Голубая трава. Магия Ледяных

Автор:
ste-darina
Голубая трава.  Магия Ледяных
Аннотация:
Приходит время идти к колдунье за магией, без которой ни Грозогорью, ни семи землям не жить. Довольно платить берегиням, призракам и каменным королям, время укрывать пустоту, время выбирать: алая малина тебе по сердцу или лёд.
Текст:

За холмом змеился город. Низкий, приземистый, сплошь каменный – скалились зубцы, темнели башни. Хцеф, хоть колдуном и не был, да без того чувствовал, как пусты и скупы земли на многие вёрсты вокруг. Ни дерева, ни зерна, ни росистого листа; только холодная шёлковая трава, покрывавшая всё кругом, одевавшая холмы ровным синим сиянием, простиравшаяся до самого горизонта.

Он склонился к земле, сорвал стебель, растёр в пальцах. В воздухе шёпотом разлилась мята, смешанная с нотой незнакомой, ласково-тревожной.

- Какое странное место, - задумчиво молвил он. Филарт не откликнулась – стояла чуть поодаль, глядя на каменный город. Но встряхнулась, словно сбрасывая оцепенение:

- Полдня пути. Вот свернём на тракт, и нас увидят с городских стен. Но до того, советник, я хочу, чтобы ты сделал для меня кое-что. Чтобы отдал мне кое-что ценное. То, что у тебя могут забрать, когда мы окажемся внутри.

- Кто заберёт? Колдунья, ворожащая мирами?

Спросил, а сам в мгновение мысленно перебрал свои сокровища. Акварель? Да, ценная, добрая, но он всегда может тотчас отослать её прочь. После той ночи, когда стражи Грозогорья заточили его в темницу и отобрали заветный мешочек с лошадью, он позаботился об этом. Золото? Серебро? Медный звон? Нет, об этом Филарт тревожиться бы не стала. Плащ, в прорехах и подпалинах, подвластный дорожному колдовству? На что он ей! Она и без плаща справится с опасностью…

- Нет. На что она ей?.. Заберут её слуги.

Хцеф нахмурился; за мыслями позабыл о своём вопросе.

- О чём ты говоришь, правительница? Что ценного есть у меня?

Филарт помолчала, усмехнулась невесело, с горечью:

- Пустота, Хцеф Пепельный. Мудрая пустота на сердце. Не головой в огонь, не очертя голову, а с головой холодной, с раздумьем… Страсть гаснет – остаётся мудрость. Искра гаснет – остаётся пепел. Разве хочешь ты, чтоб искра твоя разгорелась вновь, хочешь, чтобы ушла твоя мудрость да холод?

- Но как могу я удержать пустоту?

- Заполнить её.

- Да кто согласится своё отдать, чтобы заполнить чужое?

- Я могу заполнить твою пустоту, - мягко ответила Филарт. – А потом… Если мы вернёмся в Грозогорье – свободными, - я заберу то, чем её укрою.

- Чем ты заполнишь её? – прошептал Хцеф, прижимая ладонь к груди, где болезненно сжалось эхо давнего, давнего сердца.

- Решать тебе, мой советник, - она наклонилась к земле и тоже сорвала горсть трав. Перебирая стебли в тонких, полупрозрачных пальцах, не глядя на спутника, сказала: - Я могу дать тебе лёд. Лёд ляжет тяжёлой ношей, но не впустит ничего сверх. Никто не сможет разжечь пустоту, полную льда. Никто не сможет её коснуться. Слишком холодно, слишком чуждо это человеческим ладоням и сердцу… Твоя искра покинула тебя давно, пепел в груди хладен, ему не подточить льда. – Филарт помолчала, не глядя на него, тихо добавила: - Или же…

И умолкла.

Хцеф, щурясь от ветра, поглядел на далёкий каменный город. С нажимом повторил:

- Или же?..

И случилось небывалое.

Филарт улыбнулась, легко и радостно, и лицо её, серьёзное, строгое, озарилось лесным весенним светом.

- Ты знаешь, что ещё способно заполнить пустоту. Ты знаешь об этом, советник.

- И ты готова дать мне… это?

Филарт кивнула. Пышный венок соскользнул с её тёмных кос, и по ровной голубой траве запылали рыжие бархатцы и ромашки, рассыпались незабудки, расцвели калина, хмель и мак.

Верность и постоянство, девичья красота, мудрость и печаль сплелись в голубой траве и проросли сотни лет спустя, оживив каменный город. Зашумели площади, зазвенели улицы, загомонили скверы. Выплеснулись с крыш флаги и знамёна, сквозь оконные переплёты потянулись к небу цветы, а в лавочке, спрятанной в запутанных переулках, запахло сластями, и рыжеволосая ведьма заказала там две чашечки дымящегося настоя… Город очнулся.

Но случилось это лишь сотни лет спустя. А пока Хцеф горько, коротко качнул головой.

- Благодарю тебя, госпожа моя. Да только забрать это обратно будет уже не в твоей власти, - сказал он. – Я выбираю лёд.

Говорят, день, когда семиимённая правительница Грозогорья разделила свой лёд с эхом чужого сердца, стал первым днём магии Ледяных.

+1
106
16:14
Заполнит её.

возможно, заполнитЬ.
Идём дальше)
буду ждать, что же будет у колдуньи)
Загрузка...
Мая Фэм №1