Откажись от него, умоляю! Глава 126 из романа "Одинокая звезда"

Автор:
kasatka
Откажись от него, умоляю! Глава 126 из романа "Одинокая звезда"
Аннотация:
Как Ольга познакомилась с Димой, а Маринка сказала Лене, что проклинает ее, но по-прежнему любит Диму.
Текст:

— Извини, Дима, — виновато сказала Лена, — что я не приглашаю тебя сейчас. Но у меня дома не прибрано — утром не успела. Приходи к нам сегодня в семь. Мама хотела с тобой познакомиться. Я ей все рассказала. Про нас и про Марину. Она нормально отнеслась. Мы с ней вчера испекли торт "рыжик" — очень вкусный. С медом и грецкими орехами. Придешь?

— А давай я сейчас к тебе пойду, — предложил он, продолжая держать ее за руку. — Помогу прибрать. Дома вся уборка на мне. А то до семи еще уйма времени — я просто умру с тоски.
— Нет, что ты! — Она представила себе неприбранную постель, гору грязной посуды на кухне, помыть которую у них вечером не хватило сил, и пыль в гостиной. — Нет, Димочка, не надо. У тебя разве назавтра нет уроков?
— Ох, ты! — Он вспомнил, что надо сдать чертеж, иначе чертежник не поставит ему пятерку. Раньше он на это черчение чихал бы. Но теперь, когда в полугодии светили только пятерки, не хотелось из-за такой ерунды все испортить. — Черчение, будь оно неладно! — с досадой сказал он. — Спасибо, что напомнила, а то пришлось бы ночью дочерчивать. Значит, в семь?
— Погоди, — остановила его Лена, — ты номер моей квартиры знаешь?
— Разберусь, — засмеялся он, — третий этаж направо. Мы же маму твою видели в окне — ты что, забыла? Мне твои окна даже приснились.
Наконец он ушел. И пока шел до дома, повторял вслух на все лады: "Леночка-Лена! Леночка-Еленочка!", наслаждаясь звуками ее имени.
Когда Ольга вечером вернулась с работы, ребята уже ждали ее. Ужин был разогрет, и стол в гостиной накрыт. Развернув целлофан, Дима протянул ей гвоздики.
— Это вам, Ольга Дмитриевна, — смущенно сказал он.
— Спасибо! — Ольга понюхала цветы. — Поставь их в воду — там на кухне есть вазон. Знакомиться не будем, мы ведь знаем друг друга.
За ужином она незаметно разглядывала того, к кому потянулось сердце ее дочери. Хорошее лицо! По-детски выпуклый лоб и большие, широко поставленные глаза шоколадного цвета. Ресницы затеняют белки, из-за чего глаза кажутся немного загадочными — трудно разглядеть их выражение. Приятный рот с немного полноватой нижней губой. Мощные плечи, спортивная фигура. Мягкие, очень светлые волосы. Красивый мальчик, ничего не скажешь. Бедный Гена!
Вот и выросла, Серго, наша девочка, — думала она с грустью. — Уже и любовь к ней пришла. Господи, сделай так, чтобы она была счастлива. Чтобы не разочаровалась в своем избраннике. И чтобы никакая беда не разлучила их, как разлучила меня с моим любимым.
И до внуков, Серго, нам осталось всего ничего. Интересно, на кого будут похожи их дети? У мальчика глаза карие, а у Леночки синие. Какими будут глаза их малышей? И когда, в каком поколении появится человечек с твоим, Серго, лицом? И появится ли?
— Вот что, милые мои, — сказала она, серьезно глядя на влюбленную пару, — Я очень за вас рада. Рада, что у вас все хорошо и прекрасно. Но не забывайте о тех, кому ваша радость принесла непоправимое горе. Я говорю прежде всего о Марине. Перед Геной, дочка, ты не так виновата. Ты ему ничего не обещала и не клялась в любви, насколько мне известно. А вот у Димы с Мариной было иначе. Ты отняла у нее любимого человека и тем самым, пусть невольно, причинила ей незаслуженную боль. Она была твоей лучшей подругой, поэтому ты не можешь оставаться равнодушной к ее страданиям.
— Но Лена ни в чем не виновата, — возразил молодой человек. — Это, скорее, моя вина.
— И твоя, безусловно, — согласилась Ольга. — И я думаю, что вам, конечно, порознь надо поговорить с ней, объясниться. Чтобы снять со своей души тяжесть. И может быть, самой Марине станет чуточку легче, если она будет знать, что вы думаете о ней, сочувствуете ей.
— Хорошо, мамочка, — задумчиво сказала Лена. — Я завтра же в школе подойду к ней и попытаюсь поговорить. Что бы она мне ни сказала, как бы ни упрекала, я не обижусь. Может быть, действительно, ей станет легче, если она будет знать, что я осталась ее подругой.
— Я тоже попробую, — вздохнул Дима. — Хотя вряд ли это что-нибудь даст. Я бы на ее месте и разговаривать не стал. Но попробую. Скажу, что я остался ей другом. Что, как на друга, она всегда может на меня рассчитывать. Да, Лена?
— Конечно, Дима. Было бы идеально, если бы мы остались с ней друзьями. Но мне что-то в это не верится. Хотя Марина человек великодушный, может, и простит нас. А вот как поведет себя Гена — не представляю. Он, как взведенный курок.
— Ну, Гена умный, он должен все понять. — Ольга сама не верила своим словам. Но так хотелось на это надеяться. — Я попытаюсь поговорить с ним и со Светланой. Но и вы не обостряйте. Не демонстрируйте перед ним свои отношения. Не стойте по часу под окнами. Можно расставаться и за воротами. Пожалейте парня.
— Еще чего! — возмутился Дима. — Может, нам вообще обходить ваш двор за версту? Мало ли кто в Лену влюблен, так что же нам прятаться из-за этого?
— Нет, Дима, не сердись, но ты не прав. — Лена строго взглянула на него, и Дима сразу притих. — Я перед Геной виновата не меньше, чем ты перед Мариной. Да, я не клялась ему в любви, но я давала ему надежду. До нашей с тобой встречи я ни разу не сказала ему, что не люблю его, ни разу. Я действительно надеялась, что когда-нибудь полюблю его. И потому просила его только подождать, не торопить меня. Я же не знала, что встречу тебя. Только теперь я поняла, что никогда не полюбила бы его. Я страшно виновата перед ним! Он всю жизнь любил меня, и я ему это позволяла.
— Может, ты еще перед ним извиняться будешь? — вскипел Дима. — Я не хочу, слышишь, не хочу, чтобы ты перед ним оправдывалась! И больше не сиди с ним рядом! Кстати, после каникул тебя ждет сюрприз. Пока не скажу, какой.
— Я уже пересела. Поругалась с ним. Он так о тебе гадко отзывался — невозможно слушать.
— Вот поэтому лучше, если сначала попробую поговорить с ним я. Мне кажется, он меня больше послушает. — Ольга встала. — Давайте все уберем, и идите к Лене в комнату. А то мне еще готовиться к завтрашней лекции, а я уже спать хочу — нет сил.
На следующий день Башкатовой на уроках опять не было. Лена встревожилась. Вдруг подруга с горя сотворила что-нибудь с собой? Нет, это стало бы уже известно. Наверно, просто не может никого видеть. Еще бы — сначала такое счастье, а потом такое горе. И она, Лена, тому виной.
— Схожу к ней домой, — сказала она Диме, встретившему ее после школы. — Может, не выгонит?
— Я подожду тебя во дворе.
— Нет, ты лучше не заходи во двор. А то она, не дай бог, увидит тебя в окно, тогда вообще не станет со мной разговаривать. Я тебе позвоню.
Когда подруга открыла дверь, у Лены сердце заныло от жалости. Глядя на ее лицо с распухшими от слез глазами, носом и даже губами, она только теперь поняла всю глубину Маринкиных страданий.
На чужой беде счастья не построишь, — вспомнила она поговорку. Но как же быть им с Димой?
— Мариночка, прости меня! — виновато попросила Лена, глядя на Маринку полными сочувствия глазами.
— Зачем ты пришла? — Маринка глядела на нее с ужасом. — Как ты могла? А может?
Слабый проблеск надежды мелькнул в ее глазах. Может, они уже не вместе? А вдруг Дима понял, что... что она — Марина — любит его больше всех? И решил к ней вернуться?
— Заходи, — посторонилась она. — Что ты хочешь сказать?
Из кухни выглянул отец и сразу скрылся. Они прошли в комнату. Маринка подошла к окну и поглядела во двор. Там никого не было. Только клен — свидетель их любви — одиноко возвышался посреди двора.
— Так что ты хочешь сказать? − Маринка обернулась, с надеждой глядя на Лену. — Ну, скажи, скажи, что между вами ничего нет! — казалось, молил ее взгляд.
— Прости нас, Марина! — И Лена опустила глаза, не в силах глядеть на ее умоляющее лицо.
— Так вы... вместе?
— Да, мы любим друг друга. Так получилось. Прости нас, если можешь.
— Леночка! — Маринка бросилась к ней и схватила за обе руки, больно сжав их. — Ну зачем он тебе? Ты же можешь... любого, любого! А для меня он — один на свете! Я до сих пор чувствую его губы на своих губах, мои руки ломит от желания его обнять! Я без него не могу, не могу, мне больно жить! Ты же была моей подругой — ты не можешь так поступить со мной! Отдай мне его! Откажись от него, умоляю!
Лена молчала.
— Леночка! — Маринка без сил опустилась на пол и закрыла лицо руками. И перед Леной вдруг всплыла давно забытая картина, виденная ею в далеком детстве: маленький мальчик лежит на песке, в отчаянии закрыв лицо ладошками. Из-за того, что ее — Лену — уводят от него. За что ей такая доля — причинять самым близким друзьям одно горе? Что она может сделать для них? Остаться навсегда с Геной? Отдать Диму Марине? Но ведь он не вещь. Согласится ли он... отдаться?
— Хорошо, — вдруг сказала она.
— Что хорошо? — подняла на нее глаза Маринка. — Ты отказываешься от него? Правда, отказываешься?
— Да. Скажу ему, что не могу быть с ним. Потому что ты не можешь без него жить. И он снова тебя полюбит.
Лицо Маринки потемнело. Она поднялась и опять подошла к окну, глядя в сумрачное небо. Потом обернулась.
— Я ненавижу тебя! — Теперь она смотрела на Лену сузившимися глазами, в которых полыхали молнии. — Ненавижу! Убирайся и не смей никогда больше  подходить ко мне! Ты для меня умерла. Я проклинаю тебя! И верю: Бог вас накажет. За его измену. И за то, что ты с ним, хотя тебе все про нас известно.
Он клялся, что любит меня. Обещал быть всегда со мной, всю жизнь! И знай: я его все равно люблю! А тебя ненавижу! Желаю тебе всего самого наихудшего! А теперь уходи! Это все.
Потрясенная Лена молча вышла во двор. На душе у нее было так тяжело, будто она похоронила близкого человека. Маринкины проклятия все еще звучали в ее ушах. Даже Диму ей сейчас не хотелось видеть. Только маме она могла рассказать о том, как ей плохо, только ей одной. Но мама была на работе и обещала вернуться поздно — у нее сегодня Совет.
Она поднялась к себе. Еще не открыв дверь, услышала, как разрывается телефон. Он звонил непрерывно, пока она раздевалась, снимала сапоги и шла к нему.
— Ну что? — прозвучал взволнованный голос Димы. — Что она тебе сказала?
— Дима, все очень плохо! Она молит Бога, чтобы он наказал нас. Но по-прежнему любит тебя. А меня проклинает.
И Лена горько заплакала.
— Я лечу к тебе!
Он положил трубку и через несколько минут уже звонил в ее дверь. Как будто и впрямь прилетел по воздуху. Ведь от его дома до ее несколько кварталов.
— Леночка, не плачь, — принялся он уговаривать ее, гладя по головке, как маленькую. — Ну что теперь поделаешь? Наверно, счастье величина постоянная − и по закону сохранения, когда оно к кому-то приходит, то от кого-то обязательно уходит. Не плачь, ты ни в чем не виновата! А ее проклятия это только слова, колебания воздуха со звуковой частотой. И пусть хоть весь мир обрушится на нас, мы все равно будем вместе! Как только окончим школу, сразу поженимся, ни дня не станем ждать. Двадцать пятого июня выпускной, а двадцать шестого подаем заявление. Пожалуйста, не думай ни о чем плохом, забудь ее слова. Не надо было тебе к ней ходить. Я как чувствовал!
Он сбегал на кухню и принес ей воды, накапав в нее валерьянки.
— А ты пойдешь к ней? — спросила она, немного успокоившись.
— Зачем? Чтобы нарваться на еще одну отповедь? Нет, не пойду. Не прощу ей, что она с тобой так обошлась! Ты ведь пришла к ней с добром.
— Димочка, ей очень больно! Наверно, когда человеку так больно, он становится жестоким. Теперь я понимаю, почему в мире так много жестокости. От боли. Наверно, всем злым и жестоким когда-то причинили ужасную боль — вот они и стали такими.
— Но ведь с теми, кто им ее причинил, тоже когда-то так же обошлись. Просто, цепная реакция.
— Но нам с тобой ее никто не причинял. А мы им причинили — Марине и Гене. Ни за что.
— Нет, Лена, так нельзя. Ты не права. Если бы мы не причинили ее им, было бы плохо нам. Ведь друг без друга мы никогда не были бы счастливы. Просто, я думаю, любовь... она не зависит от нас. Хочет — приходит, хочет — уходит. И ничего с этим поделать нельзя.
— Ты так говоришь, будто любовь — одушевленное существо.
— Я не знаю, существо это или вещество. Но то, что она не подчиняется нашим желаниям — это факт. Не думай больше об этом. Запомни: мы будем вместе, несмотря ни на что! Пусть хоть весь мир перевернется! Ты лучше скажи, что думаешь насчет Нового года? Где будем встречать? Всего два дня осталось.

0
117
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Book24