Кактус

Автор:
Влад Костромин
Кактус
Аннотация:
Рассказ был написан при соучастии LeoNick и опубликован в журнале «Домашняя лаборатория» № 04/2018
Текст:

Колпино.

5 месяцев до…

«Банки памяти – главный двигатель экономики в нашем постиндустриальном мире. Прямая передача памяти от предков к потомкам создаст неразрывную связь поколений.

Монетизация памяти есть важнейший шаг России по пути к мировой финансовой гегемонии.»

Герман Оскарович Грех – прямая линия по случаю открытия главного Сбербанка памяти. 18 марта 2024 года.

Перед банком стояли три старушки с самодельными плакатами: «Руки прочь от памяти!», «Память есть частное достояние» и «Скоро вы и нашу смерть монетизируете, либералы!» Обогнув их, Алексей вошел в просторный офис банка, освещённый, будто предновогодняя витрина. Мужчина замялся перед громадным аппаратом «электронной очереди», не зная, какую кнопку нажать на экране.

– Вам помочь? – спросила симпатичная девушка с бейджиком «Карина» – улыбающееся длинноногое дополнение к аппарату.

– Знаете ли… – замялся Алексей, – такое дело…

– Не стесняйтесь, – улыбка стала еще шире, – сюда все по делу приходят.

– Я бы хотел взять кредит...

– Нажмите кнопку «Кредиты».

– Дело в том, что я хочу взять кредит под память…

– Там есть кнопка "Themonetizationofmemories", – посерьезнела Карина. – Нажмите ее.

Так Алексей получил заветный талончик с номером ММ001.

– Пройдите в VIP-зону, там вас встретит персональный менеджер, – продолжила щебетать девушка

Алексей послушно потопал в указанном направлении. Вслед неодобрительно шептались бабушки, пришедшие оплатить «коммуналку» и положить на сохранение «гробовые». Открыл прозрачную стеклянную дверь, вошел в кабинет. Навстречу бросился сотрудник в строгом костюме и белой рубашке. Облик надежного профессионала нарушал только скомканный галстук, с любопытством подглядывающий из кармана.

– Здравствуйте, очень рад, очень! – он энергично потряс руку Алексея. – Александр.

– Алексей.

– Решили прикупить память?

– Нет…

– Продать?

– Нет, не продавать. Я хочу кредит взять под память.

– Отличная идея, – радостно потер руки Александр. – Великолепная просто идея! Рад, что вы по достоинству оценили столь уникальное предложение нашего банка. Может быть, немного кофе?

– Знаете, пожалуй, можно.

– Вам какой?

– Черный, без сахара.

– Сарочка, нам два черных, без сахара, – нажав на телефоне кнопку, распорядился Александр. – Так на какую сумму вы рассчитываете?

– ГАЗель хочу купить.

– Сейчас, минуточку, – Александр упал в кожаное кресло и с пулеметной скоростью застучал по клавишам ноутбука. – ГАЗель, так, так, так…Новую?

– Да. Фургон.

– Фургон? Отлично, отлично, чудесный выбор. Тысяч девятьсот?

– Восемьсот пятьдесят – мне в минимальной комплектации.

– Зачем же себя ограничивать? – оторвался от монитора и искренне, словно любящий пес, взглянул в глаза Алексея. – VIP-клиенты «Сбербанка» достойны самого лучшего! Признаюсь, я и сам не прочь погонять. Меня даже называли в определенных кругах «Тающим ветром», если вы понимаете, про что я, – хитро подмигнул.

Очередная миловидная девушка внесла поднос с двумя чашечками кофе, грациозно, будто глина в руках скульптора, изогнувшись, поставила сервиз на стол и упорхнула.

– Пейте кофе. Может быть, капельку коньяка? – снова заговорщицки подмигнул он. – Для аромата?

– Можно, – совсем засмущался Алексей, – но если только по чуть-чуть, для аромата.

– Желание клиента для нас закон! – достал из стола два пластиковых стаканчика, пузатую бутылку коньяка и распотрошенную шоколадку. Наполнил стаканчики, брезгливо отодвинув в сторону элегантный поднос:

– За ваш кредит!

Выпили.

– А как все это работает? – спросил Алексей, заметно расслабившийся после коньяка.

– Технические подробности малоинтересны непрофессионалу, – махнул рукой Александр, вновь наполняя стаканы, – все эти облачные хранилища, нейрошунты, наноскопы, МOR-хосты, объемное сканирование памяти…

– Можно как-то попроще?

– Объясню проще: ученые, копаясь в своих нанотехнологиях, совершенно случайно открыли возможность переноса воспоминаний. Что-то там связанное с квантами и прочими протонами. Банк выкупил технологию и протянул через Госдуму закон о монетизации памяти, так называемый "Themonetizationofmemories". Теперь любой совершеннолетний гражданин может продать память, обменять, взять под залог памяти деньги и даже положить память на сохранение на депозит.

– Поразительно!

– И не говорите, – кивнул Александр. – Бум по всей стране просто необычайный. Жаль только, что в вашем замшелом Колпино никто не спешит воспользоваться этой чудесной технологией, а даже наоборот, – он неодобрительно кивнул в сторону окна. На подоконнике стоял большой кактус в шляпе, а за двойным стеклопакетом старушки уныло держали плакаты. – Вы первый человек, который решил воспользоваться данной услугой в нашем отделении.

– И вы просто так готовы дать мне девятьсот тысяч?

– Почему же просто так? Сначала вы заполните кучу анкет, пройдете тесты. Наши специалисты по своим методикам оценят потенциальную стоимость вашей памяти. На основании этого будет рассчитана стоимость ваших воспоминаний и необходимый для кредитного обеспечения портфель. Вы пройдете процедуру извлечения воспоминаний, получите деньги и все.

– И все? А если я не смогу выкупить память обратно? Что с ней станет потом?

– Печально, конечно, – развел руками Александр, – но такова жизнь. Ваши воспоминания достанутся тому, кто их купит.

– А как-же Федеральный закон РФ от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных»?

– Отличный вопрос! – похлопал в ладоши. – В полном соответствии с данным законом все, что представляет собой персональные данные, из воспоминаний удаляется. А также все, что попадает под определение военная, коммерческая и государственная тайна.

– То есть, если я, например, – наморщил лоб, – знаю код от сейфа, то эти воспоминания будут удалены?

– Бесспорно!

– Но тот человек, который их будет удалять, он же их узнает?

– Ни в коем разе – процесс целиком и полностью автоматизирован и находится под контролем сверхмощного компьютера. Все алгоритмы криптографической защиты воспоминаний проверены и надежны, имеют сертификат ФСБ…

– Понятно. А что, кто-то покупает чужие воспоминания?

– Полно желающих! Очередь расписана уже на двадцать лет вперед. Ходят слухи, – он будто заговорщик понизил голос, – что даже существует «черный рынок» воспоминаний, но я в это не верю. Слишком сложный процесс – в гараже такого не сделаешь.

– А если я возьму деньги, а выкупать воспоминания не стану?

– Представьте, что в вашей жизни больше нет ни нежных рук матери, ни первой сигареты за углом школы, ни первого поцелуя с одноклассницей… Вам понравится такая жизнь?

– Я с одноклассницами не целовался…

– Да? Вы случайно не этот самый, не поймите меня неправильно… – подмигнул.

– В смысле?

– Вы не гей?

– Нет. А что, геям не дают кредиты?

– Наоборот, – Александр скорчил скабрезную гримасу, – память геев ценится выше. Как и наркоманов, алкоголиков, бывших заключенных и так далее.

– Неужели, кому-то нужна такая мерзость?

– Вы даже не поверите, сколько правильные и примерные люди готовы заплатить за такие воспоминания. Обычный скучный ботаник или примерный муж, которого пилит жена и теща, никому не интересны, а вот дебошир и бабник… Кстати, что у вас такого особенного?

– Особенного? – задумался Алексей. – Я писатель…

– Писатель? – Александр скептически изогнул бровь.

– Начинающий, – покраснел. – Типа Самиздата там, Бумажного слона… В «Юный техник» рассказ посылал…

– «Юный техник»? – вновь дробь по клавишам, – это журнал такой? В каком номере была публикация?

– Не взяли…

– Бывает, но не стоит отчаиваться! А еще посылали?

– В «Науку и жизнь»…

– Взяли?

– Пока не ответили…

– Знаете, вполне может и прокатить как воспоминания будущего Акунина. Ну-с, приступим? – Александр встал, взял из открытого шкафа цветную папку, протянул Алексею. Подал дорогую ручку, – заполняйте анкету. Ручку можете оставить себе как подарок лично от меня.

Нажал кнопку на телефоне:

– Ярослав, зайди.

В дверь вошел молодой человек приятной наружности в светлом свитере.

– Это Ярослав, наш главный специалист, – отрекомендовал Александр, – он проведет предварительное тестирование на предмет оценки возможной монетизации вашей памяти, а я пока с вами прощаюсь. Удачи! Если что, то заходите даже просто так.

– Спасибо. До свидания, – Алексей шагнул к двери, но остановился и обернулся. – Скажите, а этот кактус?..

– Это мой талисман.

– Кактус?

– Нет.

– Шляпа?

– Нет, кактус в шляпе.

Алексей и Ярослав вышли. Александр нажал кнопку на телефоне:

– Сара, кто у нас есть из корреспондентов?

– Сейчас? Сейчас только Алсу.

– Это та, – почесал щеку, – которая в майке с красной пандой ходит?

– Да.

– А еще кто-нибудь?

– Посмотрю… Есть еще Августа из «Белого вестника», Саша из «Мира травы» и «сладкая парочка» Катя и Даша…

– Пускай все срочно едут сюда. У нас первый клиент на монетизацию памяти! Нужно будет взять интервью.

– Поняла. Вызову.

Александр залпом проглотил оставшийся в стакане коньяк, откинулся на спинку кресла.

– Господи! Первый клиент! А после интервью они валом повалят, косяками пойдут! Спасибо тебе, Господи!

Но голову, привычную ко всему, ни с того ни с сего окутал туман.

Колпино.

1 месяц до…


– Вот и всё, – радостно сообщил Ярослав, снимая с лежащего на кожаной кушетке подопытного мемори-трансформатор – шлем, похожий на тот, что носил злодей Магнето в комиксах. Разве только, что проводков побольше и светодиоды разноцветные мигают. Видимая часть айсберга – остальное оборудование пряталось в шкафах и тумбах. – Наконец-то наш новый клиент. Каково это, Сань, а?

– Что… что случилось? – протер остатки проводящего геля с висков. Посмотрел на неприятного типа в светлом свитере. Бейджик «Сбербанка памяти», Ярослав. Сухо, словно престарелая девственница, мозг выплюнул мысль: «Коллега». Конкурент или подчинённый? Друг, приятель, собутыльник, кидала?.. А, чёрт его знает…

– Санёк, ты совсем не аллё? – глянул с весёлым сочувствием. – Сейчас оклемаешься.

– А ты… а где Алексей? Журналисты? – опять нет эмоций. Странно.

– Говорил тебе, что нельзя так далеко забираться, – проворчал Ярослав, возясь с проводками.

– Вы о чём сейчас?

– Давай уже на «ты», – с непонятной обидой бросил Ярослав. – Я же тебя предупреждал, что какое-то время мышление будет страдать.

– Был… был же Алексей, – непонимающе качал головой Александр.

– Так, пора перестать тебя так часто пользовать, – нахмурился Ярослав, – на первое время дубляжей хватит.

Дубляжи…

Ах, да, дубляжи…

И запустился период восстановления, прокручивая перед внутренним взглядом картинки.

Поразительно, но додумался до всего именно Ярик – тихий мальчик-нейрофизиолог. Именно он продумал систему восстановления памяти. По сути, что он делал? Сканировал восприятие не полностью – выборочно, по какой-то хитрой схеме, а мозг подопытного принимался по оставшимся «якорям» восстанавливал память заново. И можно было перезаписать ещё, а потом ещё, и ещё…

И продать. Вот для этого нужен был Александр.

Казалось бы, пара печатей, доступ к оборудованию – и клиент за клиентом идут сдавать память через добродушного трудягу-менеджера. Это если смотреть на бумаги. А на деле – один и тот же человек по нескольку раз. Но ведь ещё можно продать напрямую, там вообще никакие печати не нужны. Особенно хорошо, если желающие стесняются за таким идти в банк. А такое у Александра тоже было.

– Опять глюки? – понимающе спросил Ярик, привычно протягивая бутылку. Всё же друг.

Шумно хлебнув, Александр поморщился.

– Да, ерунда какая-то. Сделку в этот раз заключал, ничего интересного. Переработал, видимо. Что там, в какой раз «счастливое детство» записали?

– В девятнадцатый.

– Хорошо, – Александр поудобнее устроился на кушетке. Картинка потихоньку восстанавливалась, вытесняя недавний рабочий бред. – Как там остальное идёт?

Ярик сверился с записями.

– Скалолазанье не зашло народу, значит, его сдадим в банк под кредит. А вот …

– Нет, – отрезал Александр, сразу поняв, о чём речь. – Больше мы это записывать не будем. Сегодня, по крайней мере.

Помолчали.

– А я тебе говорил, у меня в детстве игрушка была, – зачем-то продолжил Александр, удивляясь себе. – Единственная... Кактус я в шляпе вырастил и таскал с собой. Даже не верю, что было такое…

– А брат? – спросил осторожно, будто на тонкий лед ступая.

– Не было у меня брата!!! – вскинулся. – Не было!!!

– Не было, так не было, – вздохнул. – До открытия ещё часа четыре, ты бы отдохнул, – серьёзно посоветовал Ярик. – А то работы много ещё. То кактусы у него, то драконы белые, – пробормотал в сторону. – Ты поспи лучше, пока восстановительный этап идёт.

«И идёт с каждым разом всё дольше и дольше», – озадаченно подумал нейрофизиолог, подгружая проводки к общему хранилищу и загружая новый memories-файл. – «Надо будет как-нибудь поглядеть, что мы там записали. Но вот это я точно сам смотреть не стану».

Колпино.

… пертурбации…


«Никакого вируса «Кактус» не существует. Все случаи сбоев в работе финансовых memories-систем являются провокацией зарубежных спецслужб. Процессы передовой разработки находятся под строжайшим контролем, нет никаких поводов для беспокойства…»

Герман Оскарович Грех – выступление перед комитетом Госдумы, 18 июля 2024 года.

Кактус и Алексей стояли посреди серой затуманенной равнины, озаряемой частыми сиреневыми и зелеными всполохами.

– И вот это – хранилище памяти: склад осуществлённых мечт и человеческих пороков? – задумчиво поинтересовался Алексей. – Ради этого он меня угробил?

Иголки Кактуса довольно встопорщились и стали удлиняться, струнами вытягиваясь в сторону вспышек.

– Думал, будет зрелищнее. Ну-ка, посмотрим, что у нас тут…

Колпино.

… 6 месяцев после


Серые городские развалины, ветер гоняет обрывки пластиковых пакетов и денежных купюр… Костер из веток засохших парковых деревьев возле разбитой витрины банка.

– Говорила ж, Михайловна, до добра весь этот прогресс не доведет, – поворачивая тушку крысы на вертеле, бывшем когда-то древком плаката, говорила старушка.

– И то верно, Владимировна, память они захотели монетизировать, – согласилась другая, плетущая из проволоки удушающую ловушку. – Буржуи проклятые!..

– Ничо, нас так просто не возьмешь, – третья сноровисто ощипывала ворону, – мы все переживем.

+7
273
21:26
+3
Не понятно, как они Колпино угробили.
21:30
+2
вот так и угробили — подробности у Алексея
21:26
+4
Начало бодрое и обещающее. Середина интригующая и многослойная. А вот финала я не понял. Что? Просто апокалипсис очередной. Причем выжили только бабки, со своей непродажной памятью? Короче, "я не поняла"
21:31
+2
вот так оно так
22:01
+1
Вопросы потом. Давайте сейчас отметим drink
А я Вам всё потом расскажу… И про непреклонного редактора, и про Алексея, и про аллюзии на творчество Ирвина Уэлша, и веру в русский дух crazy
22:10
+1
drink
и про не состоявшийся секс с фрау Меркель? crazy
22:14
+1
А вот про это скромно умолчу…
22:17
+1
а ведь это победа — обойти такой соблазн crazy
21:45
+6
Мой Педро остался в Хабаровске.
21:47
+4
Он существует?!
21:50
+4
Да. Он ещё пел раньше, но потом батарейки сели и контакты окислились.
21:51
+2
sorry какая печальная история
21:51
+3
у нас всегда только правда
21:52
+4
Крут хабаровский мексиканец. Вообще люблю тему игрушек. Как достался?
22:01
+4
Я одно время тащилась по кактусам, и мне повысили стипендию, и он стоял на прилавке магазина и стоил как крыло от самолёта, явно китайский, но я знала, что мне его никто не купит, потому что уже в тот момент была взрослой и самостоятельной, а попросить кого-то было стыдно всё по той же причине, и я долго смотрела на него, и мне улыбалась продавщица, которая прекрасно знала, что в Китае он стоил в два раза дешевле, но всё равно говорила мне, что он шикарного качества, и я ей не верила, и не верила, что куплю его, потому что жаба была жирная, а карман вечно пуст, потому что я была студентом, и кажется я уже говорила об этом…
короче так сошлись звёзды.
Комментарий удален
22:05
+2
Не выглядит он китайским. Жизнерадостный кактус, который не надо поливать. Мне — нравится.
22:05
+3
Ну все. Теперь зависимости нет?!
22:06
+2
«эта музыка, музыка будет вечной — если я заменю батарейку...» ©
22:07
+3
теперь зависимость от «БС»…
22:09
+2
Выросла
22:09
+1
на сколько см?
22:10
+3
БС это не зависимость. Это стиль жизни!
22:11
+1
вот он, девиз клуба!
БС это не зависимость. Это стиль жизни!
22:11
+2
22:11
+2
хорошо кушаете bravo
22:14
+2
Стараюсь
22:18
+2
очень правильная привычка
21:51
+2
вот надо было эту фотку в журнал
22:04
+2
Она старая и низкого качества.
Откуда вообще взялся образ кактуса в шляпе?
22:07
+3
Видать очень сильные эмоции были. Они не пропали — просочились.
22:07
+3
как откуда? wonder Вы же мне сама про это сказали
22:08
+2
таки да, старый кот чувствует эманации
22:14
+3
в рассказе
22:16
+2
ну так я же должен был Вас как-то показать?
22:18
+3
а почему в шляпе?
22:20
+2
потому, что вы сказали о кактусе в шляпе laugh
22:29
+2
Эмпат.
22:30
+1
скорее социопат
22:33
+2
06:31
+1
таки да quiet
21:53
+4
Она Существует!
21:57
+3
кто-то сомневался?
22:15
+3
Эх-ха… Кактус — они такие милые.
22:17
+2
они? «ОНИ уже здесь!» ©?
22:32
+2
Два изображения и два героя. Пока столько насчитал.
22:32
+1
будем работать
22:19
+2
я думаю, что те, кто не нашел себя, должны простить — первоначальная версия рассказа была написана на «Рваную грелку» весной 2017 года
22:33
+2
Думаю они пошли ставить свечку или кто что.
06:14
+1
они еще попадут в тексты…
согласно купленным билетам…
05:41
+2
додумался до всего именно Ярик – тихий мальчик-нейрофизиолог
а я вот технологию — чтоб отчётливо, не дотумкала… к шыжылению…
Ясно только, что алчные банкстеры сгублют чилавечиство.
Да ещё и ворону бабки схарчили… хнык…
Ну лан, плюсика не зажму, поскоку писано годно smile
06:27
+2
quiet технология скрыта умышленно
20:04
+2
Даже при всех непонятках история великолепная!
20:22
+1
а что именно непонятно?
Загрузка...
Book24