Ты не подскажешь, как можно разлюбить? Глава 131 из романа "Одинокая звезда"

Автор:
kasatka
Ты не подскажешь, как можно разлюбить? Глава 131 из романа "Одинокая звезда"
Аннотация:
Как Стас проводил Маринку с бала. И про разговор Гены с Маринкой о возможности разлюбить.
Текст:

- Давай поболтаем под тем кленом, - предложила она, когда они вошли во двор. - Там теперь скамейку поставили. Посидим, и ты мне о себе расскажешь: как живешь, чем увлекаешься. А я тебе - о себе.

Она хотела, чтобы те двое увидели ее со Стасом. Пусть думают, что она уже нашла себе нового парня.
Стас рукой смел со скамейки снег, и они сели.
- Не замерзнешь? - спросил он заботливо.
- Нет, мы же недолго. Ну, начинай - я слушаю.
Он начал рассказывать, но она слушала его в пол-уха. Узнала, что у него есть овчарка Мила и мотоцикл. А сама все поглядывала на ворота.
Их не было долго - Маринка уже начала замерзать. Она старалась вслушиваться в вопросы Стаса, но все равно иногда отвечала невпопад.
- О чем ты все время думаешь? - наконец не выдержал он. - Ты же меня почти не слушаешь! Может, мне уйти?
- Извини, Стасик. - Она положила ладошку ему на рукав. - У меня, действительно, есть проблемы. Но ты не уходи. Давай посидим еще чуть-чуть. Так о чем ты спросил?
И тут она увидела, как во двор вошла Лена. Одна. Вот она обернулась и помахала рукой кому-то за воротами. Затем отвернулась и стала медленно пересекать двор.
Не хочет, чтобы их видели вместе, собразила Маринка. Интересно, почему?
- Я что-то замерзла, - громко сказала она, поднимаясь. - Проводи меня до подъезда. Я дам тебе свой телефон. Позвони мне завтра, хорошо?
Услышав ее голос Лена обернулась и увидела их. Но не остановилась - только помахала рукой и скрылась в своем подъезде.
Маринка записала Стасу на ладони номер и позволила поцеловать себя в щеку. Затем быстро попрощалась и, поднявшись к себе, позвонила Гене.
- Ты знаешь, Лена уезжает завтра в Москву, - сообщила она. - Ей в награду к подарку дали еще и бесплатную путевку. И мать с ней едет. Я попробую в ее отсутствие стать к нему поближе.
- Дерзай, - скучным голосом ответил он. - А надолго она уезжает?
- Сказали: на пять дней. Жить будут в Измайловском комплексе. Но она, наверно, с матерью будет.
- А чего Ольга Дмитриевна едет? В качестве сопровождающей?
- Нет, у нее там какой-то международный симпозиум. Просто совпало.
- А этот гад? Тоже едет?
- Думаю, нет. Там же только лучшие из лучших. Двадцать человек всего. Он же в прошлом году трояки имел. Это я его в отличники вывела. Ну и его мамаша, наверно, постаралась - она же завуч. Но он и сам не дурак, только немного ленивый.
- Как это она согласилась ехать без него? - обрадованно удивился Гена. - Может, она в него - не очень? Потому что, если бы очень, так отказалась бы - и все. Ведь все каникулы врозь.
- Я тоже так думаю. Знаешь, я видела, как она только что шла через наш двор. Одна, представляешь? Может, поругались? Правда, на середине она обернулась и помахала кому-то. Но может, не ему?
- Нет, скорее всего, ему. Наверно, не хотят, чтобы их видели вместе. Думаю, это влияние ее мамаши. Посоветовала им нас не расстраивать. Деликатная! Рубить нам хвосты постепенно, чтобы не так больно было.
- Ген, там на балу один пацан ко мне прицепился. Предложил встречаться.
- Я видел. Неплохой парень. А ты что?
- А я ему Ленку показала. Спросила, с кем бы из нас он стал встречаться, если бы она тоже согласилась. И ты знаешь, он меня выбрал.
- Ну, это не факт. Неизвестно, как бы он поступил, если бы она на самом деле согласилась.
- Он про нее сказал "неземная". А ему, мол, нужна красивая, но земная.
- Может, он и прав. Плюнула бы ты, подруга, на этого бабника, да закрутила с тем парнем. Хороший ведь парень. И по-моему симпатичный. Не знаю, конечно, как на ваш бабский вкус, - но на мой, так он тебе вполне подходит.
- Ген, ведь для этого мне надо разлюбить Диму. А как? Когда я с ним танцевала, так у меня даже коленки подкашивались - так хотелось его обнять. Еле удержалась. Ты не подскажешь, как можно разлюбить?
- Ха, если бы я знал! Сам такой. Ну, ладно, бывай. Узнаешь еще чего, звони.
Вздохнув, она положила трубку. Постояла, не зная чем заняться. Заглянула в комнату родителей - те смотрели телевизор. Почувствовав голод, пошла на кухню - там вкусно пахло тушеной капустой с колбасой. Маринка достала тарелку и только собралась снять крышку со сковороды, как в ее комнате зазвонил телефон.
Дима! - подумала она и метнулась к себе. Это и вправду был он.
- Мариночка! - прозвучал самый любимый голос на свете. - Я записал по памяти твои стихи о лете. У моей памяти есть свойство: если стихи хорошие, я их почти сразу запоминаю. Всего нескольких слов не хватает. Ты не напомнишь? Я прочту, а ты скажи, где не так и чего не хватает. Если, конечно, ты не занята.
Не хочет лишний раз встречаться, подумала Маринка. Но ей так хотелось его увидеть, что она на всякий случай спросила:
- Дима, а может, я сама напишу да передам тебе. Давай, завтра? Если хочешь, я тебе его домой занесу. Заодно и второе прихвачу.
- Завтра не получится, - с сожалением отозвался он. - Завтра днем мы уезжаем в Москву. А с утра у меня еще куча дел. Жаль! А может, сейчас продиктуешь - там всего двух-трех слов не хватает.
Маринка помертвела. Значит, он тоже едет. Конечно, как же он мог отпустить Лену одну. Они едут вместе - и этому помешать невозможно.
Валерьянка перестала действовать, и боль утраты снова стала терзать ей душу. Чувствуя, что сейчас разрыдается, она тихо повесила трубку и кинулась в коридор, где оставила сумочку с лекарством.
Телефон зазвонил снова. Она проглотила еще три таблетки и неспешно подняла трубку.
- Телефон почему-то отключился, - виновато прозвучал его голос. - Так ты не подскажешь? Я, может, по дороге подберу мелодию, а там у меня на студии знакомый. Схожу к ним, спою. Вдруг понравится? Я и гитару с собой беру.
Эк ему приспичило! - раздраженно подумала Маринка. Будет в поезде Ленке петь. Господи, что бы такое придумать, чтобы ничего не чувствовать? Может, напиться и забыться?
- Ладно, диктуй, - устало ответила она.
- Может, ты устала? У тебя голос какой-то больной. Тогда не надо.
- Ничего, диктуй, - повторила она. Голос у нее больной! Да у нее душа больная от мысли, что он уезжает - с Леной. Каким же надо быть бесчувственным, чтобы этого не понимать! Хотя, если бы он это понимал, то ни за что бы не позвонил.
Уж лучше пусть не понимает.
Она сухо продиктовала недостающие слова и без сил повалилась на диван. Когда через час отец заглянул к ней в комнату, она уже спала.

0
34
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Любовь Черникова №2