Пустота

Автор:
Strangerbard
Пустота
Аннотация:
Что делать, если проснулся утром, а люди исчезли?
Текст:

1

   Слова и мелодия любимой песни ворвались в царство Морфея и закрыли мне туда визу на ближайшие пятнадцать часов. Я открыл глаза. Вставать совершенно не хотелось. Блаженно потянувшись, хрустнув суставами, я достал с тумбочки телефон и отключил будильник. На смартфоне высветились цифры точного времени - половина седьмого. Понедельник. Встав с кровати, я подошел к окну и рывком отдернул шторы. Лучи утреннего солнца настроили меня на лад нового дня.
Я жил в небольшой однокомнатной квартире. Ее переписали на меня родители, в незапамятные времена. На вырост, так сказать. В свои двадцать восемь, я ощущал себя достаточно выросшим и уверенным в себе мужчиной, который при удачном стечении обстоятельств может и горы свернуть.
  Прошлепав босыми ногами в ванную комнату, я принял холодный душ. Получив заряд бодрости, направился на кухню. В темпе сделал кофе и бутерброд с сыром и колбасой. Придвинул лежащую на столе газету, купленную вчера, перевернул страницу. Крупными буквами пестрел заголовок: "Ученые нашли возможность синтезировать темную материю в лабораторных условиях". Далее следовал текст, на позитивной волне про скорые разгадки тайн вселенной, связующим элементом которой эта самая материя и является.
  "Мне какое до этого дело?": подумал я, и, приступив к завтраку, сосредоточился на своих планах. Сегодня на работе важный день. Ко мне приезжает долгожданный клиент, я окучивал его уже третий месяц. В моей деятельности - продажах элеваторного оборудования, эта сделка обещала быть самой крупной, способной, если не озолотить меня, так уж точно поправить дела. Как распорядиться своими комиссионными я в деталях еще не думал, но парочка заготовленных целей имелась. Во-первых, отдам долг родителям. Не то, чтобы они сейчас нуждались, скорее напротив. Отец, директор крупного в нашем городе ликероводочного завода, являлся если не богатым, то вполне состоятельным человеком. Мама не работала, но проблемой это не являлось. Жили они в трехкомнатной квартире в престижном северном районе нашего города V. Некоторое время назад у меня были проблемы с деньгами, и я занял у них. Теперь планировал отдать, поскольку не любил быть кому-то должен. Во-вторых, сменю машину. Старенькая двенашка успела изжить себя и годилась только для программы утилизации.
   Быстро расправившись с едой, я облачился в стандартную офисную спецовку (белая рубашка, черные брюки, туфли), взял папку с документами и обуреваемый восторженными мыслями о скором успехе, отправился на работу. Закрыв квартиру, я вышел на лестничную клетку своего шестого этажа и привычным движением нажал кнопку лифта. Далеко внизу раздалось приближающееся гудение. На мгновение я поймал себя на мысли, что кроме лифта нет ни звука. Обычно в такое время из квартир слышались голоса. Где-то кричали дети, кто-то ругался. Люди собирались по делам. Учеба или работа объединяли человеческую массу на лестничной клетке. Некоторым личностям не хватало терпения ждать, и они спускались по лестнице. Сейчас все молчали.
  Пожав плечами, я вошел в распахнувшиеся передо мной двери лифта. Спустившись на первый этаж и выйдя из подъезда, я осмотрелся. Июньское утро. На дворе тепло и никого. У шестнадцатиэтажки, где я жил, стояли десятки припаркованных машин, в том числе и моя, но заводить или прогревать их никто сегодня не спешил.
- Не отошли после выходных?! - сказал я в слух и направился к своей двенашке.
Мой автомобиль, грязно-серебристого цвета, именующегося у производителей красок "папирус", бодро подмигнул мне, пикнув отключенной сигнализацией.
- И тебе привет! - ответил я и начал ритуальный утренний моцион.
Открыл капот, проверил уровень тасола, масла в движке и коробке, тормозную жидкость и наполнение стеклоомывателя. К этому меня в свое время приучил отец. На старых отечественных автомобилях без такой процедуры далеко не уедешь. Лучше заранее перестраховаться, чем потом заезжать в автосервис, а с деньгами и без того пока не все гладко.
  В этот раз все выглядело годным к употреблению. Закрыв капот, я включил зажигание. Загудел инжектор и машина завелась. Свою тачку я прогревал даже летом, давая мотору немного размяться. На все действия у меня ушло минут десять, и за это время мимо моей машины так никто и не прошел. Дверь подъезда также оставалась в забвении. Я ухмыльнулся.
- Ну и спите себе, а меня ждут великие дела! - громко сказал я в открытое окно и поехал. Выйдя со двора на узкую дорогу своего окраинного микрорайона, я надеялся как можно быстрее выбраться на оживленную утром трассу, ведущую в центр города. Поскорее хотелось снова почувствовать динамику, отлично меня настраивающую на рабочий лад.
   Проехав через лесную посадку, идущую вдоль дороги, я вышел на трассу. Каково же было мое удивление, когда и здесь вместо традиционной пробки, я встретил пустоту. Светофоры работали, контролируя очередность движения, но кроме меня подчиняться их сигналам оказалось некому. Тут мне впервые стало не по себе.
Что же случилось. В голову стали несмело закрадываться мысли о войне, ускоренной эвакуации города, нейтронной бомбе и тому подобные. Усилием воли я выгнал их прочь. Никакая ускоренная эвакуация невозможна в миллионном городе, как мой, а случись война, об этом бы трубили все новостные источники вместе взятые. Я включил радио, надеясь хоть там найти ответы. Из динамиков послышалось шипение. Настроившись на популярные в стране музыкальные каналы, я получил тот же результат. По спине пробежали мурашки.
   По-настоящему страшно мне стало, когда я прибыл в центр города и застал туже ситуацию. Машины стояли, припаркованными вдоль дороги, светофоры переключались, выполняя свой электронный долг. Люди исчезли, в городе царила гнетущая тишина.
   Офис нашей производственной фирмы располагался в центре города, на улице Фридриха Энгельса, а сами цеха,  на окраине. Припарковав машину на пустующей стоянке возле офиса, я вышел из машины и направился в здание. Пустая стеклянная будка проходной, где обычно сидел охранник, выглядела непривычно. Перепрыгнув через турникет, я прошел на территорию своего предприятия. Не смотря на то, что электричество в здании имелось, воспользоваться лифтом я не рискнул. Если из города по какой-то причине в одночасье исчезли все люди, то случись что, негде будет взять лифтера, а перспектива оказаться замурованным в металлической коробке меня не радовала. Поднявшись по лестнице на пятый этаж, где располагалась коммерческая служба, разделявшаяся на продажников и маркетологов, я зашел в свой отдел. Большая комната, перегороженная на рабочие места пластиковыми офисными закутками, множество раз являла собой поле жарких баталий с клиентами на всей территории страны. Я, что называется, создан для этой работы, поскольку любил продавать, а также возиться с железками и различным оборудованием.
Обойдя пластиковый лабиринт, я прошел к своему рабочему месту. С пятницы здесь все осталось без изменений. Даже в кружке у монитора еще оставался кофе. С неряшливостью теперь поздно бороться. Усевшись в кресло, я включил компьютер. Нужно было проверить одну идею. Офисная техника исправно функционировала, что вселяло надежду разобраться в происходящем. Загрузился рабочий стол, и я сразу открыл интернет браузер. Как я и думал, мировая сеть никуда не делась, теперь нужно выяснить интересующий меня момент. Открыв новостной сайт, куда я любил захаживать в свободное время, я пролистал список последних событий. К моему большому сожалению, моя идея нашла подтверждение. Военные конфликты, теракты, последние спортивные события, прогнозы погоды - все это размещено вчерашним числом. Сегодняшняя дата просто отсутствовала. Это могло значить ровно одно - люди исчезли не только в моем городе. Некому теперь стало обновлять сайты, заполняя их свежим контентом. Собираясь встать из-за стола, мое внимание привлекла одна вчерашняя новостная строчка. Она звучала так: "Мы обуздали темную материю". Я тут же вспомнил статью в газете сегодня утром. Клацнув по ней мышью, я прильнул к жидкокристаллическому экрану.
На первом плане красовалась фотография команды ученых, возглавивших проект. Четверка уверенных в себе людей, самому старшему, вероятно руководителю группы, было визуально от силы лет сорок. Все они россияне, а сама лаборатория, где проводились исследования, располагалась за Уралом. На первый взгляд, эксперимент, типа адронного коллайдера и ничего больше, но меня в статье заинтересовал один момент. Описывалась гипотеза, которая называвшая эту самую субстанцию, частицей всевышнего.
- С такими силами нельзя играть, - сказал я вслух. - Похоже , уже доигрались.
 Встав из-за стола, я побрел к выходу. Что-то подсказывало мне, что намеченная встреча с клиентом не состоится. Спустившись на первый этаж, тем же способом миновав проходную, я забрался в свою машину и поехал.

2

   Первым местом, куда я направился, осознав обычный распорядок дня утерянным навсегда, стала квартира моих родителей. Северный район, как и весь город, хранил безмолвие. Опустевшие машины рядами стояли на обочинах дорог, некоторые замерли прямо на проезжей части. У меня складывалось впечатление, что люди внезапно исчезли. Причем случилось это, скорее всего ночью, когда я мирно спал в своей кровати. Этим объяснялся тот факт, что большинство автомобилей остались припаркованными, а не стояли на дорогах с включенными движками. Если все так, то как мне удалось выжить? Вопрос без ответа.
  Проехав по длинному и пустому сейчас бульвару Победы, я свернул в знакомый дворик перед новеньким семнадцатиэтажным домом, выкрашенным в бодрые оранжевые тона. Остановившись напротив подъезда, я выбрался из машины и пулей поднялся на десятый родительский этаж. На звонки, как в дверь, так и по телефону никто не ответил. Благо у меня оставался дубликат их ключей, чем я и воспользовался. Тихо щелкнул замок тяжелой металлической двери, и я оказался внутри. Пробежав по коридору, звонко отстучав по паркету чечетку, я проверил комнаты и кухню. Все осталось прежним, каждая деталь интерьера хранила ощущение пребывания моих родителей.
  Мне стало грустно. К горлу подступил комок. Похоже, я остался один. В спальне я нашел старую фотографию, на которой мы всей семьей отдыхали на море. Мне тогда исполнилось двенадцать лет. Отец с матерью на снимке полны сил и молоды. Почему-то именно такими я их помнил вплоть до последнего времени, словно не замечая возрастных изменений. Их образ навсегда теперь останется таким. По моим щекам пробежали влажные дорожки. Что же мне теперь делать, куда бежать? Ответы стали непозволительной роскошью. Достав из родительского холодильника единственную, обнаруженную там бутылку крепленого пива, как любил отец, я, закрыв квартиру и направился к своей двенашке. Проверять дома своих друзей и бывшей теперь девушки, я не стал, решив зря не убивать время и не травить душу.     Вместо этого я, залпом осушив бутылку, решил отправиться за покупками.
Супермаркет известной французской корпорации, обычно заполненный покупателями до отказа в любой день недели, радовал их отсутствием. Единственное место в мире, откуда я всегда мечтал удалить людей и оторваться. Прохаживаясь по рядам, толкая изрядно нагруженную тележку, я именно этим сейчас занимался. Чего я только в нее не положил. Дорогущие виски, коньяк, колбасные и рыбные нарезки, десятки плиток самого разнообразного шоколада, и еще многое из того, что я обычно никогда не приобретал в таких количествах. В кондитерском отделе пришлось задержаться, долго и придирчиво рассматривая даты изготовления на тортах. Уже очень скоро кстати, я смогу лишь мечтать об этих чудесных кулинарных изысках, ведь редкие торты жили больше пяти суток. Выбрав свежайший на сегодняшний день эстерхази, я венчал им гору яств, что успел набрать. Моя тележка тянула тысяч на десять, а то и больше. Тем сильнее оказалось чувство наслаждения, когда я приветливо помахав рукой камерам видеонаблюдения, прошел мимо кассы. Запищали датчики системы антивор, и я рефлекторно перешел на бег.
Пришлось изрядно попотеть, укладывая роскошные продовольственные запасы в машину, набив багажник и задние сидения до отказа. Положив на пассажирское место рядом с собой позаимствованную из того же магазина банку пива, я утопил в пол педаль газа.
  Катался весь оставшейся день, употребив в процессе две банки пива, и это не считая выпитой в квартире родителей бутылки. Как ни странно, вождению, по крайней мере, в новых городских условиях, это не мешало. Даже наоборот. Гнетущее состояние потери и тоски по близким, отступило настолько, что я смог предаться веселью. Оно состояло в безумной езде по замершему городу, наплевав на правила дорожного движения. Проезжая мимо целой батареи камер наблюдения, в центре города, я специально высунулся и помахал им рукой. Заметив пустую "Приору" ДПС, я специально вышел и справил малую нужду под колеса. Хотел метнуть камень в лобовое стекло, но передумал. Для первого дня общей пустоты итак вполне достаточно. В голове мелькнула мысль, что люди как исчезли в одночасье, также и вернуться могут. Кто его знает, чего ждать от этой самой темной материи, если дело в ней, конечно. За время моих блужданий вдоль и поперек по городу, я так никого и не встретил. Отчаяние начало снова атаковать мою душу.
Когда солнце начало двигаться к заходу, я решил отправиться домой. Неожиданные перемены и езда в нетрезвом состоянии, лишили меня сил. Солнышко закатилось, когда до дома оставались считанные километры. Я немного расслабился, сбросил скорость до шестидесяти, как вдруг перед глазами померкло, словно кто-то набросил темную, полупрозрачную ткань, через которую видеть все-таки можно, но плохо. Так быстро темнеет только на юге, где-нибудь в Сочи, но не в средней полосе России. В следующую секунду, я едва удержал руль. Мое сердце сжалось от неожиданно навалившегося на меня страха. В кровь выплеснулась масса адреналина, и весь недавний хмель как рукой сняло. На миг показалось, что я вижу клубящуюся по обочинам дороги черную мглу.
-А-а-а! - закричал я.
Как ни странно, мой крик придал уверенности, отогнав волну ужаса, и помог вернуть способность трезво мыслить. Включив дальний свет и надавив педаль газа, я в считанные минуты прибыл к дому. Покидать машину не хотелось, но я сумел решиться. Поборов очередную паническую атаку, взяв с заднего сиденья несколько пакетов, что смог унести быстро, я пулей влетел в подъезд. Стало чуть спокойней. Поднявшись на свой шестой этаж, я ввалился в квартиру, поспешив закрыть дверь. Стараясь не терять ни минуты, я зашторил все окна и включил свет. Понемногу, волна спокойствия начала разливаться по телу. Вслед за ней навалилась усталость. Едва моя голова коснулась подушки, как я провалился в темную маслянистую пустоту.

3

   Проснулся я от собственного крика. Всю ночь мне снились мрачные, тягучие сны, завершившиеся кошмаром. Тьма окутала меня и принялась втягивать, словно трясина. Выбраться из нее помог только луч света, за которым я потянулся и сумел поймать. Шторы перед сном я не задергивал, поэтому утро встретило меня солнечным душем, быстро успокоившись меня. Вскочив с кровати, я подбежал к окну. Пустой двор, моя машина припаркована у самого подъезда. Пощелкав по телевизионным каналам и снова обнаружив лишь помехи, я чертыхнулся. Значит, это не сон и все произошедшее вчера - реальность.
  На душе стало пусто и тоскливо. Мысли снова коснулись моих близких, в первую очередь - родителей. Страх неизвестности и чувство абсолютной невозможности что-либо изменить, подступили ко мне, застряв комом в горле. Глубоко вздохнув, я взял себя в руки, решив, что паникой разобраться в ситуации не удастся.
  Приняв холодный душ и смыв остатки паники, я отправился на кухню. Там с вечера лежали не распакованными два пакета со вчерашними "покупками". Завтрак удался на славу и практически перешёл в обед. Наевшись до отвала разнообразных вкусностей, словно ребёнок, пробравшийся в буфет со сладостями, я сумел направить свои мысли на позитивный лад. Ведь если каким-то образом уцелел я, то наверняка есть и другие выжившие. Немного расходившись после завтрака, я спустился к машине. При свете дня необъяснимые панические атаки, обрушившиеся на меня вчера, не повторялись. Я списал их на нервный срыв, после града эмоциональных событий, обрушившихся на меня. Не исключал и того, что приступы страха появились из-за банального опьянения. О какой-либо закономерности говорить ещё рано. Фактически мир закончился всего два дня назад, поэтому, если в ближайшее время пугающие галлюцинации не повторяться, о них можно забыть. Сменив вчерашний офисный прикид на футболку, джинсы и кроссовки, я спустился во двор.
   Не спеша, я выгрузил из багажника всю снедь, захваченную мной в супермаркете, и двумя ходками поднял в квартиру. После чего вновь сел за руль и направился в город. Надежда отыскать людей, также как я оставшихся в безлюдном городе, сохранялась. Пусть это будет хотя бы один человек. За сутки тотальной тишины привычный уклад жизни рухнул, и мне нужна хоть какая-то цель, чтобы не сойти с ума. Если я чувствовал это сейчас, то к примру через месяц все усугубиться во множество раз.
   Оставив в стороне центр города, где я все облазил еще вчера, я направился в юго-западный район, вплотную прилегающий к окраине. С момента тотального опустошения здесь я еще не ездил, а значит, имелась вероятность что-нибудь найти. Спустившись по широкой улице 9 января, миновав куполообразное здание городского цирка, я начал свои поиски в районе. Бензина оставалось ровно половина бака, а значит, на сегодняшние разъезды должно хватить. На заправку отправлюсь завтра.
Остановившись возле одного из крупнейших предприятий нашего города, механического завода, вышел из машины. Во-первых, мне захотелось немного пройтись, а во-вторых, любопытно было осмотреть подземный переход, располагающийся возле. Мой родной город V являлся миллионером, но метро здесь так и не построили. Вместо этого на перекрёстках дорог и вблизи крупных предприятий давно построили целую сеть таких путей, давая людям возможность перемещаться, без риска быть намотанными на колеса. Лично я их не любил. Вечерами там частенько собиралась шпана, внимательно осматривая каждого забредавшего туда одиночку. Тем не мене любопытно посмотреть, что там сейчас. Вполне возможно, что граждане, укрывшиеся под землей, остались невредимы.
Спустившись по ступенькам вниз, я осмотрелся. Переход у мехзавода масштабами не поражал, поэтому пара тусклых лампочек, висящих на потолке, вполне справлялась с освещением оного, вместе с просачивающимся со стороны лестниц дневным светом. Здесь, как и на поверхности царило забвение. Уже собираясь, уходить, мое внимание привлекла гора мусора возле подъема к стенам завода. Подойдя поближе и подсветив себе фонариком на телефоне, я рассмотрел, что это. Дюжина банок из-под пива, рядом валялись еще десяток окурков. От нескольких до сих пор шел легенький сизый дымок. Следы выглядели совсем свежими, не больше десятка минут. Пробежав по переходу, я выбрался на улицу со стороны завода и осмотрелся. В десяти метрах от лестницы был вход на центральную проходную завода. Вокруг царила тишина. Мне стало не по себе, если кроме меня в городе осталась группка отморозков, то встречаться с ней мне точно не хотелось. Решив посмотреть, что твориться на заводе, я сделал несколько шагов в сторону проходной. Под ногами что-то звякнуло и, остановившись, я посмотрел вниз. На тротуарной плитке лежал необычный предмет. Внешне он походил на подкову, но золотистого цвета. Подняв его, я сразу удивился теплоте и чистоте предмета. Такое ощущение, что я взял его не с улицы, а откуда-то из магазина необычных сувениров. Усмехнувшись, я положил диковинную подкову в задний карман джинсов и на всякий случай осмотрел окрестности на предмет аналогичных находок. Не найдя ровным счетом ничего, я подошел к стеклянной двери проходной и замер в нерешительности.
  В выходные дни на территории предприятия вряд ли было многолюдно, а искать уцелевших по темным цехам одного из крупнейших заводов города, не хотелось. Да и потом, вполне могло статься, что вышедшая из перехода шпана, если моя догадка верна, направилась именно туда. Взвесив плюсы и минусы похода на завод, я вернулся к машине, но уже поверху, пройдя по пустой дороге.
Дальнейшее свое патрулирование продолжил на улице Космонавтов, проехав мимо памятника старого истребителя "Миг-21", я решил свернуть в парочку сквозных дворов. В первом таком месте царила та же пустота, сковавшая город. Людей нет, автомобили стояли припаркованными у домов, ожидая своих хозяев. Темные окна угнетали, хоть бы где зажегся свет. Тяжело вздохнув, я вернулся на дорогу и, проехав несколько минут, свернул во второй, известный мне сквозной двор.
С пессимистическим настроем объезжая двор, являвшийся точной копией предыдущего, я вдруг резко надавил на тормоз, чуть не ударившись лбом о руль. На двери одного из подъездов пятиэтажки красовалась надпись, сделанная на большом листе картона. Писали ярко-зеленым маркером. "Здесь живой человек!": гласила надпись. Под словами, написанными крупными буквами, обозначен код домофона.
Не веря своим глазам, я вышел из машины и подошел к подъезду. Все именно так, надпись не оказалась миражем или галлюцинацией. Трясущимися от волнения пальцами я набрал код и нажал кнопку домофона. Раздалась трель звонка. Несколько мгновений, показавшихся вечностью, никто не отвечал, затем из динамика послышался молодой женский голос.
- Меня зовут Алексей, - представился я. - Увидел вашу табличку.
- Заходи, я на третьем этаже, - сказал голос.
Дверь отворилась, и я вошел.

4

  Поднявшись на третий этаж, я оказался на крошечной лестничной клетке в четыре квартиры. Дверь одной из них отворилась и навстречу мне вышла симпатичная молодая девушка среднего роста с длинными золотистыми волосами. Она смотрела на меня одновременно насторожено и с интересом, явно оценивая нежданного гостя. Это продолжалось всего секунду, после чего девушка, явно оказавшись довольной увиденным, улыбнулась. Я ответил.
- Меня зовут Оксана, проходи, - сказала она, жестом пригласив меня войти.
Возражать я не стал. Девушка жила в двухкомнатной хрущевке небогато обставленной. Усадив меня на кресло перед журнальным столиком в большой комнате с телевизором, стоящим по центру старомодной стенки, хозяйка удалилась на кухню. Загремели чашки и вскоре она вернулась с подносом, на котором стояли две большие чашки чая и тарелка с печеньем Приняв угощение из рук миловидной хозяйки, я отхлебнул чай и видя ее нетерпенье, и чувствуя свое, начал разговор, вкратце рассказав ей свою историю. Оксана внимательно слушала, не перебивая. После того, как я закончил, она выдержала паузу и начала свой рассказ.
- У меня все произошло почти также, вот только машины нет и водить я не умею. Когда пошла на работу, видимо до конца не проснулась, и заметила, что с городом что-то не так, когда поняла, что слишком долго жду маршрутку, тем более, в полном одиночестве. Заинтересовалась и осилила дорогу к офису пешком. Когда прошла через полгорода и не встретила ни души, стало не по себе. По-настоящему испугалась, когда обзвонила всех родных и знакомых и никто не отозвался. Особенно родители, это ведь их квартира, мы вместе живем.
При упоминании родни, губы Оксаны задрожали, и она сделала еще одну паузу, громко отхлебнув из чашки, после чего продолжила.
- Побродила так по улицам до вечера, пока не стемнело. А потом так страшно стало, как никогда. Благо я уже к дому приближалась, иначе умерла бы от страху.
- Значит, я не один такой, - сказал я. - Хорошо, а то, я уж подумал, что сбрендил.
- Сегодня утром, как проснулась, написала на куске от картонной коробки фразу, что ты заметил. Выйти из дома ни сил ни смелости у меня не хватило. Как думаешь, что произошло вообще?
Я пожал плечами.
- У меня есть только догадки. В целом, я знаю не больше твоего.
- Например? - сказала девушка. - Говори, мне интересно.
- Самая основная моя версия - это виноваты ученые.
- В смысле?
- Еще до всей этой ерунды я читал в интернете и в прессе, что наши яйцеголовые затеяли крупный эксперимент с темной материей, "частицей бога", как они ее называли. Мы с тобой теперь расхлебываем последствия этого эксперимента.
Оксана задумалась.
- А как же наши родные и все жители города? Они живы?
- Если бы я знал. Очень надеюсь, что есть способ вернуть мир на круги своя, нужно только его найти.
Я встал с кресла, намереваясь подойти к окну, как на пол упало что-то тяжелое. Взглянув на место падения, я поднял вывалившуюся у меня из кармана необычную подкову.
- Нашел сегодня у мехзавода. Интересная вещица.
Оксана уставилась на "подкову", словно ее не могло быть на самом деле.
- Ты чего? - не понял я.
Вместо ответа Оксана достала из своей сумочки точно такую же и показала мне.
- Нашла вчера в городе. Тоже решила сохранить. Подкова типа удачу приносит и все такое.
Я сравнил два предмета и взвесил в руках. Они выглядели абсолютно идентичными, словно их произвели на одной фабрике. Хмыкнув и пожав плечами, я вернул предмет хозяйке дома. Мало ли, что это.
Мы говорили целый день. Я рассказал о своей семье, жизни, работе, как и она. Ее родители были простыми людьми. Мама - врач, отец - инженер. Сама Оксана работала бухгалтером в одной из крупных фирм в центре города. Коснулись мы и личной жизни. Оказалось, что с бывшим парнем, девушка рассталась еще три месяца назад и с тех пор вроде как свободна. Это обстоятельство показалось мне пикантным, особенно в нынешней ситуации. За разговорами мы не заметили, как день начал клониться к завершению, а солнце к горизонту.
- Скоро стемнеет и, если все будет, как вчера, мы не сможем выйти на улицу. Что будем делать, Оксан? Я могу уехать к себе, могу остаться у тебя или взять с собой. Я понимаю, что это звучит как-то неловко, но сама понимаешь действительность.
Девушка улыбнулась.
- Все в порядке. Если хочешь, оставайся. Мне одной будет страшно.
Поужинав, благо в холодильнике у Оксаны хранилось довольно многое, остаток дня мы провели за просмотром фильмов. Электричество в городе еще было. Насколько его хватит - неизвестно, но пока есть - нужно пользоваться. После захода солнца мы вместе смотрели в быстро потемневшее окно. Вроде ничего особенного на улице не происходило, не бродили толпами монстры, как в голливудских фильмах, но чувствовалась какая-то угроза. Словно на подсознательном уровне, мы знали, что выходить на улицу в такое время не стоило.
Лечь спать я решил на диване в большой комнате с телевизором, вежливо оставив девушке спальню ее родителей. Когда я устроился поудобней и приготовился снова прописаться в царстве Морфея, пришла Оксана. В легкой ночной рубашке, только подчеркивающие ее соблазнительные формы.
- Мне страшно спать одной, - сказала она, после чего привлекла меня к себе, и я еще долго не мог заснуть этой ночью.

5

  Следующее утро было пасмурным, погода явно намеревалась испортиться. Я снова колесил по улицам города, но в этот раз не один. Оксана сидела рядом и не отрываясь, смотрела на пустой город. Ей все еще не привычно видеть мертвые дороги, бульвары и дома. Посмотрев на девушку, я улыбнулся. Сегодня утром мы проснулись вместе, и впервые с момента глобального исчезновения, утро стало для меня добрым. Это всего лишь второе утро после исчезновения людей!!! Когда я сообщил ей, что хочу еще немного объехать город, она захотела присоединиться ко мне. Видимо боялась, что я, как и другие жители нашего города, могу исчезнуть, оставив ее полностью одной. Одиночество - вот настоящий ужас действительности.
Мы решили снова направиться в центр. Оксана захотела наведаться в парочку магазинов и немного обыскать тамошние дворы, может, где-нибудь тоже висит табличка выживших людей. По пути я заехал на заправку известной по всей стране топливной компании. АЗС также как и весь город, оставалась пустынной.
- Хоть одно радует - нет очереди, - подмигнув Оксане, сказал я.
Девушка улыбнулась. Вышли из машины вместе. Я сразу занялся делом, а моя спутница решила размять ноги. Вставив в бак пистолет от рукава девяносто второго бензина, я пошел в здание АЗС. Там помимо основного предназначения, имелся минимаркет. К моему счастью и здесь электричество еще было. Подошел к кассе, перелез через стойку и, воспользовавшись их компьютером, запустил с него топливо на колонку. Оксана даже не следила за моими действиями, опустошая полки магазина, сваливая в большой пакет с эмблемой топливной компании, упаковки с печеньем, шоколадом и прочим съестным, что продавались здесь. Закончив дела, мы, вполне довольные собой, вернулись к машине.
- А может это все к лучшему? - сказала девушка, когда мы продолжили путь в центр города.
- Что именно? - не понял я.
- Ну, эта всеобщая пустота. Я говорю не о наших родных и близких, также исчезнувших, а о ситуации в целом. Мы с тобой возможно одни в городе, а может и не только. Все запасы и ресурсы в нашем распоряжении. Делаем, что хотим, живем, на широкую ногу.
Я поморщился.
- Боюсь, так не получится. Без присмотра специалистов все ТЭЦ, ГЭС, не говоря про АЭС, скоро остановятся, и хорошо, если при этом не рванут. Что станет с запасами в обесточенных холодильниках, говорить не приходится. Это только одна сторона медали. Представь, например, что у тебя начнутся проблемы с зубами. Мучительная боль, без стоматолога может оказаться даже смертельной. Про аппендициты и прочие операции, вообще молчу. Поэтому, моя дорогая Оксана, жить на широкую ногу не получится. Наша главная цель - найти других выживших, прибиться к уцелевшим, что называется влиться в стаю. Вместе существовать гораздо проще.
Судя по выражению лица моей новоявленной спутницы, о сказанном мной она еще не задумывалась. Оставшийся путь до центра мы проехали молча. В города со вчерашнего дня не изменилось ровным счетом ничего. Как и везде, сплошное холодное безмолвие. Только сейчас я поймал себя на мысли, что исчезли не только люди. Из города пропали, к примеру, бродячие собаки, которых на окраинах, да и не только водилось множество. Кошек я тоже пока не наблюдал, даже птицы не попадались на глаза. Настоящий вакуум.
Прибыв на место назначения, я с удивлением понял, в какой магазин решила наведаться моя девушка. Как мужчина, я больше думал о практичных в сложившейся ситуации вещах, типа еды, топлива и будущего ночлега. Поэтому, когда Оксана пришла в ювелирный магазин, не смог удержаться от хохота.
- Ты чего? - удивилась девушка, отвлекшись от методичного набивания сумки золотыми цепочками и серьгами.
- Ничего, - сказал я, отдышавшись. - Не думал, что в тебе это есть. Видимо женщина, в любой ситуации остается женщиной.
Оксана только пожала плечами и продолжила обчищать ювелирный магазин. Впервые осознав то, что старый мир больше не вернется, меня посещали мысли, наведаться в банки, но потом стало очевидно, что деньги теперь нужны лишь в качестве бумаги для розжига или для чего еще. Наблюдая за действиями Оксаны, я вдруг подумал, что в ее поведении есть смысл. Если в мире выжило не два человека, а хотя бы какая-то община, то драгоценные металлы и камни, продолжат оставаться ценностью. Золото, возможно, снова станет твердой валютой, наравне с топливом и едой. Так, что когда я еле донес и погрузил в машину сумку, доверху набитую драгоценностями, я отнесся к ним с пониманием, и больше над Ксюшей не подтрунивал.
Дальше мы начали заезжать в узенькие, забитые автомобилями дворики центра, пытаясь найти там выживших. Потратив так пару часов, нам надоело это занятие, и мы решили отправиться ко мне домой. Свернув на центральную Плехановскую улицу, намереваясь с нее выйти на прямую дорогу к своему дому, я вдруг остолбенел, резко ударив по тормозам. Прямо посреди пустынной еще вчера дороги, стояли две полицейские машины, "Форд" и "Гранта" с включенными мигалками.
- Похоже, мы нашли выживших, - сказал я Оксане, удивленной не меньше моего.
Не придумав ничего лучше, я подъехал к ним поближе. Остановившись в десяти метрах, я вышел и направился к ним. Ксюша осталась в машине, внимательно следя за мной. В том, что в автомобилях кто-то есть, видно по шевелению в салонах, но выходить служители закона не спешили. Мне это не понравилось, и я остановился на полпути. Словно почувствовав мою неуверенность, дверцы машин открылись, и я сразу понял, как ошибся. На дорогу высыпала разношерстная компания из шести человек. Двое парней лет двадцати, трое примерно моего возраста и один постарше, на вид чуть за тридцать. По нездоровому блеску в глазах и явной агрессивности, они напоминали стайку шакалов с вожаком во главе. Мне тут же вспомнились следы пребывания группы людей в переходе у мехзавода. Похоже, моя догадка насчет шпаны оправдалась.
Не став дожидаться, пока меня окружат, я кинулся к своей машине, шайка последовала за мной. Перед самой дверцей водительского сидения я ощутил резкую боль в затылке. Последнее, что я услышал перед тем, как мир окутала тьма, был крик Оксаны.

6

   В сознание я пришёл от разрывающей черепную коробку боли. Открыв глаза, я еще долго не мог избавиться от красных пятен, расплывающихся по округе, мешая обзору. Лишь через пару мгновений я смог осмыслить своё положение. Я лежал на асфальте, голова устроилась на чем-то мягком. Как я понял позже, это были колени Ксюши. Вокруг слышалось множество голосов, догадываюсь, кому они принадлежали. Сделав над собой усилие, я принял положение полусидя и ситуация вокруг меня прояснилась. Мы с Оксаной лежали на асфальте какого-то двора. Сходу не смог понять, в каком районе города он находился, уж настолько он походил на великое множество своих двойников. У девушки оказалась сильно подбита губа. Она сидела надо мной и вытирала кровь с моего затылка. Очевидно, что по башке мне двинули чем-то тяжелым. Вокруг нас кружком собрались те самые уроды, на которых я так неудачно напоролся. Моей машины поблизости не видать, зато на другом конце двора стояли две полицейские машины, пассажиров которых я так наивно принял за служителей закона. Самым главным, однако, являлось то, что солнце уже вовсю склонялось к горизонту, освещая нас оранжевым маревом заката. Увидев, что я пришел в себя, старший из гопкомпании, очевидно являвшийся главным, заговорил.
- А вот и наш герой-любовник!
Его дружки отозвались гоготом. Сделав над собой еще усилие, мне удалось подняться на ноги.
- Чего бежать надумал фраер? Мы побазарить хотели просто, а ты драпать.
- Тамбовский волк тебе фраер! А от твоего базара у меня голова болит. Ты чего нас сюда притащил?
- А ты борзый. Ну это мы поправим.
Вожак последней оставшейся в городе, и от этого возомнившей не весь, что стайки шакалов, попытался ударить меня кулаком в солнечное сплетение. Сделал он это показательно, чтобы покрасоваться перед дружками. Еще во время своей учебы в институте, я посещал секцию самообороны. И защита против такого выпада отрабатывалась регулярно, поэтому мое тело само отреагировало на это движение. Отшагнув назад, я отбил кулак одной рукой, другой положил сверху и крутанул с поворотом корпуса так, что мой оппонент уткнулся носом в асфальт. Добавив ему сверху ногой по затылку, я увернулся еще от одного нападавшего, второго я осадил ударом ноги в пах. Оставшаяся гопкомпания кинулась на меня. Не смотря на мои увлечения в прошлом, Стивеном Сигалом я не был, поэтому достаточно быстро я нарвался на прямой в челюсть и считая искры из глаз, полетел на асфальт. Меня осыпал град пинков и единственное, что я мог сделать в таком положении - принять позу эмбриона, закрыв голову и шею руками, ребра и живот коленями. Жаль только, что спину такая защита не спасала.
Кричала Оксана, прыгая вокруг потасовки, стараясь предпринять хоть что-нибудь. Получилось только, когда она попала одному из нападавших в висок здоровенным камнем, найденным поблизости.
Когда я уже думал, что прощаюсь с жизнью, мир вокруг померк, и внутри снова поднялась волна ужаса. В этот раз я воспринял ее очень слабо, учитывая обстоятельства, в которых я уже находился. На мгновение наступила тишина, которая через секунду взорвалась какофонией многоголосых воплей. Превозмогая боль, я привстал на асфальте и увидел совершенно фантастическое зрелище. По улице с большой скоростью летали черные тени. Уплотнившимися облаками, они накрывали избивавших меня парней. Кто-то пытался бежать от них. Главарь запрыгнул в стоящую рядом полицейскую "Гранту" и попытался уехать, но черная мгла окутала его маслянистым коконом, и через мгновение, машина врезалась в стену ближайшего дома. Оставшиеся гопники начали кататься по земле, словно горели заживо, а через мгновение, просто растворились в воздухе.
Я зажмурился, ожидая той же участи, но время шло, а ничего не происходило. Внезапно, я почувствовал жжение на бедре и достал из заднего кармана найденную вчера подкову. Сейчас ее не узнать. Она излучала тусклый золотистый свет и ощутимо нагрелась. Я заметил, что чем дольше смотрю на это сияние, тем с большей скоростью улетучивается из меня чувство страха.
Ко мне подбежала Оксана со своим артефактом, ставшим точной копией моего. Она помогла мне встать, и мы оба направились к оставшейся целой полицейской машине. Забравшись в салон, я радостью заметил ключи в замке зажигания, вот только ехать никаких сил не оставалось. Закрывшись изнутри мы, как по команде, вырубились.

* * *

  Проснулся я от духоты. Когда открыл глаза, солнце уже вовсю светило, раскалив машину. Оксаны рядом не было, и я заволновался. С огромным трудом я выбрался из машины. Все тело превратилось в один большой синяк, и я даже не смог понять, где у меня не болит. Девушка исчезла, кругом лишь нависали многоэтажные дома с темными глазницами окон.
- Вот черт!
Неужели и с ней что-то приключилось. От наплыва эмоций я сильно заорал, стукнув себя кулаком по колену. Оно отозвалось десятикратной болью, от чего я чуть не свалился на асфальт. Удержав равновесие, я вдруг заметил рядом с машиной еще одну "подкову". Сначала я подумал, что Оксана обронила свою, из-за чего и исчезла, но вскоре я нашел еще одну, а потом другую. Интересно, что эти артефакты остались на месте поглощенных вчерашней мглой гопников. Получается, что забирая кого-то, тьма дает вместо него этот предмет, который к тому же защищает своего владельца. Не совсем вяжется. Обойдя двор, я насчитал три артефакта, а шпанюков было шестеро. Очевидно, наблюдается какая-то закономерность. Возможно, из двоих или троих получается этот странный оберег, а может все зависит от конкретного человека. В любом случае, все это догадки.
- Эй, герой-любовник!
Я улыбнулся. Этому голосу я всегда рад. Обернувшись, я увидел, как с противоположной стороны двора ко мне идет Оксана, целая и невредимая. В руках она несла два набитых доверху пакета.
- Ограбила местную аптеку в соседнем дворе! - гордо сказала девушка, кивнув на пакеты.
Мы обнялись. Похоже, с ней мне действительно повезло. Другая от одних перемен последних день сбрендила, а Ксюша мало того, что проявляет хладнокровие, так еще и сообразительна.
- Ты мою машину поблизости не видела?
Девушка покачала головой.
- Ладно, для начала, поедем ко мне домой, там полно еды и отлежимся пару деньков, а то мне как-то хреново. Потом будем искать мою тачку, там осталось много всего, если эти отщепенцы все не похерили.
Оксана улыбнулась.
- А ты молодец, Леш. Кремень. Похоже, мне с тобой повезло.
Мы поцеловались.
- Ой, смотри, тут еще подковки.
- Я уже обратил внимание. Собери их на всякий случай. Мы же не знаем, насколько хватит наших, да и может найдем еще кого-нибудь...нормального.
Мы дружно засмеялись. Каждый смешок огнем отозвался в моих ребрах, но я стерпел. Устроившись в полицейской машине, я завел мотор. На приборной доске высветился показатель уровня бензина. Полбака, это хорошо. Проехав несколько кварталов, я направил машину в сторону своего дома. Звук неожиданно пискнувшей рации, напугал нас. Притормозив, я включил рацию на прием. Из динамика послышался уверенный мужской голос: "Внимание, говорит лагерь выживших в городе "L". Мы ведем это обращение на всех частотах. Мы призываем тех, кто нас слышит рассказать всем о нашем сообщении, и приглашаем в наш лагерь. У нас есть электричество, пища и вода. Всем нуждающимся оказывается медицинская помощь. Знайте, вы не одни".
Далее следовало описание проезда и расположения лагеря в городе L. Мы с Оксаной переглянулись.
- Похоже мы с тобой близки к цели. Там у нас появится шанс вместе побороть всеобщую пустоту.
Я надавил на педаль газа, машина понеслась вперед по пустынной дороге, сверкая проблесковым маячком.
Другие работы автора:
0
63
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Александра Черчень №1