И на Земле, как на Небе. Глава 3

Автор:
Anny_T
И на Земле, как на Небе. Глава 3
Текст:

https://music.yandex.ru/album/4055168/track/331957...

Глава 1

Глава 2

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9


Он мало спал той ночью. Как дурак, думал над её словами. Трижды за ночь доставал сигарету из-за уха, трижды возвращал её на место. Ищет или бежит? Бежит или ищет? Бред какой-то. Опять всё перевёрнуто. Почему ей вздумалось говорить об этом? Так глубоко в его душу никто не заглядывал. Даже он сам старался лишний раз не погружаться ниже установленной им отметки. Бесполезное это дело. И болезненное.

Разумеется, он бежал. От самого себя, от обязательств и воспоминаний. От пустоты. Бег давал иллюзию свободы, ощущение того, что все нити, связывающие его с прошлым, разорваны, не выдержав натиска встречного ветра.

Искал ли он? Ищущий да обрящет. Вот только бы для начала понять, что он стремился обрести. Дом? Скорее, место, которое можно так назвать. Дом только один: далёкий, прекрасный, родной… Джонни резко выругался. Нет, дом ему не нужен. Как и семья. Столкновение авторитетов, которое рано или поздно вынуждает принять одну из сторон. Нет уж, насмотрелся.

Да, к чёрту, какая разница, чего он ищет на самом деле?! Джонни просто даст ей очередную сладкую ложь, которую она так жаждет получить. Ложь – вот то, что ещё хоть как-то защищает людей друг от друга. Тот, кто говорит правду и ожидает того же от других, обрекает себя на муки.

Джонни позавтракал в отеле, а потом отправился в церковь. В воскресное утро о работе по восстановлению церкви можно и не думать: скорее всего, до обеда будет служба. После неё уже можно пообедать и заняться делом. Джонни вполне мог прийти и после обеда, но решил послушать проповедь, сообразить, к чему готовиться и как входить в доверие к Мэтьюзу. Однако о проповеди можно было забыть, потому что тот с ходу озадачил Джонни:

– Здорово, что ты пришёл. Проведёшь исповедь? Прямо сейчас.

– Я думал, сейчас время проповеди…

– Ну, да. Только это мало кого интересует. Технический прогресс диктует свои правила, – усмехнулся Мэтьюз. – Индивидуальное время исповеди – бесплатно, без смс и регистрации. Хорошо хоть без онлайн-проповедей пока, но начальство наседает… Выручишь?

– Само собой.

Какая прелесть. Даже особо усердствовать не пришлось. Ещё пара дней – и можно толкать речи о многочисленных ошибках и «белых пятнах» в религиозных трактатах.

Преподобный Мэтьюз провёл Джонни мимо импровизированного алтаря и раскладных стульчиков, установленных возле восточной стороны церкви. Люди уже начали собираться. Они тихо приветствовали друг друга и занимали места, видимо, уже привычные. Мэтьюз поднял руку в знак приветствия и провёл Джонни на задний дворик. Чуть поодаль строительных лесов стояла исповедальня. Некогда бывшая зелёной, сейчас скорее напоминала огромный обугленный гроб на двоих.

– Не Бог весть что, но сойдёт, – вздохнул Мэтьюз. – Из областного центра обещали привезти новую на следующей неделе.

– Мне нравится, – внезапно сказал Джонни.

– Вот и славно. Внутри лучше, чем снаружи.

Джонни вздохнул. Как и он сам. По крайней мере, ему хотелось в это верить. Или это была очередная ложь? Он поблагодарил преподобного Мэтьюза, и зашёл в свою половину. Внутри исповедальня выглядела и в самом деле лучше: обивки не было, но дерево лишь в нескольких местах пострадало от огня. Два абсолютно одинаковых пластиковых стула стояли друг напротив друга. Джонни как-то решил подсчитать, сколько за год принимается «очных» исповедей против «заочных». Последние выиграли с четырёхкратным разрывом.

Джонни уселся на один из стульев. Запах дыма и дерева витал в воздухе, но ненавязчиво. Спустя несколько минут дверь соседнего отсека с тихим скрипом отворилась и закрылась. Шорох – колени устроились на ступеньке, а потом с похожим звуком локти легли на подставку.

Джонни разомкнул губы, чтобы начать исповедь с традиционной молитвы Крёстного Знамения, но по ту сторону занавеса донеслось твёрдое «Во имя Отца и Сына, и Духа Святого. Аминь». Голос Джули.

– Со дня моей последней исповеди прошло слишком много времени, я даже не помню, – после секундной паузы продолжила она. – Я впадала в уныние, убивала тело и душу ядом вина и сигарет. А вчера я предалась блуду со священником, – ещё пауза, на этот раз более долгая. – Он – добрый и достойный человек, и я молю о прощении за нас обоих. Знаю, нет ничего хуже слуге Твоему нарушить данный обет, но прими его раскаяние, как моё. Если же не примешь, я буду нести наказание вместо него. Скажи – и я, как и всегда, буду покорна Твоей воле. Только скажи.

Добрый и достойный, значит. Джонни закрыл глаза и отвернулся. Джули грустно усмехнулась, словно заметила его движение, и, тяжело выдохнув, продолжила:

– Владыка мой, я всем сердцем скорблю о моих грехах, ибо, совершив грех, я заслужила Твоё наказание. Сокрушаюсь о них, ибо разочаровала Тебя, бесконечно благого и наиболее достойного любви. С Твоей помощью я обязуюсь впредь избегать соблазнов, дабы более не разочаровывать Тебя, Владыка мой. Аминь.

Джонни молча подметил, что несколько слов она подменила: вместо «оскорбила» - «разочаровала», и вместо «Мой Боже» и «Господи» - «Владыка мой». Умышленно или случайно.

– Это все мои грехи, преподобный.

– Иди с миром, Джули, – еле заметно улыбаясь, отозвался Джонни.

Молчание. И он упивается ситуацией. Губы сами растягиваются в улыбке от предвкушения стыда, вины, смущения и…

– Ну ты и скотина.

Она прислонилась лбом к занавесу.

– Джонни, а ты когда-нибудь совершал что-то, настолько ужасное и непоправимое, что не мог себя простить?

И никаких следов смущения, вины или стыда в голосе. Только грусть и усталость.

– Да, очень давно.

– И ты простил себя?

– Иногда мне кажется, что да.

– Хорошо, – она выпрямилась и, перекрестившись, тихо произнесла: – Ты не сказал «Служи Господу», Джонни.

Сколько там времени прошло с её последней исповеди?

– А ты поменяла слова в Молитве о Прощении, – парировал он. – Иди с миром и служи Господу.

– Благодарение Богу, – кивнула Джули и вышла из исповедальни.

Джонни сорвался было следом, но звук вновь открываемой двери остановил его. Он недовольно опустился на стул, вяло произнёс молитву Крёстного Знамения и приготовился слушать. Джули оказалась права: жители города были богобоязненными католиками. По крайней мере, дама с хриплым старческим голосом, зашедшая в исповедальню. Джонни так и подрывало выкрикнуть: «Да заткнись уже и иди с миром», чтобы прекратить эту тираду об обмане внука по поводу шоколадного печенья. Складывалось ощущение, что она смакует эту маленькую ложь, от этого становилось мерзко. Но и после этого Джонни не смог уйти. В то утро через исповедальню прошло восемь человек.

Когда поток раскаивающихся иссяк, Джонни с облегчением вздохнул и вышел. Обогнул церковь с западной стороны, чтобы ни на кого не наткнуться, однако уже у калитки его нагнал преподобный Мэьюз. Поблагодарил за помощь и выразил пожелание видеть Джонни здесь почаще.

– Может быть, удастся выкроить пару часов, чтобы поговорить просто так, по душам.

– Да, я бы с удовольствием, – Джонни улыбнулся и пожал ему руку.

А потом быстрым шагом направился к кинотеатру, на ходу снимая колоратку.

До начала сеанса оставалось чуть больше получаса, но Джонни надеялся улучить несколько минут для разговора с Джули. В самом деле, могут же работники обойтись без неё какое-то время. За кассой сидела молоденькая девушка. Джонни пригляделся: на бейдже красовалось имя «Мигель», поэтому он без лишних предисловий и обмена любезностями спросил, где можно найти Джули.

– Мисс Гилмор сейчас немного занята, но вы пройдите по коридору до холла. Она должна быть где-то там.

Джонни кивнул и, пройдя по тускло освещённому коридорчику, оказался в небольшом холле, оформленном в кофейно-белых тонах. Строго и просто. Два кожаных диванчика с невысокими спинками по правую сторону холла, между ними – квадратные кофейные столики. В центре – три круглых белых стола на четверых. По левую сторону – кафетерий.

Джули появилась из-за прилавка и, прижимая к плечу телефон, принялась засыпать кукурузные зёрна в автомат для приготовления попкорна. Джонни негромко окликнул её, и она, мельком глянув в его сторону, вытянула указательный палец. Вроде как, «подожди минутку». Ну, указательный – не средний. На её месте многие бы предпочли последнее, особенно теперь, после исповеди. Хотя, ни одна из женщин Джонни не приходила к нему на исповедь. Он подошёл поближе.

– Ханна, доброе утро… – Джули говорила, недовольно скривив губы, но голос её был вежлив и приветлив. – Заболел? Не с кем оставить? Конечно, я понимаю. Вызови врача, я буду иметь в виду.

Она отменила вызов и громко чертыхнулась. Тут же по быстрому вызову набрала другой номер. Пока дожидалась ответа, включила подсветку в холодильнике с колой.

– Люси, привет. Я помню, что у тебя выходной, но может быть… Нет-нет, тогда не надо. Тебе добираться час, а сеанс начнётся через двадцать пять минут. Спасибо, Люси. Конечно, всё нормально.

Джули отложила телефон и, шумно выдохнув, нырнула под прилавок. Тут же выпрямилась, накидывая ярко-оранжевый фартук поверх голубого платья с широкой летящей юбкой. Из нагрудного кармана торчал карандаш.

– И швец, и жнец? – беззлобно улыбнулся Джонни.

Джули кивнула, завязывая фартук.

– Когда ты – администратор в кинотеатре, невольно учишься работать за всех, –она вновь взялась за телефон. – Аарон, привет… Вот как. Очень мило, что я узнаю об этом сейчас. Нет. У меня нет времени на болтовню. Завтра.

На правом виске Джули забилась жилка. Следующий телефонный разговор тоже не принёс результатов. Она упёрлась в прилавок кулаками, медленно выдохнула и, наконец, посмотрела на Джонни.

– Поможешь?

Вот так просто.

– Конечно. С чем?

Джули подозвала его к себе, открыла дверь подсобки. Внутри комнатушка скорее походила на урезанную версию гипермаркета: аккуратно уставленные стеллажи, яркий свет, чистый пол. Джули провела его между третьим и четвёртым стеллажами, положила телефон на полку и выдвинула коробку. Потом покосилась на Джонни. Взгляд замер на шее.

– Где воротничок? – она рефлекторно дотронулась до собственной шеи чуть повыше ключицы.

Джонни пожал плечами.

– Снял. Навсегда. Мне показалось, я нашёл то, что искал, – он нежно провёл ладонью по её щеке и добавил: – Кого искал.

Джули сокрушённо поджала губы и отстранилась. Явно хотела что-то сказать, но сдерживалась. Она отвернулась и сосредоточилась на перебирании содержимого коробки.

– Не понимаю я тебя, – тихо сказала Джули. – Не хочу понимать.

– И не надо, – так же тихо отозвался Джонни и опустил руки ей на плечи.

Она замерла. Джонни едва не задрожал от трепетного предвкушения.

– Сравнима ли любовь к человеку и любовь к Богу? – её голос звенел холодной сталью.

– Нет, просто одно исключает другое.

– А если я не приму твою любовь?

Джонни приблизился, прильнул к её спине. Улыбнулся.

– Останусь здесь, устроюсь к тебе на работу. Как я понял, в кинотеатре проблема с кадрами. Буду приглашать тебя на кофе раз в неделю… Или два. Я могу делать всё это, и ещё много чего, и при этом знать, что ты меня тоже любишь. Ты спрашивала, чего я искал? Я искал кого-то, похожего на себя. Это ты.

Джули категорично покачала головой.

– Мы не похожи.

Джонни надоело болтать, тем более, времени до начала сеанса оставалось совсем немного, поэтому он развернул Джули к себе лицом и поцеловал. Она впилась пальцами ему в предплечья и решительно отстранила.

– Уверен?

– Уверен.

– Хорошо. Но только не здесь, не сейчас.

Джонни хмыкнул.

– Серьёзно, мне нужно работать. И тебе. Побудешь за контролёра?

Он кивнул. Джули мягко улыбнулась и отыскала в коробке ярко-оранжевую футболку нужного размера. Джонни улучил случай и поцеловал её в шею. Она всё твердила про работу, но он не слушал. Заиграла песня из «Утиных историй», и Джонни не смог сдержать смеха. Джули схватила телефон.

– Что такое? – нервно поджала губы. – Уже бегу.

Снаружи донеслись обрывки разговора на повышенных тонах. Джули бегом направилась к выходу. Дверь захлопнулась, голоса стали тише. Джонни быстро переоделся и вышел следом. Первой вещью, что он увидел, оказалась жёлтая куртка. Рефлекторно подался вперёд, но натолкнулся на руку Джули. Псих улыбался.

– О, дядя! А я тебя искал по всему отелю, чтобы извиниться, – он внезапно нахмурился. – Где колоратка?

Джонни не успел ни удивиться, ни сообразить, как лучше ответить, как Джули перевела тему в другое русло. Попкорн, кола, сдача с наличных, пожелание приятного просмотра. Джули отправила Джонни ко входу в кинозал, сама осталась за прилавком кафетерия. Парень в жёлтой куртке не стал допытываться про колоратку, просто передал свой билет, а потом зашёл в зал. Джонни машинально отрывал корешки и от скуки считал посетителей. Тридцать девять. Когда поток посетителей схлынул, подошла Джули. Мягко поцеловала его в щёку.

– Пойдём внутрь? – тихо спросила она.

– Или в другое место?

Джули сдержано улыбнулась и покачала головой.

– Нет, мне надо работать.

Они вошли и встали рядом с выходом. Джули дотянулась пальцами до руки Джонни. Так они стояли, молча, смотрели фильм. Для Джонни это были просто цветные картинки, смысл ускользал. Мысли упорно возвращались к фразе, которую он сказал вроде бы вскользь, играя роль. Кто-то, похожий на него. Думал ли он так на самом деле? Нет, даже не так. Хотел бы Джонни встретить кого-то, кто действительно похож на него? Нет уж, спасибо. Это как раз было то, от чего он бежал. Одна из причин.

Из неприятных раздумий его вырвали до зубовного скрежета знакомые строки хорала «Дня гнева». Джули на мгновение крепче сжала его ладонь, а потом расслабилась. Зал оживился, головы зрителей устремлялись к источнику звука – светловолосому парню в жёлтой куртке. Он словно не слышал песни, невозмутимо наблюдая за действием на экране. Соседи справа и слева поочерёдно наклонялись к нему, что-то шептали. Отреагировал он, когда кто-то сзади толкнул его в плечо.

– Да, – голос психа, слишком громкий и звонкий, пытался сравняться силой с киногероем. – Да, время.

Парень поднялся, расправил плечи и двинулся между кресел. Обычно, если уж кому-то надо было выйти во время сеанса, он проделывал это максимально незаметно. Психа в жёлтой куртке не волновало, сколько неудобств он доставляет окружающим. Добравшись до прохода, он свернул не в сторону выхода, а, наоборот, к экрану. Джули моментально выпустила руку Джонни и двинулась следом. Легко и быстро, словно проделывала такое сотню раз. Хотя, Джонни бы не удивился этому. Среди посетителей прокатилась волна шёпота. Джули добралась до второго ряда в момент, когда псих легко запрыгнул на подиум перед экраном и достал пистолет.

– Дорогие братья и сёстры! – громко возвестил псих. – Я с прискорбием сообщаю вам, что вскоре вы умрёте. Увы, я не добрался до нужного места, но новый бог сказал, что в этом нет моей вины, и поэтому я могу организовать всё здесь.

По его лицу пробежала тень сомнения, но он задумчиво улыбнулся и перевёл взгляд и пистолет в направлении Джули.

– Он говорил со мной вчера, твоими устами.

Джонни усмехнулся. Точно псих. Прикрывать свои несчастья и болезни именем Бога, тем более какого-то нового – забава для слабых. Или больных.

– Я говорю только от своего имени, – голос Джули был еле слышен за звуками фильма.

Парень в жёлтой куртке усмехнулся и склонил голову на бок.

– Ты всего лишь человек и многого не понимаешь.

– Так объясни мне, – уверенный шаг навстречу. – Меня зовут Джули, а тебя?

Он поджал губы, задумался, не решаясь ответить.

– Гарольд. Да, так.

– Гарольд, – мягко и певуче повторила Джули. – Хорошо. Я слушаю.

Он покачал головой и улыбнулся.

– Говорить не о чём. Я просто был расстроен, что не смогу выполнить приказ, а потом ещё и священника ударил, – Гарольд кивнул в сторону Джонни. – И я плакал. И молил нового бога простить меня и указать путь. И он открыл мне, что уже всё было сказано. Тобой, Джули. Может быть, в том городе случится что-то непоправимое. Может быть, правильно, что я застрял здесь. Да будет так.

– Я говорю лишь за себя, – она сделала ещё шаг, оказавшись возле первого ряда кресел.

Гарольд улыбнулся ещё шире.

– Разве Бог настолько разочарован в людях, что просит жертвы в обмен на благодать? – не выдержал Джонни.

Он не хотел об этом говорить, не с Гарольдом, не при Джули. Но не видел другого способа. По залу хлынула волна: все взгляды устремились к нему. Все, кроме Джули. Она, как зачарованная, сделала ещё шаг к подиуму.

– Эти слова не могут принадлежать Богу, – голос Джонни дрожал и хрипел, комок обиды застрял в горле. – Бог милостив и мудр, ему не нужно тело, лишь доброта души.

– Ты говоришь слишком тихо, подожди.

Гарольд прищёлкнул пальцами, и в то же мгновение картинка на экране замерла. Колонки продолжали дрожать, не издавая при этом ни звука. Джонни яростно сжал губы. Не поминай прошлое – вот уж точно. Привет, родственничек. Зал замер, даже Джули, сделавшая ещё несколько шагов навстречу Гарольду, застыла на месте.

– Ещё раз, пожалуйста, – с улыбкой произнёс Гарольд, а потом, скривившись, выплюнул: – Священник, снявший колоратку.

Джонни едва не прокусил губу. Сделал усилие над собой, расслабился.

– Это не уменьшает моих знаний и моей… веры. Бог милостив и мудр, ему не нужно тело, лишь доброта души. Слова, что ты произносишь, принадлежат не Богу.

– Не Ему, – терпеливо разъяснял Гарольд. – Но тому, кто займёт Его место.

– А какие слова принадлежат тебе? – мягко спросила Джули.

Гарольд вмиг посерьёзнел и незамедлительно спустил предохранитель.

– У меня нет причин сомневаться в нём.

– В ком? – Джули едва заметно продвинулась вперёд.

Гарольд закатил глаза.

– Ты всё равно не поймёшь, человек.

– Попробуй объяснить. Я хочу понять, кто желает моей смерти больше, чем жизни.

Джули говорила так, словно её не волновали эти странности с новым богом и… хм… Богом истинным. Сам Джонни едва ли мог удержаться от вопросов, но молчал, понимая, что ничего хорошего из этого не выйдет. А она говорила.

– Хорошо, – наконец отозвался Гарольд. – Представь…

– Это трудно сделать, находясь под прицелом.

Он покачал головой.

– Если ты можешь остановить фильм, то, наверное, сможешь остановить и меня, - мягко возразила Джули.

Гарольд сел на край подиума и свесил ноги. Пистолет положил рядом.

– Так лучше? – в его голосе слышалась почти искренняя забота.

– Намного, благодарю.

Теперь уже Джонни сделал небольшой шаг вперёд. Десять рядов. Чёртовы человеческие тела! Встреться они не на Земле, решили бы дело в духе семейных традиций. Конец истории. А здесь что? Их сила работает лишь на смертных.

Ещё шаг. Девять рядов. Лишь бы только этот Гарольд, как бы его ни звали на самом деле, подольше разъяснялся с Джули.

– Представь себе, человек, что Бог отошёл от дел, – продолжил Гарольд. – Нет, Он жив, Он никуда не делся. Просто застрял в бесконечной схватке с Дьяволом. Вот уже больше ста лет. Что значит сто лет для Бога? Чуть меньше, чем ничто. Для ангела – несчётное число мгновений одиночества и боли от созерцания ваших страданий. Мы не можем быть всевидящими, всепрощающими, не можем делать Его дело так же хорошо…

– Мы? – переспросила Джули.

Вместо ответа Гарольд улыбнулся, прищурился, и из-за его спины раскинулись два крыла-облака. Белоснежные и лёгкие, длинные, с несчётным количеством тончайших отростков-перьев. Джонни помнил обладателя этих крыльев. Ангел милосердия, Рахмиэль. До чего докатился. Джонни тихо чертыхнулся и сделал ещё несколько шагов. По залу в очередной раз пробежала волна, на этот раз молитв и крёстных знамений.

– Мне это знакомо, – мягко согласилась Джули.

– Нет, – покачал головой ангел.

– Да. И на Земле, как на Небе, – она сдержанно хохотнула. – Правда, у меня обратная ситуация. Мои подчинённые исчезают, не пойми куда, и мне приходится тянуть всю их работу. Её немного, но это утомительно.

Гарольд покачал головой.

– А если ты не явишься на работу? – он внезапно гневно сдвинул брови. – Мало того, часть твоих подчинённых дезертирует на Землю… Тот, на кого ты рассчитывала больше всего – тоже сбежал. Что ты будешь делать? Нет! Что делать тем, кто остался на работе? Выбирать нового начальника. Только вот беда: единственный, кто согласился занять это место – несчастный кассир. Есть ли у него навыки управления? Есть ли у него сила и влияние? Или любой пришлый сможет разгромить половину кинотеатра и остаться безнаказанным?

Джонни сделал ещё несколько шагов. Четыре ряда.

– Видела бы ты, что происходит, – тихо, так что Джонни едва услышал, прошептал Гарольд. – Иногда нужно быть жёстким для того чтобы предотвратить наступающую тьму. Я должен исполнить его волю. Я – первый, за мной будут ещё шестеро. Семь дней – семь жертв.

– Это твои слова?

Гарольд взглянул на неё со смесью негодования, презрения и… сомнения. Джонни сделал ещё шаг. Два ряда. Смотри на неё, говори с ней, только не поднимай головы.

– Это твои слова? Гарольд, – Джули опять хохотнула. – Я не эксперт, но странно, что у ангела такое неподходящее имя.

– Это не моё истинное имя, не моё тело.

Джули пожала плечами. Один шаг до первого ряда.

– Имя не истинное, слова чужие. А где ты сам?

– Заткнись! – срываясь на фальцет, крикнул ангел. – У меня нет воли! Это ваша, человеческая…

– Неправда, – жёстко оборвала его Джули.

Она в одно мгновение заключила его лицо в свои ладони. Почти так же, как и вчера. Лицо ангела скривилось, он ухватил её запястье и замер. Глядел в глаза Джули, не замечая, что происходит вокруг. Один шаг до подиума.

– Будь моя воля, я бы…

Джонни схватил пистолет и выстрелил. Кровь ангела в человеческом теле оросила лицо Джули. Кто-то позади ахнул. Джули обернулась, взгляд рассеянный, полный боли и недоумения. Джонни поджал губы и положил пистолет на подиум. Всё закончилось. Он обернулся к людям в зале; некоторые уже успели встать со своих мест и двинуться к выходу.

– Остановитесь, – увещевал Джонни, вкладывая в голос всю силу.

Люди послушно замерли. Джонни выдохнул. Тяжело. В человеческом теле тяжело.

– Забудьте об этом несчастном. И обо мне.

Он медленно прикрыл глаза, а когда открыл, фильм возобновился.

– Досмотрите и расходитесь по домам.

Джонни устало потёр лоб и двинулся к выходу. Хотел было вернуться к Джули, развеять влияние увещевания, позвать с собой, но передумал. К чему он ей? Или она – ему? С этим городом покончено, незачем забирать его часть с собой…

– Ты убил его, – растерянно окликнула его Джули, стараясь перекрыть звуки фильма.

Не может быть. Джонни ошеломлённо замер, не желая оборачиваться. Из всех женщин в мире он попытался закрутить роман с ангелом во плоти.

– Ты знаешь, что нет. Я убил лишь его человеческое воплощение.

– Ты не дал ему возможности объясниться.

– Да брось, какие объяснения? – Джонни всё же обернулся. – Они там, похоже, все помешались. Бог отошёл от дел, ха…

– Не в курсе? – Джули скрестила руки на груди и сощурилась. – Как давно ты на Земле?

– Да какая к чёрту разница? – не утерпел Джонни. – Он бы тут всех перебил. Что сделано, то сделано. Всё. Расходимся.

Джули поджала губы. Он раздражённо махнул рукой и, развернувшись, зашагал прочь из зала. За кассой никого не было, видимо, девушка услышала выстрел и, вызвав полицию, по-быстрому смылась. В таком случае, ему тоже надо поторопиться. Не повезло. На выходе уже ждали четверо полицейских, направивших на него оружие.

– Поднимите руки, сэр, – твёрдо сказал один из них. – Медленно.

Джонни понадеялся, что на четверых человек сил должно хватить, и произнёс:

– Нет, это вы поднимите руки.

На лицах полицейских отразилось замешательство, а потом прозвучал щелчок предохранителя.

– Не вынуждайте нас, сэр. Будьте благоразумны.

Джонни послушно поднял руки.

– Джулия, ото…

– Опустите оружие, - отрезала она.

Полицейские подчинились приказу.

– Спасибо, - бросил Джонни, не оборачиваясь, и сбежал по ступенькам.

– Джонни.

Он молча шёл дальше. Она догнала его и ухватила за плечо.

– Да постой же… – голос тихий, просящий.

– Отвали.

– Куда ты теперь?

Он криво ухмыльнулся и взглянул на неё.

– Куда-нибудь подальше от вас всех. А что? Хочешь со мной?

Джули поджала губы, но дрожь всё равно не смогла скрыть.

– Хотела бы… Но не сейчас. Я не представляла, что всё настолько плохо. Ты должен мне помочь с этим разобраться, – её пальцы едва заметно сжались на плече. – Пожалуйста.

– Хватит этой чуши, это не мои дела. Давно не мои. Так что плевал я на ваши игры, нового бога и…

– Куда ты пойдёшь? Каким будет мир через шесть дней? – крикнула, странно улыбаясь, Джули.

Джонни скинул её руку. На это у него ещё хватало сил.

– Читай по губам, братишка: пле-вал я на ва-ши…

И осёкся. Нет, совсем не плевал. До этого момента он жил, зная, что происходит вокруг и к чему это движется. Играл на своём поле. Она права, но…

– Хорошо, допустим, мне не плевать. Что ты предлагаешь?

Губы Джули тронула несмелая улыбка.

– Остановить жертвоприношения.

Джонни закатил глаза.

– Что? – не поняла она. – Новый бог не отличается от нас с тобой, предвестники – тоже. Если Он не наберёт нужное количество жертв, то не получит силу. В чём проблема?

– Ты устраняешь последствия, не причину.

– Как насчёт того, чтобы разбираться с проблемами по степени их критичности на текущий момент?

Вот ведь упёртая.

– Хорошо. А как мы будем искать предвестников?

– Ищущий да обрящет, кажется так.

– Ты слишком надеешься на волю Небес.

– Нет, только на себя, – она глубоко вдохнула. – И на тебя.

– Я должен расплакаться от счастья? – усмехнулся Джонни.

– Минимум растрогаться, – в тон ему ответила Джули.

Джонни покачал головой и поманил её за собой к стоянке. Джули приказала на прощание полицейским войти в кинотеатр и досмотреть фильм. Джонни шагал, мрачно глядя себе под ноги. Забавно. Она раздумывала над тем, чтобы следовать за ним, а теперь всё наоборот. В какой-то мере он был доволен таким положением дел.

+4
91
18:40
+1
Неожиданный поворот, догму напомнило.
Боюсь предположить, как дальше повернет кривая сюжета…
А читать по-любому интересно
06:00
Благодарю за отзыв) рада, что Вам нравится)
21:26
+1
Читать действительно интересно.
Поворот третьей главы оказался неожиданнее, чем я думал! Это гуд.

Пара замечаний (имхи, разумеется):
В воскресное утро о работе по восстановлению церкви можно и не думать: скорее всего, до обеда будет служба. После неё уже можно пообедать и заняться делом. Джонни вполне мог прийти и после обеда – «до обеда» — «пообедать» — «после обеда».
Чуть дальше – про «проповедь» — «исповедь».
Он поблагодарил преподобного Мэтьюза – здесь у меня немного надломился язык )
«однако уже у калитки его нагнал преподобный МэТьюз»

Дальше перестал вникать в мелочи, ибо интересно! )
06:02
+1
Ой, я это… как там… Спасибо)))
Я-то пишу и думаю: ну ужос, ну банальщина…
В общем, спасибо, что прочитал. Надеюсь, что и дальше будет интересно)
06:17
+1
11:17
+1
Индивидуальное время исповеди – бесплатно, без смс и регистрации.
Я хорошо помню случай, как Ватикан предлагал отпущение грехов по смс. Могу ошибаться в деталях, но лет пять назад было что-то подобное. Я откровенно морщился, когда читал ту новость. До сих пор надеюсь, что это был фейк.
– Нет, просто одно исключает другое. — а почему?
Я искал кого-то, похожего на себя. Это ты. — вот не могу. В четвертый раз читаю эту фразу и в четвертый раз она мне не нравится. Живи с этим.

из-за его спины раскинулись два крыла-облака. Белоснежные и лёгкие, длинные, с несчётным количеством тончайших отростков-перьев.
А вот здесь нужно просто остановиться и наслаждаться. Одна из лучших деталек, которые я когда-либо читал. Шикарная находка. «Не мое, а жаль» ©

По залу в очередной раз пробежала волна, на этот раз молитв и крёстных знамений. — а вот это слабо, я говорил уже. Публика будет реагировать более бурно. Тут подумать надо потом.
некоторые уже успели встать со своих мест и двинуться к выходу. — вот опять же. Будто фильм закончился… Да там паника была бы такая, что герои друг друга не слышали бы.

Вот единственное, что меня во всем этом смущает — подобное совпадение. Взяли так и встретились два ангела. Причем, в том месте, где еще и третий веселится. Ну то есть понятно, что всякое случается, все дела… Но как-то что-то… Короче, это единственный момент, в который я не верю в твоей повести.
Ну а так понятно, что все это жутко интересно и мне нужна четвертая восьмая глава!
11:33
+1
Уже не фейк… приложение нсть в телефоне. В католичестве точно.

«А почему?» — а потому что целибат. Логично жи.

Про остальные замечания я думаю. До сих пор.

Смущает тебя встреча? Это случайность))) Другой вопрос: действительно ли случайности случайны.

Спасибо! Мне всегда важно твоё мнение.
11:37
Уже не фейк…
R.I.P.
Логично жи.
Логично
Другой вопрос: действительно ли случайности случайны.
В мире где Бог тупо забил на все… знаешь, да. Если только предположить наличие силы еще более высшей О_о
11:45
Не играй в угадайку))))
В угадайку надо на обратной дуэли играть.
11:47
Да ты ж меня не угадаешь: Р
11:49
Канеш))))
Но я говорила не об этом
11:52
+1
Ты всегда что-нибудь говоришь, еще слушать тебя...
Загрузка...
Book24