700 граней (39 серия) – Пластмассовый мир победил…

Автор:
Влад Костромин
700 граней (39 серия) – Пластмассовый мир победил…
Текст:

– Второй, – пораженно прошептал Петр Петрович. – Еще один нарисовался.

Со стороны свалки послышались два выстрела.

Абрам Борисович достал мобильник, нажал быстрый набор:

– Мойша Иванович, ты еще не довез профессора? Отлично. Срочно возвращайтесь! Скажи, что тут его Электроник.

– Тем более никаких багов и не было, – завибрировал смехом Железный Дровосек, – а была программа, заложенная в будущем сетью «СкайТет».

– Давно здесь промышляешь? – поинтересовался Мартин.

– Давно, даже вошел в историю, вроде истории Красной Шапочки.

– А что с ней? – пугливым зверьком высунулась из-за мужчин Юля.

– Сама посуди, самочка. Что за охотники с топорами, да еще и летом?

– Меня тоже это смущало, – признался Мартин. – Охотники стопорами это реально какая-то чушь.

– На самом деле я зарубил бабушку, старого маразматика-вегетарианца волка, носившего ей цветы, и двух придурков, которых молва окрестила охотниками.

– А Красная Шапочка? – не унималась девочка.

– Шапочка до этого Красной не была, но после того, как я ее, – сделал похабный жест ломом, – пошла на панель, где ее и прозвали Красной. Садистские наклонности в девочке проснулись. Она так понравилась мазохисту и сплетнику Шарлю Перро, что он пустил историю в массы, выдав за народную сказку. Заболтались мы, пора. Помолитесь, если умеете.

Мужчины переглянулись. Мартин достал пачку, протянул Криспу, прикурил сам, выпустил дым:

– Если уж начал откровенничать, что у вас там за терки с Буратино?

– Буратино – зиц-председатель, дурилка картонная. Я его как фасад для финансовой пирамиды использовал, а этот придурок научился грамоте и стал книжки читать. Начитался Достоевского и решил вернуть людям вклады с процентами. Благо, Джус как раз ко времени решил завоевать мир со своими дуболомами. Люди они же не разбирают, вот и попал Буратино под замес со своей дурацкой честностью. Хватит болтать. Как желаете принять смерть? Сразу или помучиться?

– Лучше помучится, – Крисп щелкнул окурок в Дровосека, угодив в кружку.

– Теплокровная русская свинья, – процедил 2075, переворачивая кружку. – Даже перед смертью не можешь не гадить.

Крисп выхватил наган и открыл беглый огонь. Пули защелкали по 2075, завизжали рикошеты.

– Хм, не берет, – сдул дымок со ствола, спрятал опустевший револьвер за пояс.

– Гранаты? – предложил Мартин.

– У тебя есть противотанковая?

– Нет… а у тебя?

– У почтальона динамит в сумке, – подсказал Фай.

– Почему я?

– Ты же в армии служил, – подсказал Мартин, – и должен знать, что инициатива имеет инициатора… Так?

– Так, – согласился угрюмо.

– Отсюда мы сумку не бросим, – объяснил Криспиан. – Кому-то надо поднести к роботам. Остальным – свалить, чтобы не попасть подорваться. Что решаем?

– Я не могу собой рисковать, – потупился Фай, – я…

– Правда ФСБ-шник? – Мартин достал пачку, заглянул. – Последняя…

– Простите, ребята, – Метов вздохнул, – я не хотел на вас стучать, так получилось…

– Как страшно жить, каждый стучит на каждого, – Крисп нахально подцепил сигарету. – Оставлю.

– Я не хотел, честно… – Метов снял с тела почтальона сумку, закинул широкий ремень на плечо, пошел к роботам.

– Жалко парня. Слышь, – Мартин слегка повернул голову, – как тебя?

– Юля…

– Юля, аккуратненько дуй отсюда и подальше. Скоро будет очень жарко.

Фай подошел к машинам, оглянулся в последний раз и упал на колени перед Симентроником.

– Что он делает? – удивился Чернокнижник. – Неужели думает, что Михалыча опять вызовет? Глупо, это надо было перед тобой на колени падать. У машины отсасывать нечего…

– А вон тот кабель? – показал Крисп. – Смотри, болтается что-то с разъемом…

Фай склонил голову, будто молясь. Кабель вонзился разъемом в затылок. Брызнула кровь и осколки кости, искра опалила волосы.

– Твою дивизию! – выругался Мартин. – Что это?

– Коннект, мать его, – поморщился от запаха паленого волоса Криспиан. – Программа оказалась сильней.

– Пластмассовый мир победил…

Фары Симентроника лихорадочно мигали.

– Ты чего, мозг ему трахаешь? – удивился Железный Дровосек.

Симентроник молчал, лишь Метов начал дергаться в такт вспышках фар.

– Не буду мешать, – деликатно сказал 2075. – Как говорят эти макаки: кому хрящик, а кому попадья. Пойду, прогуляю свой лом в девчонке, – неспешно пошагал к людям, напевая: – А я рожден железным, я мог бы стать полезным…

Прозвенело, будто камень попал в пустое ведро, в брюхе робота возникла рваная дыра, откуда посыпались искры, шестеренки и микросхемы.

– Что за хрень? – 2075 изумленно посмотрел на дыру. – Это как?

Снова зазвенело, будто дружинники вгоняли в лед Чудского озера железную рыцарскую свинью. Левая рука вместе с ломом отлетела в сторону Европы.

– Я так не играю, – обиженно заявил Дровосек. – Лесорубу нужны две руки.

– Хорошо тому живется, у кого одна нога, – пропел Чернокнижник. – Ему пенсия дается и не надо сапога.

– Не смешно, – сказал 2075.

– Кому как.

Снова звон, пробивший железную голову. Задымившись, Дровосек рухнул в пыль.

– Чудеса случаются? – спросил Крисп.

– На всякую вундервафлю у нас найдется винт с нестандартной резьбой, – от околицы шел Арарат, как дубину неся на плече ПТРД[1]. – Пригодилась игрушка.

– Мощно, – оценил Криспиан. – Второго почему не стал валить?

– Там ваш паренек, да и что-то про динамит мне послышалось, – достал серебряный портсигар, открыл. – Угощайтесь, горожане, лучший табак по эту сторону от Рио-Гранде.

Мужчины взяли по самодельной папиросе, закурили.

– Ему уже нельзя помочь? М спросил Чернокнижник.

– Пока не знаю. Посмотрим, что будет, когда передача данных завершится.

– Может, пока помянем почтальона? – Арарат вытащил из кармана бутылку. – Чего на сухую ждать?

– Как ты только не спился за эти годы? – удивился Криспиан.

– Сам не знаю, – пожал плечами Арарат. – Василий Иванович Чапаев тоже у меня это спрашивал…

– Дед, так ты из анекдота? – подала голос девчонка.

– Нет, – усмехнулся долгожитель, – из мультфильма.

Кабель втянулся в робота, Метов рухнул лицом вниз.

– Теперь я понимаю, – прозвенел голосок, – что быть человеком не так легко, – тяжелая стопа раздавила затылок Фая.

– Это было лишним, – тяжело вздохнул Крисп.

– Он все равно уже не был человеком, а зомби в Кридово – перебор.

– С зомбаками бы мы справились, – по паровозному пыхнул дымом Арарат. – а вот как тебя выключать? Где у тебя кнопка?

– А если из ПТРД? – тихонько подсказал Мартин.

– Патронов больше нет, – молодо улыбнулся Арарат. – Если только как дубину народной войны применить. Но боюсь, не сдюжу уже. И кинжал кибер-шайтана не возьмет.

– Вы уничтожили Железного Дровосека, – сказал Симентроник, – но остался еще один нейропроцессор «Кэмерон-2».

– Где? – спросил Криспиан.

– Вот здесь, – постучал себя по ларю. – Надо уничтожить его, иначе человечеству грозит гибель. Чана с расплавленным металлом поблизости нет?

Все посмотрели на Арарата.

– А что я? – пожал плечами абориген. – Мартен[2] или Бессемер[3]? У меня только маленький тигель – я в нем свинец от аккумуляторов на пули топлю.

– Другие варианты есть? – спросил Симентроника Крисп.

– Если нет котла, то можно влажную и жаркую среду создать.

– Я тебе баньку протоплю, – обрадовался Арарат. – Заодно и дерябнем в предбанничке. У меня есть такая крепкая водка, – тихо сказал мужчинам, – что любого с ног свалит… «царская»[4]

Зазвенел зуммер. Чистосугробов поднял со столика бронированный кирпич переговорника, выслушал, повернулся к Абраму Борисовичу:

– С поста докладывают. Там этот, который теперь гражданин, рвется, говорит, что имеет право…

– Только его тут не хватало, – чернявый с тоской посмотрел в сторону свалки, жалея, что не может отдать приказ вывести в расход как пранкеров. – Ладно, пускай пропустят экспата. Может шальная пуля… – сказал, отвернувшись в сторону. – Только пускай не забудут у него ключи от интернета забрать, на всякий случай, а то сейчас каждая блошка ведет свой бложик.

– Пропустите, – выслушал ответ мусорный генерал. – Он без машины отказывается.

– Хорошо, – заскрипел зубами Абрам Борисович, – пускай проезжает, поц.

К штабу подкатил роскошный белый лимузин. Пошатываясь, выбрался мордоворот в кимоно и кокошнике.

– Я есть русский, – потряс паспортом, достав из широких штанин, – гражданин. Всем шампанского!

– Генерал, – процедил Абрам Борисович, – приставьте к обезьяне кого-нибудь умеющего пить и пускай накачает до беспамятства.

– Матрьошка! Горбачев! КВН! – верзила начал подпрыгивать, будто нанюхавшаяся кокса чирлидерша. – Водка! Кучма! Искандер! Трахнуть джазимена, е-е!

Слушаюсь! – генерал жестами подозвал мусорщика с плутоватым лицом и начал что-то горячо шептать ему на ухо, кивая на «гражданина».

– Ми есть наш, ми есть мир построим, – приезжий пустился вприсядку, сорвал кокошник и шлепнул на капот. – Йо-йо, Томати!

– Знаете, – тихо сказал Сухочинский, – я могу организовать шальную пулю…

– Иван Иванович, вы же офицер, – одернул Абрам Борисович.

– Вот именно поэтому!.. Есть такая профессия – защищать Родину!

– Йа есть мордовин, – засунул паспорт в штаны. Выхватив из лимузина шампанское, запрокинул голову и начал вливать в себя, время от времени облизывая и посасывая горлышко.

– Смерть от пули, даже «случайной» для такого дерьма – награда. Тут хороша виселица….

– Можем обеспечить, – поморщился Сухочинский.

– Пускай сначала наклюкается, а потом сделать…

– Слушаюсь! – просиял Иван Иванович.

– У тебя как будто личные счеты, – ехидно заметил Петров.

– Знаешь, Петр Петрович, у меня племянник из-за таких, «граждан» – спортсменов погиб…

– Прости, не знал.

Подкатила «волга». Выскочил профессор и бодро пошагал к штабу. Верзила, отшвырнувший опустевшую бутылку и снова полезший в штаны, вдруг замер, глядя на Громова-Задунайского, точно кобра на мангуста.

– Это ты?! – спросил неверяще, вытянув руку к гусеводу.

– М-да, – причмокнул Громов, брезгливо глядя на космополита, – говно не тонет ни в огне, ни в крови…

– Астерикс и Облезикс! Ты живой?!

– Да и ты, как вижу, не околел…

– Я… я… – верзила сунулся в лимузин и вынырнул обратно с золотым пистолетом в руке. – Не подходи!!! – рука дрожала, ствол выписывал вензеля. – Замочу!!!

– Что происходит? – спросил Абрам Борисович.

– Вот, – развел руками профессор, – встретил старого знакомого…

– Это ловушка!!! – визжал верзила. – Вы заманили меня в западню!!! Я буду жаловаться самому…

– На здоровье, – Громов-Задунайский расчесал шевелюру, выудив перо. Щелчком послал его в верзилу. Перо вонзилось точно в горло. Захрапев, перебежчик выронил пистолет и осел бесформенной кучей.

– Что это было? – пересохшими губами спросил Петров.

– Гусиный яд "Анчар". Рекомендую. Отлично воздействует на задоголовых.

– Это вы… его?.. – осторожно спросил Сухочинский.

– Заслужил, – энергично закивал Громов. – Не зря народ учит, что написанное пером не вырубить топором. Вернемся к нашим баранам. Что у вас тут?

– Вот, – показал на монитор Абрам Борисович, – слегка вы припозднились.

– Нельзя так с оружием обращаться, – из-за раскидистой бузины вынырнула ладная девушка в камуфляже и подошла к трупам. – АК хороший автомат.

– Давно там сидишь? – спросил Криспиан.

– Почти с самого начала, – вынула эбонитовый портсигар, достала из него «Союз-Аполлон», закурила.

Подхватила АК Катана, передернула затвор.

– Ты чьих будешь, девонька? – рука Арарат, нацелившего Mauser 1914 в лоб девушки, не дрожала.

– Дедушка, убери ствол, – посмотрела исподлобья. – Они меня знают.

– Я бы не был так уверен, – покачал головой Криспиан. – Анна, ты же на встречу с Метовым шла?

– Да, – встряхнула копной волос. – Должна была с ним законнектиться и получить инфу.

– Теперь если только с ним законтачить, – кивнул на Симентроника Мартин – Но учти, Фай на этом погорел…

– Рискованно, – оценивающе посмотрела на ИИ, – вирус можно какой-нибудь подхватить. Дед, да убери ты шпалер, нервирует!

– Я так и не понял, кто ты, – не сдавался Арарат.

– Я осторожно достану ксиву.

– Левой рукой. Вот так.

Анна аккуратно вынула из нагрудного кармана красную книжечку, открыла:

– Анна Максимова, ФСБ. Псевдоним Анка-пулеметчица.

– И эта нас продавала, – скорчил Мартину гримасу Крисп. – Что за жизнь, в кого не плюнь, попадешь в сексота или просто стукача.

Рявкнул маузер, девушка рухнула с простреленной головой.

– Продали вы маузер Дзержинского, а я нет, – Арарат спрятал пистолет.

– Остро, – оценил Криспиан. – Шлепнуть сотрудника ФСБ при исполнении, это, скажу я вам!

– Да еще и при свидетелях, – посмотрел на Юлю Чернокнижник.

– Я старый, мне уже бояться нечего. А свидетели… – пожал плечами. – Так кто ж ей поверит? Роботы, ФСБ-шница, искусственный интеллект, Анка-пулеметчица, Чапаев… ты еще скажи, что с Тиграном вторым разговаривала.

– А кто это? – простодушно залупала глазами Юля.

– О темпора, о морес, – вздохнул кридовец.

– И не говори, – поддакнул Чернокнижник. – Куда мы с такой молодежью прикатимся?

– Упекут ее в дурку и все дела.

– Добрый ты, дядя из мультфильма, – усмехнулась девочка. – Ничего я не видела. Мне мошка в глаз попала. Две, по одной в оба глаза.

– Молодец, – ласково погладил ее по голове Арарат.

– В психушке я была, мне не понравилось. Лучше уж как-нибудь на свободе. Еще бабку надо навестить… Дровосек мне идею подкинул…

– Надо бы по округе пошарить, – задумчиво сказал Мартин, забирая у Анки портсигар и удостоверение, – вдруг еще кто попадется?

– Трупы куда девать? – спросил Криспиан.

– На погосте закопаем, – решил Арарат. – Места хватит.

– Еще Васю не забыть, – напомнил Мартин.

– И Вася тоже? – вздохнул Арарат. – Жалко, расторопный был паренек.

– Пал смертью храбрых, – кивнул Чернокнижник, – за други своя.

– Предать тело земле, чтобы барсуки да еноты не растащили.

– У вас тут еще и еноты водятся? – не понял Мартин. – Барсуков мы видели.

– А были ли барсуки? – пожал плечами Криспиан. – Я уже не уверен.

– Были, – кивнул Мартин. – так что там с енотами?

– Шнырят, воришки. Как без них? Мясо-то ихнее не всякий есть станет, вот и расплодились. Хотя, Фирс, покойничек, им спуску не давал. Так все Кридово выбьет, – понурился Арарат. – Не с кем будет зимой словом перекинуться. Слышь, «человек», баня пока отменяется. Надо тела земле предать.

– Понимаю, – кивнул ларь, – чтобы мертвые не хватали живых.

– Правильно, Карл. Лопатой орудовать умеешь?

– Не то чтобы, но теоретически процесс представляю.

– Бери тела, и пойдем со мной. Не бог, а труд создал человека, так что через труд я и тебя человеком сделаю.

– Русский труд, бессмысленный и беспощадный, – добавил Мартин. – Пойдем, яичницу дожуем?

– Пошли, не пропадать же добру. Юля, пойдешь с нами?

– Насиловать не будете? Вдвоем?..

– Вдвоем не будем.

– Мы похожи на педофилов? – удивился Мартин.

– Можно подумать, педофилы на педофилов похожи, – пожала плечами девочка. – Иначе бы их сразу ловили.

– Это точно, – согласился Криспиан. – Чикатило никто не подозревал. Так что ты решила?

– Есть охота. Пошли.

– Милости просим, – Чернокнижник прихватил сумку Варуха и троица пошла в дом.

– Любопытно, любопытно, – прокомментировал профессор.

– Что скажете? – осторожно спросил Абрам Борисович.

– Что я могу сказать? Кофе у вас есть?

– Кофе? – посмотрел на Чистосугробова.

– Сейчас организуем, – генерал схватил брусок переговорника и начал распоряжаться.

– Коньячку не забудьте плеснуть, – сказал Громов и посмотрел на Абрама Борисовича ясными глазами. – Робота загубили, ИИ перепрошили. Лед тронулся, процесс пошел.

– Что делать нам?

– Все ждали его и вот он пришел…

– Что все это значит?

– Вам, батенька, не понять, – принял из рук

– Кого ждали? – влез Петр Петрович.

– Вам тоже не понять.

– Что мы болтовней занимаемся, – вскинулся Яромилонов. – Убийство сотрудника ФСБ! Можно брать!

– Кого брать? – скривился Сухочинский. – Старика, которого ни один суд надолго не закроет?

– А этих? Которые с ним?

– Эти федерала не убивали.

– Не помешали убить, значит, соучастники! – погрозил кулаком монитору.

К штабу подкатили два черных Cadillac Escalade.

– Кого черт принес? – недовольно плюнул Петр Петрович.

Из первого важно вышел пышнобородый краснолицый дородный мужчина в расшитой золотом черной рясе. Следом посыпались крепкие бородачи в подрясниках и с УЗИ в руках.

– Духовный генерал Петр Ильич Просвиркин, – подойдя, лихо откозырял краснолицый и размашисто перекрестился. – Кто тут старший?

– Абрам Борисович Осиновский. Руковожу операцией. Какими судьбами?

– Курирую операцию от патриархии, – прогудел в бороду Просвиркин.

– Это спецоперация, а не балаган! – слегка покраснел Абрам Борисович.

– Вот, ознакомьтесь, – привычно протянул руку назад и юркий смазливый дьячок вложил в нее бумагу, вытащенную из дорогой кожаной папки, украшенной золотым тисненым крестом, – приказ о нашем участии в операции.

Чернявый пробежал взглядом документ.

– Вам это зачем? – не удержался от вопроса.

– Там наш агент.

– Еще и ваш? – блеснул очочками Сухочинский.

– Господь вездесущ, – перекрестился духовный генерал, – и ему всюду нужны глаза и уши.

– Петр Петрович, – попросил Осиновский, – может ты покажешь нашему гостю… – кивнул в сторону свалки.

– Коллеге, – надавил голосом Просвиркин.

– Хорошо, – согласился Абрам Борисович, – нашему коллеге окрестности? Вам будет о чем поговорить.

– Ладно, – с сомнением согласился Петров, – как скажете. Следуйте за мной… – растерянно щелкнул пальцами, подбирая обращение, – … святые отцы.

– Веди, сын мой.

Духовные лица ушли в сторону свалки.

– Кого еще принесет? – ни к кому не обращаясь, задумчиво спросил Абрам Борисович. – Налоговую?

– Извините, – робко поднял руку толстячок в очках с толстыми линзами, – мы здесь…

– Кто «мы»?

– Федеральная налоговая служба, государственный советник первого класса Гаврильчук Осип Павлович.

– Ну да, куда без фискалов? – сплюнул чернявый. – Осип Павлович. С вами по налоговому вычету можно проконсультироваться после операции?

– Так точно, хоть сейчас.

– Позже, – долг пересилил поползновения крови.

Осиновский обвел взглядом толпу:

– Кто тут еще не обозначился? Вот вы кто? – наугад ткнул пальцем в парня в дорогом, но изрядно помятом костюме.

– Из ФАС-а я, Семен Петрик, – поправил оранжевый галстук.

– Вы каким боком к операции относитесь? – устало спросил Абрам Борисович.

– Слежу за соблюдением антимонопольного законодательства. С вашим руководством все согласовано.

– Этого, – повернувшись к Чистосугробову, одними губами прошептал Абрам Борисович, – пустить под шальную пулю.

– С удовольствием. Еще кого-то?

– Погодите, генерал. Из РКН есть кто-то?

– Я, – поднялась рука паренька, похожего на Бутерникова. – Игорь Жаркин.

– Игорек, вас что, в одном инкубаторе с Виталиком выращивали?

– Ну да, мы с ним из одного бизнес-инкубатора, – довольно заулыбался Игорек.

– А до этого кем был?

– Врачом-гигиенистом.

– Этого тоже, – кивнул на экс-врача чернявый. – Пользы от них никакой, только бюджет пилят.

– И порнохаб блокируют, – подмигнул Чистосугробов.

– Это тоже. Темна вода во облацех… Будь моя воля, – проскрипел зубами, – я бы половину этой сволочи сделал жертвами «избиения младенцев».

– Если что, рекомендую замену хабу…

– Какую и почем?

– БСС.

– Что за БСС?

– Проект «Бумажного Слона Секс».

– И что там?

– Некая Рената запустила флеш-моб лайт-порно…

– Лайт-порно, хм, как задорно…



[1] Противотанковое однозарядное ружьё образца 1941 года системы Дегтярёва (ПТРД) – советское противотанковое ружьё системы Дегтярёва, принятое на вооружение ВС СССР 29 августа 1941 года. Предназначалось для борьбы со средними и лёгкими танками и бронемашинами на расстояниях до 500 метров. Также из ружья мог вестись огонь по дотам, дзотам и огневым точкам, прикрытым броней, на расстояниях до 800 м и по самолётам на расстояниях до 500 м. https://ru.wikipedia.org/wiki/ПТРД

[2] Пьер Мартен (фр. Pierre-Émile Martin) (17 августа 1824 года, Бурж, – 21 мая 1915 года, Фуршамбо, департамент Ньевр) – французский металлург, изобретатель плавильной печи для переработки передельного чугуна и лома в сталь нужного химического состава и качества. https://ru.wikipedia.org/wiki/Мартен,_Пьер

[3] Генри Бессемер (англ. Henry Bessemer; 19 января 1813, Чарлтон, графство Хартфордшир – 15 марта 1898, Лондон) – английский инженер-изобретатель, известный своими изобретениями и революционными улучшениями в области металлургии; член Лондонского королевского общества с 1879 года. https://ru.wikipedia.org/wiki/Бессемер,_Генри

[4] Ца́рская во́дка (лат. Aqua Regia, Aqua Regis, A.R.) – смесь концентрированных азотной HNO3 (65—68 % масс.) и соляной HCl (32—35 % масс.) кислот, взятых в соотношении 1:3 по объёму (массовое соотношение, в пересчёте на чистые вещества, около 1:2) https://ru.wikipedia.org/wiki/Царская_водка

+3
219
15:13
+3
Про чан — волшебно, как и про «крепких бородачей в подрясниках», ибо абсурдистский юмор;
про «Анчар» и Фирса — тонко)) Вспомнились Унылые штаны дяди Вани и три сестры (со 109 по 111 страницу).
Пошли отсылки к Ренате))
15:21
+1
но Фирс это наш, деревенский quiet
15:23
+1
Вот оно как wonder
15:25
+3
реальный наш печник. любил выпивши петь на яблонях в нашем саду
покойничек
утонул
второстепенный герой в «Змеином узле», «Гномике», «Ленин и печник»
20:17
+2
Про Фирса — да, реально. Был такой персонаж, помню. В подпитии путал вишню с яблоней, а может не читал Чехова просто.
Герои продолжают самозабвенно выбывать из игры. Похоже, действительно, в конце останется только один Абрам Борисович. Если ставка не сделана на молодежь.
Хочется отметить очень тонкую аллюзию: государственный советник первого класса Гаврильчук Осип Павлович. — ФИО — ГОП. «Гоп со смыком» — легендарная, разухабистая, блатная песня. Название можно разложить как отобрал ценности и пошманал карманы. А персонаж, сотрудник налоговой службы. crazy
На этом фоне удивлен, почему духовный генерал не Петр Олегович Просвиркин. Хотя тут увидел другой отсыл: В чешуе, как жар горя, тридцать три богатыря. С ними дядька Черномор.
20:18
+3
crazy пути духовных генералов неисповедимы… или неисповедуемы? pardon надо бы уточнить
21:40
+2
НеисповЕдуемые.
21:41
+2
заповедные тропы души…
22:08
+2
А что за охотники с топорами? В сказке вроде былигомодровосеки? или отсыл к «тихой» грибной охоте, на грибы гиганты-переростки?
Жаль Файла-Мнемоника, но смерть его была не напрасна и Электроник получит вторую жизнь среди людей. Тем более и кружечка нашлась.
Думаю, пора уже присмотреться к засаде Чистосугробова с Абрамом Борисовичем. Какой-такой таинственный лесок скрывает набор из всех видов/родов войск, служб, министерств и ведомств. Да и к штабу уже народная тропа накатана.
Концовочка многообещающая. (+).
22:14
+1
уже присмотрелись ok
какую именно сказку берете за основу?
22:16
+2
22:17
+1
эт что за сказка?
22:22
+2
Не
ходите дети
в Африку гулять
вам в родной сторонке
до хрена чего можно узнать
А!?
22:23
+2
и не уезжайте в Африку вы жить
и в родной сторонке могут засадить…
«Африканская протяжная»
22:29
+2
22:31
+2
теперь вступает гармоника
Давай, курчавенький. Наяривай!
blush вообще-то я не курчавенький
22:12
Ох, Влад, вас несет и несет(((
в смысле?
22:16
+1
Может фталазолу?
поможет?
22:23
+1
Временно. Накопите в себе.
злобу?
Комментарий удален
Загрузка...
Илья Лопатин №1