Любовь не может стоять на месте. Глава 152 из романа "Одинокая звезда"

Автор:
kasatka
Любовь не может стоять на месте. Глава 152 из романа "Одинокая звезда"
Аннотация:
Как одноклассники отправились в прощальный поход. И почему Лена не согласилась ночевать с Димой в одной палатке.
Текст:

Погода в начале мая установилась великолепная. Дожди, так донимавшие их ежедневно в конце апреля, прекратились, и земля под ласковыми лучами солнышка быстро просохла. Белые цветы вишен сменились зелеными шариками на тонких ножках. Персиковое деревце оделось в пунцовый наряд, и кусты шиповника зажгли свои розовые свечки, а из бутончиков жасмина проклюнулись жемчужные клювики. Скоро-скоро они должны были превратиться в фарфоровые звездочки, так дивно пахнувшие по вечерам. 

Выпускники одиннадцатых классов готовились к прощальному походу с ночевкой, традиционно проводившемуся между Первомаем и Днем Победы. Их обычно сопровождали учитель физкультуры, преподаватель труда или кто-нибудь из классных руководителей.
На последнем уроке перед походом физрук напомнил всем правила поведения на природе и еще раз перечислил, что они должны взять с собой.
— Мальчики, — объявил он, — берут палатки на двоих.
— Здесь нет мальчиков, — сурово заметил Саша Оленин. — Здесь все — мужчины!
— Мужчины, — терпеливо повторил физрук, — берут палатки в расчете на себя и на девочку — ведь вас в классе поровну. А девочки будут готовить еду на всех, поэтому им следует позаботиться о продуктах.
— А как будем девочек делить? — выкрикнул Венька. — По выбору или в алфавитном порядке?
— Я имел в виду, что мест в палатках должно хватить на всех, — улыбнулся физрук. — Это совсем не значит, что в твоей палатке будет спать девочка. Лично к тебе мы подселим Степанова Мишу, а в его палатку — двух девочек.
— Но у меня нормальная ориентация! — не унимался Венька под гогот мужской половины класса. — Зачем мне какой-то Степанов?
— Вениамин, прекрати или я тебя сейчас ориентирую за дверь! — не выдержала присутствовавшая при сем Мария Степановна. — Совсем разболтался! В последнем диктанте десять ошибок. Вот поставлю пару в полугодии — враз забудешь про свою ориентацию!
— Эх, Марь Степанна, не понимаете вы мою мужскую душу, — вздохнул Венька. — Все у вас к грамматическим ошибкам сводится. Вся литература по сути на любви построена — а как до настоящей любви дело доходит, так вы сразу: за дверь, пару поставлю! Все, все, молчу!
— Вечером будет костер, — продолжил физрук. — Без меня спичками не чиркать — "поджигателей" назначу сам. Рокотов, не забудь гитару, в вашем классе больше гитаристов нет.
Идем в сосновую рощу. Дорога длинная, поэтому обувь должна быть соответствующая. Лучше — кроссовки. Там есть речка, но вода в ней еще холодная. Поэтому никакого купания! Можете загорать, но если кто полезет в воду — пусть потом не обижается. Отравлю жизнь до выпускного. А увижу спиртное — убью!
— А пиво? — спросил Саша. — Что и его нельзя?
— Я тебе покажу пиво! — обозлился физрук. — Сказано ничего — разве не ясно?
— Чего мне его показывать? — буркнул недовольно Саша, — А то я его не видел. Детский сад какой-то! 
В поход отправились рано утром. В семь часов собрались возле школы, сели в автобус, довезший их до городской окраины, и потопали вслед за физруком мимо зеленевших полей и рощиц. Через два часа сделали привал, наскоро перекусили и отправились дальше. До места добрались к полудню.
Роща встретила их ковром сухих опилок, пружинивших под ногами, гомоном птиц и густым сосновым запахом. Быстро поставили палатки, расчистили место для костра и девочки стали готовить в большом котелке обед, Они сварили густой вкусный суп из тушенки с овощами, напекли картошки, открыли консервы и устроили грандиозный пир.
После обеда дружно помыли посуду и разбрелись кто куда. Кто — загорать, а кто — бродить по роще.
Дима с Леной, отколовшись от коллектива, набрели на небольшую уютную полянку, окруженную молодыми сосенками. Расстелив захваченное Димой одеяло, они с наслаждением растянулись на нем.
— Какой-то ты сильно задумчивый! — Лена, подозрительно посмотрела на молчавшего всю дорогу Диму. — Ну-ка, признавайся — что замышляешь?
— Почти все ребята с девчонками сговорились... кто в чьей палатке ночует, — ответил он, не глядя на нее. — Хочу, чтобы ты — в моей.
— Дима, мы же решили — до августа.
— А помнишь, ты обещала, что если я буду настаивать, то согласишься? Так вот — сегодня я настаиваю.
Он без улыбки посмотрел на нее. Лена почувствовала, как у нее загорелись щеки и уши.
— Хорошо, — опустив глаза, сказала она.
— Я пойду собирать хворост для костра, а ты забрось в мою палатку свой рюкзак. Я ее немного на отшибе поставил — за кустами. Польская, двухцветная.
— Я видела.
— И одеяло заодно захвати.
Открыв змейку его палатки, Лена забралась внутрь, задвинула змейку и осмотрелась. Из-за цвета палатки внутри все казалось оранжевым. На полу был расстелен спальный мешок и лежали две надувные подушки.
— Приготовился! — отметила она. Постелила поверх мешка одеяло, села на него, обхватив колени руками, и задумалась. Хочет ли она того же? Она не могла ответить однозначно. Скорее нет, чем да. Но он настаивает и она обещала. Она любит его и боится потерять.
Но как же трудно решиться!
— Лена, не делай этого! — вдруг услышала она до боли знакомый голос и задрожала. Боже, откуда он здесь взялся?
— Гена, это ты? — спросила она потрясенно. — Где ты?
— Не делай этого, слышишь? — повторил его голос. — Иначе худо будет! Решила отложить до августа — отложи.
— Гена, откуда ты все знаешь? Где ты прячешься?
— Это не я, это моя душа с тобой говорит. Ты же веришь в существование душ. А души знают все. Я же сейчас работаю на Портовой — можешь потом проверить.
Не помня себя от ужаса, Лена попыталась открыть змейку, но та не поддавалась. Наконец ей удалось выбраться из палатки. Она бросилась за кусты, но там никого не было.
— Нет, — сказала она себе, — Ничего не выйдет. Это опасно. Он, конечно, где-то здесь и способен на любую выходку.
Лена забрала свой рюкзак и попросилась в палатку к Насте Селезневой.
— А ты разве не с Рокотовым? — удивилась та. — А мы решили, что у вас сегодня первая брачная ночь.
— И с чего вы взяли? — покраснела Лена. — Хороша была бы я утром, подумала. Воображаю, о чем бы они потом трепались и как бы на нас поглядывали.
— Да он на тебя так смотрел... жадно.
— Настя, не мели чепуху! — сердито сказала Лена, забираясь к ней в палатку. — Первая брачная ночь будет у меня, когда я вступлю в брак, и не раньше. Так и скажи всем любопытствующим.
Потом она отправилась на поиски Димы и нашла его возле речки. Дима набрал целую гору хвороста для большого костра и приготовился все это тащить в лагерь.
— Дима, я не могу, — сказала Лена, помогая ему связать хворост веревкой. — Извини, но сегодня не получится.
— Не можешь или не хочешь?
— Не могу. Понимаешь, момент такой.
— А, — кивнул он и посмотрел куда-то вверх. — Понимаю. Это ты только сейчас обнаружила?
— Только сейчас.
— Ну что ж, — сказал он сухо, — значит, не судьба.
И взвалив на спину вязанку, молча зашагал в лагерь. Лена побрела следом, поднимая по дороге сухие веточки. Вид у него даже сзади был такой огорченный, что у нее защемило сердце.
— Димочка, — попыталась она подлизаться. — Можно тебя поцеловать? Ну не сердись!
Он опустил вязанку на землю, приблизился к ней и, зажав ее лицо между ладонями, с силой произнес:
— Нет! Нельзя!
У Лены упало сердце. Вот оно! Он больше не любит ее, он в ней разочаровался. Она не оправдала его ожиданий.
— Ты меня разлюбил? — замирая, спросила она.
— Лена, я люблю тебя больше жизни! Но любовь — она живая, пойми! Она рождается, растет, становится зрелой. Она не может стоять на месте.
— И умирает?
— Да, и умирает. И только от нас зависит, умрет ли она вместе с нами или раньше нас. Лена, я взрослый мужчина, это ты у нас в девочках-отличницах задержалась. Твоя медаль тебе застит свет! Да получишь ты ее — куда она денется? Твою маму знают же во всех инстанциях. И в институте за тебя будут кричать — она же там профессор.
— Дима, почему ты со мной так разговариваешь?
— Потому что ты меня разочаровала. Да-да! Ты мне сейчас солгала насчет такого момента. А я всегда считал, что ты обманывать вообще не способна. Только никакого момента нет — с тобой все в порядке. И ты это прекрасно знаешь. Лучше бы ты просто сказала: “Не хочу!” И то мне было бы легче, чем так.
— Дима, я не солгала.
— Ой, Лена, не надо! Не усугубляй! Не заставляй меня думать о тебе хуже, чем есть на самом деле.
— Повторяю: я не солгала! Момент сегодня действительно неподходящий. Просто, ты не о том подумал.
— Да? Тогда скажи, в чем дело. Что-то случилось?
— Случилось. Но я не могу сейчас ничего объяснить — не имею права. Завтра, когда вернемся домой, объясню.
— Нет, ты мне сейчас же все расскажешь! Не сойдешь с этого места, пока не расскажешь! Говори, в чем дело?
— Понимаешь, мне Селезнева сказала, что весь лагерь думает, будто у нас с тобой сегодня первая брачная ночь. Вот я и решила их разочаровать, — попыталась она отвертеться.
— Лена, не надо! До нас в лагере никому нет дела. Каждый занят только собой. Больше половины девчат с ребятами сговорились спать вместе. Селезнева здесь ни при чем. Говори правду!
— Не могу. Димочка, пожалуйста, не спрашивай, очень прошу! Поверь мне на слово. И вообще — если ты меня любишь, давай с этим еще подождем. Да, тебе восемнадцать, а мне только шестнадцать, я — девочка, но я же в этом не виновата. Если ты взрослый, то должен меня понять.
— Да, пожалуй, тут ты права. — Дима отпустил ее и поднял вязанку. — Ладно, расти дальше. Но завтра ты мне все расскажешь. Ты меня здорово заинтриговала. 

0
25
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Екатерина Радион №1