Круг

Автор:
Андрей Ваон
Круг
Текст:

С девятого этажа свезённый со всего района снег походил на обгрызенный кратер – сердцевину грязно-белых куч понемногу разбирал трактор, складируя серую кашу в таялку.

Максим отошёл от окна и присел на диван к закутанной в плед Лизе. Маленькая блондинка, она казалась ещё миниатюрнее рядом с крупным и тёмноволосым мужем.

- Ты позвонил? – спросила она.

Он кивнул.

- Сказали, ждите обработки заявки.

В эту квартиру они въехали по осени. Дом был старый, и когда заморозило на улице, захолодало и в квартире. Лиза потребовала от мужа решения температурной проблемы.

Раздался звонок в дверь.

- Ого, быстро! – Максим пошёл в прихожую.

Открыв дверь, он впустил большого человека с саквояжем. Лиза, выглянув из кухни, сразу поняла, что это сантехник. Хоть и был он похож на писателя Сергея Довлатова. Высокий, чернявый, с печальными глазами сенбернара. Вдвоём с немаленьким Максимом они заняли всю крохотную прихожую.

- Что у вас приключилось? – спросил сантехник. Голос у него был низкий, густой и усталый.

- Холодно в квартире. - Максим засуетился, пятясь из прихожей.

Сантехник тяжело вздохнул и поставил саквояж на пол.

- Я разденусь с вашего позволения, - пробасил он.

- Да-да, конечно, - закивал Максим. – Тапочки?

- Спасибо, у меня свои.

Он снял пальто и достал из саквояжа туфли. У Лизы от удивления открылся рот: сантехник был одет в тёмные брюки со стрелками и в синий джемпер поверх белой рубашки.

- Давайте посмотрим,- сказал он и, переобувшись, прошёл в комнату. Выражение лица его оставалось постно-усталым. Подошёл к стояку, потрогал рукой. – Хм…

Он стал колдовать над батареей, позвякивая иногда инструментом. Барственно-величавые движения его больших рук притягивали взгляды хозяев - они смотрели, не отрываясь.

- Маловато градусов, конечно. Я пузырь выпустил, но, похоже, в дом тепла мало дают. Давайте ещё на кухне посмотрим, - сказал он.

Посмотрели и на кухне. Сантехник слегка покачал головой и стал собираться.

- Я, что мог, сделал, а общую температурку поднимем. До свидания, - попрощался он.

- До свидания, - пробормотала Лиза.

- Какой сантехник пошёл… - покачал головой Максим, закрыв дверь

Через полчаса позвонили на городской.

- Алло! – взял трубку Максим. – Кто? Круг? ... Не знаю, он не представился. Но был, да... Подкрутил чего-то, да… Хорошо… До свидания.

- Кто это? – спросила Лиза.

- Из диспетчерской, - ответил Максим. – Спрашивают, Круг Пётр Германович приходил? Говорят, вечно на него жильцы жалуются, вот и приходится проверять. Чего-то он там то ли не докручивает, то ли перекручивает…

***

Шли новогодние каникулы – спали подолгу. Как посветлело в комнате, Максим сел на кровати, потягиваясь. Лиза тоже зашевелилась.

- А тепло вроде, а? – спросил Максим, поднимаясь. Посмотрел на градусник. Присвистнул. – Круто! Молодец Круг Пётр Германович!

Потом потрогал батарею и удивлённо хмыкнул – уж точно не горячее вчерашнего. А ночью вроде бы обещали сильный мороз. Тут Максима привлёк странный звук. Прислушавшись, понял – барабанило по подоконнику. Он размахул шторы. За окном лил дождь.

- Вот те раз! – ахнул Максим.

- О… не погуляешь теперь, - буднично отреагировала Лиза, выглянувшая поверх плеча мужа.

Весь день бездельничали дома, наслаждаясь уютом, теплом и яблочным пирогом. А СМИ меж тем покрикивали про неожиданное и небывалое тепло в столичном регионе.

- Слушай, жарко при такой погоде-то с отоплением, - сказала Лиза на третий день январской теплыни. Утомилась от перегрева, несмотря на шорты и открытые форточки – в квартире царили тропики.

Недавние снежные громады на пустыре под окном скукожились в грязные ошмётки. На газонах зазеленела трава, а экологи били в набат по поводу просыпающихся от спячки животных и набухающих не ко времени почек.

- Да ладно, захолодает вот-вот, а крутить туда-сюда они не будут, - уверенно отозвался о погоде и косности бытовых служб Максим.

Но как закончились каникулы, и первая рабочая неделя прошлась катком по отвыкшим от труда гражданам, не выдержал и он. Удивившись опять (как и тогда, с холодом) стоическому терпению армии бабулек в подъезде и их же преступному молчанию, он вновь оставил заявку в диспетчерской.

Почти сразу же явился и сантехник - Круг Пётр Германович. Всё с тем же видом вселенской печали, словно заезженная пластинка, повторил свои вопросы, переобувание и диагностику. Только теперь он сказал: "Многовато. Надо убавить…". Проделав необходимое, убыл.

А ночью Лиза с Максимом проснулись от холода. Максим вскочил на ледяной пол и закрыл окно. Отметив в полусне, что Круг опять отработал на полную, он прыгнул обратно в нагретое гнездо к сонно бормочущей что-то жене.

Подморозило и подсыпало. Очнулось от мрачных оков и солнце. Заискрились в окне накрытые белым крыши, и каждая снежинка била по глазам отражённым лучом.

- За город! – воскликнула Лиза с утра в субботу. И они поехали.

Зарумянившись, будто даже загорев на хрустком морозце, с пустым термосом и крошками от бутербродов в рюкзаках они вернулись домой уже в розовых сумерках. Температура продолжала падать и опять пошли в ход пледы, чуни и меховые безрукавки. В воскресенье вдарил мороз под тридцать, и окна изнутри стали покрываться изморозью.

- Надо вызывать Круга, - решила окоченевшая Лиза.

Максим потянулся к телефону.

***

Когда Круг пробасил своё: "Прибавим", Лиза не выдержала его запрограммированности сантехника и безволия молчавшего супруга.

- А нельзя как-нибудь чтобы ровно, а?! – с надрывом пискнула она. - Не крутить туда-сюда, а нормально выставить, чтобы ни жарко, ни холодно? Чтобы ровное тепло, а?

Круг недоумённо пожал плечами.

- Можно и ровное. - Он щёлкнул замком саквояжа и поглядел на Лизу.

Под магией его печального взгляд гонор её сразу улетучился, и она спряталась за Максима.

***

Вспомнили про Круга только в апреле. За три месяца привыкли к гладкому теплу, и температурные беспокойства позабылись. Но когда перевернули календарь на апрель, а на улице продолжила гнусавить околонулевая погода, умиротворяющая граждан с января, ребята почувствовали неладное.

- Как ты тогда попросила? – спросил Максим жену, прищурившись. – Ровное тепло?

Неизменность пейзажа за окном уже нервировала. Весна, время перемен, а там всё та же слякоть и серость. Снег, не поймёшь, то ли тает, то ли прибавляется. Лужи то выплёскиваются из берегов ручьями, то подёргиваются несмелым ледком и наполняются снежной кашей.

Лиза в ответ на мужнин интерес нахмурилась, вспоминая тогдашнюю свою напористую просьбу.

Трубку они схватились одновременно.

Кругу обрадовались, как родному. Обрадовались, а поглядывали с опаской. Не решаясь нарушить ритуал сразу, набрались смелости лишь после переобувания гостя. Он повторил свой традиционный вопрос, оставшийся по первому разу без ответа:

- Что у вас приключилось?

- Не хотите чайку? – ласково вильнула в сторону Лиза.

- У жильцов ничего не беру. В том числе и чаю, - пробубнил Пётр Германович и вздохнул. То ли сожалея об упускаемой возможности, то ли удивляясь наивности жильцов.

- Ладно, без чая тогда, - набрал воздуха полные лёгкие Максим. – Скажите, а погоду… это вы … подкручиваете?

Тут впервые они увидели на лице Круга что-то кроме собачьей грусти. Сверкнула боль в его глазах. Будто ударили под дых, неожиданно и подло.

- Вечно меня этим попрекают! – в досаде прогремел Круг. Лиза сжалась. – А я что? Я батареи кручу. Трубы… Что мне погода ваша? За погодой обращайтесь в метеобюро! А я по теплотехническому и водному оборудованию! Слышите?! – чуть ли не со слезой в голосе воскликнул он о наболевшем. – Ходишь по кругу, ходишь… - добавил он тихо, вновь укрываясь покорной печалью.

И ушёл в туфлях, прихватив снятые ботинки.

- И чего ты сразу про погоду?! – двинула локтем мужа Лиза.

- Так… само выскочило, - вздохнул сконфуженный Максим.

***

На Кольском полуострове уже проклюнулась травка, а в столичном регионе всё месили мерзкую кашу из снега, воды и городской грязи. Птицы пролетали регион насквозь, оседая вокруг и далее. Забурчал вечно терпеливый народ, заклокотали еле сдерживаемым (панику допускать нельзя) недоумением СМИ.

Конечно, Максим позвонил. А ему сказали: "Сейчас сантехников нет, ждите".

- Как нет? – воскликнула Лиза, когда он передал ей разговор.

- Так вот и нет, - развёл он руками.

- А Круг? Где он?

- Нет его, сказали, - тусклым голосом ответил Максим и, крадучись, пошёл из кухни.

- Как это нет? – недоумённо повторила Лиза, чуя нехорошее.

- Пропал, - пожал плечами Максим и ускользнул в комнату.

***

После всех весенних праздников гнетущую атмосферу всколыхнул телефонный звонок.

- Да, сто пятидесятая… Да, оставляли… Хорошо, - ответил Максим и нажал отбой.

- Кто там? – поинтересовалась Лиза.

- Из диспетчерской. Заявка наша висит, сказали, пришлют сантехника, - словно извиняясь, ответил Максим.

- Какого?!

- Ну, откуда я знаю.

Максим стал нервно ходить из комнаты в кухню и обратно, меряя короткие квартирные метры. Лиза уткнулась в книгу, так и не перевернув за полчаса ни одной страницы. Звонок в дверь прозвучал ударом в набат.

Разбитного вида паренёк, в телогрейке нараспашку, в засаленном комбезе, с шальными глазами, слегка покачиваясь, вошёл и привалился к косяку.

- Здрасте, - чуть заплетающимся языком поздоровался он. – И что тут у вас?

А чего тут у них, они и не знали. Ведь тогда-то Круга звали пропавшего, с ним погодные дела хотели обсудить.

- Холодрыга, а топят еле-еле, - пробубнил Максим.

- Еле-еле, - усмехнулся паренёк. – Нормально! Скажите спасибо, что вообще топят. Май на дворе, давно отрубать пора, - скривился он. – Ладно, тогда я пошёл.

Максим закрыл дверь и привалился к ней спиной.

- И даже не проверил ничего, - возмутился он.

- Да уж… – проговорила Лиза. В задумчивости она подошла к окну. Из головы не шли начищенные до блеска туфли ушедшего только что паренька.

За окном, пробив свинцовые оковы, сверкнул луч.

- Солнце! – воскликнула радостно Лиза, забыв про туфли.

И они вдвоём прилипли к окну, наблюдая, как солнечный жар, набирая мощь, раздвигает мрачную слякоть столицы.

Температура стремительно пошла ввысь, стремясь к своим нормальным значениям. Сезонный круг, скрипнув, крутанулся далее.

Другие работы автора:
+7
180
18:34
+2
Замечательно!
18:41
+2
«И это прекрасно!»)
23:28
+1
Мне тоже понравилось, но сказать, о чём это, не смогу. unknown
09:25
+2
Кто бы смог)
Спасибо!
23:40
+2
Хорошо! Не обязательно же всё объяснять. ))) Сюжетная загадочность и отличное исполнение )))
09:27
+2
Спасибо!
Вот и я думаю, вдруг кто-то объяснит)
20:43
+2
а чего тут объяснять — всё заезженно.
«На живого человека не угодишь».
«Небесная канцелярия чудит»
«У природов нет плохих погодов. Но есть противные»
В самом начале Лиза как-то несколько внезапно очутилась на кухне. Или это она именно там на диване в пледик куталась? мне бы такую кухню.
«Я разденусь,_ с вашего позволения» — запятушка сюда просится.
«Кто? Круг? ...» — после впрст многоточиков — это две.
«Температура продолжала падать,_ и опять пошли в ход пледы...» — сюда тож препинаку.
«Трубку они схватились одновременно» — «за трубку»? или «схватили»?

Фамилие у Германовича говорящее. Или весь фокус прятается в дежурных штиблетах?
12:33
+1
Как раз на меленьких кухоньках втюхивают диваны такие угловые, знаете?)
За замечания спасибо.
А фокус кто ж его знает, в чём)
12:43
+1
Я знаю! Я!))))))
11:04
+2
Ну я тоже замечала, что ЖКХ и «небесная канцелярия» как-то повязаны. Концов в этом замкнутом круге не найти
12:34
+1
Верно, не найти.
Загрузка...
Мая Фэм №1