Ген тихоходки

Автор:
Last1k
Ген тихоходки
Текст:

— Есть кто-нибудь? Отзовитесь, черт возьми! — за гермодверью раздалась крепкая ругань, сопровождаемая глухим стуком. — Вы там совсем вымерли уже?

В ответ тишина.

Прошла минута. Две. Три. Все равно тихо. Без единого звука и шороха.

В дверь снова постучали.

Человек очнулся в небольшой серой комнате. Слабый мерцающий свет на миг ослепил его. Тот прикрыл изрезанное морщинами лицо ладонями и немного подождал, когда глаза привыкнут к обстановке. Потом осторожно разлепил веки. Серый потолок нависал над ним, казалось, придавливая человека к кровати.

Он медленно встал с лежака, чувствуя, как под ним заскрипели пружины. Шея и плечи громко хрустнули.

— Вот гад! Собака сутулая! Сам заперся, а нас оставил прохлаждаться. Вернее, погибать, — снова послышалась брань за дверью.

Человек оценивающе посмотрел на «герму», прикидывая, сколько в ней надежности. Больше всего ему не хотелось выдавать свое присутствие.

В первую очередь он обратил внимание на обстановку — небольшая комната без окон, низкий потолок, забитая пылью вентиляция, двуспальная железная кровать, посреди стул и стол. Его не покидало странное ощущение, что видит все это в первый раз.

Аварийная лампа над «гермой», как одинокая звезда, загадочно мерцала в темноте.

— Профессор в натуре сдох, Сань. Че делать будем? Все консервы и прочий «энзе» остались теперь только у него, — вынес вердикт один.

— Не кипишуй, Колян, здесь холод не достанет нас, — ответил второй.

— Голод зато нас достанет, — опять глухой стук в дверь. — Эх, Куликов, тебя жадность погубила.

Профессор только сейчас понял суть диалога.

Он поправил измятый белый халат и подошел к столу, где лежали несколько стопок бумаг.

Документы изрядно запылились и были усыпаны мелкими осколками стекла. Стойка с пробирками, небольшой использованный шприц, а также железная клетка с мертвой подопытной крысой наглядно дополняли рабочий стол.

Куликов нащупал выключатель, хотел зажечь, но света не было. И тут же сообразил: лампа перегрелась и лопнула, осыпав папки осколками. Глянул для проверки. Действительно. Почерневший патрон и болтающая вольфрамовая нить.

Опять настырный стук в дверь.

Недолго думая, профессор подошел к «герме». Взялся за поручень поворотного механизма обеими руками, прикрыл глаза, размышляя о том, долго ли он был взаперти.

Снова раздался действующий на нервы стук. Куликов вздрогнул. Прочистив горло, сказал:

— Я живой! Сейчас открою! — и начал крутить рукоятку до самого упора. Дверь натужно поддалась назад.

Лязг металла и трехэтажный мат ребят сотрясли воздух. Полоска яркого света сначала лизнула напольный плинтус, минуту погодя озарила комнатушку полностью. Далее последовал грубый толчок в плечо и Куликов упал.

— Ты падла! Че творишь?! Щас тебе устроим голодуху! Нет, Сань, ты видал? Сидит себе потихоньку и голоса не подает. Неужто выпил для храбрости?

— Хорош орать, Колян. Сейчас все выясним, — Саня отключил большой ручной фонарь, положил его на ближайшую полку, засунул под ремень пистолет.

Куликов ещё не успел понять происходящее, как чьи-то сильные руки схватили за подмышки, бесцеремонно усадив его на стул.

— Хавчик где? — крикнул ему в лицо Колян. — Глядишь, и до каннибализма опустимся. Жрать охота!

Куликов судорожно сглотнул.

— Поищете сами, я недавно проснулся, — первое, что пришло ему в голову.

— Ишь ты разоспался, забыл, где еда хранится? Затарился как хомяк и сидит тут безвылазно. Давай выкладывай. Где хавчик? А не то глаз тебе выколю для профилактики!

Тот громко шмыгнул носом. Положил армейский нож на стол.

— Слушай, Колян. Хватит его пугать, — Саня подошел к профессору и добавил, — Куликов, вы не выходили из лаборатории почти два месяца. Примерно месяц назад наступил Ледниковый период. Вокруг все заиндевело. Вы хоть в курсе произошедших событий?

Профессор покачал головой.

— Еле добрались до вас. В бункере дефицит продовольствия. Мы пришли сюда, чтобы забрать вакцину. Кстати, она у вас готова?

— Какая вакцина? Разве я должен был ее приготовить? — Куликов терялся в догадках. На лбу выступили бисеринки пота. Жидкие седые волосы зашевелились на затылке. Его обуял страх.

— У вас что, амнезия? Ничего не помните? — терпеливо начал Саня.

— А вот и жрачка, — заметив крысу, в шутку сказал Колян. — Дохлая, правда, но с пивом пойдет.

— Начальство дало вам поручение разработать вакцину от заморозки. Или как ее там обзывают? — Саня посмотрел на Коляна, словно ждал его поддержки.

— Амебиотик что ли, — почесал за ухом тот.

— Нет, анабиоз, наверное, имели в виду, — вспомнил профессор.

— Да, да. Амеба. Это ты оказывается, — Колян тихо заржал.

Саня старался быть невозмутимым, но всему есть предел.

— Хорош зубы сушить! Давай ищи консервы.

Колян выставил руки вперед, жестом дал понять, что его дурацкие шутки закончились.

— Мне надо покопаться в бумагах. Может там все разработки записаны, — предложил Куликов.

Саня так резко пододвинул стул к столу, что стойка с пробирками чуть не упала на пол. Профессор перешел к делу, лихорадочно начал шелестеть бумагами. От спешки палец поранил осколком, открывая различные папки. Саня положил возле него включенный фонарь.

— Нашел, Сань. Шпроты. Рижские! Смотри-ка даже! Богато живете, господин Куликов, — Колян вынул из навесного шкафчика три банки консервов.

Куликов пропустил его слова мимо ушей, продолжая искать нужные бумаги. После вскрытия банок армейским ножом, по комнате пронесся аромат жареного масла и копчености.

— Жаль, хлеба нет. Надо же чем-то живот набить, — Колян громко чавкал.

— Вон крыса есть. Не хуже хлеба будет, — осклабился Саня.

— Все нашел! — голос Куликова заставил ребят подойти к столу. — Вот в этой пробирке находится ген тихоходки, — тот указал на сосуд с бесцветным содержимым, — правда, мне надо будет проверить индикатором, чтобы узнать, сохранились ли первичные свойства гена. Если все нормально, будем в вену вводить.

Саня с подозрением посмотрел на ученого, обменялся взглядами с напарником. Он явно ожидал от Куликова услышать другое, более практичное в применении, но ему стало любопытно.

— Чем вас так удивила тихоходка? Бесшумная она что ль?

Профессор прочистил горло.

— Нет, не в этом суть. Попробую кратко вам все изложить. Дело в том, что тихоходка имеет уникальные способности. Даже невероятные, сказал бы. Она очень вынослива, устойчива к заморозкам, и главное, умеет впадать в состояние анабиоза. Двадцать месяцев! Вы представляете, какая эта внушительная цифра! Без еды, без воды притом.

— А с вами что было? Вы почти два месяца просидели тут безвылазно, — напомнил ему Саня.

— Получается, я был в режиме анабиоза. Сначала испытал на крысе и записывал наблюдения. Правда, я ее бедную доканал, но результат был. Потом испытал на себе. Маленькую дозу попробовал. И сегодня, наверное, проснулся. Вы, парни, вовремя ко мне пришли. Прям как чувствовали, — Куликов заулыбался.

— Тогда давай, проверь все. Время поджимает. Кстати, сколько всего у вас такой вакцины?

— Пока она в одной колбе хранится. Максимум триста доз.

Куликов подошел к конечной от гермодвери полке и достал новые шприцы. Он полностью пришел в себя и вспомнил, где находятся все нужные вещи.

Взял ампулу с глюкозой. Посмотрел на ковер под кроватью.

«Неужели они не догадались?»

— Че застыл? Холод нас не пощадит. Слышишь, как ветер воет. Хотя у тебя все равно вентиляция забита, — Колян нетерпеливо ждал. Ему хотелось скорее удрать с этого места.

Саня подошел к Куликову. Взял за плечи крепко.

— Не подведи, профессор. Это вакцина нормально сработает? Сможем мы очнуться через двадцать месяцев?

Куликов опустил глаза, как будто сделал что-то постыдное.

— Двадцать месяцев не обещаю. Но полгода как минимум должно продержаться. Вакцина начнёт действовать примерно через два-три часа.

— Считай, я тебе поверил. Но ты должен прямо сейчас ввести себе ген, чтобы действенность вакцины не вызвала у нас сомнений.

Куликов стоял словно под гипнозом, размышляя над услышанным.

— Шевели булками! — подгонял его Колян.

Профессор продезинфицировал шприц, заполнил.

— Давай вводи! — ребята были в предвкушении положительного результата.

Тот начал вводить препарат. Медленно и осторожно. Прямо в вену. По коже пробежал холодок, вызывая неприятные мурашки.

— Ну, как ощущения? — поинтересовался Колян.

— Чувствуется сонливость, — Куликов закатил глаза для пущего эффекта работоспособности вакцины.

— Давай и нам делай! За час-полтора до бункера успеем добраться, — решился Саня.

Куликов сделал инъекции обоим парням. Через пару минут после процедуры Колян хотел было высказать профессору об испытываемом дискомфорте, но язык у него уже заплелся в "морской узел". Попытки произнести что-то связное закончились неудачей, через секунду он рухнул на пол. Саня, не понимая в чем дело, с большим трудом попытался сделать шаг навстречу Куликову, но тот кулаком наотмашь въехал ему по носу, вырубив парня бесповоротно.

Ребята лежали на полу без движения. В комнате стало тихо и спокойно.

Куликов на какой-то момент почувствовал себя в роли анестезиолога. Через несколько мгновений он с облегчением вздохнул.

— Вы мертвы, — подвел итог профессор.

Перешагнув через тела, он подошел к кровати и убрал из под нее коврик. Железный настил надёжно прятал лестницу, ведущую вниз, прямо к неприкосновенным запасам.

— Хватит с меня опытов. Я здесь хозяин. Как-нибудь переживу Ледниковый период. От вас надо избавляться.

Куликов посмотрел на безжизненные лица ребят. Остекленевшие глаза уставились в серый потолок, на уголках рта застыла кровавая пена.

Он вытащил из кармана халата открытую ампулу. Дьявольская улыбка тронула его тонкие губы.

— Не думал, что вас можно так легко обмануть, — заговорил он сам с собой. — Этот ген утрачивает все необходимые свойства через десять дней. Потом становится смертельным ядом. Недолго фраер танцевал. Из-за своей спешки вы так глупо сдохли. А глюкоза-то меня не подвела.

Куликов покрутил пустую ампулу на пальцах и бросил в мусорное ведро.

****

Цепочки волчьих следов растянулись в разные стороны. Под двумя мертвыми телами образовалась огромная багровая лужа, которая застыла на снегу.

Небольшая стая облезлых волков боролась за каждый кусок человеческого мяса. На еловых ветвях сидели серые вороны и ждали своей очереди.

Над хвойным лесом медленно занимался рассвет.

В лаборатории сидел Куликов и ждал других ребят, отправленных за вакциной. Прошло пять дней от появления последних. Профессор установил связь с бункером и доложил начальству, что Саня и Колян до него не добрались. Их можно считать пропавшими без вести.

0
49
16:49
Не знаю о чем тут, но в последнее время тихоходки преследуют меня всюду smile прочитаю :)
Загрузка...
Павел Коршунов №7