для юного Ангела, всем своим сердцем жаждал передать ей хотя бы малую толику своей силы, уверенности и веры в сказку. Ангел же, в свои несколько лет жизни в этом странном и страшном мире, испытавший казалось все беды и несчастья малого ребёнка, нежданно для себя самого – поверил. Она поверила в сказку. Она вновь поверила в чудо.

- Это девочка с голубыми волосами! У неё есть имя! Её зовут Мальвина! – Продолжал он, держа фарфоровую куклу на вытянутой руке, ближе к чудесному Ангелу.

Девчушка, поверив безудержно и чисто, как это умеют делать только малые дети. Ангелы, спустившиеся на землю совсем недавно и ещё не расплескавшие священные сосуды. Поверила. Протянула ручку и взяла подарок. Он одобряюще улыбнулся. В порыве благодарности, она поднялась на цыпочки и протянула к нему свои нежные стебли. Согнувшись всем своим нескладным телом, маг прильнул к детскому личику. Звонко чмокнув волосатую и холодную щеку, девочка звонко рассмеялась.

- Мальвина! – проговорила малышка. – Спасибо, дедушка!

Волшебник улыбнулся в бороду. Взгляд добрых и чуть лукавых глаз казалось, свечой проникал в самые тайные и отдалённые закоулки детской души. Души Ангела, выжигая и изгоняя страх и ужас прожитых лет.

Пускай, ребёнку от роду было всего несколько лет. Это неважно. Важно и ценно другое. За свою короткую жизнь, юное создание перестало верить в чудо. Она, все свои чудеса, всю свою веру, просто заперла в темный чулан и повесила на двери огромный амбарный замок. Теперь огнём свечи, выжигая тенёта, разрушая замки и открывая двери, радостным напором безудержного счастья хлынуло непередаваемое ощущение чуда.

Мать ребёнка, будто очнувшись от долгого сна, недоуменно огляделась по сторонам. Взяла дочь за руку и вдруг поразилась перемене произошедшей с ребёнком. Что-то, напевая и размахивая свободной рукой, девочка переменилась. В ней зажегся некий яркий огонёк. Казалось, ещё утром, рядом с ней находился маленький серенький мышонок, ограниченный всем и вся.

А за какое-то неуловимое мгновение ребенок столь разительно переменился, как словно все сокровища мира оказались у её ног. В какой-то миг, мать поймала себя на мысли, что очень хочет, быть похожей на свою дочь. В её удивительном и упоительном восприятии окружающего мира.

Подойдя к выходу с длинного ряда, девочка обернулась и помахала рукой в глубину. Женщина подозрительно оглядела торговцев, и её взгляд непроизвольно задержался на высокой сгорбленной фигуре в чёрном плаще, о чём-то увлеченно беседующих с маленьким мальчиком. Отец малыша стоял в стороне и третировал собрата старика скидкой на подержанную куртку.

«День прожит не зря! - возбуждённо думал Добрый Маг и Волшебник. - Сегодня еще несколько детей, мальчиков и девочек, поверили в сказку! Была даже одна совсем молодая особа, встретившая свою первую любовь. Как же она была прекрасна! И как к лицу ей оказалась чудесная белая хризантема. Как же прекрасен этот мир! А спустя год, что же будет спустя год?!» - и мысли по второму кругу взбудоражено неслись прочь.

Он шагал по городу.

Весь его затрапезный вид, казалось, наложил на чело печать усталости и безысходности. Однако в его облике начала проявляться новая черта. Тоска и печаль на его лице становилась всё менее и менее заметна. Его грубые черты, синюшный нос, всё также присутствовало и бросалось в глаза, но было одно «НО». Это всё это становилось всё менее и менее заметным.

Август 2017

Р.С.

Первый опыт. Одно из первых произведений, предложенное широкому читателю. Выложенное практически без изменений, единственное синтаксис немного подправил.

Для профи рассказ сыроват, очень много повторов, а в целом нравиться особенно встреча Волшебника и девочки...

засим, с ув.

+3
102
21:17
Чувствуется-чувствуется, что редакция текста только-только «из под пера») Я тоже сейчас все чаще обращаюсь к своим первым работам, с мыслями — перекроить, доработать, но все руки не доходят. А может, и не надо) Хороший рассказ, мне очень понравился. Ярко описан город, и сам персонаж, и народ вокруг. Явственно все представляется. Палец вверх)
21:26
+1
от души, мой друг!
Загрузка...
Дарья Сорокина №1