Пазл. Глава 1

Автор:
Jouster
Пазл. Глава 1
Аннотация:
Виктор ничем не отличается от сотен других банковских клерков, выдающих кредиты каждый день с неизменной улыбкой. Разница только в том, кто принадлежит к Культу, а кто - нет. Он задумал провести древний и опасный ритуал, последствия которого предсказать нельзя.
Текст:

- Помни, кто ты есть. Не забывай, кем ты был. Знай, кем никогда не будешь.

Строки священного Слова отпечатались в памяти на всю жизнь – напоминать их и не требовалось, но так того требовал ритуал. Виктор прекрасно помнил, кто он такой. Для замыленного глаза обывателя – не более чем банковский клерк, тот самый улыбчивый парень в очках и со смешной бородкой, который советует, какой кредит будет выгоднее. Правильный ответ – никакой. Они все придуманы только для того, чтобы у Культа были деньги на «карманные» расходы. Лицо Виктора простое, непримечательное – про таких всегда говорят «обычная внешность». Миллионы подобных Викторов бегут вечером с работы в местный бар, чтобы залить тоску и кризис среднего возраста. Стоя на коленях, клерк широко ухмыльнулся. Кем он был? Слепцом; простым человеком, «нормальным», никогда ничего не слыхавшем о Культе. Дураком, словно сошедшим с одноименной карты Таро, занесшим ногу, чтобы бездумно шагнуть в пропасть. Хорошо, что Культ позволил ему вовремя одуматься, чтобы не остаться навсегда несмышленым самоуверенным идиотом. Им-то больше Виктор никогда не сможет стать. И это просто замечательно.

- От Света и Тьмы, от Пустоты и Вседозволенности нас защищает великое Слово, - продолжал бубнить Жрец, тихо шелестя по полу длинными одеждами.

Виктор прищурился. Интересно, а кем был Жрец раньше? Не так уж и важно – главное, что теперь ему позволяют вести подобные церемонии. А это стоит многого. Жрецами могли стать только те люди, что подобрались к верхушке Культа так близко, как это возможно. Виктор никогда не задумывался, кто же находится на самом верху, надзирая над миром – чаще всего эта таинственная фигура казалась Виктору богом. Или иным разумом. Как знать, может, даже искусственным!

Жрец мотнул головой. Виктор представил, как ему тяжело – носить такую огромную маску наверняка стоило немалых усилий. Жрецу подошли бы те самые упражнения, которые руководство банка советовало выполнять сотрудникам во время корпоративных зарядок – разминка мышц шеи много значит в жизни клерка. А если бы все в банке носили на головах черепа рогатых животных, как Жрецы, то корпоративную зарядку стоило бы проводить каждые двадцать минут. Виктор тряхнул головой – как всегда, во время серьезной церемонии ее наполняли глупейшие мысли на свете.

Украдкой клерк осмотрелся, улучив момент, когда бубнящий Жрец отвернулся. Ранее ему не представилась возможность как следует оглядеть залу, куда его пригласили; теперь же все вызывало жуткий интерес, особенно пока проходила формальная часть подготовки к ритуалу. Виктор подумал, усмехнувшись, что в таком доме он жить точно не стал бы - паркетные скрипящие полы, дорогая мебель, обитая зеленым бархатом, вычурные обои и огромная люстра с электрическими лампочками в форме свечей. Слишком уж наигранным казалось все вокруг - даже полиэтиленовые чехлы на некоторых стульях. Почему они здесь? Мебель только внесли или уже уносят?

Вокруг стоял тяжелый аромат благовоний, который сбивал мысли, так и норовил одурманить - в паре с закрытыми окнами и дверьми создавалась непередаваемая атмосфера. Единственным источником света были свечи, но не те, что красовались на люстре, а те, что ярко мерцали на алтаре перед Жрецом. Что составляло основу алтаря, Виктор сказать не мог - поверх него набросили большое алое шелковое полотно, а на нем разместили амулеты, черепа с резными оккультными символами, свитки, книги и свечи. Виктор прищурился, пытаясь в полутьме разобрать тисненое название на одной из обложек - тщетно. Буквы не желали быть узнанными, извивались в свете свечей, избегали любопытного взгляда.

Виктор повернул голову в другую сторону. Три огромных окна закрывали старые шторы цвета красного вина, такие пыльные, что даже трогать их не хотелось. Пыль пробивалась сквозь складки, ловя на себе лучи солнца со стороны улицы, по которой безмятежно бродили сотни глупцов, даже не подозревающих о Культе и своем истинном предназначении. Для них, возможно, здание выглядело как очередное богатое поместье чудака, помешанного на восемнадцатом веке. Или, может быть, как закрытый на реставрацию музей. Так или иначе, никто не мог и подумать, что должно было свершиться здесь завтра. А вершилась сама история. Жрец снова обратил взгляд, скрытый за черепом-маской, на Виктора. В полумраке сверкнули выцветшие, старческие глаза отправителя ритуалов.

- Все есть плоть, и проклятие это великое; истинный Вознесенный в плоти не нуждается, обрушивая волю на мир крохоборов и обжор. Я благословляю твое стремление, Виктор. Тебе дано разрешение Культа на проведение ритуала.

«Прекрасно», - мысленно Виктор потер руки, предвкушая, какие тайны могут перед ним приоткрыть свои двери. Никому и в голову не придет называть такого простака, серого банковского клерка, амбициозным - однако обычные люди и не знали, насколько целеустремлен бывал Виктор. Просто цели его простирались далеко за пределы понимания простых жителей того городка, в котором вот-вот должно было произойти нечто грандиозное. Внезапно сектант вздрогнул - в кармане его брюк задрожал телефон, издавая такие привычные, но в то же самое время неуместные звуки. Виктор раздраженно сунул руку в карман и на ощупь судорожно отключил устройство. Казалось, Жрец даже бровью не повел - он так и стоял, простерев руки, молча наблюдая за сменой выражения лица новоиспеченного Практика.

- Времени у тебя будет немного. Ты задумал старый ритуал, который на моей памяти никогда не проводили даже в самых приближенных к вершине кругах. Не надейся, что все пройдет гладко. Я долго изучал этот вопрос, прежде чем посвятить тебя в Практики. Испрашивал разрешения, давал обещания. Не подведи Культ.

Виктор глубоко вдохнул приторно-сладкий воздух комнаты. Поднялся на ноги. Ростом он не уступал Жрецу и теперь смотрел прямо в пустые глазницы черепа-маски. Что-то во взгляде сектанта заставило Жреца отступить на шаг.

- Не подведу, можете быть уверены.

Разумеется. Как же иначе? Не ради ошибок он тратил столько времени в библиотеках, ползая, как червь, среди самых пыльных и старых полок. Не зря он перерыл всю всемирную паутину в поисках ответов. В конце концов, не зря же он тратил столько денег и нервов, пытаясь выкупить у скользких антиквариатчиков все, что могло ему понадобиться в таком древнем обряде. Оставалась только одна вещь, которую он не мог получить, пока не будет посвящен в Практики. Теперь он смог достичь и этого - большинство служителей Культа на всю жизнь так и оставались простыми Посвященными. Жрецы заметили в Викторе нечто особенное, какую-то искру, что-то, что заставило в итоге вынести решение о проведении ритуала. И эта последняя вещь лежала в руках человека с маской-черепом. Жрец извлек свиток, перевязанный старой грязной нитью.

- Он твой. Теперь - по праву. Завтра, как только ты будешь готов, я созову совет. И в ту же ночь мы приступим.

- Благодарю. Для меня честь быть Практиком! - Виктор преклонил перед Жрецом колено и опустил взгляд, выказывая повиновение.

Кажется, старик остался доволен. Он возложил ладони на голову сектанта и зашептал молитвы, так тихо, что разобрать слова было невозможно. Спустя пару минут он заговорил вновь, громко и отчетливо:

- Тела готовы?

- Давно готовы.

- Великолепно.

Подготовка заняла не один год. Виктор чувствовал, что триумф близок – почти осязаем, лишь протяни руку! С тех самых пор, как Культ позволил ему вступить в ряды Посвященных, простой банковский клерк обрел настоящую, истинную цель в жизни. Дни и ночи напролет он проводил в библиотеках, за экраном компьютера, безвозвратно теряя зрение. Глубины интернета, не обремененного законами и моралью, хранили много секретов, даже больше, чем старые книги. Внимательному сектанту нужно лишь отделить истину от откровенной лжи. Несмотря на то, что человеческая жизнь потеряла свою ценность, а личное пространство перестало существовать как таковое, Виктор был безмерно счастлив, что ему посчастливилось родиться в двадцать первом веке. Технологии достигли пика развития. Дальше – либо оглушительное падение, либо невероятный взлет, словно ракета в космос. Но исход века Виктора мало интересовал – ему хватало того, что технологии могли предоставить прямо здесь и сейчас. Он поймал удачу за хвост, обнаружил след старого ритуала в отсканированных манускриптах и между строк выцветших чернил на пожелтевших страницах. Но прежде ему открылись и другие тайны мира, доступные только тем, чья верность Культу неколебима. Голос быстро подчинился Виктору, что и заставило Жрецов обернуть к простому банковскому работнику взоры.

Люди издавна искали сверхъестественное в самых простых вещах. От зари человечества и до времен развития науки суеверия и поверья никуда не пропадали – наоборот, цвели, объясняя недалеким обывателям все то, что они не могли постичь умом. Куда проще шепнуть слово «магия», чем разобраться, откуда берется молния или гром. Такая же судьба постигла и Голос. Кто-то испуганно шикнет «колдовство», кто-то заподозрит наркотики, а иные решат, что дело в гипнозе. Все они неправы. Виктор помнил разговор с одним из Принудителей культа – судьба распорядилась так, что он оказался клиентом банка, в котором работал будущий Практик. Тогда ему еще только предстояло постичь все тонкости применения Голоса, но он уже пытался практиковаться на людях.

- Голос – это магия, которой дают силу твою легкие. И голосовые связки. Звуковые волны определенной конфигурации влияют на организм человека, заставляя напрягаться мышцы, вытягивая сухожилия, сбивая с ритма, помрачая разум. Все это сильно зависит от окружающей среды.

- Это мне известно, - кивнул Виктор, бросив быстрый взгляд на оглушенного бездомного.

В грязной подворотне, прямо за банком, нашелся идеальный претендент на тренировку Голоса – старый, грязный бомж. Алкоголь изменил его сознание настолько, что он едва мог припомнить свое имя; значит, сил сопротивляться Голосу у него точно не найдется. Принудитель продемонстрировал Виктору, как должны подаваться команды.

- Встань!

Слово прозвучало громко и тихо одновременно; чувствовалось в нем что-то невыразимо мощное – не просьба, а повеление, требование подчиниться. Даже Виктор дернулся, хоть воля Принудителя и была направлена не на него – мышцы болезненно сократились, пытаясь заставить его выпрямиться струной. Бомж подскочил и вытянулся, словно его внезапно ударил столбняк. Сектант повернулся к клерку:

- Попробуй заставить его снова сесть. Покажи, чему научился.

Виктор откашлялся. Принудитель рассмеялся:

- Не сомневайся! Чем больше сомневаешься, тем меньше шанс на успех. Просто подай команду – помни, вибрация, частота звука и мысленный посыл. Вот три столпа, на которых покоится верное «заклинание».

- Сядь!

Колени бродяги подогнулись, но с болезненным хрустом выпрямились снова, пуще прежнего. Казалось, еще немного, и ноги бомжа выгнутся назад, как лапки кузнечика.

- Я слышу, ты не угадал с частотой. Но должен отметить – посыл что надо. Я чувствую волны твоей воли, они яснее, чем у некоторых Жрецов. Вибрацию тоже нужно подобрать повнимательнее. Иначе Голос обернется обычными словами, на которые никто не обратит внимания.

- Сядь!

Будто отправленный в нокаут, бездомный повалился на землю, прямо в грязную лужу. Почему-то именно этот момент хорошо отпечатался в памяти Виктора – пустые, ничего не выражающие глаза бедняги; рваная куртка, медленно впитывающая мутную жижу. Ткань темнела на глазах, будто зараза распространялась по волокнам. Скрежеща зубами, бомж упрямо поднялся и выпрямился, обернувшись к Принудителю. Его команда оказалась куда сильнее.

- Еще раз!

Виктор на секунду закрыл глаза. Сосредоточился. Набрал в легкие побольше воздуха; вдох-выдох, вдох-выдох. Нужно поймать ритм. Ключ кроется в правильном дыхании.

- Сядь!

Лицо бездомного расслабилось. На нем отразилось такое умиротворение, которого он, пожалуй, не испытывал никогда в жизни. Впрочем, он все равно ничего не сможет вспомнить. Бомж медленно и плавно сел в ту же самую лужу, скрестив ноги по-турецки. Последним жестом он положил ладони на колени и сказал неожиданно ровным и глубоким голосом:

- Приказывай.

- Великолепно, - Принудитель зааплодировал, - то, что надо. В тебе кроется огромный талант. Не удивлюсь, если скоро ты пополнишь ряды Жрецов. Давай же, прикажи ему что-нибудь.

- Жрецов? Звучит заманчиво… - Виктор потер подбородок. – Есть только одна проблема.

- Какая же? – беспечно спросил Принудитель.

- Никто не должен знать моего истинного потенциала.

- Что ты имеешь в виду? – сектант прищурился и неуверенно обернулся, посмотрев на дверь запасного выхода банка. В ней торчал маленький ключик – Виктор закрыл ее, как только они вышли.

Прежде чем Принудитель успел привести в норму дыхание, Виктор указал на него пальцем и произнес лишь одно слово, обращаясь к бездомному. От мощи Голоса у Принудителя встали дыбом волосы.

- Ешь.

***

Почему Культ позволил ему провернуть такую смелую затею с ритуалом? У Виктора были свои соображения на этот счет. Все Жрецы видели в нем талант, но никто не знал его истинных амбиций и знаний – последний свидетель мощи Виктора нашел свой конец в желудке бездомного, и от него остались только изжеванные ботинки и обглоданные кости. Они хотели воспользоваться таким талантом, это уж точно – провести чужими руками опасный обряд, чтобы потом потребовать служения на правах хозяев. «Хитроумные черви!», - Виктор усмехнулся собственным мыслям. Ну уж нет. Он вытянет из Жрецов все знания, которыми они обладают, по крупицам. Ритуал Служения будет завершен, и его новоиспеченный раб поможет избавиться от всех свидетелей – и пяти минут не пройдет, как весь совет Жрецов сгинет при самых загадочных обстоятельствах. Издержки древних церемоний… И что же тогда делать лидерам Культа? Известно, что – поставить во главе совета единственного выжившего. Виктора.

Ритуал Служения – самый опасный из всех. Он позволяет творить такое, о чем люди в лучшем случае видят только в фильмах ужасов; верно подобранные слова и мастерство владения Голосом позволяют вернуть к жизни того, кто покинул этот мир. Заставить еще не сгнившие, но холодные мышцы шевелиться вновь. Импульс воли должен быть так силен, вибрация голоса и его частота выверены с такой точностью, что человек, которого по документам уже не существует на свете, станет верным псом, готовым на все ради своего хозяина. Глубины книг хранили записи только о паре успешных ритуалов Служения. Виктор не мог больше без смеха смотреть новости, с тех пор, как узнал, что президент одной из самых могущественных стран на планете – всего лишь восставшая из могилы кукла, которой управляет целый консорциум Культа, с помощью Голоса дергая за невидимые ниточки. Как знать, может, странный цвет кожи – прощальный подарок холодной могилы. Марионетка шевелит в такт ногами и руками, произносит слова, стоит у кафедры, поливая грязью политических оппонентов, вершит историю. Культ сам создает себе такое будущее, какое хочет.

- Будь осторожен, Виктор, - говорил ему один из Жрецов, энергичный и, судя по всему, еще молодой, сверкая черными глазами из-под маски-черепа, - чтобы провести ритуал, понадобится свиток с нужными словами, написанный специальными чернилами на особой бумаге. Это не просто листок, это – произведение искусства. Тебе нужно будет успеть сказать все четко и внятно, пока листок горит. Волны твоей воли, твоего голоса, совмещенные со звуками горящих бумаги и чернил, создадут нужный эффект. Чернила дадут нужную вибрацию. Бумага – тихий треск, волны которого должны вдохнуть новую жизнь в погибший мозг. Ты должен по-настоящему хотеть, чтобы слуга вернулся к жизни, иначе тебе не удастся достичь нужной частоты. Но следи за собой – одно неверно сказанное слово, и этот демон освободится от оков Голоса. Представь себе пробуждение к жизни после впечатлений смерти. Он разорвет нас на части, всех до одного.

После долгих раздумий и научных изысканий Виктор нашел выход. Он оказался поразительно логичным и сложным в то же самое время – тело слуги не должно принадлежать одному человеку. Если сшить сосуд для новой жизни из частей тел разных людей, то и воли у него никакой не будет. Он превратится в чистую страницу – останется только самолично написать на ней историю. Даже если (что было возможно) каждая из частей даст новому слуге кусочек персоны, которой она когда-то принадлежала, они будут только мешать друг другу в попытках сопротивляться Голосу. Не составит труда подчинить себе такую «мозаику». Использовав все свои связи в больницах и моргах, а также кое-где применив мощь Голоса, Виктор собрал все, что было нужно. Части тел различались по размеру – от целой ноги до всего лишь половины мизинца. К сожалению, не удалось найти целые руки в хорошем состоянии – пришлось использовать две левых. Ничего. Слуга это как-нибудь переживет.

Вздохнув, Виктор оттолкнулся ногами от пола и отъехал подальше от компьютера, вращаясь на стуле. Все готово – сомнения теперь ни к чему. Прямо как перед экзаменами в университете; не стоит по сто раз повторять то, что уже изучено – мозг сам даст нужные знания в правильный момент. Студенческая жизнь казалась Практику такой далекой… Словно это происходило не с ним, а он просто смотрел плохой подростковый фильм. Потянувшись с хрустом, Виктор расправил плечи. Спина отозвалась застарелой болью – годы, проведенные перед монитором, не прошли даром. Поправив очки, Виктор поднялся, бросив быстрый взгляд на экран – открытым остался сайт с не самым легальным содержимым, которым заинтересовалась бы любая секретная служба. Фотография изображала мужчину, стиль костюма которого можно было бы назвать идеальным. Дополнял образ крупный перстень в виде орлиного когтя. К счастью, все еще существовали пути обхода тотального контроля, и Виктор мысленно вознес молитву коварному человеческому уму. Зевнув, он подошел к холодильнику и открыл его, почесав недельную щетину. Части тел лежали по контейнерам и в свертках, как он их и оставил. Холодный пар, заструившийся в комнату из-за приоткрытой двери, превращал полки холодильника в сцену театра, где среди декораций лежал будущий слуга, пусть и в несколько ином виде. Стоило большого труда добыть все это без следа. Заявись к нему сейчас полиция, не помог бы даже Голос.

Тем временем в одном из круглых залов, расположенных на верхних этажах огромного отеля «Эдельвейс», собрались несколько человек. Свет так и остался потушенным – фигуры собравшихся освещала только Луна, робко заглядывающая в окна. Один из них молча сидел во главе длинного стола, постукивая пальцами по столешнице. Движение казалось до боли обычным, человеческим – совсем не по статусу того, кто собрал этот маленький совет. Лицо его так и осталось в тенях, темноте, неприступной для человеческого глаза. Остальные, вращая головами и стараясь разглядеть лица друг друга, ждали, когда главная фигура заговорит. Если бы только кто-нибудь мог включить свет прямо сейчас, он бы удивился, сколько знаменитостей собралось сегодня в одном месте. Все они желали остаться неназванными, неузнанными, сокрытыми даже от случайных взглядов камер слежения. Наконец, тот, что сидел во главе, промолвил, перестав стучать по столу:

- Итак, он проведет ритуал Служения завтра.

Меж собравшихся прошел ропот. Фигура продолжила, закинув ногу на ногу:

- Я приказал собрать совет Жрецов. Они помогут нашему маленькому гордому Практику совершить все, что требуется.

- А что потом? – раздался елейный женский голос. – Глупо предполагать, что он не повернет Слугу против нас.

- Разумеется, - первый говоривший закурил, и вспышка осветила идеально выбритый подбородок и перстень на указательном пальце в виде орлиного когтя, - он думает, что все держит под контролем. Что никто не догадывается о его амбициях, желаниях и о его маленьком секрете со съеденным Принудителем. Пусть считает, что всех обманул.

- Разве это не опасно для Культа? – спросил старый скрипучий голос.

- Нет. Он не может в одиночку справиться с нами. Ни с одним из нас. На самом деле, мне такие люди нравятся. Жгучее желание нашего клерка быть лучшим заведет далеко. Нужно только направить его, чтобы он думал, будто сам принимает все решения. Возможно, я даже назначу его Верховным Жрецом, как Виктор того хочет. Он слишком узколоб, чтобы выйти на нас. Он даже не знает, как выгляжу я или кто-либо из вас, не говоря уже о нашем Отце. Виктор не представляет реальной угрозы. А вот его Слуга – да, еще как. Но не стоит волноваться – одному из Жрецов даны все соответствующие указания. Он допишет строки свитка, и Слуга станет подчиняться не только Виктору, но и нам. Этому банкиру не удастся повернуть силу мертвого против Культа.

- Что, если Жрец ослушается?

- Когда я сказал «даны указания», я имел в виду Голос. Жрец не ослушается. Его тело не позволит ему.

- Отступники так или иначе пронюхают о ритуале и попытаются помешать. Стоит ли нам вмешиваться? - спросил тот же самый скрипучий голос.

Все присутствующие одобрительно загудели - судя по всему, этот вопрос давно их мучил.

- Нет, - чуть погодя, ответил мужчина с перстнем, - пусть все идет своим чередом. Если мы вмешаемся, то покажем нашему Практику, что следим за его действиями. Пусть разбирается сам - с помощью Слуги это будет не так уж и сложно. Разумеется, если он сможет провести ритуал правильно.

- Он сможет, - раздался еще один мужской голос из дальней части комнаты, - я давно слежу за успехами Виктора. Ему хватит смелости довести ритуал до конца. Должен отметить, что его идея с частями тел вполне разумна.

- Что насчет полиции и секретных служб? - спросила вторая женщина.

Выпустив струйку дыма изо рта, мужчина с перстнем уверенно постучал пальцем по столу:

- Наши люди уведомлены. Если Виктор будет настолько глуп, что все же решит каким-то образом повернуть Слугу против всего Культа, то здание оцепят за минуту. Никто не выйдет оттуда без пули в голове. В случае чего у них уже составлен солидный компромат на все сайты, которые посещал Виктор. Не составит труда упрятать его за решетку, если понадобится. Но нужно отдать Практику должное - он сумел выбрать рабочее место так, что ни одна камера с улицы его не достает.

Высокопоставленный сектант еще раз подумал об отступниках. Не все в Культе разделяли идеи Отца, что было вполне обычно для любой человеческой общности. Всегда найдутся те, кто считает себя особенными, не такими, как остальные - в попытке доказать это всем они пойдут на что угодно. Из Культа нет выхода - один раз постигнув его тайны и став Посвященным, ты подписываешь себе приговор. Либо ты отдаешь свою жизнь на благо Отца, либо уходишь в мир иной раньше положенного срока. В последние годы количество таких «особенных» все росло, несмотря на все старания Принудителей. Они выискивали и уничтожали ненадежных членов Культа, но, судя по всему, недостаточно эффективно. Враги Отца считали себя чуть ли не революционерами - жалкая кучка неудачников и безумцев, не способная ни на что, кроме терактов и нападений на Посвященных. Это лишь вершина айсберга; каждый день в Культ вливается куда больше Посвященных, чем отступники могут похитить, убить или обратить в свою веру. Их борьба бесполезна и не имеет цели. Но все же... Их становилось достаточно много, чтобы сомневаться в ритуале Служения. Что, если отступники прознают обо всем раньше, чем следует? Что, если они тоже пустили корни в спецслужбы? Практика уничтожат или арестуют, а Слуга так и не увидит света новой жизни. Достаточно ли силен банкир, чтобы оставлять отступников на его попечение? Только новый Слуга имел ценность для Отца, причем большую - иметь контроль над мертвецом стоило многого. Нет более верного создания, чем контролируемый Голосом кадавр. Все равно что играть спектакль в кукольном театре.

- Нет, - повторил мужчина, - не станем ничему мешать. Все в руках судьбы. Отступников все равно считают сторонниками странных теорий заговора. Самое смешное, что люди в эти теории не верят. Если даже все пойдет наперекосяк, обставим все как дело о маньяке-людоеде. Дадим громкие заголовки в новости, заставим мир говорить об этом - в наше время поменять правду и ложь местами не сложнее, чем заварить чай.

***

Виктор перепроверил все еще раз. Части тел на месте. В аккуратной записной книжке он оставил примечания о каждой из них - от кого, где взял, каков срок хранения... Моток крепких красных нитей и железных скоб с болтами под рукой. Виктор сжал нить в руках и дернул изо всех сил - прочная, выдержит. Он находился в той же самой комнате - все те же скрипучие паркетные полы, тот же алтарь с наброшенным шелковым полотном, те же стулья в чехлах. Только теперь вместо одного Жреца вокруг банкира сгрудились пятеро - все в одинаковых одеяниях и масках-черепах. Только блеск и цвет глаз выдавали в них разных людей, иначе можно было бы подумать, что находишься среди зеркал или в музее восковых фигур. По всему полу горели разноцветные свечи - в основном красные и черные. Жрецы, как по команде, забубнили молитвы и тайные слова, вознося руки к потолку. Ритуал начался.

Вся жизнь Виктора сводилась на этом моменте. Нельзя совершить ошибки теперь, когда цель вот-вот будет достигнута! Виктор был уверен, что ни одна камера не запечатлела его; он заметил множество агентов спецслужб, членов культа и других подозрительных личностей вокруг здания - но ни один не смог обнаружить Практика. Ничто не должно мешать ритуалу. Перед тем, как войти в здание, Виктор зашвырнул смартфон в ближайший канализационный люк - иначе, разумеется, его выследят. Материальные блага цивилизации ничто по сравнению с тем, какая власть ожидает простого клерка. Пусть высокопоставленные члены Культа думают, что хотят - он знает про них все. Виктор еще раз про себя улыбнулся тому, какой простор для любопытного человека дают современные технологии. Иногда во всяческих безумных теориях параноиков можно отыскать рациональное зерно, за которое стоит ухватиться.

Виктор развернул свиток, который ему передал Жрец вчера. Слова изменены... Чуть-чуть, но изменены! Не зря Виктор тратил столько времени на изучение ритуала Служения - Культ хочет держать его на коротком поводке, не дать использовать Слугу как надо. Ну, ничего, и на это управа найдется... Виктор еще неделю назад на всякий случай выучил текст ритуального свитка наизусть. Он взял длинную, толстую и изогнутую иглу, вставил в ушко красную нить и вонзил острие в первую часть тела нового Слуги. Короткими стежками Виктор сшивал тело воедино, тихо повторяя слова жреческих молитв и контролируя дыхание.

- Помни, кто ты есть - никто!

Стежок. Еще один. Все быстрее и быстрее.

- Не забывай, кем ты был - никем! Знай, кем никогда не будешь - свободным человеком!

Спустя примерно час Виктор вставил последнюю часть в этот человеческий пазл. Половину указательного пальца, взятую у одного из погибших в аварии политиков. Затем в ход пошли металлические скобы. Будущий Слуга получился воистину чудовищным - разномастные части лица обернулись жуткой маской, тело напоминало лоскутное одеяло, а две левых руки и вовсе делали его похожим на монстра из ночных кошмаров. Рот с неровными, расколотыми зубами беспомощно открылся, бледные губы едва могли скрыть такие же бледные десна. Бормотание Жрецов становилось все громче и громче, в конце концов заставив Виктора ощутить вибрации Голоса в их словах. Медленно, словно во сне, Виктор поднес свиток к одной из свечей. Запахло горящей бумагой. Быстро, но без лишней спешки, сектант принялся читать строки, едва успевая произнести нужные слова, пока их не сожрало жадное пламя. Что-то особенное скрывалось в чернилах и бумаге, как и говорил Жрец - в комнате чувствовались волны особой воли, но не той, что исходит от человека, а как будто закупоренной ненависти, спрятанной в бумаге. Все измененные слова Практик пропускал, заменяя их теми, что надежно отпечатались в памяти.

Виктор дочитал уже до середины, когда в душу стали закрадываться сомнения и, что самое худшее, липкий страх. Что-то не так. Или нет?.. Наконец, Практик едва сумел удержать нужный ритм дыхания - сквозь тяжелый туман благовоний и дым горящей бумаги он заметил всего лишь одно небольшое движение. Виктор никогда не думал, что его может так обрадовать дернувшийся указательный палец.

0
94
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илья Лопатин №1