700 граней (33 серия) – Это возвращение джедаев

Автор:
Влад Костромин
700 граней (33 серия) – Это возвращение джедаев
Текст:

– Где тут у вас туалет? – тихо спросил Пепу Фай.

– Туалет? – удивился Вася. – Да тут везде туалет. Хочешь, вон на кладбище иди – там лопухи хорошие, нежные.

– Там же люди похоронены! – вытаращил глаза Метов. – Нехорошо же, кощунственно.

– Там прах, – резонно ответил Пепа, – а праху все равно. Душа же, – воздев палец вверх, показал на гнезда, служившие поставщиками яиц, – воспарила. Ergo[1], к душе говно не липнет. Понял?

– Ну, не знаю как-то… Я так не могу…

– Тогда чеши вон к той хате. Зайдешь на огород, там нужник. У них даже книжка есть, вытираться. Полный сервис, как в городе.

Метов смущенно постучал в калитку. Не дождавшись ответа, зашел во двор. Подойдя к низкому крыльцу, постучал в дверь. Никого. Прошел мимо сараюшек и хлевков в огород. Вот и дощатый домик манит. Рванул к нему. От забора наперерез шагнула невысокая зеленая тень. Мощный удар в «солнышко» согнул Фая, подсечка опрокинула на землю, вышибив дух. Когда пришел в себя, увидел мастера Йоду, одетого в балахон цвета кофе и с луком Робина на плече.

– Фартук этот хочешь ты! – джедай потряс аляповатым передником в руках, будто старатель ситом.

– Чего?!

– Фартук этот хочешь ты!

– У меня белочка, – успокоился Фай.

– Какая белочка, бледнолицый? Ты сам как белочка.

– Делириум тременс – белая горячка…

– Совсем белый, – Йода присел и потрогал прохладной ладошкой лоб Метова, – совсем горячий.

– Где я?

– Ты в Кридово, парень. Лежать на земле не советую – почки застудишь и простатит с геморроем получишь, – рывком воздел Фая на непослушные ноги и прислонил боком к забору. – Что насчет фартука?

– Зачем он мне?

– Скво своей подаришь.

– Кому?

– Бабе своей белой.

– Нет у меня бабы…

– Из этих ты? – джедай брезгливо вытер ладонь о фартук. – Из олимпийских? Что знаются задно?

– Чего? – не понял парень.

– В гузно любятся которые.

– Нет, я нормальный, просто убили ее…

– Храни нас Сила, – постучал по дереву забора Йода. – Прими соболезнования и все такое.

– Мастер, я думаю, он уже готов, – послышался за спиной Фая милый девичий голосок.

Перед глазами Метова, словно то ли девушка, а то ли виденье, предстала девушка, одетая в обтягивающий кожаный комбинезон.

– Здравствуй, Фай.

– Здравствуйте…

– Меня зовут Женя. Прими мои соболезнования по поводу гибели Фабиоллы. Мне ее тоже будет не хватать.

– Вы ее знали?

– Конечно, знала. Она работала на меня…

– Что?!

– Она работала на меня. Когда-то мы вместе учились в полицейской школе. Она любила нарушать дисциплину, но при этом была одной из лучших курсанток. После выпуска ей предложили работать на Госнаркоконтроль под прикрытием и внедрили к твоим коллегам.

– Почему?

– Кто-то из ее руководства считал, что ваша контора причастна к наркотрафику в Европу.

– А на самом деле?

– На самом деле, нужно было в МИД внедрять, – вздохнула Женя, – но у вас ситуация еще интереснее. Не буду тянуть кота за яйца, – она стремительно схватила левой ладошкой яички Фая и начала нежно играть с ними. – Мне нужен новый информатор. Ты согласен стать им?

– Но… – Фай задохнулся от боли – ладошка смяла его причиндалы, словно гидравлические тиски.

– Лучше соглашайся, бледнолицый, – посоветовал джедай. – Женя моя лучшая ученица после Люка и Глюка.

– Но как я могу предать товарищей? – воспользовался минутным ослаблением Метов. – Мы же вместе воюем.

– Никто не говорит о предательстве, – теперь рука девушки дарила наслаждение, – так, иногда, будешь сообщать о разных пустяках и забавных случаях, всего-то.

– Это не одеяла с оспой раздавать, – закивал Йода. – Порицания активного никакого. Но предавать не так уж сложно, – пропел он, – легко и просто продавать. И врать не очень сложно, о том, что нужно, а что можно, всё в этом мире. Осторожно…

– И все?

– И все, ничего подлого или сверхъестественного… А я могу быть очень благодарной, лапушка, – промурлыкала Женя. – Согласен?..

– Хорошо, согласен.

– Тогда сходи, облегчись, милый, – отпустив яички, потрепала ладошкой Фая по щеке. – И помни, если что, мы тебя найдем.

– И на Татуине достанем, – подтвердил джедай. – «Смерти звезда» никакая не укроет. Как собака подохнешь, бледнолицый. Загоним с вертолета, как вы затравили последнего краснокожего в горах Вестфалии.

– Мастер, без расизма, – одернула Женя. – Это не толерантно.

– Достали эти толерасты! – Йода плевком прошиб деревянную дверь сортира. – Из-за них приходится фартуками торговать!

– Что делать? – подхватила его под зеленую руку девушка. – Надо как-то зарабатывать на спецоперации.

– Бонус! – Йода швырнул Фаю фартук и увлек Женю за сеновал.

Заскочив в деревянный домик, Фай уселся на чистенький фанерный стульчак и наконец-то расслабился. Теперь было время подумать. Фай поежился то ли из-за сквозняка, дувшего в проплеванную Йодой дверь, то ли из-за перспективы такого плевка. Куда не плюнь, будущее виделось безрадостным. С одной стороны Крисп и Блэквуд и собственная клятва отомстить за Фабби, с другой зеленый убийца и таинственная Женя. Надо было выбирать…

Блуждающий взгляд случайно упал на разрекламированную Васей книжку. Взяв, начал листать, дивясь пожелтевшей бумаге и старинному шрифту. Зацепился глазами за чернильную выцветшую надпись: «Верно, т. Маркс! В точку!» В памяти всполохами туч грозовых стали сгущаться подозрения. Листает, и снова помета: «т. Берия архиважный человек, а Ежов педераст и говно!», «Ресурсов у нас хватает. Незаменимых людей нет!», «Косыге уже можно и тряпки доверить…»

– Это пометки Сталина, – прошептал Метов, попутно ощутив, что запор его больше не мучает. – Не может быть! Получается, что это тот самый «Капитал» Маркса! – Фай воровато оглянулся, не решаясь воспользоваться драгоценным фолиантом.

Из угла на горожанина зловеще пялился подслеповатый паук, жалея, что зашел не низкорослик Бильбо Бэггинс. В голове Метова с щелчком сшиблись две молнии-мысли и перед глазами возник игровой автомат, изливающий из своего чрева тугую струю золотых жетонов.

– Сектор «Приз!» – кричал голос Якубовича в левое ухо.

В правое лилась мелодия трех выпавших клубничек.

Паук кашлянул и Фай пришел в себя.

– Скорее, башку с плеч снесут, – пробурчал он, отрывая пару листов, – чем бабки на этом подниму. Надо нести Криспу, он в таких вещах собаку съел.

Подхватил книгу, завернул в обрывки своей футболки и упорхнул, оставив паука мечтать об откормленных, сочных хоббитах. Александр, все время наблюдавший с погреба тихонько отстучал на телефоне смс-ку: «Хомскому: чебуреки поджарены. Зеленый хрен в излишних дозах опасен для организма. Повар»

– У них, дубоголовых, все не так просто, – снова отхлебнул Арарат. – Не как у людей. Главный ихний, Буратино Карлович Стоеросов, он же не просто верховный вождь, как у нас, а еще и верховный жрец культа. Сочетает так сказать, светскую и церковную ипостаси.

– У нас тоже к этому идет, – подал голос Мартин.

– Еще у него есть ключи, – сделал вид, что не услышал, Арарат.

– Какие? – спросил Ильмир. – Золотые?

– Есть золотой, есть разводной, – загибал пальца кридовчанин, – есть от сейфов, есть газовые: номер один, номер два и номер три – он их на поясе таскает, вроде ожерелья.

– Ожерелье на шее, – поправил Аслан.

– На шее он носит ожерелье из рыбьих хребтов.

– Это еще зачем? – удивился Антон.

– Считается, что в рыбьих хребтах прячутся могущественные духи, но толком не знаю. Стоеросы, они же не познаваемы разумом человеческим…

– И как победить Буратино? – албанец клонил разговор к практике.

– То по силам Дровосеку, но его давно никто не видел.

– Говорят, он с Терминатором повздорил, – задумчиво сказал Крисп. – Что-то в Сирии не поделили…

– Может быть и так, – кивнул Арарат, – в Сирии сейчас многие что-то не поделили. Возвращаемся к длинноносу. Надо взять ледоруб Меркадера[2] и вонзить в деревянную голову прямо через полосатый колпак.

– Обязательно через колпак? – почесал щеку Аслан.

– Он его все равно никогда не снимает, как презерватив.

– Какие еще у него приметы?

– Длинный острый нос, который он вечно сует куда ни попадя, ключи и рыбьи хребты, курточка из хэбэ. Встретите – узнаете. Но учтите. Мало кто пережил встречу с этим носом. Он прошибает большинство известных бронежилетов. При Стоеросе часто трется один генерал из эбенового дерева.

– И тут негры, – понимающе присвистнул Чернокнижник.

– Блэкбук, не забывай про политкорректность, – сделал замечание Арарат.

– Не хватало еще перед каждым трухлявым баобабом расшаркиваться!

– Твое дело, но когда вызовут в суд за оскорбление чувств дендро-меньшинств, то будет не до смеха. Они самого Бари Алибаса до сумы довели!

– Серьезные ребята, а с виду дубы дубами.

– Дубы у них вроде аристократии.

– Как у нас, – кивнул Мартин, – кто потупее, тот себя в аристократы, казаки да байкеры записал.

– Это верно, – Арарат промочил горло. – Короче, хлопцы, если надумали мстить, то езжайте к Чиполлино. Он луком на Дорогомиловском рынке торгует.

– Он нам зачем? – не понял Ильмир.

– Они с Буратино вроде приятелей. Сошлись на почве любви к театру юного зрителя. Потрясете старого репчатого мошенника – он скажет, где искать Стоероса.

– Я слышал, – осторожно сказал Крисп, – что Верховный пень где-то в этих местах еще со времен Кутузова обретается. Он тоже мог бы навести на Буратино. Арарат, неужели ты не знаешь, где?

– Не ведомо мне сие, – развел руками абориген.

– Я знаю, – сказал Вася Пепа, до этого молча пожиравший яйца, – могу указать, но туда на машине не доедешь.

– Ничего, ножками дойдем, – переглянувшись с Криспом, сказал Чернокнижник.

– Но идти надо утром, по росе.

– Не сахарные, не растаем.

– Переночевать можно в хате Акакия, – проявил гостеприимность Арарат, – все равно теперь пустая.

– Давайте разделимся, – предложил албанец. – Вы берете Пня, а мы на рынок – луковицу за вымя пощупаем. Ты со мной? – посмотрел на Антона.

– С тобой, – решился тот.

– Я тоже с вами, – Аслан задумчиво смотрел на друзей, – а то пропадете, как слепые котята.

– Можно и я с вами? – робко спросила Мари.

– Это опасно, – покачал головой албанец.

– Берите девушку, – посоветовал Арарат, – Чиполлино, как и все рыночные торговцы овощами, падок на женщин. Она сможет заманить луковку, а вы очистите от чешуи. Можете даже сделать «Гибсон», – рассмеялся своей шутке.

Все с недоумением переглянулись, только многое повидавший Аслан понял смысл шутки[3].

– Ты не убежишь, Бибигуль? – испытующе посмотрел на девушку Ильмир.

– Мне бежать некуда, – вздохнула экс-дворничиха, – или с вами торгаша ловить или обратно – анальным сексом с вонючими дворниками в вонючем мусоровозе заниматься.

– С нами лучше, – кивнул Антон, – от нас хоть не воняет.

– Сомнительное заявление, – сморщила носик монголка.

– Мы пойдем на «пастбище» Эсмеральда, – предложил Антон. – Там к дальнобойщикам можно подсесть. Доберемся до Москвы.

– Хорошо, – Мартин протянул визитку с адресом. – Вот тут нас ждите.

– Знакомый адресок, – мельком взглянул Ильмир. – у вас там случайно пингвин золотом не барыжит?

– Пингвин есть, но он мандаринами торгует. За золото не знаю. А что?

– Просто посоветовал один поляк…

– С поляками надо зуб держать востро, – влез Арарат. – Я это еще в двадцатом под Варшавой понял[4], – достав из-за пазухи, протянул Ильмиру наган. – Возьми, пригодится.

– Спасибо за предупреждение, – кивнул Ильмир. – И за пистолет спасибо. Мы пойдем?

– Сейчас, – аксакал выудил из-под бурки еще пистолет и протянул Антону. – Это тебе. Тульский, Коровина[5].

– Бог даст, свидимся, – попрощался Ильмир.

Троица мстителей и девушка ушли.

– Здравствуйте, – от домов подошла стройная девушка в облегающем платье.

За ее спиной стояли два миллениала[6], похожие то ли на метросексуалов, то ли на педиков.

– Мэлисса приехала! – голосом кота Матроскина завопила порядком наклюкавшаяся баба Фекла. – Это племяшка моя, Мэлка, – объяснила подпольщица, – и два козла каких-то с нею.

– Бабушка, это не козлы, а мои друзья! – строго сказала Мэлисса.

– Чего тебя нелегкая принесла? Вспомнила про старушку, думаешь, участок и домину тебе отпишу? – надулась Фекла.

– В гости приехала, – натянуто улыбнулась девушка. – Давно не видела…

– А этих Y-хромосомников зачем приволокла? Оргии тут устраивать?

– Позвольте, – возмутился один из приятелей, с козлиной бородкой, – у нас с хромосомами все в порядке!

– Стив, заткнись! – девушка врезала козлобородому локтем по ребрам. – Бабушка, за что ты их так? Нормальные ребята…

– В очко небось играют друг другу твои ребята, – сплюнула Фекла. – Ладно, если приперлись, то садитесь, жрите, падлы городские.

– Меня Стив зовут, – обиженно пробурчал козлобородый, – а это Виджей.

– Тьфу ты, – снова сплюнула Фекла, попав на модерновые кроссовки Виджея. – Жалко мамки ваши, когда беременные были, ко мне не пришли. Я бы им помогла.

– Как? – вежливо поинтересовался Виджей, оторвавшись взглядом от экрана смартфона.

– Спицей бы почистила дур, чтобы вас, хайповедов, не было…

– Не понимаю я нынешней моды, – поддернул трусы Вася, – весь этот унисекс. Разрядятся как петухи и вышагивают, сутулые дети смартфонов.

Возникла пауза. Деревенские неодобрительно смотрели на пришельцев, городские неуютно поеживались под этими взглядами. Криспиан меланхолично снаряжал обоймы патронами из картонной коробки.

– Ладно, в ногах правды нет, – мудро сказал Арарат, рассматривая муху, пойманную в стаканчике, – падайте и помяните с нами геройски павших воинов Добра. Стаканчики вон берите и пейте из фляги.

– Из фляги?.. – вскинулся было Стив, но осекся и покорно зачерпнул самогон.

На поле танки грохотали,

Солдаты шли в последний бой,

А молодого командира

Несли с пробитой головой, – запел Чернокнижник.

– Ты чего, Мартин? – вздрогнул Арарат.

– Тосол любил эту песню и просил спеть на похоронах.

– Тогда споем.

По танку вдарила болванка,

Прощай родимый экипаж,

Четыре трупа возле танка

Дополнят утренний пейзаж, – хором запели кридовцы.

– Главное, не всем сразу вылезать из леса, – учил Антон, – а то водила испугается.

– Может Мари как приманку поставим? – предложил албанец.

– Не покатит. Сейчас водилы пугливые, на такое только маньяк если клюнет. Сейчас осмотримся, потом решим.

Вышли на обочину.

– Привет, Хранитель, – сказала ожидающая клиента девушка, – а сказали, что тебя убили?..

– Привет, Машка. Живой я, как видишь.

– Может ты призрак? – усомнилась толстушка. – Кальмаров хочешь?

– Маш, тут такое дело… Нам с пацанами уехать надо… в Москву…

– Значит, кальмаров не хочешь? – напряженно повторила вопрос Машка.

– Какие кальмары? – отмахнулся Антон. – Не до того нам, – он шагнул ближе.

– Мертвяк!!! – завопила путана и резким движением выхватила спрятанную в рукаве финку, выточенную из напильника. – Не подходи!!! – подалась плечами вперед, как кобра. – Замочу, падло!!!

– Ты чего?! – Антон автоматически заслонил друга, тихо доставшего пистолет, и успокаивающе выставил перед собой ладони. – Это же я, Хранитель. Я же вас с Аленкой защищал…

– Хранитель кальмаров любил!!! – попятилась Машка, размахивая оружием. – А ты нет!!! Ты мертвый, в тебе гриб пророс!!! Ты хочешь и меня огрибатить!!!

– Хватит истерить девочка, – Аслан незаметно обошел проститутку и стоял у нее за спиной. – Отдай зубочистку и успокойся!

– А-а-а-а!!! – перекинув нож обратным хватом, махнула за спину и выставив растопыренные пальцы, кинулась на Антона.

– Тварь!!! – Антон рубанул ребром ладони в горло, сломав Машке гортань и раздробив трахею. Ноздрева упала на асфальт, схватившись за опухающее горло. Мужчина смотрел на торчащую из печени наборную рукоять из оргстекла. – Чего это, а?.. Аслан, ты как? Ты нормально? Ответь! – кинувшись вперед, подхватил пошатнувшегося горца.

– Не волнуйся, он же бессмертный, – сказал албанец. – Чего это она, под кайфом? – нагнулся над Ноздревой. – Уже нет…

– Хана ему, – мрачно сказал Антон. – Скопытился твой бессмертный.

Хлопнула тетива, стрела вошла в левое плечо Ильмира. Албанец от боли выронил револьвер.

– Твою мать! – выругался Антон, выхватывая клинок горца.

– Сдохните, твари! – из-за дерева чертиком выскочил Эсмеральд, успевший зарядить арбалет. – Без карабина уже не такой крутой, да, Хранитель?

– Давай один на один, как мужчины, – мрачно предложил Антон. – Они тут не при чем.

– Вы мою Машку угробили, уроды!!! Я вас самих раком поставлю!!! – арбалет в руках бывшего дальнобойщика метался с Антона на Ильмира. – Сами «машками» будете!!!

Щелчок выстрела, в переносице Эсмеральда появилась красная дырочка. Мужчины оглянулись. Мари держала наган албанца двумя руками.

– Хороший выстрел, – обернулся на труп сутенера Ильмир и вырвал стрелу из плеча, – хотя и несколько запоздавший.

– Вот так, – из кустов вышла еще одна «жрица любви», краснощекая.

Мари поймала ее на мушку.

– Не стреляй, – остановил монголку Антон, – это Алена – Ягодка. Ален, чего это они?

– Машка подумала, что ты зомби. Ей недавно дальнобой рассказал, что в трупаках грибница какая-то прорастает и они ходят, живых жрут. Ты же помнишь, какая она доверчивая была, – Ягодка тяжело вздохнула. – Олег давно зуб на тебя точил, – Алена закурила «Честер», – только боялся, пока у тебя ствол был. Ты прости… Друг твой был?

– Да, – Антон посмотрел на тело Аслана и поежился в подаренной куртке.

– Он же был бессмертный, его пули не брали, – прошептал Ильмир. – Он же как Ленин был, вечно живой…

– Пули может и не брали, – Ягодка щелчком отправила окурок в кювет, – а старый советский напильник, заточенный зеком, взял. Умели при Сталине вещи делать…

– Умели, – пораженно покачал головой Ильмир.

– Значит, правду Эсмеральд говорил, что эта финяга в крови Берии закалена. Кто бы мог подумать?.. Куда вы теперь?

– Нам до Москвы добраться надо…

– Возьмете меня с собой?

– Это опасно…

– Тут тоже, как видишь…

– Вы бы лучше перевязали меня, чем болтать, – подал голос албанец.

– Сейчас, – Алена достала из сумочки бинт и йод, начала накладывать повязку, – потерпи.

– Шанс поймать попутку при трех трупах под ногами стремится к нулю, – задумчиво сказала Мари, – надо убрать тела. Помоги, – толкнула «зависшего» Антона.

Вдвоем оттащили тела, засыпали пылью пятна крови.

– Нормально, – одобрила Бибигуль, – выглядим как две пары, возвращающиеся с пикника.

На труп Эсмеральда села большая зеленая муха.

– Как все в природе продумано, – указал на муху Антон. – не успел сдохнуть, а уже трупная муха.

– Это не трупная, а навозная. Эсмеральд при жизни был тем еще дерьмом. Надо перо с Машкиными пальчиками забрать, – Алена подошла к телу, чисто автоматически эротично присела, оттопыривая попку, ухватилась за рукоять, потянула.

Внезапный разряд энергии, устремившийся из раны, сжег проститутку. Пепел покрыл тело бесславно погибшего горца.

– Фига се! – Антон заслонился ладонью от вспышки. – Что это было?

– Сила бессмертных, – морщась от запаха паленого мяса, объяснил албанец, – я такое уже видел. Аслан голову отрубил одному черту из тех, кого называли «атлетами фром раша», и впитал энергию.

– Алена почему не впитала?

– Видать, была устроена как-то не так, не так как горцы. Нет внутреннего то ли стрежня, то ли конденсатора. Я в физике, если честно, вроде Убайса, не сильно волоку.

– Сгорела на работе, – усмехнулась монголка.

– Неудачно наша миссия началась, – почесал затылок Антон. – Еще до луковицы не добрались, а уже потери. Ты как? Рука в норме?

– Больно, но со стволом управлюсь.

– Может быть, вернемся за помощью?

– А кто нам поможет? Им самим бы кто помог с пнем справиться.

– Ладно, прорвемся. Бибигуль, отдай ствол Ильмиру и тормози машины.

– Что-то тут с машинами не густо, – обиженно ответила монголка, – а со стволом я ловчее управилась. Пускай тесак горца возьмет.

– Одна уже попробовала взять, – сплюнул албанец, – и где она теперь?

Прячущийся за деревьями Александр как пулемет строчил смс-ку: «Хомскому: Эсмеральд не вынес двоих. В конце не останется «только Один». Повар»



[1] Следовательно (лат.)

[2] Ха́йме Рамо́н Меркаде́р дель Ри́о (исп. Jaime Ramón Mercader del Río; кат. Jaume Ramon Mercader del Río), также известный как Рамо́н Ива́нович Ло́пес; (7 февраля 1913, Барселона, Испания – 18 октября 1978, Гавана, Куба) – испанский агент советских органов госбезопасности, известен как убийца Льва Троцкого, за что был удостоен звания Героя Советского Союза. https://ru.wikipedia.org/wiki/Меркадер,_Рамон

[3] Для сведения, например http://homecocktails.ru/recept-koktejlya-gibson-gibson-cocktail/

[4] Советско-польская война – вооружённый конфликт между Польшей и Советской Россией, Советской Белоруссией, Советской Украиной на территории распавшейся Российской империи – России, Белоруссии, Латвии, Литвы, Польши и Украины в 1919 – 1921 годах во время Гражданской войны в России. https://ru.wikipedia.org/wiki/Советско-польская_война

[5] ТК (Тульский, Коровина) – первый советский серийный самозарядный пистолет. https://ru.wikipedia.org/wiki/Пистолет_Коровина

[6] Миллениалы или Поколение Y (поколение «игрек»; другие названия: поколение Миллениума (millennials), поколение «некст», «сетевое» поколение, миллениты, эхо-бумеры) – поколение родившихся после 1981 года, встретивших новое тысячелетие в юном возрасте, характеризующееся прежде всего глубокой вовлечённостью в цифровые технологии. В момент появления термина Поколение Y противопоставлялось Поколению X, которое соответствует предыдущему демографическому поколению. https://ru.wikipedia.org/wiki/Поколение_Y

+1
324
00:22
+2
Вот как оно. Епический конфликт угас, разбившись на мелкие, стихийные очаги личной, межведомственной, ошибочной и прочей озабоченности. Наверное это должно сказать нам о продолжающейся чистке персонажей (как случайных так и выполнивших свою миссию). Или о неутоленной жажде автора, о его потакании главгерам. К концу серии начала прослеживаться нить правого сапога и связь преемственности структур власти (сортир/отец народов/кадры решают все/незаменимых нет). О-о-о-чень тонко обыграна ситуевина с бритами (не успел сдохнуть, а уже трупная муха.– Это не трупная, а навозная.) прямо скрипящий намек.
Исам-исыску — мессендж принял.
Ответ: Хомский-Александру/повару — «Чебуреки — Бибигуль, хрен в по**пу, Эсмеральда по ***ну. Если в конце не останется „только-один“, значит они оба должны застрелиться. Александру — проследить. Если -нет. Отравить, Повару — исполнить»
Хомский — Повару: " Все луковицы чтят семейственность. Установить наблюдение над старым Чиполлоне. Основной процесс — пассеровать, не пережаривать!"
Смеем надеяться, что детские стрелялки притихнут и начнутся игры взрослых дядек. Как-то: проявление дедукции, игры разума, дискурс-анализ и прочие.
(+).
07:50
+2
blush ничего не понял, но рад комменту — думаю, пора уже лучшие комменты в конце книги вставлять…
16:15
+1
Ого, интерактивный коммент! macho
Ждём остальные.
20:35
+1
интерактивный?
20:09
+2
crazy Ага. Такое возможно? Автор пипечных романов «Змеиный узел», «700 граней». Мастер выжиманий сюр-модернизма из НФ и обратно, а также после/после реализма. laugh
На счет комментов — воля ваша, т.к. они ваши навсегда. Но, думается, книгу перегружать не стоит. Используйте в качестве аннотации, когда будете рассылать книгу по изданиям и сайтам.
21:01
+1
что такое «пипичный» роман?
думаете, издательствам она нужна?
16:13
+2
Ви а принцесс ов ве юнивёрс… ©
«Горец » прелестнейше обыгран dance
20:10
+2
wonder А чой-то, наша Лео по нерусски говорит?
21:04
+1
готовится к выходу на мировую арену
19:32
+1
Ваша, значит, лицо не кривим и внимаем, внимаем!))
«Однако мы заговорились, дорогой Фагот, а публика начинает скучать. Покажи для начала что-нибудь простенькое».
19:35
+1
Дааа?!
Вот это поворот.
Никакого, пожалуйста, стриптиза на мировой арене.
19:57
+1
blush куда уж проще
19:58
+1
а кто сказал про стриптиз?
20:05
+1
Кажется, Криспиан, кажется, в 30й серии.
Или нет…
20:24
+1
crazy Криспиан известный шалун
21:30
+1
Всё, Фагот закончил.
21:40
+1
а Кавот и Камут?
21:45
+1
«Готово, сэр, да, сэр!» © «Остров сокровищ».
«Моя шея леденеет в предчувствии виселицы...» ©
21:55
+1
«Где новая серия, Билли? Нам нужна новая серия…» — поэтому?))
На самом деле, это апрель просто такой) Прохладный ещё.
начписы скоро вздернут меня на рее…
22:11
+1
Рея… Фаллический символ с женским названием.
А через три дня — красные переплёты и пироги в форме змеиного узла.

Не наговаривайте на себя))
22:17
+1
я думал, что фаллический символ это мачта…
23:24
+2
Я пожалуй подтяну с мужиками куплетик:
И фабиола не узнает
Какой у Фая был
Второй или первый том Маркса?

Нет, думаю эпические события еще не отгремели, только битва и ничего лишнего. Чувствую, вместе с мухами, назревают события, которые заставят поломать голову.
Кстати, Влад, вы не боитесь, что на вас скоро Таймс может ссылки делать, против Кридовцев? Опорочат ведь Арарата и Михалыча за погубленного горца. Надо делать приписочку, типа, все события в Британии вымышлены или выдуманы под действием белочки с Йодом в фартуке.
Как поняли, фарш получился сочный, пикантный, свежий. Знатные люля можно…
А госпожа Лео, изящно уклонилась витиеватыми комментами.
Давай, автор, пиши дальше!
Фраза дня: – Где тут у вас туалет? – тихо спросил Пепу Фай. — кто такой ПепуФай? Откуда взялся ПепуФай? Зачем ПепуФай?
06:03
+1
quiet Пепа и Фай это разные люди…
20:27
+2
Куда не плюнь, будущее виделось безрадостным. Куда ни плюнь
попутно ощутив, что запор его больше не мучает.
возник игровой автомат, изливающий из своего чрева тугую струю золотых жетонов.
– У них, дубоголовых, все не так просто, – снова отхлебнул Арарат. – Не как у людей. Попытался представить это и не смог
Много лишних местоимений. Атрибуция диалогов переполнена наречиями. И это я только маленький кусочек текста бегло посмотрел.

laugh

Слушайте, а это весело. Я начинаю понимать зачем вы этим занимаетесь. crazy
Слушайте, а это весело. Я начинаю понимать зачем вы этим занимаетесь.
чем именно?
20:46
+1
Вы атрибуцию, надеюсь, в общепринятом значении употребили или делать фейспалм?))) То есть как термин авторского права?
20:48
+1
для начала неплохо бы перевести старому коту, что Вы написали?
20:50
+1
А, я уже загуглила. То, что имел в виду Жека, это семантическая валентность, по которой лишь определяются свободные и несвободные словосочетания.
Вопрос закрыт, пойду я, пока срач не начался.
Маякните, как новую серию выложите))
20:54
+1
eyes еще больше не понял
я давненько вам серий не посылал quiet на чем мы завершили?
20:57
+1
На отсылке к Королю Артуру)) Ещё есть?!
Жду.

P. s. Это была шифровка для Холмского, он поймёт crazy
21:02
+1
Не это я имел ввиду. Латинское слово «Attributio» — приписывание. В графоманских кругах термин «атрибуция диалогов» используется уже достаточно давно, например в тот же русском переводе Стивена Кинга это выражение используется. Обозначает ту часть диалога из которой читателю становится ясно кому принадлежат те или иные слава. Например: «он сказал», «она сказала», «они сказали».
В исследовании текстов со спорным авторством в филологии и в юриспруденции, как вы сказали, термин «атрибуция» тоже используется в несколько ином значении.
21:02
+1
для Вас (как практически соавтора) завсегда есть ok
даже две quiet
21:06
+1
Имелось в виду в первом комментарии, что Вы увидели аллюзию на какое-то конкретное произведение НФ-2018 (20:46). Комментарием ниже (20:50) я пыталась как раз для себя понять, почему Вы выделили глагол с наречием, и предположила семантическую валентность.
Спасибо за информацию. Забавное название и интересный случай кальки))
21:08
+1
dance dance dance
«Собери их все...»))
21:09
+1
Всё хорошо)) Не бойтесь))
Я умею изъясняться простым языком, правда! Ссылку кинуть?
21:38
+1
кого и куда?
21:39
+1
ссылку на словарь?
21:41
+1
© «Покемоны»
21:43
Вы меня переоцениваете?
21:46
+1
скорее, недооцениваю blush
21:48
+1
Боевые мимимишные мутанты, созданные в стиле анимэ коллекционером бабочек. Что интересно, совсем не хентай… То есть вот совсем.
21:52
+1
blush
Слишком очевидно задала встречный вопрос, а Вы парировали комплиментом.
И кто кого тут недооценивает…
21:53
+1
я и хентая-то не знаю
21:54
+1
rose
бонус к комплименту
21:56
Шах и мат blush
22:01
+1
blush мата я стараюсь избегать
только когда с руководством общаюсь quiet то позволяю себе
20:52
+1
В том смысле, в котором Стивен Кинг использует этот термин в своей книге «Как писать книги. Мемуары о ремесле.»
20:54
+1
Я уже поняла, околонаучное «это-моё-видение».
Кинг для меня не авторитет. Извините, если задела)
Кстати, «700» начинались именно как пародии на ошибки. Да и продолжались, в общем-то.
Всё, не отвлекаю. Распекайте Влада, распекайте! У-ух! Потом гляну.
20:55
+1
bravo совершенно верно — как пародии на рассказы «НФ-2018»
21:09
+1
А я не говорил что он для меня авторитет. Уже где-то пятый месяц подряд пытаюсь осилить его «Оно» в оригинале и утверждаюсь в мысли, что книга состоит из воды на 2/3 как минимум, плюс местами очень странные метафоры ну и т.д. Но иногда Кинг бывает прекрасен. И то же его пособие для молодых графоманов весьма небезынтересное чтиво. Ну, может не Нора Галь, но много получше Никитина, например. Я к тому что, не считая его великим авторитетом, пытаюсь взять лучшее, что он может дать.
21:12
+1
Знаете, это счастье — встретить нонкомформиста, да ещё и адекватного. Не шучу. По поводу Кинга: лютая работоспособность вкупе с востребованным жанром. Вот секрет.
21:40
+1
21:47
+1
заметано
10:17
Раздраконили Вы меня)))
Это же он просто авторскую речь имел в виду!)))
кто? чью? wonder
20:54
+1
не читал
Слушайте, а это весело. Я начинаю понимать зачем вы этим занимаетесь.ok +
05:59
+1
чем именно? blush
10:23
Тем самым glass
именно тем? blush
Загрузка...
Виктория Миш №1