До метро

  • Жаренные
Автор:
Филипп Хорват
До метро
Аннотация:
Казалось бы, у влюблённых школьников Сергея и Кати впереди долгая счастливая жизнь. И даже ревнивый соперник Игорь им не помеха. Однако, проходит время, и жизнь оказывается вовсе не такой, какой они её замысливали, прогуливаясь по тенистым аллеям Яблоневого бульвара…
Текст:

На драку они забились так: после уроков встретятся с пацанами за гаражами, которые ржавым леском опоясывали школьную территорию со стороны жилого массива. Там и разберутся раз и навсегда в вопросе о том, кому принадлежит Катя. Глупо, конечно, обозначать право на девчонку с помощью кулаков, но ведь и не соскочишь же, – заклюют потом, задразнят, а его в классе и так не особо любили.

Сергей глубоко вздохнул и открыл дверь. На крылечке никого уже почти не было, все давно разбежались по домам после пятого урока, а звонок с шестого вот-вот прозвенит. Сам он географию прогуливал, отсиживаясь на плоской кожаной оттоманке под сенью растений зооуголка, и вот только сейчас решил выйти из школы, заранее отправившись к гаражам.

На улице было тепло, даже жарко – ярко светившее солнце раздаривало приятную щедрость уже уходящего бабьего лета. Но как-то не радовал его этот день, и дело было совсем не в дурацкой драке с Игорем. Просто густо смурнело на душе, что-то неприятное и тоскливое скребло по сердцу, а что именно – попробуй определить…

Зайдя за гаражи, Сергей присел на деревянный чурбачок, закурил. Пуская дым колечками в сторону проулка, откуда должны были появиться пацаны, он представлял себе Катю. Она – красавица, пожалуй, даже самая красивая девушка из всех десятых параллелей. Что удивительно, при своей красе – скромная к тому же. Не хабалка и не выпендрёжница, вполне простая, со всеми в общении на равных.

Было неясно, что нашёл интересного в ней Игорь – гоповатый придурок и разгильдяй, который в компании таких же идиотов постоянно бахвалился тем, как он тёлкам на районе «даёт на клык». С Катей при этом Игорь держался сдержанно, притворялся каким-то джентльменом, предлагал проводить до дома или в кино сходить. Но она отклоняла любой малейший его намёк на флирт, в фирменной своей манере – аккуратно, но твёрдо выговорив, что не нуждается в «ухаживаниях человека, к которому равнодушна».

А равнодушна она была ко всем пацанам со школы. Кроме него, Сергея, разумеется. Какие Катя испытывала чувства к нему, правда, тоже было не совсем понятно, – считалось, что они пока просто дружили. То есть, вместе уходили после уроков, иногда гуляли вечерами по тенистому Яблочному бульвару, забегали в кафешку, если появлялось в кармане лишние сто рублей.

Один раз сходили в кино, и, конечно же, на этот знаменитый «Титаник», фильм, который едва выйдя в прокат, тут же для всех превратился в легенду. Катя, как и многие девчонки в зале, гулко ревела у него на плече в момент, когда замёрзший Джек умиротворённо погружался в леденящую пучину океана. А потрясённый (не сценой фильма, а её слезами) Сергей с потайной радостью думал о том, что это и есть любовь, – опять же не на экране, а вот – плачущая рядом.

Она, впрочем, ещё не признавалась ему в чувствах. И на все наводящие вопросы, намёки либо отмалчивалась, либо уводила разговор в сторону. Это было непонятно и странно, но Сергей предполагал, что Катя опять же скромничает, просто боится вслух признать то, что давно уже владеет её сердцем.

Вся их романтика как-то неестественно и зло раздражала Игоря, прямо заряжала на негатив. Поэтому он периодически лез на рожон, шпынял Сергея, задевал, хотя и получал довольно жёсткий отпор – в обиду он себя не давал. Принципиальный же вопрос, ну мог он разве быть лохом в глазах преданной ему красавицы Кати? До отчаянной и бескомпромиссной драки раньше дело не доходило, но сегодня, в этот тёплый сентябрьский день, видимо, всё окончательно и решится.

Сергей уже докурил сигарету, когда в отдалении послышались возбуждённые голоса – шли одноклассники, подзуживаемые Игорем. Они, конечно, сами в схватку не полезут, но морально поддерживать будут его, наглого, хамоватого придурка, для которого идея добиться Кати стала, видимо, навязчивой.

Вся компания резко вывернула из-за гаражей: чин-чинарём, по-гопницки рисуясь друг перед другом, пацаны подходили, предвкушая одно его большое унижение.

– Ну, что, Мальков, странно, что ты всё-таки приполз, я думал – зассышь…, – унижение было бы неполным без моральной арт-подготовки, а Игорь смаковал, наслаждался каждой секундой.

Сергей приподнялся с чурбачка. Руки непроизвольно сжались в кулаки, но он сдержался, чтобы не кинуться первым – мелькнула мысль, что, может, ещё и чисто базаром всё разрулят. Хотя, какой, к чёрту, базар с такими людьми, как Игорь? Он разговоры считает за слабость, в его понимании всегда окончательно и бесповоротно всё решала физическая сила.

– Я за Катюху тебя порву, понял? Моя она, чего лезешь?

Игорь поморщился, будто лимона прикусил:

– Мальков, ты даун. Неужели не врубаешься, что если я что-то решил, то я это сделаю? А у меня виды на неё большие, может, даже женюсь потом… Так что, третий лишний тут ты…

Сергей вскинул правую руку и смачно залепил кулаком Игорю в скулу. Это было неожиданно – тот, охнув, растерянно шатнулся в сторону. В весовой категории они друг другу, пожалуй, не уступали, – оба долговязые, с длинными руками, спортом не увлекавшиеся. Вот разве что Игорь немного полноват был, видимо, любил покушать. А значит небольшое преимущество всё же у него, у Сергея. Во всяком случае, скакать проще и легче в драке будет.

Удар не выбил из равновесия Игоря, – быстро сориентировавшись, он резко кинулся и, перехватив его в поясе, повалил на землю, больно при этом боднув головой в солнечное сплетение.

Упав, Сергей попробовал столкнуть с себя тяжёлую тушу. Неловко размахнувшись (с земли-то), попытался ещё раз зарядить плюхой в лицо, и одновременно же толчками корпуса выбивал Игоря, елозящего сверху. Но всё без толку, тот крепко блокировал его руками в районе предплечий, – нависая лицом к лицу, слюняво и мерзко шипел, матерился.

Внезапно Игорь резко ударил лбом ему в нос, и сознание тут же заволокло шоком тупой ноющей боли. Однако же, этот смазанный неловкий выпад заставил самого Игоря приподняться, а Сергей коленкой всадил ему по яйцам.

Заорав, Игорь скатился в сторону, и, держась за ширинку обеими руками, заплясал задницей по асфальту какой-то дикий танец раненого зверя. Сергей привстал, и хорошенько добавил ему кроссовком в лицо.

Улюлюкавшие, стенавшие в приступе восторженной злости пацаны такого резкого перелома в драке не ожидали. Кинувшись к Сергею, они в момент уложили его снова на землю и начали с каким-то безумным остервенением запинывать.

Жаркая расправа продолжалась минуты три-четыре. Сергей уже даже не сопротивлялся, –лежал, подтянув ноги под себя, укрыв голову в скрещённые руки. Кончилось бы, наверное, всё тем, что запыхавшиеся, уставшие парни просто бы разошлись. Так-то цели они добились: унизили, буквально уничтожили Сергея морально… Другое дело, что победителем по факту должен быть сам Игорь (ему же нужна Катя в конце концов). Но он по-прежнему в страдальческих корчах сидел в сторонке, бережно натирая промежность.

Внезапно из-за гаражей выскочила девчонка. Она мчалась, отчаянно ругаясь, срывая в крике голос:

– Ублюдки, отвалите от него… Тупые мрази, скоты, все разом на одного… Придурки, свалите, я сказала…

Недовольно бурча, они отступили в сторонку. Катя тут же присела, склонилась над Сергеем, причитая и едва ли не плача.

Пацаны, как-то резко оконфузившись, виновато отошли к Игорю, помогая подняться. Глядя на сцену романтичного милования, он забухтел гнусаво:

– Слышь, Катюх, ну чего ты нашла-то в нём? Это ж убогий терпила. А ты бегаешь… как… я не знаю там…

Она даже не повернулась к нему, ответила со спины:

– Иди нахрен, урод. Ещё раз подойдёшь к нам, я сама тебя урою, – и чувствовалась какая-то жёсткая угроза в этом голосе, такая, что заставила Игоря поёжиться.

Мрачно что-то буркнув, Игорь, прихрамывая, пошёл мимо гаражей в сторону школы. Пацаны двинули следом.

Сергей, ощущая мягкую, приятную заботу Кати, щербато улыбался кровавыми губами. Он глядел в её глубокие синющие глаза и видел там тревогу, боль и ещё что-то странное, непонятное…

Потом они дошли до остановки, сели на девятый троллейбус и поехали домой. Люди в салоне недовольно оглядывали битого Сергея, морщились, качали головами. Но рядом, держа его за руку, сидела Катя, и, кажется, все понимали, что, скорее всего, едет победитель мальчишеского рыцарского турнира за сердце дамы. Это всеобщее признание было в радость.

Ехал с заунывным дребезжанием по огромному проспекту старый троллейбус, проносились в окнах длинные остовы брежневских «кораблей», брели мимо куда-то всякие-разные люди. А они всё сидели, глядя друг на друга, улыбались чему-то своему, наслаждались лучшим днём такой быстро тающей юности…

И вот Катя склонилась к его уху, прошелестев бархатисто:

– Я тебя люблю…

* * *

Сергей сидел в салоне своего «форда» минут десять – машина при двадцатиградусном морозе прогревалась утомительно долго.

По радио уныло бубнил новостную сводку ведущий, и чтобы хоть чем-то развлечься он запустил в пляс по стеклу дворники. Кривоватые щётки шкрябали налипший редкий иней, размазывая изморозь с мгновенно густеющей «омывайкой», – всё это тоже нудно, тоскливо, утомительно…

Остановив движение дворников, Сергей прихватил из бардачка тряпочку. Смочив её минеральной водой из бутылки, выскочил на мороз протереть боковое зеркальце. Быстро растерев по стеклу грязные разводы, он уже сунулся подмёрзшими пальцами под ручку дверцы, когда услышал окрик.

– Серёга! Погоди…

Медленно повернувшись, увидел её. Собственно, он и по голосу сразу узнал, внутренне дрогнул, замер…

– Привет… Катя… Сто лет не виделись…

Она неуверенно кивнула, приглядываясь к нему, будто раздумывая о чём-то. Но, видимо, подошла всё же неспроста.

И точно:

– Слушай, а не подвезёшь до метро? А то мой уехал, а я на работу опаздываю…

Отказать ей он, конечно, не мог. Залезли внутрь, Сергей быстро завёлся и покатил к выезду из микрорайона.

Салон сразу утонул в каком-то неловком, чуть нервном молчании. Оба понимали: вроде и рассказывать друг другу о себе немало, только зачем?

Неписаные правила социального этикета всё же взяли вверх, и он решился первым:

– Ну, как вы там?

Это был наиглупейший вопрос, поскольку каждая отдельная частица несложного вроде предложения выдавала максимум потаённой его душевной боли.

Катя, видимо, тоже расчувствовала болезненный оттенок в голосе Сергея, но виду не подала.

– Да как-как, нормально. Живём, работаем, в Турцию ездили вот недавно… На Новый год поедем в Финку, наверное. Меня повысили, кстати, на работе, я теперь зам у нашего Сергиенко…

И снова молчание, которое по-дурацки совпало с возникшей на дороге пробкой. Сергей глянул в её сторону, задержавшись взглядом на щеке, – там угадывалось что-то непонятное под густым румянцем косметики, на скуле. Что-то… ох, да ладно, не может быть…

Вздрогнув от ослепившей его догадки, он только крепче вцепился в руль.

– Ну а ты, как? Как мама?

Сергей тяжело вздохнул:

– Мама – плохо. Четвёртая стадия, химия уже не действует, анализы с каждым разом всё хуже… А я… Ну что я, работаю тоже.

Непонятно зачем он вывалил про маму, поскольку, очевидно же, – ничего Катя про её болезнь и не знала, это был просто дежурный вопрос. Ведь, правда, они в последний раз виделись года четыре назад что ли, тогда ещё с мамой всё было в порядке.

– Ой, а я ничего не знала, прости, Серёж, соболезную…

В этом её до сладости родном «Серёж» на секунду прорезались как будто те самые чувства, которыми он когда-то давно упивался, которыми раньше жил. Но впрочем, зачем разнюниваться, что за ерунда-то в конце концов?

– Почему соболезную? Она ж жива ещё… Правда, мучается, нужны сильные обезболивающие, а денег нет, того, что выписывают не хватает…

И снова впереди нетерпеливое скопление машин и троллейбусов, а до метро ещё с километр. Длинный, напряжённый километр.

Сергей снова глянул украдкой, увидел, что Катя вообще отвернулась к окошку, сосредоточенно покусывая ноготок на мизинчике. Эта её привычка была тоже хорошо известна, так она обычно терзала палец в минуты рассеянности, полного самопогружения.

А всё же, к чёрту эти приличия, условности, ну что стоит спросить?

– Слушай, Кать, ты только не злись, но если он тебя бьёт… Это же совсем не дело, так нельзя. Ну хочешь я с ним поговорю, по-мужски?

Катя резко развернулась, и в лице её он считал опять же ту знакомую яростную злость, которая всегда обозначала одно – непримиримое упрямство на грани негодования.

– Ты о чём это?

Сергей вздохнул, и резко наподдав газу, крутанул «форд» по снежной каше в освободившееся впереди между машинами пространство. Бесполезно было начинать всё это, в жизни не признается ведь… О чём же говорить тогда?

– Морозы, блин, эти, достали… Под тридцать ночью, ну куда такое годится?

Но это совсем тухлая тема сейчас, а до метро ещё толочься и толочься в вязкой зимней пробке…

Сергей, вспоминая произошедшее между ними лет семь назад, до сих пор задавался вопросом – ну что такое ужасное случилось, что Катя, его Катя, та самая Катя, с которой они распланировали уже практически всё, вдруг неожиданно исчезла?

И дело же сначала было не в Игоре, он тогда просто поджидал где-то на периферии их счастливой поры. Ждал пассивно притом, никуда не влезая и ничему не мешая, делая вид, что его как будто между ними не существует.

Всё оборвалось резко, в одну неделю. Она просто исчезла, и он даже не сразу ощутил это исчезновение. Только на третий день спохватился, и заметался, запрыгал, засуетился. Кинулся к Катиным родителям, но бесполезно, они явно взяли на себя обет партизанского молчания. На журфаке и в её группе просто все морщились, шутливо от него отмахивались. Катасонова, единственная подруга, вообще не брала телефон. Где Катя? Что с ней? Пропала, провалилась в тартарары, вот так неожиданно, ничего не сказав… Но зачем?

Сергей тогда решился проверить на всякий случай и Игоря – чем чёрт не шутит? Но нет, завалившись без предупреждения, он обнаружил того в чаду мощного загула: оказалось, что Игорь чуть ли не на следующий день отправлялся в комиссариат и далее со всеми остановками отдавать служебный долг Родине. Сергей тогда остался у него пьянствовать, и уже сильно за полночь они, обнявшись, сидели в синюшном сигаретном мареве на кухне, плакались друг другу на Катю. Скупые мужские всхлипы по поводу сучьей бабской натуры под конец и вовсе чуть не превратились в драку, но, обессилев, оба, наконец, свалились на матрас в гостиной – этот момент в сергеевскую память врезался намертво.

Следующие два-три года были никакими. Институт он закончил с красным дипломом, но на работу устроился простым менеджером в фирму-замухрышку по продаже какой-то отчаянно никому не нужной дряни. Новой девушкой так и не обзавёлся, – как будто всё ждал чего, а чего – и сам не понимал…

О возвращении Кати в их город узнал совершенно случайно, и погано узнал. Буквально встретил их с Игорем в обнимку в скверике, завершавшем просеку Яблоневого бульвара. И оторопел, осел на ватных ногах… Никакой сцены, впрочем, не случилось – был дурацкий, невыносимо неловкий разговор, спутанная сбивчивость какой-то Катиной наспех придуманной истории, хмыкание в сторону Игоря.

Всё.

Ещё через год оказалось, что они уже и поженились. Более того, переехали в ту квартиру, которую для молодожёнов оставили игоревы родители. А квартира-то находилась в доме из соседнего квартала, – как будто, специально в насмешку или в отместку ему.

Пару раз Сергей пересекался то с Катей, то с Игорем, но это уж точно совершенно случайно. У них была своя жизнь, в которой его не существовало. У него никакой жизни не было, да и пофигу. И совсем он уже стал забывать о том несчастном пируэте судьбы, который вывел его в абсолютного аутсайдера. Тяжёлая болезнь мамы, долги, кредиты, собственная язва желудка с периодическими обострениями – всё это засасывало в пучину депрессивного быта, просвета из которого не предвиделось.

Сейчас, хмуро поглядывая на массивный корпус вставшего впереди «крузера», он думал, что неслучайно Катя зарулила с утра к нему во двор. Что-то было в этом, какой-то то ли жест, то ли намёк. С учётом прописавшейся «красоты» на лице под слоем макияжа, – уж не призыв ли это о помощи? Но что нужно сделать, как пробить броню, в которую она куталась с детства от окружающих, едва ли пуская в душу даже очень близких людей?

Наверное, стоит пойти ва-банк… Например, так:

– Кать, пойми меня правильно… Я не знаю, что у вас там происходит с Игорем, и мне это неинтересно. Точнее, мне он неинтересен. Но я хочу… нет, я должен помочь тебе… Если тебе это нужно, конечно.

В ответ – ничего. Только тяжкий вздох с её стороны и полный голос равнодушия:

– Слушай, Мальков, не лезь ты, а. Я сама во всём разберусь, тебя ещё только не хватало.

Вот так, китайская стена из железобетона. И это та самая Катя, та его Катя, которая давным-давно шептала какие-то глупые, несуразные стишки ему на ухо, когда они сидели на скамеечке под сенью яблонек их любимого бульвара…

А что, если попробовать клюнуть именно вот туда, взять да и поддеть, возможно, подрагивавшую всё ещё в глубине её души струнку из их беззаботной, счастливой юности?

И он, отчаянно напрягая память, вытаскивая из себя слоистые моменты воспоминаний, начал нервно, срываясь, декламировать:

– Яблоко на яблоне у нас в саду растёт,

Но оно неспелое, летом зацветёт.

Будет потом жёлтым, как луна в ночи,

Или покраснеет, как солнышка лучи.

А может и зелёным станет вдруг оно,

Знаю только точно, что вкусное оно…

Читая, Сергей повернулся к Кате. И видел, как в её глазах вспыхнуло смятение… Которое тут же, впрочем, сменилось дикой яростью, туманно полыхнувшей в радужках глаз.

Не дослушав, она схватилась рукой за воткнутую в замок блямбу ремня безопасности:

– Мальков, ты совсем что ли сбрендил? – и в голосе ощущлся режущий хрипотцой металл захлестнувшего чувства, но какого… Это была ненависть. – Господи, как же я вас обоих ненавижу… И его, и тебя, и вообще всё это бл//дство ё//нное, сто лет бы вас не видела… Выпусти!

Распутавшись с ремнём, она резко толкнула локтем по пластику двери.

– Но мы же на дороге… До метро…

– Выпусти меня отсюда, гандон. Иначе я за себя не отвечаю…, – её тихий, шелестящей опасностью голос ничего хорошего не сулил, и Сергей провернул ключ в зажигании.

Катя тут же рванулась наружу, вывалилась в морозную хмарь, с бешенством хлопнув дверцей машины.

Ещё долгую минуту Сергей приходил в себя, всматриваясь невидящим взглядом куда-то вперёд, в мутное лобовое стекло. И только когда сзади в рассасывающейся пробке загудели-заревели недовольно клаксоны, он очнулся, нашаривая ключ под рулём и бормоча:

– Да-да, еду я, чего разорались, идиоты…

Другие работы автора:
+4
178
23:46
+2
Не мастер я длинных комментариев. Написано хорошо, отмечу три момента.
1. Я как-то рассчитывал, что уход девушки к сопернику будет объяснен логически. Но нет.
невыносимо неловкий разговор, спутанная сбивчивость какой-то Катиной наспех придуманной истории, хмыкание в сторону Игоря.
И всё?
2. Машина на двадцатиградусном морозе — зачем протирать стекло минералкой??? Она не замерзнет разве?
3. Он сидел, прогревая машину. При заведенном двигателе. А потом ещё раз
Залезли внутрь, Сергей быстро завёлся...
???
02:06
+1
«Я как-то рассчитывал, что уход девушки к сопернику будет объяснен логически. Но нет» — а это на усмотрение читателей, пусть фантазируют=)).

На самом деле, этот рассказ — это как некая мельчайшая закладка на будущее для задуманного романа, мини-паззл, который сложится в общую картину большого романа. Романа, который, напишу, наверное, нескоро, так как полно других творческих задумок пока что и начинаний. Ну а как рассказ — пускай пока будет, такой рассказ-напоминание самому себе, что неплохо бы потом идею развить.

По техническим моментам с машиной, — да, пожалуй, есть косяки, так как я сам ни разу не автомобилист, потом буду поправлять.

Спасибо за отклик.
00:27
+1
«забегали в кафешку, если появлялИсь в кармане лишние сто рублей».
Рассказ замечательный! Очень понравилась сцена драки — яркая, реалистичная, эмоциональная! И в целом история прекрасно изложена несмотря на отсутствие объяснений. Автору спасибо!
16:19
Всегда пожалуйста=). Спасибо за отклик!
10:18
И даже ревнивый соперник Игорь Игорь соперник Сережи или Кати?
Однако, проходит время, и жизнь оказывается вовсе не такой, какой они её замысливали, прогуливаясь по тенистым аллеям Яблоневого бульвара… замысливали замените например на представляли
сходу канцеляризмы
за гаражами, которые ржавым леском опоясывалиЮЩИМИ школьную территорию со стороны жилого массива.
никого уже почти не было меняйте порядок слов — коряво получается
а звонок с шестого вот-вот прозвенит. Сам он географию прогуливал звонок прогуливал географию?
и вот только сейчас решил выйти из школы, заранее отправившись к гаражам. eyes из школы вышел только сейчас, но к гаражам отправился заранее?
Но как-то не радовал его этот день, и дело было совсем не в дурацкой драке с Игорем.
лишние местоимения
Зайдя за гаражи, Сергей присел на деревянный чурбачок, закурил. зайдя за гаражи — а что там? куча чурбачков? пустырь? дорога? — как машины подъезжают к гаражам? не от школы же?
Пуская дым колечками в сторону проулка, откуда должны были появиться пацаны что за проулки за гаражами? значит, там две улицы?
Пуская дым колечками в сторону проулка, откуда должны были появиться пацаны, он представлял себе Катю
Что удивительно, при своей красе – скромнаяк тому же
как он тёлкам на районе «даёт на клык» либо телок в кавычки либо обоснуя зоофилии прошу
Но она отклоняла любой малейший его намёк на флирт, в фирменной своей манере
А равнодушна она была ко всем пацанам со школы «со» меняет смысл фразы. будто Катя окончила школу и ст той поры равнодушна к пацанам (видимо, спортсменка). меняйте на «из»
Кроме него, Сергея, разумеется.
много словесного мусора
забегали в кафешку, если появлялоИсь в кармане лишние сто рублей. в чьем кармане?
гулко ревела у него на плече в момент что значит гулко ревела? как горная река в тоннеле?
Сергей с потайной радостью может тайной?
Один раз сходили в кино, и, конечно же, на
И на все наводящие вопросы, намёки зпт
Поэтому он периодически лез на рожон десятиклассник мыслит словом периодически?
Поэтому он периодически лез на рожон, шпынял Сергея, задевал, хотя и получал довольно жёсткий отпор – в обиду он себя не давал. автор перемудрил с «он» — смысл фразы совершенно путаный. он лез на рожон, он в обиду себя не давал
Принципиальный же вопрос, ну мог он разве быть лохом в глазах преданной ему красавицы Кати? он, ему — это про кого?
будут его, наглого, хамоватого придурка, для которого идея добиться Кати стала, видимо, навязчивой.

Вся компания резко вывернула из-за гаражей: чин-чинарём, по-гопницки рисуясь друг перед другом, пацаны подходили, предвкушая одно его большое унижение.
опять путаница с этими его/его
зассышь…, зпт не нужна
мелькнула мысль, что, может, ещё и чисто базаром всё разрулят. Хотя, какой, к чёрту, базар тут больше доверия, чем «периодически»
Удар не выбил из равновесия Игоря, – быстро сориентировавшись, он резко кинулся и, перехватив его в поясе, повалил на землю, больно при этом боднув головой в солнечное сплетение. его это равновесия? описание действия сам автор понимает? перехватив в поясе — это как? обхватив? если обхватив, то как бодает в солнышко?
тот крепко блокировал его руками в районе предплечий это как? почему на написать — прижав руки Сергея к земле?
Заорав, Игорь скатился в сторону, и, держась за ширинку обеими руками странная анатомия, у нормальных мужчин яйца гораздо ниже ширинки
стенавшие в приступе восторженной злости пацаны зпт
Залезли внутрь, Сергей быстро завёлся Сергей завелся или машина? это разные действия с разным результатом
служебный долг Родине не служебный, а священный
Более того, переехали в ту квартиру, которую для молодожёнов оставили игоревы родители
с периодическими обострениями любит автор слово, вижу wink
обычная история, каких полно, но вот исполнение на уровне школьного сочинения
работайте над текстом и работайте серьезно

16:27
Я-то уж работаю над текстами, и посерьёзнее, чем вы выискиваете натужных блошек в каждом тексте «Бумажного Слона»=)).
пишите без блошек — не буду «выискивать»
16:36
Без блошек не писали даже великие, куда уж мне=(((.
у Вас в тексте не просто блошки, а пищащие тараканы натуральные
17:08
Или тараканы, настоятельно велящие искать блошек в каждом выложенном на «БС» тексте, у кого-то в голове=)).
17:12
+1
на что Вы намекаете, уважаемый?
других аргументов кроме перехода на личности у Вас нет?
12:20
+2
Вроде незамысловатая такая история — любовный треугольник, переходящий из школьных лет во взрослую жизнь. Но втянулась и читала с интересом, даже сопереживая героям. Правда, сам Сергей как-то вот не вызывает большого сочувствия, он какой-то… просто слабый, просто любит, просто все плохо у него. Не хватает каких-то ярких черт характера, наверное, чтобы сделать его симпатичным.
Тут центральным персонажем, как ни странно, мне видится Катя — это у нее черти что в голове и метания души. И Игорь, кстати — он показан лишь парой мазков, но за ним угадывается характер. А Сергей бледный.
Для романа мама и ее болезнь — наверное, хорошо, но для рассказа это лишняя деталь, которая тащит текст в сторону «аднаногой собачки» — нарочито пытается выбить слезу из читателя.
В целом- душевно пишете, роман бы я почитала) Хорошее погружение в реальность истории, естественные, живые диалоги. Но видно, что это пока только набросок, и самостоятельной художественной ценности в нем не много. Небольшое замечание:
Поэтому он периодически лез на рожон, шпынял Сергея, задевал, хотя и получал довольно жёсткий отпор – в обиду он себя не давал очевидно, что первый «он» — это Игорь, а второй- Сергей, но по тексту «он» получается один и тот же.
P.S. Костромина не слушайте — хороший у вас стиль)
16:22
«Правда, сам Сергей как-то вот не вызывает большого сочувствия, он какой-то… просто слабый, просто любит, просто все плохо у него. Не хватает каких-то ярких черт характера, наверное, чтобы сделать его симпатичным» — да, так и задумывалось.

Спасибо за техническую червоточинку в предложении с «он», да, тут надо бы мне переформулировать.

Ну и Костромина знаю, конечно, этот его вечно нудящий стиль и выискивание блох в каждом предложении, никаких обид на него, разумеется, не держу=)).

Спасибо за отклик, надеюсь, что рано или поздно воплощу в роман то, что задумалось с этой историей.
06:48
Костромин, хоть и зануда по теме «блошек», но он для начписов БЕСПЛАТНО вычитывает рассказы. Имейте уважение.
21:01
+1
У Костромина иной раз придирки только ради придирок. Особенно смешно смотрятся придирки к стилистическим оборотам, сознательно употребляемым автором (ну, это я в данном случае про свой текст говорю).

Но и польза от его комментариев есть, не спорю.
Написано неплохо, но развитие сюжета совершенно непонятно. Почему произошел разрыв, что так бесит Катю — даже намеков нет. Вообще, каждое действие должно «играть» на сюжетную линию — здесь действие идет, а сюжетная линия не проявляется. Возможно, когда это выльется в роман, что-то проясниться.
20:50
+1
История интересная, кажется Катя просто использовала парня, возможно она думала, что любит, возможно сома не понимала чего хочет, но в любом случае девушка поступила ужасно. Автор удачи вам во всех творческих начинаниях.
06:49
Где в тексте был сом? Я что-то пропустил…
09:15
Если выразиться иначе чем я написала в комментарии, девушка не понимала себя, чего хочет. А сом тут не причем)
07:18
+1
Рассказ понравился. Герои как настоящие, ни капли не картонные. Каждый со своим характером и тайной. Поступки непонятные, но имеют право на жизнь. Ситуации реалистичные, но хочется сказать по поводу героя. Работаю с молодежью, школьниками. Вижу некоторое несоответствие психотипов. Сергей по дракам и разруливанию скандалов, видно, менее опытный чем Игорь. Но перед дракой у обоих совершенно отдаленные ожидания и мотивы от тех, что бывают в реальности. Герои — старшеклассники, и явно к жизненным ситуациям относятся как к уже не раз проверенным и оптимальным действиям. Игорь — хулиган, высокий, имеющий некоторую массу, не будет искать физической расправы. Главной целью такого типа людей является доминирование и психологическое давление. К своему возрасту такие ребята уже знают себе цену и знают на что способны в драках. В поднятие авторитета посредством драки в давно-сложившейся группировке уже нет смысла. Его главная цель — морально раздавить. Вариантов это сделать у таких людей много. Поставить на деньги, запугать, наслать на жертву менее важного из группы, устроить травлю в школе. А вариант — померятся силой — далекий от реальности.
Сергей — неопытный, не имеющий в среде сверстников поддержки (никто не пришел с ним на «стрелу»), не спортсмен — желает, судя по тексту, избежать драки «Руки непроизвольно сжались в кулаки, но он сдержался, чтобы не кинуться первым – мелькнула мысль, что, может, ещё и чисто базаром всё разрулят. Хотя, какой, к чёрту, базар с такими людьми, как Игорь?» Феня, базар, терки, стрелка — это то чему в первую очередь учится ребенок, выбравший преступный путь. Так получилось, и эта тема отдельного разговора, что преступный мир уже с малых лет отбирает в свои ряды и «обучает» наших детей. Сергей по каким-то причинам не прошел этот «отбор» и, соответственно, не был обучен вести диалог с таким контингентом. Если бы разговор состоялся, то результат для героя был бы плачевнее простой драки. Не зная правил поведения и так называемых «понятий», Сергей бы «поплыл» и оказался в, куда более не выгодных, обстоятельствах. Драка в его случае была бы лучшим решением. Это и выбирают в жизни большинство простых ребят.
20:47
Спасибо за отклик. Вы кое-что правильно говорите в отношении задуманной мной и расписанной таким образом сценки, но и кое-что упускаете…

Во-первых, всё действие происходит в 90-е годы, и тогда все ученики любой среднестатистической школы так или иначе были вовлечены в этот вот гопницкий мир, с его полубандитскими понятиями и представлениями. И даже интеллигентные, домашние мальчики, попадая в эту среду, под влиянием окружения, так или иначе думали, действовали в рамках этой вот понятной им всем логике. Как сейчас, не знаю, но подозреваю, что с тех пор ситуация во многих провинциальных обычных школах мало изменилась (вся эта культура «ауе», дурацкая «понятийная» лексика и т.д.).

Далее, Игорь — это типаж безусловно относящийся к хулиганскому, какой-то такой представитель дворовой шпаны. Его цель по отношению к Игорю — именно что задавить силой, запугать, чтобы Сергей отступился от Кати. То, что он пришёл вместе с пацанами говорит, скорее, о том, что по натуре он всё же не совсем лидер-лидер, а, скорее, ситуативный запевала, который смело действует только в компании приближённых дружков. И то, что в драке он оказался таким беспомощным — это вот как раз показатель того, что он не отмороженный на всю башню гопник, а просто такой мелкий хулиганчик, который и в реальных драках-то участвовал от силы раза два, и то на вторых ролях. Такие типажи шакалистого типа, кстати. довольно распространены среди молодёжи.

Что касается Сергея? Да, он мягче, слабее в целом чем тот же, Игорь, но с чего вы взяли, что он не мог бы «базаром» решить вопрос? Повторюсь, что для подростковой среды 90-х базаром в той или иной степени все владели, худо бедно. Попробовать во всяком случае он мог бы. Другое дело, что этого бы не получилось — у самого Сергея была цель задавить и напасть, но и натура Игоря при всей своей мягкости, задумана мной всё же такой вспыльчивой, его могло бы заклинить чисто психически на чём-то и он мог бы дать отпор (и он это показывает, собственно, в драке, один на один он на равных выступает с Игорем).

Ну вот как-то так получается у меня.

Но — спасибо вам за такой психологический разбор, очень полезно было всё это почитать от человека, который на практике сталкивается и знает мир современных подростков.
20:50
+1
Кстати, было бы интересно ваше мнение и по поводу ещё одного моего текста, уже из мира современных подростков (только написанный от лица девочки-подростка) — litclubbs.ru/articles/9262-ia-iolka-russkii-kiberpank.html

Не претендую на то, чтобы вы прочитали и написали большой-распространённый комментарий вот прямо сразу по прочтению, но был бы рад, если бы уделили ему время, когда появится свободное время…
06:24
Спасибо.
Повторюсь, поступки сложные, но имеющие право быть. Как говорится, сколько людей — столько и мнений. Единственное, что важно, когда в произведение вводишь героев, необходимо чтобы тип, поступки, поведение хотя бы одного персонажа были понятны и (или) близки читателю. Именно благодаря взгляду этого героя на ситуации в рассказах читатель сможет вникнуть в происходящее. Пока этого не видно. Герои у Вас не сильно раскрыты, их мотивы не ясны. Поэтому пока удерживать читателя придется экшеном в виде драк, эпатажа девушки, болезнью матери и т.п. Но продолжать так повествование опасно. Читатель может устать. Плавно и постепенно все же нужно раскрывать нутро персонажей.
06:28
Спасибо за доверие. Скажу сразу, девочки для меня словно инопланетянки. У самого два сына и тренировал, в основном, пацанов. А душа противоположного пола для меня великая тайна.
08:07
+1
Язык плавный, читабельный, в недоработки вас уже потыкали. Повествование разворачивается, не застревает, а сюжет провисает. А вы сами хорошо представляете эту историю? Куда делась героиня, что послужило толчком, что стало причиной возврата к другому. Это ж тут основное, почему читатель должен это дофантазировать. Я что угодно могу дофантазировать, что ее инопланетяне похитили, что ее завербовали в японскую разведку, но это уже будет моя история, а рассказ-то ваш.
19:20
Спасибо за отклик. Да, автор в общих чертах представляет себе всё, что произошло за кадром, когда-нибудь я вернусь к этому сюжету и распишу.

«Это ж тут основное, почему читатель должен это дофантазировать» — а почему бы и нет?+). Дайте волю своей фантазии, постройте свою версию истории по мотивам моего текста, это же прикольно.
19:52
+1
Это не совсем тот жанр, стиль, когда оно требуется. Ваше повествование очень близко в действительности. Вы просто рассказываете историю 3 людей, вернее недорассказываете
20:32
Ну, зато мне определённо импонирует, что вам хочется дополнения этой истории. Значит, она зацепила, заинтриговала, значит у неё есть потенциал повествовательный.
20:49
Так никто не говорил обратного.
09:39
+2
Прочитать-то я прочитала, а вот, что написать в комментариях не знаю. Наверное всему виной тот факт, что произведения такого формата это не мое.
Ну не приемлю я в литературе наличие жаргонов и тем более ненормативной лексики.
А когда текст пестрит им, то желание продолжать чтение отпадает напрочь…
Загрузка...
Екатерина Радион №1