Ветры в поле. Третье твоё имя

Автор:
ste-darina
Ветры в поле. Третье твоё имя
Аннотация:
Ветры ходят по вересковым пустошам, зима длится часы, а весна - минуты. Под корнями прячутся грвецы, а по заброшенным деревням бродят химеры. Хочешь сохранить имя и очаг - вперёд грамоты узнаешь волшебство. И тот в этом мире закон и власть, у кого сем имён.
Текст:

Это место не было похоже ни на портовый городок, ни на тихие дворы Траворечья, ни на площади Грозоземья. За спиной Хцефа пылал лес, дымились холмы, проливались грозами облака, а впереди спускались из туч тёмные призраки в развевающихся одеждах. Филарт стояла в кольце огней, спокойна, недвижима. За её спиной сверкали молнии, и вот из одной из них вышел призрак призраков, тёмный и зореглазый, а за ним занялась заря.

Хцеф бросился к Филарт, но она отстранила его, не открывая глаз.

- Не меш-шай! – зашелестели призраки кругом них. Тот, что был за её спиной, поднял руки. Пальцы коснулись ромашек на её венке; лепестки пожухли и, медленно кружа, полетели к земле. У самых её ног они смешались с искрами, закружились в хороводе и вновь взвились, окутав Филарт сияющим звоном. Вместо венка на её голове пылала пламенная корона.

Нилит, Нилит, шептались призраки. Рождённая огненной осенью. Нилит!

Так Хцеф узнал третье её имя.

***

Занималась кровавая заря, духи истаивали в воздухе, и только Призрак призраков всё ещё вился вокруг Филарт. С первой золотой росой на восточном небе исчез и он.

Как только растаяли его одежды, у ног Филарт зазеленела трава. Хцеф подошёл к ней, нагнулся и сорвал крохотную ромашку. Поднёс к её лицу:

- Вдохни. Это запах жизни.

- Запах смерти здесь так силён, что запаха жизни не различишь, - молвила она, едва шевеля губами.

- Уйдём отсюда, Нилит!

- Уйдём. Призраки забрали мой год, и теперь до следующих метелей не придут в мой город.

Она сняла с головы алую корону и положила её у ног. Трава в мгновение ока укрыла металл, и языки огня сплелись со стеблями. Филарт пошла прочь.

- Не разгорится пожар? – спросил Хцеф, тревожно глядя на пламя, пробивавшееся сквозь бурное разнотравье.

- Нет. Уже много лет трава сдерживает огонь; сдержит и сегодня. Я знаю.

***

Тепло окутывало золотисто-коричневым древесным коконом, запахом цветов, воска и лака, треском свечей, тяжестью портьер, блеском канделябров и трепетом языков пламени.

Там, за стенами, остались вёсны и травы, алая корона и чёрные духи, каменный храм и тихие холмы. Крепости Грозогорья надёжно хранили от зимних метелей и сдерживали разливы льдистых северных рек, но не могли укрыть истерзанную душу о семи именах.

Стоило откинуть тяжёлые шторы, и в тёмный, в золотых бликах зал, вливался пасмурный день, снежные пальцы стучали в стёкла, ветер выл и рвал знамёна дворцовой площади.

Хедвика стояла у окна, припав лбом к самому стеклу, по ту сторону которого творилось бушующее ненастье.

- Не гляди туда, - попросил Хцеф, неслышно подходя сзади и опуская шторы. – Буря разошлась… Когда я входил, всё только начиналось.

- А там пока ничего и нет, - ответила Хедвика. – Ветер почти ласков, и небо пока цвета осени.

- На что же ты смотришь?

- На то Грозогорье, каким оно стало бы, не заплати я духам. Каждый год я вижу эту бурю, эти вихри. Каждый год шлют они мне напоминание…

Хцеф сдержал вздох. Ни к чему сочувствие её слабости; не такого советника она хотела видеть рядом.

- Мы справимся, правительница. Мы отплатим им сполна.

Она вскинула на него смеющиеся глаза.

- Мне нравится, Хцеф Пепельный, нравится, как ты смеёшься сквозь слёзы. Я думала, что одна владею этим искусством. Я ошибалась. Мне нравится ошибаться, Хцеф Пепельный, ведь это значит, я всё ещё жива. 

0
29
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Наташа Чернышева №4