Синтек. Часть 2

Автор:
Владимир Иванов
Синтек. Часть 2
Аннотация:
Продолжение истории о роботе по имени Синтек
Текст:

Пробуждение произошло внезапно. Просто в один момент странные образы и мутные видения пропали и на их месте осталась одна четкая мысль: «я проснулся».

Синтек открыл глаза и повернул голову, надеясь увидеть рядом с собой Катю или Леонида, но кресло рядом с кроватью было пустым. Наверное, они посчитали, что его сон будет долгим и поэтому ушли. То, что прямо сейчас не нужно было ни с кем общаться, вызвало слабую положительную эмоцию, которую память назвала «радость». Или, возможно, «удовлетворение»… Это были разные оттенки одного чувства, разница была только в его силе и применимости к конкретной ситуации. Эмоции вообще были интересной темой, и он на некоторое время закрыл глаза и погрузился в свою память, изучая и анализируя имеющуюся информацию.

Выходило, что каждая эмоция – это химическая реакция организма на внешние раздражители, которая реализуется в выбросе в кровь гормонов. Те воздействовали на ощущения и человек их «испытывал». Конечная стадия могла длиться разное время, это зависело от совокупности внешних факторов и количества введённых гормонов. Люди придавали эмоциям огромное значение, хотя по сути, они были ничем иным как реакцией организма с целью побудить живое существо на конкретные действия. Например, «страх» (само звучание этого слова заставило его поежиться) был защитной функцией, призванной уберечь существо от опасности. В случае, когда сознанию было страшно, он активировал механизм «бей или беги» и существо вставало перед выбором – бежать или драться. Для подавляющего количества живых существ этих реакций было достаточно. А многие другие эмоции животным были присущи в гораздо меньшем количестве чем людям, и они не знали всех оттенков, которые человеческий вид придумал. Это было связано с развитостью сознания людей, как и многие другие детали.

Как сказал Журавлев, его создали, чтобы как раз-таки посмотреть на процесс возникновения эмоций «изнутри». Наверное, они должны будут создать ему условия, которые заставят организм соответствующим образом реагировать на них. Надо будет внимательно смотреть за процессами в организме, чтобы давать подробный отчет.

Дверь в комнату очень тихо открылась. Синтек зафиксировал изменения в организме. Он начал чувствовать тревогу – разновидность страха и интерес – эта эмоция была отдельной, он уже раньше ее испытывал и тогда она называлась «любопытство». Послышались тихие шаги, по всей видимости, вошедший старался его не разбудить. Человек обошел вокруг кровати и сел в кресло, скрипнувшее под его весом. Раздался шелест бумаги и шорох пишущей ручки. Синтек открыл глаза и вновь повернул голову. В кресле сидела Катя, с сосредоточенным видом записывающая что-то в толстый блокнот. На коленях у нее лежал планшет, в который она периодически заглядывала и что-то нажимала, наверное, меняя страницы или двигая экран. Синтек отметил, что сейчас мысли текут намного быстрее чем раньше и он уже не задумывался о том, что и как называется. Тут он вновь зафиксировал в организме чувство радости и отметил, что оно производит приятный эффект и его хочется ощущать как можно больше. Память подсказала, что радость появляется при удовлетворении какой-либо потребности и может вызвать привыкание. Как это происходит он не совсем понял, но решил запомнить этот момент и разобраться позднее.

Катя на момент оторвалась от записей и улыбнулась, заметив, что он проснулся.

- Доброе утро! Ты проспал всю ночь и большую часть утра. Как ты себя чувствуешь? Как мыслительные процессы? – ее широкая улыбка вызывала приятные чувства, в которых смешивались интерес и радость. Память отметила, что такой жест используется для выражения приязни к человеку, пусть и небольшой. Обычно улыбка применяется для нескольких вещей: чтобы выразить одобрение, радость, приязнь, либо настроить человека на позитивный тон общения. Синтек отметил, что это довольно удобный инструмент взаимодействия и понял, что тоже может ответить таким же образом.

- Доброе утро – он настроил лицевые мышцы, и они создали улыбку, не такую широкую как у Кати, но достаточную, чтобы ответить взаимностью на ее жест – мыслительные способности значительно ускорились и теперь мне гораздо легче с вами общаться. С тобой – поправил он себя, вспомнив вчерашнюю договоренность.

- Да, мы договорились на «ты» - позитивный настрой на ее лице чуть усилился – это хорошо, что твои мысли теперь движутся быстрее, значит процесс адаптации идет хорошими темпами и к завтрашнему дню ты будешь полностью готов к полноценной работе.

- А что будет сегодня? – когда Катя заговорила о работе, то он зафиксировал возникший в сознании «интерес», результатом которого стала мысль о возможных перспективах, которые могут открыться.

- Сегодня мы проведем начальные тесты, а Анатолий Григорьевич расскажет тебе все нюансы устройства твоего тела ицели, которые ставятся перед нами в этом исследовании. А еще… - она задумалась – мы с тобой, если у тебя останутся силы, попробуем пообщаться с людьми в этом здании. Ты должен общаться, чтобы твоя социализация прошла успешно.

- Хорошо, это интересно – интерес действительно усилился, он вполне мог представить, как выглядят другие люди, но встретиться с ними вживую было намного полезнее во всех отношениях.

- Тогда давай попробуем для начала походить – Катя встала и отодвинула свое кресло в сторону, освобождая ему место – нужно активировать мышечную память твоего тела, чтобы это потом не мешало нашей работе.

- Сейчас попробую – сесть для Синтека было несложной задачей – тело уже знало, как это делать. А вот встать на ноги было действием неизведанным. Он заранее попытался проанализировать необходимые действия с помощью безотказной памяти, но этого явно было недостаточно, все воспоминания были слишком расплывчатыми и ориентироваться на них было нельзя.

Поэтому он решил сначала действовать, а затем анализировать. Одновременным движением его руки уперлись в край кровати, а одна нога в пол. Мозг проанализировал ситуацию и отдал приказ мышцам на руках принять часть веса тела, а оставшуюся нагрузку перенести на несущую ногу. Таким образом, он стал держаться на трех точках опоры и медленно переносил вес на свободную ногу, не теряя при этом поддержки и выпрямляя и руки, и ноги. После завершения подъема он неуверенно оторвал руки и обе ноги приняли полный вес тела. Его чуть покачивало, но мозг буквально за несколько мгновений сориентировался в ситуации и раздал команды огромному количеству мышц, которые синхронно пришли в небольшое напряжение и удерживали все тело в вертикальном положении.

- У тебя хорошо получается – ободряюще сказала Катя, наблюдая за его стараниями – честно, я даже не представляю, каких это тебе стоит усилий.

- На самом деле просто непривычно – ответил Синтек и вновь сосредоточился на собственном теле, отдавая ему команду сделать шаг вперед. Вес перераспределился на левую часть тела, а правая нога чуть оторвалась от земли. Следующим действием должен был быть перенос веса на правую часть тела. Но в тот момент, когда масса разместилась в равной степени между обоими частями тела, центр тяжести сместился и Синтек почувствовал, что теряет равновесие. Он взмахнул руками, силясь удержаться, и его подхватила Катя, подскочившая в тот же миг. Она подставил плечу и приобняв ее за плечи, он нашел дополнительную точку опоры и смог удержаться. Вместе с тем его мозг пронзила целая гамма очень необычных ощущений: запах ее волос вызвал приятые ассоциации в памяти, тепло тела было воспринято органами осязания с выбросом большого количества гормонов в кровь. Преобладали среди них чувства счастья, радости и удовольствия. Он с удивлением отметил, что организм хотел бы чувствовать подобное чаще, хотя не мог логически объяснить это желание. По крайней мере, на данный момент.

- Ты не падай – улыбнулась Катя, не отпуская его – давай следующий шаг сделаем вместе?

- Нет – Синтек снял свою руку с ее плеча и приготовился все повторить – я должен сделать это сам, чтобы тело запомнило. У меня почти получилось, я не рассчитал нагрузку в конце движения и поэтому потерял равновесие.

- Ну ладно, я тебе подстрахую – Катя отошла на полшага в сторону, готовясь в любой момент поймать его.

Синтек проанализировал предыдущую информацию и понял, что мозг уже сделал из нее алгоритм для последующих действий. Поэтому следующий шаг вышел уверенным, а последующие два абсолютно идеальными.

- Ты здорово адаптируешься! – радостно сказал Катя, хлопнув в ладоши – ну тогда теперь мы можем идти в лабораторию и проводить первые тесты! – ее воодушевление передалось Синтеку, хотя предстоящие опыты вызвали опасения: непонятно, что будет происходить и какие последствия будет иметь. Но Катя как-то неуловимо стала тем «доверенным» человеком, информация от которого воспринимается заранее как истинная. И от нее Синтек не ожидал радости по поводу каких-либо негативных для него вещей. Поэтому он решил довериться и не давать чувству тревожности влиять на него.

Катя между тем достала телефон и связалась с Леонидом. В ответ на рассказ о пробуждении Синтека и его первых шагах, он ей сообщил, что лаборатория готова и можно начать прямо сейчас. Доктор Журавлев должен был подойти позднее, а сейчас они проведут первичные тесты, которые не требуют его присутствия.

Синтек внимательно выслушал всю эту информацию и согласно кивнул. Катя схватила с кресла блокнот и приглашающе махнула ему рукой, предлагая следовать за ней. Перед дверью он на секунду замешкался, преодолевая чувство тревожности перед предстоящими открытиями. А затем взялся за ручку и, решившись, резким движением открыл ее.

Они вышли в самый обыкновенный коридор с выкрашенными бежевой краской стенами. Под потолком горели яркие лампы, по обе стороны находились двери с самыми разнообразными табличками. Напротив них была дверь с табличкой «Комната № 19».

- Всего таких двадцать пять– сказала Катя, заметив его интерес – на них выделен этаж и в них располагаются люди, находящиеся сейчас на исследовании. Пойдем, я по дороге тебе все расскажу.

Она уверенным шагом направилась в правую часть коридора и через несколько шагов им встретился поворот, за которым располагался просторный холл. В нем стоял диван, несколько высоких растений в горшках и журнальный столик, на котором лежали газеты и несколько буклетов. В дальней стене находились проход, за которым были видны двери лифта.

- Давай я расскажу тебе, где мы находимся – сказала Катя и, взяв Синтека за руку, провела его к дивану. Когда они разместились, она взяла буклет с изображением фасада здания. На его верхней части крупными буквами было написано «ИЭБИ». Прочитав надпись, Синтек недоуменно взглянул на Катю.

- Это значит «Институт экспериментальных биологических исследований» - ответила она – мы с тобой сейчас вот здесь – она открыла буклет. Внутри была нарисована карта, на которой было помечено три больших здания, стоящие в форме буквы «П» и одно маленькое, стоящее за пределами этой фигуры. Их разделяла небольшая зеленая зона. Катя указывала на среднее здание в прямоугольнике – это главный корпус института, здесь располагаются основные лаборатории, исследовательские центры. Вот тут – она показала на правое здание – учебный корпус, там у нас студенты, а прямо напротив него – медицинский центр, там мы пытаемся помочь людям, которые больны каким-либо неизвестными или неизлечимыми заболеваниями. Вообще, весь институт занимается различными исследованиями в рамках биологии, медицины, генетики и всех смежных наук. Прости, я увлеклась – она заметила, как задумался Синтек – ты успеваешь анализировать то, что я говорю?

- Да – сказал он после минутной паузы – в моей памяти есть расшифровка всех данных, которые ты сообщила, и я успешно понял, как расположены здания и смог представить их себе – этот процесс дался также нелегко, нужно было сначала разобраться в понятии «карта», принципах ее составления, обозначениях. Но его память вновь помогла, показав себя неисчерпаемой кладезью информации.

- Я могу говорить медленно, если так будет удобнее – сказала Катя, озабоченно глядя на него.

- Не стоит. Чем больше я встраиваюсь в естественное общение, тем быстрее становятся мыслительные процессы, и тем больше я адаптируюсь. Так что продолжай, пожалуйста, в том же темпе.

- Я в целом уже все рассказала. В Институте работает очень большое количество людей, но мы все поделены на отдельные небольшие группы. Вот я, доктор Журавлев и Леонид – отдельная исследовательская команда. Нам приходилось привлекать сторонних людей для того, чтобы мы могли создать тебя, но в целом исследования проводятся только нами.

- А ты можешь… - Синтек на мгновение задумался, формулируя волнующий его вопрос – рассказать мне, как я был создан? Из чего?

- Это вопрос к доктору Журавлеву – Катя чуть улыбнулась - он один, наверное, понимает, как устроено твое тело. Мы с Леонидом занимаемся лишь отдельными областями. Я вот вообще отвечаю за твое психологическое развитие и социализацию, а про внутреннюю работу системы знаю только в общих чертах… Прости – спохватилась она вдруг – не системы, а твоего организма. Надеюсь, ты еще пока не понял, что значит «обидно»?

- Нет – Синтек не сталкивался с данным понятием ранее, а память не смогла внятно показать, что скрывается за данным термином. Он понял, что это чувство нужно пережить. А сейчас он его не испытывал – я не сталкивался с данным понятием раньше и меня не трогает то, что ты называешь мое тело системой. По факту, любой организм ей является.

- Да, здесь я с тобой согласна – Катя выдохнула с явным облегчением и посмотрела на часы – нам с тобой нужно идти, Леонид нас уже долго ждет!

Они поднялись с дивана и направились к лифту, где Катя нажала на кнопку вызова. После негромкого мелодичного сигнала, двери распахнулись, и они зашли в просторную кабину, где одна из стен представляла собой зеркало, размером с человеческий рост. Синтек остановился пред ним как вкопанный – это была первая встреча его со своим отражением. Он был довольно высоким мужчиной, относительно молодым, как подсказывала память. У него были светло-русые волосы, темно-зеленые глаза и сильные черты лица. Память подсказала, что такая внешность является весьма симпатичной и, скорее всего, это должно было влиять на людей при общении с ними. Катя стояла рядом и внимательно наблюдала за его реакцией. Синтек понял, что она знала о зеркале и как минимум догадывалась о том, что первое знакомство с отражением произведет на него впечатление.

- Ну, как ты сам себе? – спросила она немного лукаво, склонив голову на бок.

- Кажется, я довольно приятной наружности – улыбнувшись, произнес Синтек – это должно производить хорошее впечатление на людей.

- Да, так и есть – ответила Катя, нажимая на кнопку. Двери лифта сомкнулись, и он двинулся вниз – Анатолий Григорьевич говорил, что не задумывался о твоей внешности, но был очень рад, когда понял, что все получилось именно так.

Лифт остановился и вновь раздался мелодичный звук. Двери распахнулись и они вышли в просторный холл, из которого вели три двери. Табличек не было, но Катя без колебаний повела его к одной из них, за которой оказалось просторное помещение с белыми стенами, и огромным количеством разнообразной аппаратуры, назначение которой Синтеку было абсолютно незнакомо. Из-за стеллажа вышел Леонид в белом халате. Его лицо было немного мрачным.

- Ребята, вы опаздываете – сказал он, забирая со стеллажа предмет, похожий на небольшой шлем, от которого тянулось несколько проводов разной толщины – у нас все-таки график.

- Леня, не надо быть занудой – Катя снова улыбалась своей лукавой улыбкой. У Синтека промелькнула мысль, что она, по-видимому, очень любит улыбаться и это ей очень хорошо удается- мы познаем мир, это требует времени.

- И все равно все должно быть в графике – ответил Леонид, снова нахмурившись – Синтек, прошу за мной, мы с тобой проведем пару тестов.

- Конечно – сказал Синтек, направляюсь за Леонидом в глубь помещения – а какие будут тесты?

- Я тебе все расскажу – на ходу ответил ученый – основная наша цель сейчас – это проверить эмоциональные реакции твоего организма и корректность работы той электронной части твоего мозга, которая отвечает за сбор и анализ информации – они обогнули стеллаж и вышли к небольшой площадке, на которой стояло кресло с висящим перед ним экраном, а рядом стол с компьютером.

- Присаживайся – сказала Катя, и Синтек покорно занял место в кресле. Катя взяла у Леонида шлем и протянула его Синтеку– я сейчас его на тебя надену и нужно будет прикрепить несколько электродов. Больно точно не будет, но может быть немного неприятно и холодно.

- Хорошо. Я не боюсь, у меня есть уверенность, что вы не хотите мне навредить – ответил Синтек принимая шлем и водружая его на голову. Он был тяжеловат, но, особых неудобств не доставлял. Катя вставила часть проводов в экран, другие – в специальные разъемы в спинку кресла. Оттуда же она вытянула еще несколько проводов с присосками- на конце. Их она прилепила к рукам Синтека в районе предплечий и две в область сердца. Для этого ей пришлось залезть под комбинезон Синтека и он ощутил, что прохлада её рук приятна, хотя почему, понять не удалось. Так как это ощущение появилось не в первые, он отметил, что нужно обязательно его проанализировать.

- Мы готовы – Катя отошла на шаг назад и осмотрела результаты своей работы.

- Хорошо - сказал Леонид, что-то набирая на клавиатуре – Синтек, сейчас мы будем стимулировать определенны участки твоей памяти, абсолютно случайные производить воспоминания. Они уже «вшиты» в твою память, поэтому там есть с чем работать. Насколько мне известно, они у тебя либо сгенерированы искусственно, либо это память разных людей, которые поделились воспоминаниями для нашего эксперимента. Так что не пугайся, если вдруг увидишь что-либо не совсем для тебя понятное. А для того, чтобы тебя не отвлекали внешние раздражители, мы погрузим тебя в транс с помощью волнового излучателя у тебя на голове. Ты все уловил?

- Да, Леонид. Спасибо, мне все понятно – мыслительные процессы, по всей видимости, уже дошли до нормальной скорости, потому что Синтек успевал проанализировать все слова еще до того, как Леонид заканчивал фразу. Это было очень удобно для взаимодействия с окружающим миром - я готов начать, включайте.

- Еще не все – Катя выглядела смущенной – осталось подключить последний провод и это будет… хм… не очень приятно.

- Почему? - спросил Синтек и почувствовал тревогу. Он еще раз отметил, что это ощущение неприятно и организм хочет свети его к минимуму.

- Этот канал подключается напрямую к электронной части твоего мозга – ответил Леонид. Его тон был тоже смущенным – мы не знаем, какие это вызовет первоначальные ощущения. Это точно не принесет боль, так как там нет нервных окончаний необходимого типа, но непонятно, как ты это почувствуешь. Это может вызвать… неудобства.

- Ну давайте попробуем – чуть подумав, сказал Синтек. Он понимал, чем вызвано смущение этих людей и не хотел доставлять им дискомфорт. Осознание, что они не хотят сделать емубольно и пытаются свести неудобства к минимуму не могли не вызывать симпатию – вам не нужно волноваться, я понимаю, что это нужно сделать.

Катя кивнула и, переглянувшись с Леонидом, подошла к креслу и вытянула из-за его спинки еще один провод, заканчивающийся коротким жалом. Она наклонилась к Синтеку и запустила руку под волосы на затылке. Синтек почувствовал, что там было небольшое отверстие, которое она нашарила пальцами и поднесла к нему провод.

- Готов? – она внимательно посмотрела на него, во взгляде сквозила тревога.

- Конечно. Не переживай, Катя – Синтек постарался, чтобы его голос звучал ободряюще, но не был уверен, что все получилось.

Катя еще раз взглянула на него и одним движением ввела жало в разъем. Синтек ощутил небольшой укол в затылочной части головы и сознание вдруг начало меркнуть, ощущения были похожи на сон. Глаза его закатились, а голова склонилось на бок. Тьма вокруг сгущалась, и он услышал, как Катя произносит его имя, с тревогой вглядываясь в лицо и постарался ответить, но мысли окончательно унеслись в манящую темноту.

Он стоял на берегу моря и свежий ветер обдувал его лицо. Вокруг разливался запах соли и шум морских волн. Тело и разум переполняло ощущение умиротворения, разливающееся, как теплая волна. Сколько было работы, сколько трудов и, наконец, долгожданный отпуск. Он был, наверное… Счастлив. Просто счастлив и абсолютно доволен жизнью. В свои тридцать пять он уже добился всего, что хотел, у него была интересная работа, хороший дом и любящая семья… Семья?

Он обернулся. В нескольких шагах от него стоял шезлонг под зонтиком, на котором лежала красивая темноволосая женщина. Рядом с ней в песке игрались двое детишек примерно одного возраста: мальчик и девочка. Они все о чем-то переговаривались и весело смеялись. Женщина вдруг села и внимательно посмотрела на небо. На лице ее отразилась тревога. Вокруг начал нарастать страшный шум, женщина что-то говорила, но он никак не мог расслышать отдельные слова. Она поняла, что он ее не слышит и ткнула пальцем во что-то за его спиной. Он развернулся и увидел, как из-за горизонта идет огромная волна. Она была совсем близко и постепенно закрывала собой небо. Его вдруг пронзил ужас, парализовавший тело. Что делать? Бежать? А может уже и нет смысла, цунами такого размера слижет весь пляж за секунды… Но бороться нужно, нужно бежать!

Он вновь повернулся к семье и крикнул жене: «Хватай детей!». Затем бегом бросился к ним, схватив на руки мальчишку. Женщина подхватила девочку и, забросив на плечи сумки они стремглав бросились к выходу с пляжа. Шум вокруг все нарастал, он увидел, как люди срываются со своих мест и тоже бегут. Сын на его руках плакал и просил вернуться за забытой лопаткой. Он прижал его к себе и приговаривал, что все будет хорошо, что они купят новую или завтра вернуться за этой. Спина вдруг стала мокрой, и он почувствовал холод. Сын перестал плакать и смотрел наверх завороженными глазами. Пришло осознание, что уже слишком поздно, и он на бегу обернулся. Волна уже закрыла небо и ее гребень начал падать. Все происходило как в замедленной съемке. Он успел сесть и закрыть сына своим телом. В последний момент попытался сказать, что любит его, а потом страшная масса упала сверху и потащила вперед. Сына вырвало из рук, он пытался кричать его имя, но в рот попала вода, мгновенно перекрывшая дыхание, а после сильного удара сзади все вокруг внезапно исчезло.

«Как тепло!»

Он крутил педали, с удовольствием ощущая, как ветер развивает волосы. Погода только-только наладилась, после недели дождей наконец-то первый солнечный денек. Велосипед он доставал при малейшей возможности и сейчас ощущал настоящую радость от того, как себя чувствовал. Казалось, весь мир вокруг пел.

Дорога была широкая, вокруг ровными рядами были посажены деревья, за которыми виднелись возделанные поля. Пока они были насыщенно-черными, посадки начались несколько дней назад, но скоро все должны было стать золотым. Он очень любил этот контраст: зеленые деревья, ярко-голубое летнее небо и золотые поля и предвкушал, как будет вновь нестись вдоль дороги, наблюдая эту замечательную картину и вдыхая этот прекрасный летний запах.

Впереди висел знак перекрестка. Совсем скоро дорога вольется в небольшой городок, куда и лежал его путь. В голове возник список покупок, составленный старенькой бабушкой: молоко, сыр, яйца, сметана и что-то еще… Он всегда ездил только со списком, бабушка сильно ругалась, если что-то не было куплено – пироги из соломы не пекутся.

Выезжая на перекресток, он краем глаза заметил какое-то движение сбоку. Промелькнула мысль, что этой дорогой сейчас толком не пользуются, она ведет к заброшенным амбарам, сейчас уже новые построили…

Потом был удар. Сбоку в него врезалось что-то огромное и черное. Он почувствовал, как летит. Боли не было, только удивление. Откуда он взялся? На этой дороге же никого не бывает? Вот ведь попал… Навстречу неслась земля, и, как только он ее коснулся, все снова погасло.

Вокруг был огонь. Все горело и обжигало. Он сидел на полу, в глазах стояли слезы, дышать тяжело, он то и дело срывался на кашель. Как это получилось? Откуда вдруг появился такой ужасный огонь, которым его все время пугали, когда он игрался со спичками?

Было страшно. Все тело трясло, и он не мог начать соображать, что же делать дальше. Взрослые говорили, что это называется «паникой», но это всегда были только страшные сказки, рассказанные на ночь…

В комнату забежала мама, закрывающая рот и нос мокрой тряпкой. Она не заметила его, сидящего чуть в стороне и начала озираться, а у него не был сил крикнуть ей, что он здесь. Раздался страшный треск, и он увидел, как с потолка начали падать горящие куски дерева. Мама обернулась на его крик. Глаза ее вспыхнули радостью, она бросилась к нему и вдруг сверху на нее обрушился огромный брус. Он видел этот момент, срываясь с места, чтобы помочь ей. Вдруг сверху на него тоже упало что тяжелое, стало очень горячо и спустилась темнота.

«Мама!!!!!»

- Мама!!! Мама!!!! – кричал Синтек. Вдруг он понял, что его трясут чьи-то сильные руки и увидел перед собой озабоченное лицо доктора Журавлева. Он пристально на него смотрел и постоянно повторял его имя. Пламя перед глазами исчезло, и он понял, что все также сидит в кресле, но шлема на голове нет и все электроды отключены. Из глаз вдруг хлынули слезы, и он обнял профессора, не в силах сдержать эмоции.

- Все хорошо, мой мальчик, держись. Все будет хорошо – приговаривал доктор, поглаживая его по спине.

Синтек внезапно отстранился и серьезно посмотрел на Журавлева.

- Они все мертвы – прошептал он – они все мертвы… Я – мертв – он закрыл лицо руками и вновь провалился во тьму…

Другие работы автора:
0
52
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Book24