По разные стороны сна

Автор:
Zigurd
По разные стороны сна
Текст:

В воздухе витал резкий запах пороховых газов. И в ушах еще звенело от недавно прогремевшего выстрела. Ствол пистолета подрагивал в руке Генри, сказывались перенапряжение и охвативший ужас от содеянного.Один из преследователей сидел, привалившись к грязной кирпичной стене, и судорожно глотал воздух.Одной рукой он опирался на мокрый асфальт, другой же зажимал рану на груди. С каждым вздохом сквозь пальцы просачивалась ярко-алая кровь, а вместе с кровью мужчину покидала и жизнь. Рука, вся заляпанная в крови, бессильно опустилась. Последний вздох. Лишь остекленевшие глаза уставились на Генри с немым укором.

Генри сглотнул и перевел взгляд с мертвенно-бледного незнакомца с застывшим выражением ужаса на лице на второго преследователя. Тот застыл в неестественной позе, в которой его застал выстрел, и не отрываясь смотрел на пистолет. В руке мужчины поблескивал нож, но он даже не думал им воспользоваться. После долгой, кажущейся вечностью паузы, он все же решился заговорить с Генри.

- Постой…мы хотели…

Но Генри не слушал. Резкий звук хриплого голоса заставил его вздрогнуть. Баланс был нарушен и нервы, натянутые тугой струной, не выдержали. Раздался выстрел. Потом еще один. И еще. Генри уже ничего не соображал, он просто нажимал на спусковой крючок, пока не кончились патроны…

Писк будильника вырвал Генри из забытья. Он резко вскочил с кровати , запутавшись в сброшенном ночью на пол одеяле. Чуть не упал, но смог удержать равновесие. Неистово вертя головой, силился понять где он находится. Сон понемногу ослаблял свою хватку, и мужчина смог узнать очертания собственной квартиры. Провел потной ладонью по лицу, пытаясь окончательно прогнать наваждение и успокоить бешено колотящееся сердце. Он проснулся еще более уставшим, чем ложился накануне вечером. Сон вновь не принес отдыха.

Генри взял с прикроватной тумбочки телефон и посмотрел на часы. Пол седьмого утра, значит, первый звонок будильника он благополучно проспал. Он тяжело вздохнул. Пора собираться и тащиться через весь город на работу, иначе есть рискзастрять в пробках и опоздать. Брошенный телефон с глухим звуком упал на кровать, а Генри шатающейся походкой направился в ванную комнату.

***

В душном вагоне метро, как и полагается в час пик под завязку забитом людьми, Генри оказался зажат между двумя мужчинами. Один выглядел как типичный работяга, в потрепанных джинсах и куртке, видавшей лучшие времена, но в тоже время, выглядевшей вполне прилично. Второй – широкоплечий здоровяк с суровым лицом. Генри предположил, что он спортсмен, едущий на утреннюю тренировку. К тому же весьма объемная спортивная сумка, перекинутая через плечо мужчины, только подтверждала эту теорию.

Генри был зажат так плотно, что ему только и оставалось держаться за поручень, да предаваться раздумьям о преследовавшем его сне, мерно покачиваясь из стороны в сторону вместе со всеми, повинуясь инерции несущегося по темному туннелю вагона. Сон уже не казался таким ярким как в момент пробуждения. Да и детали начали забываться. Но чувство важности разгадки, что же хочет подсознание сказать ему, никак не отступало.

-Что Вам нужно от меня? – прокричал Генри, появившимся из-за угла преследователям.

На свет от единственного на весь глухой переулок фонаря вышло двое. Они застыли в нерешительности, глядя на направленный на них ствол пистолета. Повисла давящая тишина, никто не шевелился, не решаясь ее нарушить. Натянутые нервы Генри уже начинали сдавать, и он повторил уже тише:

-Что вам нужно от меня? – но тут же опять сорвался на крик: - Отвечайте!

Они молчали. Один из них медленно, стараясь не делать резких движений, начал поднимать руки. В свете фонаря блеснуло лезвие ножа. А второй, воспользовавшись тем, что внимание Генри было сосредоточено на ноже в руках его товарища, ринулся в атаку. Но он не успел сделать и пары шагов, Генри был начеку. Прогремел выстрел. Нападавший, споткнувшись, начал заваливаться набок. Уткнулся плечом в грязную стену переулка и уже по ней сполз дальше на землю, опрокинув по пути мусорный бак. Генри, сам ошарашенный произошедшим, начал было опускать пистолет, но тут же вспомнил, что это еще не конец. Он вновь направил пистолет на оставшегося преследователя…

Толчок в спину заставил Генри резко раскрыть глаза и судорожно хвататься за уже ускользающий из расслабленной сном руки поручень. Только чудом удалось сохранить устойчивость и не повалиться на грязный пол полу-опустевшего вагона. Виновницей этого была грузная тетка с двумя большими сумками, бесцеремонно пробивающая себе путь к выходу. Генри бросил взгляд на табло, указывающее станции, и как раз вовремя. Это была и его остановка тоже.

***

День прошел как обычно. Как любой другой рабочий день. Нескончаемые совещания, составление отчетов, звонки довольных и не очень клиентов. По обыкновению, было выпито с дюжину чашек кофе, который уже вовсе не бодрил. А стрелки часов ползли по циферблату со скоростью мертвой черепахи. Но всему, даже бесконечно долгому дню, приходит конец.

Когда Генри уже спускался в метро, раздался звонок. Звонил его друг Майк. Генри колебался, глядя на экран телефона, и не спешил отвечать. Он забыл, что обещал другу сегодня собраться вместе и пропустить пару стаканов. Вздохнув Генри снял трубку:

– Слушаю.

– Привет, я уж думал ты не ответишь! – услышал он веселый голос друга.

– Да завал на работе, – попытался оправдаться Генри.

– Ничего не хочу слышать, – перебил его Майк, – И отговорок не принимаю! Хочу показать тебе одно классное местечко. Так что запоминай куда ехать…

После непродолжительных объяснений Генри пообещал скоро приехать и со вздохом положил трубку. Похоже сегодня выспаться тоже не получится.

Спустя несколько часов друзья сидели в баре со странным названием «Толстяк Ал». Официантка принесла очередную порцию свежего пива, уже третью по счету. Наконец-то Генри отпустило напряжение, и он расслабленный сидел на стуле, откинувшись на спинку. Вполуха слушая бесконечный рассказ друга о его приключениях в прошедший уикенд. Он разглядывал людей, собравшихся вечером понедельника в баре. Место Майк выбрал весьма удачное: они сидели за угловым столиком и им никто не смог бы случайно помешать. А для них все пространство бара хорошо просматривалось, чем Генри и пользовался. Он медленно скользил взглядом по улыбающимся, хмурым, задумчивым, но, в большинстве своем, нетрезвым лицам.

Едва различимо звякнул звоночек на входной двери и в бар вошел мужчина, отряхивая крупные капли воды с плаща, на улице начался дождь. Но не это привлекло внимание Генри. Перед его взором с новой силой всплыли притупленные алкоголем воспоминания. Резкий запах пороха, бьющий в нос, гром выстрелов, оставляющий звон в ушах и лицо, искаженное недоумением и болью. Лицо человека, снимающего сейчас свой промокший плащ. Сон смешался с явью, и, бормоча что-то себе под нос, направился к барной стойке.

– Эй, ты чего завис? – вопрос друга вырвал Генри из оцепенения.

– А? Что? Да все нормально, – Генри отвел взгляд от нового посетителя бара. – Знаешь кто это?

Майк взглянул на мужчину, что так заинтересовавшего его дуга, и нахмурился:

– Нет, – и, немного подумав, вспоминая, добавил, – частенько здесь бывает, но… ни с кем, кроме бармена, не общается. А что такое?

Майк с интересом уставился на Генри.

- Да нет, ничего. Лицо показалось знакомым…

Генри поднес кружку ко рту и сделал несколько больших глотков, всем своим видом показывая, что он удовлетворен ответом друга и потерял всякий интерес к незнакомцу из снов. Но всякий раз его взгляд натыкался на лицо мужчины его как будто било током внутри и из памяти всплывали картины из сновидений. Вскоре мужчина, выпив свою кружку пива, ушел, но чувство нереальности происходящего не покидало Генри.

Позже, уже дома, лежа в постели, он никак не мог выкинуть лицо этого незнакомца из головы. Ему чудилось, что он просто опять уснул на работе или в метро по дороге домой, и, что вот-вот он проснется в реальном мире. Конечно же, это было не так, и, разумом Генри понимал это. Мужчина все прокручивал сегодняшний день раз за разом. И лишь когда все же начал проваливаться в бездну сна, смог себя убедить, что он все же ошибся и принял за действительность то, что ему подсунул одурманенный алкоголем и постоянным недосыпом мозг.

«Бред это все», - подумал Генри и наконец-то уснул.

***

В этот раз все было по-другому. Нет, он все так же держал в руках направленный на преследователя пистолет. События все так же шли по своему сценарию, изменения были больше в ощущениях. Он понимал, что видит сон, чего до этого не случалось.

Генри решил отстраниться от происходящего и сосредоточиться на окружении, и ему это, на удивление, удалось. Он смог в деталях разглядеть переулок, грязные кирпичные стены, качающийся уличный фонарь, еле освещающий пространство под собой, и, конечно же, кучи мусора. Весь асфальт был завален мусором. Казалось, его отсюда никогда не вывозили с момента постройки домов, которые образовывали своими стенами этот треклятый переулок. Также он заметил уже бездыханное тело, привалившееся к стене, но долго не стал задерживаться на нем взглядом. Генри был уверен, что этот человек совсем не важен, да и разглядывать мертвое лицо было неприятно. Сейчас главным было выяснить кем являлся второй преследователь, неподвижно стоящий с распростертыми в стороны руками. И мужчина все свое внимание сосредоточил на нем. Одежда совсем обычная: кроссовки, джинсы, свитер и кепка. Такой наряд, возможно, есть у каждого. У Генри самого, если покопаться в гардеробе, можно найти несколько вариаций такой одежды.

Было странно, но Генри не понимал, чем его визави вызывал чувства страха и ненависти, что сейчас приглушенными волнами накатывали в душе, он был совершенно обычен и сер как собственный свитер. Из-за скудности освещения лица мужчины толком разглядеть не получалось, поэтому Генри решил приблизиться. И ему это удалось. Он поплыл вперед все ближе к стоящему человеку, и уже на полпути оглянулся. Его не удивило, что он увидел себя, стоящим на месте все так же сжимающим пистолет. Генри знал, что во снах бывает можно увидеть себя со стороны. Подлетев вплотную, он убедился, что все же был прав. В полумраке под кепкой скрывалось знакомое лицо незнакомца из бара. Это определенно был он, но испуганный видом пистолета и растерянный, что ли. Его губы безмолвно двигались, и Генри понял, что не заметил, как вместе со всеми чувствами «выключил» звук. По этой же причине Генри пропустил момент выстрела, и сначала не сообразил, почему мужчина начал заваливаться навзничь, а его одежда начала приобретать багровый оттенок. Мир вокруг начал тускнеть, и как не старался Генри задержаться во сне и все же понять почему произошло, то что произошло, у него ничего не выходило. Он просыпался.

Утром Генри позвонил в офис, и, сославшись на простуду, предупредил своего начальника о том, что сегодня он не выйдет на работу. А, если улучшений не будет, то и завтра тоже. Бросив трубку, он вскочил на ноги и начал быстро собираться. Он солгал, таким бодрым и полным сил он себя не чувствовал уже много месяцев. Генри был решительно настроен во что бы то ни стало выяснить личность своего визави из сна. Начать было решено со вчерашнего бара.

Добрался он довольно быстро, стрелки часов едва переползли отметку девяти часов утра. Ступив на порог питейного заведения, Генри на секунду замешкался, давая привыкнуть глазам к полумраку помещения. Бар был совершенно пуст, лишь полусонный грузный бармен медленно протирал барную стойку. И было понятно, что начал он это делать только тогда, когда услышал колокольчик над входной дверью.

Генри пройдя к стойке, обратился к бармену:

– Доброго дня.

– Доброго, – ответил тот, – Желаете выпить?

– Эээ, нет, – замешкался Генри, – Меня интересует человек, приходивший сюда вчера.

– Вчера здесь было много людей, – неопределенно ответил бармен.

– Мужчина, лет сорока. Светловолосый, коротко стриженый, худощавого телосложения, в сером плаще, – выпалил Генри, он репетировал это описание с самого утра.

– Нет, не припомню, – безучастно проговорил бармен, покачав головой.

– Но, но… как же, – чуть ли не по-детски затараторил Генри, – Он заказал кружку пива, и вы с ним беседовали добрых двадцать минут…

Бармен пожал плечами и выжидающе уставился на собеседника, постукивая пальцами по стойке. Генри слегка опешил, он не рассчитывал на такой поворот событий. Лихорадочно соображая, что делать дальше он чертыхнулся про себя и мысленно ударил себя по лбу ладонью. Ну какой же идиот, как же он мог упустить это. Ведь он знал из всех прочитанных книг и просмотренных фильмов, для того чтобы получить у бармена информацию за нее нужно заплатить. Теперь Генри явно видел все намеки. Он неуверенным движением достал из кармана купюру и положил ее на барную стойку. Бармен ловким движением заставил ее исчезнуть и заговорил:

– Многого не скажу. Зовут, вроде, Феликсом. Где живет, черт его знает, но где-то поблизости. Заходит почти каждый вечер.

Замолчав, снова принялся протирать стойку. Потом поднял глаза на все так же стоящего Генри:

– Так что? Все-таки налить чего-нибудь?

– Нет, спасибо. До свидания, – Генри, выйдя из оцепенения, поспешил к выходу.

– Счастливого дня.

Уже у дверей, Генри обернулся, еще один вопрос мучал его вчера весь вечер.

– Почему «Толстяк Ал»?

– Потому что зовут меня так – Алан.

Генри кивнул, удовлетворенный ответом, и вышел за дверь. Уточнять почему «толстяк» он не стал, это было и так понятно. Выйдя из бара Генри решил найти место, где можно было бы перекусить. Очень хотелось есть, да и до вечера необходимо было скоротать время.

Теперь у него было имя. Феликс. Конечно немного, но еще вчера у него и этого не было. Поэтому он, в приподнятом настроении, хорошая погода этому способствовала, отправился на поиски кафе.

***

Преследователи настигали. Он слышал их шаги и голоса, далеко разносящиеся во тьме. Генри не разбирал, о чем они переговариваются. Да и зачем? И так было понятно, что говорят они о нем, как сподручней будет его убить. Хотелось бежать, но в темноте большой риск споткнуться или угодить в какую-нибудь яму. Чем больше он уходил вглубь квартала, тем хуже становилась дорога. То и дело под ногами попадались булыжники, некогда бывшие тротуарной плиткой, и кучи разнообразного хлама. Генри лихорадочно, напрягая зрение, высматривал место, где можно было бы спрятаться, но подходящих мест все не находилось.

Когда Генри свернул в очередной проулок, впереди замаячил слабый отблеск света. И с каждым шагом отблеск усиливался. Приблизившись на достаточное расстояние, Генри увидел всего лишь одинокий фонарь, по какой-то случайности оставшийся в целости, хотя все его собратья уже давно отсветили свое. И освещал он глухой переулок. Генри оказался в ловушке, впереди стена, назад путь тоже отрезан. Преследователи его уже настигли и сворачивали за ним в переулок. Генри развернулся лицом к ним, доставая из внутреннего кармана пальто пистолет. Что ж, сейчас решится все. Кто уйдет из этого переулка на своих двоих.

Пробуждение было не из самых приятных. Просыпаться, сидя на парковой лавочке, то еще удовольствие. Все тело затекло и отзывалось ноющей болью при каждом движении. День уже клонился к вечеру. Генри, взглянув на часы, чертыхнулся про себя. Тому, что уснул, будучи бодрым и хорошо выспавшимся накануне ночью, он не удивлялся. Мужчина уже перестал удивляться и смирился с тем, что сон управляет его судьбой. Потянувшись, пытаясь ослабить онемение в конечностях, и, зевнув напоследок, прогоняя остатки сна, Генри поспешил к бару.

К «толстяку» Генри подходил, когда уже почти совсем стемнело. Он рисковал разминуться с Феликсом, но ему улыбнулась удача в этот раз. К бару с другой стороны улицы показался Феликс. Генри тут же свернул в тьму ближайшего переулка и остановился. Мужчина, шедший ему навстречу, его не заметил, так как был погружен в какие-то свои мысли. Когда он вошел в бар, Генри осторожно подошел ближе и приготовился ждать. Судя по вчерашнему дню ждать придется не особо долго, тридцать - сорок минут. Но не прошло и десяти минут, как Феликс буквально выскочил из бара и быстрым шагом помчался туда откуда пришел. Генри поспешил за ним, стараясь не отстать, но и не приближаясь, чтобы не быть обнаруженным – Феликс то и дело оглядывался по сторонам.

Генри поначалу недоумевал, что могло послужить причиной таких кардинальных изменений в поведении мужчины. Но после того как сопоставил факты, его посетила догадка, граничащая с уверенностью. Причиной тому был он сам. Точнее его расспросы о Феликсе у бармена. Было же ясно, что эти двое были, если и не друзьями, то хорошими знакомыми точно. Теперь для Генри путь в это заведение заказан. Он был уверен, что пока угрозы его раскрытия нет, но все же нужно быть осторожным. Пока не выяснит причины будущей встречи в том переулке.

Между тем Феликс свернул к парадной одного из домов. Остановившись у дверей, он обернулся и оглядел улицу. Бармен, назвавшийся Аланом, не обманул, Феликс действительно жил поблизости. Генри он увидеть не мог, так как было уже довольно темно, а сам находился под светом фонаря, освещающего вход в парадную. Недолго постояв и удовлетворившись увиденным, быстро вошел в парадную. Генри решил немного подождать, прежде чем подходить к дому, так как боялся, что перед домом он будет как на ладони, если кому-то вздумается выглянуть из окна.

Спустя двадцать минут, так и не заметив ничего подозрительного, Генри решился приблизиться к дому быстрым шагом и сфотографировать номер дома на свой телефон, чтобы невзначай его не забыть. Больше ему здесь делать нечего. Он напоследок скользнул взглядом по рядам окон и отправился прочь от этого места. Теперь у него было все необходимое, чтобы узнать об этом Феликсе все, что возможно.

Генри и не подозревал, что несмотря на всю осторожность, он не остался незамеченным, два внимательных глаза наблюдали за тем, как он подошел к дому, как фотографировал и как он удалился восвояси.

***

Все было кончено. Позади в переулке осталось лежать два бездыханных тела, а Генри бежал. Он не разбирал дороги, лишь бы уйти как можно дальше. Прочь от этого места. От пережитого он забыл как совсем недавно боялся споткнуться в темноте и упасть. А казалось, что прошла целая вечность с того времени.

Наконец, запыхавшись, он остановился и привалился к ближайшей стене перевести дух. Сердце, то ли от выброса адреналина, то ли от непривычно быстрого бега, а возможно и от того, и от другого, колотилось в груди как бешеное. Немного успокоившись и вернув себе способность мыслить, Генри стал лихорадочно обдумывать что ему делать дальше.

Хоть полицию и недолюбливали в этом районе, все же надеяться, что никто ее не вызовет, не приходилось. Рано или поздно они прибудут и пойдут по следам, как гончие. Поэтому в этот момент Генри должен быть как можно дальше отсюда, лучше всего вообще покинуть город. Но сначала нужно добраться до дома. Это будет рискованно, но без вещей и денег бегать он будет недолго.

Приняв решение, Генри попытался стереть пот со лба и с удивлением обнаружил, что до сих пор сжимает рукоять пистолета в руке. Да, еще необходимо избавиться от оружия, если его схватят с ним, то уж точно будет не отвертеться.

Проснувшись, Генри резко сел в кровати. Еще одна загадка - пистолет. У Генри никогда не было оружия, хотя одно время он увлекался стрельбой и даже оформил разрешение на ношение. Но своего так и не приобрел, то было некогда, то не было смысла. Видимо теперь пришло время. Можно было попробовать найти какого-нибудь бандита, торгующего оружием на улице. Но, к сожалению или к счастью, знакомых преступников у Генри не было. А ходить по улицам в поисках продавца довольно глупо. Поэтому было решено обзавестись оружием официально. Конечно, дороже и дольше, но надежнее. Быстро одевшись и позавтракав, Генри отправился на поиски оружейного магазина.

Покупка и оформление затянулось до самого вечера, поэтому Генри решил сегодня не маячить у дома Феликса. Вместо этого он отправился на стрельбище потренироваться в стрельбе. Оружия в руках он не держал довольно длительный период времени, но, оказалось, что стрелять, как ездить на велосипеде, разучиться невозможно. Уже к третьей расстрелянной мишени, он начал класть пули кучно в центральные два круга. Вдоволь настрелявшись и весьма довольный собой, вернулся домой уже ближе к полуночи и сразу же отправился спать.

Проснулся Генри рано, еще до рассвета. Ночь прошла без сновидений, что заставило его заволноваться. Последнюю неделю этот сон снился ему каждый день, и его отсутствие значило, что что-то не так. Поэтому Генри решил сегодня сразу отправиться к дому Феликса. Ему было необходимо узнать больше об этом человеке. На данный момент Генри были известны только имя, адрес и, в результате просмотра нескольких телефонных справочников, номер домашнего телефона. Но это никак не проясняло ответов на вопросы, раз за разом возникающие у Генри. Что Феликсу нужно от него, почему будет его преследовать. И главным вопросом, было как судьба сведет их в том роковом переулке.

Добрался он довольно быстро. Чтобы узнать дома ли его ночной визави, он набрал номер телефона Феликса. Трубку долго не снимали и, когда заспанный голос Феликса прозвучал в трубке, тут же сбросил. Теперь остается только ждать. И ждать пришлось долго, Генри изрядно заскучал, маясь от скуки. Даже уже подумывал уйти. Но вот наконец дверь парадной тихо отворилась. На улицу выскользнул Феликс, быстро огляделся, и направился в сторону Генри. Тому пришлось ретироваться за угол. Феликс прошел мимо. Генри перевел дух и направился за ним. Он надеялся, что сегодня он приоткроет завесу тайны сна.

Феликс шел довольно быстрым шагом, не пытаясь поймать машину или сесть в общественный транспорт. Генри это было на руку, на улице было не многолюдно. Он, как один из шпионов из любимых им многочисленных фильмов и книг, двигался за своим объектом наблюдения. По всем правилам шпионского жанра соблюдал максимум осторожности, шел на приличном расстоянии и пытался, не вызывая подозрения, слиться с немногочисленными прохожими.

Феликс свернул за угол одного из домов. Генри пришлось прибавил шагу. Не хватало упустить его, а так как между ними расстояние было приличное, за угол он уже почти забегал ведомый боязнью упустить преследуемого.

И тут кто-то встал у него на пути и со всего маха впечатал в стену. Это был Феликс. Оказалось, мало быть любителем фильмов про шпионов.

– Кто ты? Почему ты следишь за мной? – злобно прорычал Феликс, и вновь двинул Генри об стену.

– Я…я… – опешил тот, – я не слежу... Я просто…

– Чушь! – оборвал его Феликс.

Что-то в поведении мужчины насторожило Генри. Да, он был, по-видимому, очень взбешен, но было в его движениях что-то неуловимо странное. И в глазах читался страх. Тут Генри осенило, Феликс тоже видит сны, в которых Генри раз за разом стреляет в него. И это объясняло страх перед Генри. Хотя, по-хорошему, сейчас бояться стоило именно ему.

– Ты тоже их видишь! – тут же озвучил свою догадку он. Такой уж он был человек, в его сознании никогда не было места недомолвкам.

– Что?

– Сны. Ты тоже их видишь!

– Я не понимаю, о чем ты?

– А я вижу, что ты все прекрасно понимаешь.

Феликс рассвирепел после этих слов, понимая, что теряет инициативу. Он приблизил свое лицо к лицу Генри. И, едва сдерживаясь, угрожающе прошипел:

– Еще раз тебя увижу – перережу глотку, как собаке. Понял?

И вновь припечатал Генри к стене, да так сильно, что у того перехватило дыханье и искры посыпались из глаз. После чего отпустил и быстрым шагом отправился прочь. Генри остался стоять, облокотившись на стену, тяжело дыша. Он смотрел вслед удаляющемуся Феликсу, и, когда тот скрылся за поворотом, тихо сказал:

– А вот это вряд ли, и мы оба это знаем.

***

Феликс как сквозь землю провалился. Прошла уже почти неделя, а его нигде не было. Квартира его была пуста, на телефонные звонки не отвечал. Да и в баре «Толстяк Ал» он тоже не объявлялся. Но что больше всего беспокоило Генри, так это то, что и снов с момента их разговора он больше не видел. Ему бы радоваться и зажить прежней жизнью, но навязчивая идея получить ответы не давала покоя. Тем более с работы его уволили за прогулы, после непродолжительной беседы по телефону со своим начальником на повышенных тонах.

Генри удалось выяснить больше о самом Феликсе. Правда, пришлось просить об услуге своего коллегу, у которого кузен работал в полиции, но это принесло свои плоды. Феликс был преступником, и это неоспоримый факт. Отсидел год за разбой с применением холодного оружия, но был отпущен досрочно за хорошее поведение. Самое главное было то, что он должен был каждую неделю отмечаться. И где бы он не скрывался, ему придется выползти из своей норы. И тут уж Генри не подкачает. Старые навыки стрельбы уже в полной мере вернулись к нему. Не зря же он каждый вечер пропадал на стрельбище. Он полностью готов к следующей встрече, осталось ее дождаться. Конечно же Генри не собирался убивать Феликса и того второго, но был готов и к такому развитию событий. «Тревожный чемоданчик» стоял у дверей в ожидании своего часа, если все случится именно так, как во сне, и Генри придется бежать из города.

Генри собирался по обыкновению последних дней на тренировку и уже на пороге его застал звонок Майка:

– Я слушаю.

– Генри, привет, дружище, – Майк очевидно был в легком подпитии.

– Привет. Зачем звонишь? – раздражаясь, спросил Генри. Не любил он разговаривать с другом, когда тот был пьян, а сам Генри трезв.

– Я звоню? Ах, да. Ты просил, вот я и звоню!

– Я просил? – переспросил Генри, не скрывая раздражения и удивления.

Но Майк этого не заметил и продолжал, как ни в чем ни бывало:

– Ну, да. Мол, если увидишь этого типа, что мне денег должен, то сразу звони. Вот я его вижу, и вот я звоню.

Генри вспомнил тот давний разговор, когда обнаружил, что Феликс ушел на дно. Он действительно просил об этом друга. А еще и наплел о том, что якобы Феликс ему денег должен и поэтому он его ищет. Что бы у Майка не возникало лишних подозрений. Но он и не думал, что Майк запомнит этот разговор. Ведь тогда, как, впрочем, и сейчас, он был пьян.

– Где ты?

– Как где? В «Толстяке Але», конечно.

– Я скоро буду! – коротко сказал Генри и повесил трубку.

Перед выходом он проверил карманы. Ощутив уже привычную тяжесть пистолета во внутреннем кармане пальто, немного успокоился. Такси уже ждало у подъезда. По-видимому, все решится уже сегодня. Сегодня он получит ответы.

***

Генри сидел за столиком один, и, не спеша, пил свое пиво. Место было ему знакомо, оно уже почти стало ему родным. Спиной он чувствовал чужой враждебный взгляд, но виду не подавал. Он знал, что там сидят двое. Феликс, теперь он точно знал, что это он, и тот, второй. Они задумали что-то против него, но их ждет сюрприз. Генри невольно коснулся места на пальто, где во внутреннем кармане лежал «сюрприз». Но тут же отдернул руку, и попытался замаскировать движение, встряхиванием рукава. Вроде пронесло. Итак, тянуть больше нет смысла. Генри медленно поднялся…

– Приехали.

Генри спросонья дернулся и, выпрямившись, оглядел через окно автомобиля улицу.

– Хорошо. Спасибо. – протянул деньги водителю и, не дожидаясь сдачи, вышел на тротуар.

Такси, немного постояв, медленно тронулось, оставив Генри на темной улице в одиночестве. Он медленно выдохнул, успокаивая нервы, еще раз проверил в кармане ли оружие и вошел в бар. С порога окинул взглядом все помещение. Феликса нигде не было, зато Майк сидел к нему спиной за привычным столиком. А, значит, и спиной к выходу. Неужели упустил? Он быстрым шагом подошел в другу и чуть ли не рявкнул на него без всякого приветствия.

– Где он?!

– О, привет. Ты быстро.

– Отвечай!

– Где, где...Да в сортире он, – Майк головой кивнул в сторону туалета. – Ты чего такой нервный? Че, много денег должен? – и, не дождавшись ответа, добавил: – Может пивка?

“Слава богу”, – подумалось Генри. Он снял свой плащ. Повесив его на спинку стула, плюхнулся напротив друга.

– Позже. А где второй?

– Какой второй? Он один.

“Странно. Должно быть, подельник присоединится к нему позже. Будем ждать”, – подумал Генри, но вслух сказал:

– Я возьму? – и указал на кепку друга, лежащую на столе возле опустошенной пивной кружки.

– Бери, – кивнул Майк: – Ты как хочешь, а я, пожалуй, закажу еще.

Майк встал и, пошатываясь, отправился к барной стойке. А Генри, повертев кепку в руках, натянул ее на себе на голову до самых бровей. Скрывая в ее тени свое лицо. Феликс не должен был его узнать. К слову, тот только что появился и сел за свой столик.

И так они просидели добрый час: Феликс потягивал свое пиво, Майк снова увлеченно рассказывал о своих похождениях, а Генри, не таясь, следил за Феликсом, так как тот сидел к ним спиной. Когда Генри уже начал терять терпение, и раздумывать, а не подойти ли ему прямо сейчас к Феликсу, и, наконец, выяснить с ним отношения, тот резко дернулся и начал отряхивать рукав. После чего встал, Генри насторожился, и направился к выходу. Хотя нет, не к выходу, решил вновь посетить уборную. Генри расслабился и отвел взгляд, что было опрометчиво, так как пропустил тот момент, когда, поравнявшись с выходом, Феликс резко повернулся и выскочил на улицу.

– Твою мать! – только и сказал он и ринулся в погоню.

Майк сделал большой прощальный глоток пива и поспешил за другом.

***

Выскочив на улицу, Генри остановился, давая привыкнуть глазам к темноте. Осмотрел улицу в обе стороны.

– Да где же ты, черт тебя побери! – выругался он, но увидев движение в метрах двухстах дальше по улице, воскликнул: – Ага!

И ринулся в погоню. Лишь бы не упустить. Майк, тяжело дыша, старался от него не отставать. Феликс петлял. Стараясь уйти от погони, то и дело, сворачивал в переулки. И, чем дальше, тем темнее и грязнее они были. Хотя, если подумать куда уж грязнее, и тем более темнее. И так пришлось перейти на шаг, было не видно ни зги. Лишь впереди маячила фигура Феликса. Благо, они медленно, но верно сокращали дистанцию. Ко всему прочему на улице было довольно холодно, Генри это ощутил только когда замедлил темп ходьбы. Он резко остановился, да так, что его друг, следовавший за ним, чуть в него не врезался.

–Твою мать! – в очередной раз выругался Генри.

И было из-за чего. В спешке он совсем позабыл и оставил свое пальто в баре. Оно, наверное, так и висит на спинке стула. Нужно возвращаться, но тогда он упустит Феликса. И больше возможности получить ответы может и не представиться. А то, что ответы он должен получить именно сегодня, он был стопроцентно уверен.

– Ты чего, упустим же? – спросил его Майк, внимательно смотря на друга. – Ах, да. Чуть не забыл. Смотри че есть у меня. Чуток ему пригрозим, он сразу тебе бабло-то и отдаст.

И он с улыбкой достал из кармана увесистый складной нож.

– Какого черта..., – начал было Генри, но передумав, выхватил нож из руки друга, – А, ладно. Сойдет, – и помчался дальше.

Майк, пожав плечами на ходу, проговорил в спину другу:

– Конечно, бери. Мне для друга ничего не жалко.

Генри уже сбился в какой по счету закоулок они свернули, когда впереди забрезжил свет. Они уже наступали на пятки Феликсу, нужен был всего лишь один рывок. Свет выхватил из темноты фигуру в плаще, которая тут же скрылась за поворотом. Генри прибавил шагу, и через пару мгновений они повернули за угол.

Они вышли на свет от единственного на весь глухой переулок фонаря и застыли в нерешительности, глядя на направленный на них ствол пистолета. Но это уже был не сон. Тот самый переулок, но почему все не так, как было во сне? Пистолет был в руках у Феликса, а у Генри был...нож.

– Что вам нужно от меня? Отвечайте! – как гром прозвучали слова Феликса.

Генри, стараясь не делать резких движений, медленно начал поднимать руки вверх. Тем самым стараясь показать, что он не собирается нападать.

– Мы хотим…

Но договорить Генри не успел. Он не видел, что произошло, так как все его внимание было приковано к качающемуся стволу пистолета. Хотел ли Майк сбежать, или, наоборот, кинуться на противника. Возможно, просто не удержал равновесие. Но он резко дернулся, и в тот же миг прогремел первый выстрел.

Ошарашенный Генри, не успев поднять руки над головой, так и остался стоять с вытянутыми в обе стороны руками. Ему не верилось в реальность происходящего. Не верилось, что его друг сейчас умирает, истекая кровью. Этого не могло произойти, он должен вот-вот проснуться, но он не просыпался. Генри вновь взглянул на Феликса, в горле пересохло. И он понимал, если он сейчас не заговорит, он будет следующим.

– Постой…, – в воцарившийся после выстрела тишине, голос прозвучал слишком громко и хрипло, даже самому Генри он показался мерзким.

Он попытался продолжить, но его слова утонули в громыханиях выстрелов. Что-то ударило Генри в грудь, он выпустил нож из рук. И вновь удар, от которого мужчина потерял равновесие, и начал заваливаться назад. И третий удар, заставивший его опрокинуться навзничь. Боли не было, и выстрелов он уже не слышал. Он слышал лишь собственный шепот, что твердил в предсмертном бреду: “Нет… нет, все должно быть не так. Я…Это я…Это должен был быть я…”. Но вскоре и голос затих.

Другие работы автора:
+1
77
10:42
Круто!!! thumbsup
Спасибо!)
Загрузка...
Илья Лопатин №1