Глупость и гордость

Автор:
Зазирка
Глупость и гордость
Текст:

Они уже второй год жили вместе гражданским браком. И всё было замечательно до тех пор, пока…

Час назад Вике позвонила близкая подруга и сообщила новость, от которой "замечательно" как стеклянное полотно зазмеилось трещинами: у Игоря есть женщина с ребёнком. Возможно его ребёнок. Подруга проезжала рядом с Московским вокзалом и случайно увидела: к автостоянке от вокзала шёл Игорь с ребёнком на руках, а рядом женщина и они мило разговаривали, улыбались. Хоть Нина и спешила по делам, но решила, что судьба подруги ей дороже: едва машина Игоря тронулась, Нина последовала за ней. В Весёлом посёлке у стандартной безликой "хрущёвки" остановились, Игорь и женщина вошли во второй подъезд. Нина в ожидании выкурила две сигареты, но Игорь так и не появился. Телефон настойчиво требовал внимания, и Нина вынуждена была ответить. Ей напомнили о забытых на время обязанностях. Так что, извини, подружка, пришлось ехать по делам. Главное теперь ты знаешь…

Всё было как всегда. И хоть за этот час ожидания Вика настроила себя на иной сценарий, - как встретить, с каким выражением лица, что сказать сначала, что потом, - едва пропел дверной звонок, она всё же по инерции кинулась к двери как прежде. Радостно.

Игорь стоял на площадке, в одной руке неизменный букетик садовых цветов, маленький, трогательный из тех которыми торгуют бабульки у входа в метро, в другой - неизменный дипломат. Вика любила именно такие цветы - крохотные, вроде бы невзрачные, но в них столько всего, что в душе рождалось благоговение. Чего не было от парадных роз, лилий или хризантем.

- Здравствуйте, девушка! Вы пользуетесь услугами нашей компании " Подари счастье"? Вы наш пятимиллионный клиент и от имени компании разрешите вручить вам этот скромный букетик и лучший наш образец дарителя счастья. То есть меня.
- Спасибо, я очень тронута. Где расписаться?
- Здесь, - Игорь показал на свои губы.

Да, всё было как всегда. И первые минуты Вика игнорировала утверждённый "сценарий", и лишь когда Игорь ушёл принять душ перед ужином, она словно опомнилась, стряхнула наваждение: не так, не так я себя веду!

И сразу всё стало не как всегда. И улыбка, и смех и блеск в глазах Игоря теперь казались фальшивыми, притворными. И эти ежевечерние букетики призваны, чтобы её дурочку задобрить, замылить глаза, чтобы ничего не видела и не слышала. Этот изменщик и врун подсадил её на букетики как подсаживают на наркотики. Господи, ну почему я такая дура слепая!

- Что у нас в меню, хозяюшка?
Игорь в халате, с влажными волосами сел к столу, взял в руку вилку. Обычно Вика любила этот момент: подходила вплотную, ставила тарелку на стол, а лицом утыкалась в волосы Игоря, вдыхала терпкий запах чистого тела и яичного шампуня, целовала две его макушки. Сейчас Вика вовремя перехватила себя: издали подвинула тарелку.
- О, синенькие! Смак!
Да, была у него такая особенность: мог, есть баклажаны каждый день. Чего нельзя сказать о Вике: один раз ещё ничего, но два дня подряд - уже пытка.

Потянувшись к баночке со сметаной, Игорь вдруг замер. На секунду Вике показалось, что его взгляд её, будто баклажанный кружок, наколол вилкой, притянул к лицу.
- Вик, что-то случилось?
- А разве нет?

Он слушал молча, при этом ни на секунду не прекратил есть. Это ещё одна нерушимая особенность Игоря: когда на него наезжали, он, словно оборачивался в скалу, утёс, о который разбивался прилив. Но за приливом следует отлив, и едва первые лучики солнца прорывались сквозь светлеющие тучи, скала, утёс рассыпался пляжным песком и весело отражал радужные блики солнечного света. Так было всегда, в минуты, когда у Вики беспричинно портилось настроение - особенно в критические дни - и она по-мелкому придиралась: не так одно положил, не так другое поставил, не тем тоном ответил.

- Всё? - за всё время, пока Вика пересказывала услышанную от подруги "новость", Игорь не поднимал глаз от тарелки, а сейчас, когда она сделала долгую паузу, выпрямился, отодвинул пустую тарелку, вытер губы салфеткой и, наконец, прямо посмотрел на неё.
- Речь прокурора закончена? Обвиняемому будет предоставлено последнее слово? Или всё, гуляй Вася в Кресты?
- Я слушаю…
- Весьма рад, что со слухом у вас Виктория Юрьевна в порядке…
Вика невольно вздрогнула: ТАКОГО тона у Игоря она ещё не слышала, и такого выражения лица, и потемневших точно заледеневших глаз не видела. Кто-то внутри её, шурша страницей "сценария" горячо зашептал: не поддавайся, это игра, сейчас будет оправдываться…

Рита Мельникова была десять лет одноклассницей Игоря,да и жили по соседски, после выпускного они больше не виделись: он перебрался в город, а Рита осталась в деревне, вскоре вышла замуж, родила дочку. Неделю назад у мужа случился странный приступ, в районной поликлинике не смогли поставить точный диагноз и мужа перевели в городскую клинику. Рита, разумеется, поехала в город, чтобы быть рядом с мужем.  Мама Игоря дала Рите номер его мобильного, мол, если что можешь  обратиться за помощью. С дочкой в одной руке и с тяжеленной сумкой в другой Рита, выйдя из поезда, растерялась. Все были такие же загруженные багажом и поклажей, что помощников не нашлось. Плюс дочка раскапризничалась, не желала слазить с рук. Кое-как дотащилась до метро, руки буквально отваливались. Осознав, что этим путём она вымотает себя до предела, Рита решила взять такси, но до нужного ей места таксисты запрашивали столько, что Рите становилось дурно. Сейчас, когда мужу понадобятся лекарства, у неё каждая копейка была на счету, поэтому она не могла вот так просто выбросить столько денег. Тут и вспомнила совет мамы Игоря. Он тотчас приехал, помог, что в этом криминального?

- Почему не позвонил? - машинально вырвалось у Вики.
- А я должен о каждом своём чихе докладывать? Алё, дорогая, я секунду назад чихнул, а две минуты назад сходил в туалет, помочился в третий справа писсуар. Так?
- Не ёрничай…
- Всё, Виктория Юрьевна, - Игорь резко поднялся, почти отшвырнул стул. - Заседание суда закрывается. У вас закончился рабочий день, и вы можете быть свободны.
- Что… это значит? Игорь, я не поняла…
- Зато я прекрасно понял, что совершил глупость: не ту выбрал…
- Ты… - Вика медленно поднялась. - Прогоняешь меня?
Уже на пороге кухни Игорь полуобернулся:
- Вы правильно поняли. Сообразительность у вас просто идеальная. Чего нельзя сказать об остальном…
- Игорь, ну прости меня…
- Всё! - жёстко, как топором рубанул. - Дело закрыто и пересмотру не подлежит.

Игорь ушёл в комнату. Вика тяжело рухнула на стул, с ужасом осознав, что бездумно, без оглядки поверив в версию подруги, она тупым айсбергом врезалась в их семейный "Титаник". И вот он сейчас погружается в пучину, и она уже бессильна что-либо сделать.
Она знала как никто другой, что уже по- другому не будет: Игорь слишком гордый, это подозрение в его неверности для него как смертельное оскорбление. И он не из тех, кто прощает такие оскорбления…

0
15
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Наташа Чернышева №4