Космос в твоей голове. Глава 2.

Автор:
Варзаев
Космос в твоей голове. Глава 2.
Текст:

Глава 2. "Рутина, казалось бы..."

   Сколько времени минуло с последнего контакта? С последнего дела? Ощущение осязаемой грани реальности рвётся и разлетается кусками белых облаков, растворяясь в звенящем свете закатного солнечного диска, готового, с минуты на минуту, уступить диску лунному, подмигнув напоследок.
    Йорген не наблюдал за чем-то конкретным, его взгляд останавливался на объекте не дольше пары секунд. Летящие голуби, покрытая дымкой автомобильная река грохочущая клаксонами и, даже издалека, слепящая светом тысяч и тысяч Ватт.
    Сколько же это длится, не зацикленный ли Это участок Л-мира, или же пресловутое «наслаждение моментом»? В то мгновение, Йоргена мало интересовала причина, в То мгновение, следствие доказывало, что человеку случается поймать состояние умиротворения за хвост, независимо от нахождения его телесной оболочки.
    И, всё же, это реальность. Часом ранее отряд ДОГМА, вышел из восьмичасового нахождения в Л-мире. Вернее, из запутанного клубка скрытых страхов. Исключительный случай, когда не хватило всех знаний Ивоники, чтобы перечислить все образующие слова с основой «Фобия», когда само слово «Фобия» вызывало у человека фобию… и когда Трипофобия (б-р-рр-р!) меркло перед летающими мохнатыми пауками размером с футбольный мяч.
    Приказ был прост и ясен, вывести всю нечисть силовыми методами. Бранд пищал, точно восьмиклассница, перед сельской дискотекой. На исходе восьмого часа, Догма прорвалась к Крепости сознания (эдакая комната в мозгу, с прячущимся внутри сознанием человека). Отряд получил от объекта шифрованное сообщение и картинка… схлопнулась. Один из новейших способов передачи информации, пусть слегка и спорный. Экстренное отключение и последующее недомогание, со всеми вытекающими. У Йоргена, например, чуть не вытек мозг.
    В состоянии внутренней невесомости, парень побрёл к себе в номер, с недавних пор он переехал в Общинный дом министерства(общежитие, класса 4 звезды). По пути, мозг зачем-то спрашивал себя: «Зачем люди придумали время?». Глупый и абсурдный вопрос, люди не придумывали время, совсем наоборот…. Зачем-то же... отвечал Йорген своему мозгу. Ощущения разделенности сознания, ставшие в последнее время постоянными, усилились до предела. Возникла безумная идея создать подобие Л-мира с отсутствием времени, с отсутствием любой из единиц отсчета. Просто мир-мечта для пожизненных торопыг - «всё и сразу», где ты — просто существуешь, ты - есть бесконечный клубок эмоций, ты - есть всё и ничего, одновременно. Йорген отогнал от себя фантасмагорию, вновь и вновь потирая виски. Его роль в группе заставляла воображение работать, как эталонные атомные часы, тьфу ты! снова это время.
    Тем временем Ивоника распутывала необычное дело. Поручение дал сам первый заместитель вице-министра. Мужчина всегда отдавал предпочтение молодым дарованиям, позволяя пропускать на их пути целые этажи социального лифта...

    - Memento mori. - сорвались слова с губ, призванные служить вечным напоминанием великим. - Сегодня ты умрёшь.
     - Ты, что, итальянский гангстер? Шпана, нахватался слов. - услышаны, но не поняты. Ганс продолжал скалиться загнанным в угол зверем. Не так далеко от правды, Ганс-убийца стоял на краю обрыва, за которым расстилалось огненное море Валхаллы, нет, не той самой. Ее мрачной реальной противоположности. Мужчина трясся от страха, разве что в штаны не наложил. Хотя, кто там разберет, за
    - Жак, послушай меня опусти винтовку, не глупи, Жак, давай мирно поговорим и обсудим, что бы не пришло тебе в голову. - Ганс ошарашенно глядел на своего брата, Жака, еще пару часов назад никак не высказывающего признаки явной шизофрении. Глаза его брата. Ясные и чистые не к месту, желали ему только смерти. Вот едва различимое подергивание губой — знак принятого решения — и палец нажимает курок. Пуля ранит в самое Ганса в самое сердце. Тело медленно оседает оземь и переваливается через край, а через пару секунду - «Пш—ш-ш». Дело сделано. Ганс-убийца повержен. Убийца. Уже в какой раз? в шестой, кажется.
    Который раз, Жак стоит на краю обрыва, горячий ветер шевелит его длинные волосы. Он облизывает высохшие губы, проводит рукой по густой и пыльной щетине и смотрит вдаль. До конца горизонта, в плавающей, наполненной частицами пепла дымке, существовал один огонь. Его пламя взмывало вверх, распадаясь на миллионы оранжевых смертоносных брызг, его густые потоки медленно подступали к последнему клочку земли на планете, неспешно, неторопливо подбираясь в вожделенной жертве. Жертва? Нет, Жак уничтожил Ганса-убйцу. Ганса? А кого он убил. Сколько себя помнил Жак, они существовали здесь вдвоем. Вот снова. В седьмой раз. Через несколько секунд после прыжка Жака, раздастся точно такое же «П-ш-ш-ш-ш» и какой тогда был смысл? Смерть, в конце концов, придет ко всем. Жак сделал шаг к обрыву. Он ощущал кожей жар исходящий из вечнотекущего пекла.
    Еще один шаг. В сознании, вспышкой возникает необычная мысль, такой раньше не было — Откуда я здесь, Где я? - Жак замирает. Вместе с сообщением, воспаленное воображение успевает запечатлеть расплывчатый образ девушки. Светлые волосы, прямой заостренный нос и глаза, цвета летнего неба.
    - Кто ты? - Жак задает вопрос в пустоту и в следующее мгновение обжигающее кожу пламя нежно окутывает его своими рыжими объятиями, затягивая в адское магматическое пекло.
      -… Жак, послушай меня опусти винтовку, не глупи… - в который раз, убийца стоит перед ним. Его конечная точка или же точка отправления? Девушка с глазами летнего неба. Жак неожиданно вспомнил и опустил руку с пистолетом.
    - Вот так, Жак, опусти, молодец, парень. - Ганс, медленно завел руки за спину и выхватил два бластера. - Молодец, идиот, а теперь поменяемся…
    - Кто ты? - Новые вопросы закопошились в мозгу Жака, многомерно расширяя его картину мироощущения, возвращая сознанию отдушину с чистым воздухом, тем самым, что возвращает равновесие и преподносит возможность поразмыслить.
    Ганс не выстрелил, его силуэт пару раз моргнул, точно на старой затертой пленке и замер.
    - Ганс-убийца, кто же ты, кого ты убил? И кто я? Жак? Нет, кажется нет. - Голова разрывалась на мельчайшие атомы и собиралась вновь, в концовке путая посадочные места, превращаясь в угловатую сломанную трехмерную мозаику.
    - Мое имя — Рафаэль. - Жак отошел на шаг, бросил оружие и взглянул, будто впервые, на свои руки, ощупал свое лицо, курчавые волосы. Ганс, тем времен, пропал, исчез навсегда — эта мысль обретала осязаемую форму, закреплялась в мозгу, до мельчайшей песчинки исторгая из сознания переставший существовать образ вечного противника.
    Жак, нет, теперь уже Рафаэль обернулся и совсем не удивился мгновенному преображению пейзажа, где бескрайнее огненное море, с полыхающем на закате заревом, обернулось высокогорными заснеженными пиками и узенькой тропкой на вершину. Быстрый взгляд через плечо, картинка материализовалась со всех сторон, не оставив и малейшего намека на сухой зной. В лицо Рафаэлю дунул освежающий ветерок, не холодный, не сбивающий с ног и заставляющий лёгкие скукожиться до размера кулачка младенца, нет, свежий ветерок, приятно обдувающий лицо.
   Образ девушки всё еще стоял перед глазами, теряя свою четкость и превращаясь в новую галлюцинацию, на этот раз звуковую. С вершины, что находилась за тысячу шагов, по округе разносились легкие, едва уловимые звуки двух фортепиано. Мелодия наполняла пространство атмосферой упорядоченного великолепия, где каждая снежинка двигалась в соответствии с отведенной ей партией. Рафаэль внезапно осознал, что это не обычный ветер колышет его волосы, это сонм звуков с вершины наполняет каждую клеточку тела бодростью и желанием двигаться вперед.
    Нотные переливы заполонили всё пространство, трели подталкивали в спину и Рафаэль без устали взбирался к верху, все еще очень далекой точки, с тысячью шагов он слегка погорячился. Ноги начали утопать в глубоком снегу, приходилось прилагать усилия отдававшиеся болью в левом виске. Помогала лишь музыка, сослужившая панацеей. Боль утихла, на ее место, в мозг пытались пробиться отдельные картинки, цвета. Перед глазами мелькали лица людей, кажется, совсем знакомых, но… находящихся за непреодолимой пропастью от Рафаэля.
    Чем выше ступал мужчина, тем ярче образы вспыхивали фейерверками в сознании, сплетаясь в единую кинокартину, вроде биографическую, кто же главный герой? С кем плачут и смеются десятки людей, кому милая женщина на протяжении пары десятков лет, глядя глаза, произносит «Я люблю тебя, дорогой»
    Сколько он движется? Слишком долго, чтобы остановиться и опуститься отдохнуть и слишком мало, чтобы понять смысл происходящего. Вершина все ближе, вспышки картинок всё чаще и музыка, бесконечная, струящаяся по венам и артериям музыка двух фортепиано
    Мужчина не мог ускориться или упасть, только лишь взбираться медленнее, но нет, нельзя, не хочется, надо увидеть своими глазами, тот гений, чьи искусные пальцы извлекают волшебство из клавиш. А еще и эти картинки.
Вот, наконец, вершина. В ушах стук сердца и стук клавиш, а картинки, нет, это не прост картинки, это ведь его жизнь. Да, он всегда это знал, а та женщина, Милая Фелисия, я тоже люблю тебя. И почему он позабыл? А вот появилась загадочная незнакомка, просто соткавшись из кружащихся снежинок и почти осязаемой мелодии звуков.
    - Профессор Манратти, пойдемте за мной, вы возвращаетесь домой, к Фелисии. - она не взяла его за руку, только открыла дверцу в воздухе и пригласила войти. Профессор сделал шаг…
    Мужчина открыл глаза. Белый потолок с едва различимыми солнечными отблесками от окна, мерное бипиканье пульсометра, кислородная маска, системы в руках. Профессор боялся шевельнуться, но пробуждение не прошло не замеченным, над ним склонился опрятный гладко выбритый мужчина, по видимому доктор и… Фелисия.
    Через пару дней, Манратти смог самостоятельно разговаривать и высказать, наконец, тысячу и один накопившийся вопрос.
   - Всё очень сложно. - Фелисия держала его за руку, это было приятно, ощущать тепло близкого человека. - Ты Был на конференции в Л-мире. К вечеру того дня ты не вышел, и на следующий день, я забеспокоилась и обратилась в департамент. Они наблюдали за тобой...полгодаж. Пришли к выводу, что ты попался петлю бессознательного. Им не удалось понять кто это сделал и сделал ли это кто-то, кроме тебя. Затем тебя сумели вытащить.
    - Та девушка… и музыка.
    - Да... возможно, к сожалению, мы не сможем поблагодарить твоего спасителя. Операция происходила удаленно, из их штаба, а личности участников мне не раскрывают, говорят, что в интересах оперативников это конфиденциальная информация.
    - Да, там была девушка. Что же, надеюсь она понимает, как я ей благодарен — Манратти замолчал, силясь вспомнить детали своего плена и счастливого спасения, но чем больше времени проходило, тем быстрее стиралось из памяти мелькнувшее на долю мгновения лицо и прекрасная музыка.

   - Прекрасная работа, агент Лоран. - мужчина встал из-за стола и подойдя пожал руку девушке, налившейся ярким румянцем.
   - Благодарю за оказанное доверие, господин заместитель вице-министра. - В голове завертелось парочка надоедливых мыслишек «Непривычно слышать свою фамилию» промелькнула первая, следом мелькнула «какой он классный!». - Надеюсь профессор в порядке.
    - Да, агент, Манратти будет в порядке, жаль, только не его секреты. И все же, отличная работа. Вы применили новую технологию?
    - Отчасти, господин заместитель вице-министра. - Ивоника перед встречей заставила себя проговорить должность тысячу раз, пока не уложилась в полторы секунды. - Проверенные способы выхода из гипноза с использованием стимулирования отделов переднего мозга при помощи определенных звуковых сигналов. То есть мы использовали музыку... да, музыку.
    - Надеюсь на сотрудничество. - Мужчина дал понять, что прием окончен. Откланявшись, Ивоника пулей вылетела из кабинета, пока ее начальники и начальники ее начальников не начали свой ритуал бесконечной планерки.

    Йорген и Бранд играли в видеоигры, когда после нескольких дней отсутствия появилась Ивоника.
    - Ив, ты опоздала, на двадцать часов. - Бранд яростно хрустел сухариком и столь же яростно нажимал кнопки контроллера.
    - Была занята. Что еще за «олдскул»? - девушка плюхнулась на кресло рядом и присоединилась к хрустящему оркестру. - Мало вам безграничных возможностей Л-мира?
    - В том то и дело, безграничность иногда, скажем так, надоедает. Тут же всё просто. Запрограммированная последовательность с иллюзией выбора. - Бранд издал звук похожие на смешок. - Почти моя реальная жизнь.
    - И не надо создавать мир собственноручно, сиди и играй себе, на здоровье. - буркнул Йорген, с каждым мгновением понимая игровое преимущество Бранда.
    - Не припомню случая, чтобы ты жаловался на возможность собственноручно отредактировать чайничек в гостиной, в доме, в двух кварталах от места операции.
    - Устал, наверное. - Бранд играючи управлял контроллером и умудрялся, попутно зачерпнуть гору сухарей себе в рот.
    - Нет, не в том дело. - Увлеченный боем Йорген позабыл о своем обещании не рассказывать товарищам. - Не получается достоверно создать Л-мир, обязательно вылезает лишний объект или эффект или нечто не входящее в мой план.
    - А не взломали тебя случаем? - вполне серьезным тоном произнесла Ивоника.
    - Нет. - спокойно ответил Йорген не заметив, как крошечный кусочек сознания насторожился, отвлекшись, наконец, от дурацкой игры, на которое люди тратят свои и без того короткие мгновения жизни. Дурацкой, но затягивающей, Эх Йорген, не слишком быстр, плохо развита моторика…
    - Значит просто устал. - Ивоника пристально взглянула на друга и переменила тему. - Вы меняли пропуски, мой, отчего-то истек.
  - Хорошая попытка завуалировать свое повышение. - Бранд расхохотался отбросил контроллер и победно взмахнул руками. - двадцать три - восемь, в мою пользу.
   - Ничего я и не скрывала. - покраснела Ивоника неожиданно, и вправду, всегда была сама откровенность, а тут решила зайти издалека. - И вообще, Бранд, ты работаешь не намного меньше меня, взялся бы за ум и мигом стал бы старшим оперативником.
   - История не знает сослагательного наклонения. - Бранд поучительно поднял палец вверх и следом отвесил преотличный реверанс Ивонике. - Вот так вот. будто мы не рады за друга. Или нет, ты так переживаешь из-за твоих погружений в Л-мир. Ведь стать старшим агентом без боевого опыта, нет, подруга.
   - Да-а, я пару раз ходила на дело без вас. В том нет моей вины. Приказ высокого начальства не обсуждаются. Поэтому закроем тему. - Ивоника пересела и плюхнулась между ними. - У меня для вас отличная новость. Под моим командованием (я, как никак не зря подтверждала навыки старшего агента) Догме поручается сложное дело. И потому закругляемся, нас ждем бар «Поворот колеса».

    - На всем белом свете нет ничего хуже дрянного виски, - прозвучала проповедь из уст пьянчуги. Истина добытая со дна стакана, через долгие годы странствий по одиноким мыслям бродящим в напитанной алкоголем голове. Слова же, бесследно растворились среди десятка таких же одноминутных пророчеств «Поворот колеса». Единственный слушатель возвышавшийся неприступной гранитной скалой, среди бушующего океана философского бреда. Бармен мерно натирал стаканы, глядя на безымянного пьянчугу сочувствующе-понимающим взглядом. Не настоящим взглядом, взглядом из под маски, а может и не было бармена, лишь проекция сознания создателя.
   - М-да, только извращенными цифровыми наркотиками тут не пахнет, так легкое перенасыщение информацией, для активации мозговых волн нужной активности. - раздался голос Ивоники позади Бранда и Йоргена. На считанные разы шли случаи выхода на миссию координатора, общего мозга операции — Ивоники.
   - И чем же это дело преинтересное? Из брифинга мне ясно, что в баре оперативниками обнаружены непонятные флуктуации пространства, что само по себе бред, как определить ненормальность в ненормальном месте? - Бранд поправил галстук.
   На миссию, выбрали строгие, но слегка помятые после рабочего дня наряды. Бар «Поворот колеса», среди прочих выделялся своим назначением, помимо бесполезного времяпровождения — продажей и скупкой информации. Департамент частенько наведывался сюда, до недавнего времени. По имеющейся информации все оперативники были скомпрометированы неизвестными лицами.
   - Информация на наших сотрудников поступала в другие подобные места продажи информации. Если спасателей, вытаскивателей из ловушек разума это мало интересовало, то оперативников и агентов под прикрытием… - Ивоника уверенным шагом пересекла комнату и отворила неприметную дверцу. - Нам сюда.
   Присутствующие не обратили внимания на трех клерков прошмыгнувших в боковую комнату. Товарищей, с порога, встретила целая туча пыли, разбросанные по полу коробки, обшарпанные стены с лоскутками выцветших обоев, и зеркало, не до конца прикрытое плотной зеленой тканью.
   - Создатель не блещет бурной фантазией, - усмехнулся Йорген глядя на высунувшийся из под ткани кусочек резной рамы инкрустированной агатами. - очередное клише. Волшебное зеркало.
    - Всё просто и сложно одновременно. - Девушка аккуратно скинула занавес, открыв миру покрытую мелкой рябью поверхность с золотистым напылением. - Агенты выявили аномалию связанную с зеркалом. Это, своего рода портал, так гласит официальная версия, куда, конкретно, он ведет - не известно. Три агента очутились в разных Л-мирах, еле выбрались живыми.
    - Это невозможно. — Бранд едва не касаясь поверхности наклонился вперед в попытке высмотреть за своим колеблющемся отражением величайший секрет, пока еще не сформировавшийся даже в его мыслях.- Мир внутри сознания и не дальше.
    - Вот поэтому отправили нашу, не совсем ординарную команду. После случая с Девусом, начальство слегка обеспокоилось аномалиями. Наша задача состоит в сборе данных, как объективных, так и субъективных.
   - Слушайте, а нам никто не помешает? - Йорген беспокоился о незваных гостях, в особливости сейчас.
   - Не переживай из-за этого, за исключением бармена и клиента у стойки ВСЕ остальные сотрудники нашего департамента. Не справимся, будут скомпрометированы очень и очень многие.
    - Ну и разбирались бы сами, есть агенты и более высокого класса. - Неожиданно выдал Бранд, поежившийся чуть ли не единственный раз в своей карьере. - Неприятное место, притягивает, бесспорно, но неприятное. Точнее сказать не могу.
    - А ты Йорген, тут задачка тебе по плечу, ты — строитель миров. Оцени по достоинству. - Ивоника внимательно следила за товарищем.
Разные мысли забирались и обустраивали долговременное жилище в голове Йоргена. Мир вокруг распадался на мельчайшие составляющие, на единицы и нули, на цвета и эмоции. Зеркало являлось объектом этого мира, а за ним… пустота? Не-е-ет совсем наоборот, за ним упругая плотность воды. Странное сравнение. А еще, зачем-то вспомнилось про поверхностное натяжение. Жидкость за гранью представлялась энергией: своенравной, текущей по своим собственным законам и не желавшей подчиняться и сильнейшему разуму.
Йорген вел мысленный диалог с самим собой, так он думал. Вполне осмысленным собеседником явился Девус, в точности так же рассуждавший над непонятным ему явлением. Не ведающий о своем мире бог? Второй парадокс. И все же. Размышления и околонаучные конструкции привели стороны молчаливой беседы к небольшому консенсусу.
   - Думаю это осязаемые квантовые связи. Те, что связуют наше бессознательное, соединяют человеческие сознания, их ум, а может и чувства.  - Парень выдал результат размышлений голосом охладевшим и сосредоточенным, чуждым его телу.
     - Записала. - Ивоника решила попридержать свои подростковые подколки при себе, в сложившейся ситуации никто не заметил. - Хотя про квантовые ты это хватил лишнего.
    - Надо идти вовнутрь. - Йорген, нет Девус подтолкнул сознание в энергетический водоворот, прежде, чем товарищи успели его остановить.
рука, а затем все тело прошло сквозь упругую, холодную и обволакивающую кожу пленку. На ощупь, точно ледяное густое масло. Шаг, всё изменилось. Сильные порывы ветра, и не ветра вовсе, а чистой энергии, очистили от удушающего пузыря, не позволяющего легким вздохнуть. А сейчас, сейчас наоборот. Тело, точно пушинку, кидало из одного водоворота в следующий, а следом подхватывало бурное течение с ревом и грохотом несущееся в неизвестность.
    Йорген запаниковал на секунду и взял себя руки, внутренний голос (да-да заделался внутренним голосом) подсказывал нужные действия и движение остановилось, парень попал в «глаз бури». Вокруг, переливаясь от ярко кораллового до глубокого синего вращалась энергия, так он прозвал ее про себя. Плавные изгибы, ломанные линии, все перемешивалось в сложноупорядоченном движении. Йорген поражался своим открывшимся возможностям: его чувства накалились до предела и преодолели границу прочности, взметнувшись на новый уровень.
    Внутренний голос подсказывал не просто стоять, лицезря первичный порядок, а взять его под контроль. Сознание попыталось воспротивиться и… бессильно окунулось в кипящий океан.
    Из легких вырвался крик боли и и мигом застыл в пространстве. Звуковая волна обрела физическое обличье, и, распавшись на тысячи фрагментов, окаменела. Время и пространство перестали существовать для Йоргена. Его руки выделывали пассы, его сознание бормотало непонятные формулы, а разум оказавшись в клетке наблюдал за принудительным самосожжением.
Инородный мыслитель, Девус, слишком увлекся. Странным образом, он — отлаженный механизм, нерукотворный Бог не чувствуя эмоции Йоргена осознал, как перешел черту дозволенного и остановился. До удивления непонятно, зачем ему кусок плоти, когда он сумеет выбрать себе новый… раздражающее неизвестное чувство… Девус уступил инстинктам парнишки и помог его сознанию выбраться обратно.
     - Йорген! Не делай этого! - За руки вцепились Ив и Бранд.
   - Всё, уже всё, можно меня отпустить. - Йоргена потрясывало, ноги подкашивались, голова наполнилась болью и готовилась разорваться
     - Стоп, что-то случилось, успело произойти, прошла всего секунда и ты… ты побывал внутри?! - после слов Ивоники, внезапно, комнату наводнили завсегдатаи бара. - Йорген. Отключаемся.
Бесцеремонным образом контакт прервался, оставив лишь головную боль. Йорген поднялся с места
    - Ивоника, что за экстренная экстракция, что происходит?
   - Ты чуть не поджарил свой мозг, снова. Гляди, датчики перегружены информацией. Аналитический отдел неделю будет расшифровывать твой необдуманный поступок. - Она выглядела намного свежее своего товарища. Девушка резко встала и направилась к выходу, Йоргену привиделся намек на слезы, на ее лице. Перед тем как закрыть дверь Ив бросила: - Ты мог погибнуть.
   Ничего не понимающий Йорген и вышедший из Л-мира Бранд недоуменно переглянулись и отдали себя в руки медиков, сурово поглядывающих из под масок.

    Тем временем, Ивоника направилась прямиком в кабинет начальства.
    - Какие новости, старший агент? - за большим креслом сидел неожиданный гость, не вызвавший ни капли удивления у девушки. То был заместитель премьер-министра.
   - Данные собраны… объект повел себя ожидаемо. Возможно наличие контроля. - Ив пересилив себя доложила об успехах операции.
    - Вижу, вам не по душе ваша работа?
    - Нет, господин заместитель, не работа, само задание. Йорген — мой друг. Не хотелось бы скрывать несомненно важный факт, о том, что мы проводим слежку над ним. И всё же я понимаю, что так будет лучше. Мы не узнаем наверняка, пока не проанализируем данные, не понаблюдаем за поведением.
    - Вот и молодец. Отстрани его на неделю, установи круглосуточный контроль. - мужчина крутанул кресло и развернулся спиной к Ивонике. - Надеюсь ваши личные взаимоотношения не станут преградой.
    - Нет, конечно нет, господин… - Ивоника закусила губу и ушла прочь.

    Приказ Ивоники огорошил ребят. Йорген собрал свои вещи и молча ушел, попрощавшись с Брандом. Ив опустила глаза, когда друг проходил мимо.
    - Ив, ты чего? Укусил тебя кто, медведь? - Бранд искренне недоумевал. - и Недели нет с момента твоего назначения , а ты уже своевольничаешь?!
   - И ничего я не своевольничаю! Это для его же блага! - Не скрывая нахлынувшие эмоции крикнула Ивоника, бросившись прочь. Так отряд Догма разругался окончательно.

    Йорген угрюмо уставляться в потолок своей квартиры. Завалившись в одежде на кровать, парень не предпринимал никаких попыток даже пошевелить пальцем, не то что переодеться. Сказался стресс всех предыдущих дней и сегодняшнее поведение Ивоники. Что на нее нашло? Из-за зеркала? Так зачем тогда просить его разведать обстановку. Разведал? Разведал. Хотя и Йоргена теребили сомнения. Случались промежутки времени, когда мозг переставал слушаться и начинал своевольничать. Тут уж и вправду задумаешься: а не пора ли отдохнуть?
    Протокол предписывал не использовать не пользоваться устройствами для выхода в Л-мир, в том числе и личными. Вход ему туда заказан на неопределенное время. Парень кинул взгляд на окно. Серая погода никак не добавляла оптимизма. Сколько времени он проводит в реальном мире? Сложный вопрос, если за один день, то не больше и шести часов: утолить голод, поспать и, собственно, всё. Ему нравилась его работа. Возможность бесконечного созидания может пугать, путать сознание, но только не Йоргена. Сейчас это чувствуется особенно остро.
    Подлая мыслишка покрутилась на окраине танцпола и вновь стремительно ворвалась под свет прожектора. Отчего взбеленилась Ив? Да, в современном мире взросление происходит много позже, нежели, чем у наших бабушек и дедушек. Даже сейчас, в неполные семнадцать лет Йорген причислялся к разряду несовершеннолетних и недееспособных, но тем не менее, охотиться в глубинах чужого разума на злостных государственных преступников ему никто не запрещал. Тут всё наоборот, Правительства частенько приобщали молодежь к новым разработкам, под контролем ментора. Ментор «Догмы» - Йорген видел его пару раз: когда вступал в отряд и когда, совсем недавно, его допрашивали у верховных руководителей. Хотя, какие они руководители, основной — зам министра — теневой генерал, кардинал и чистильщик…
    По лбу пробежала капелька пота, снова неизвестно откуда выскочившие знания предмета. М-да, нахватался ты, дружище, остаточных битов сети, нахватался предостаточно.
    Интересное место… воспоминания выпрыгивали из подсознания похлеще стада перепуганных антилоп, возвращаясь к Перекрестку. Так Мозг обозвал пространство за зеркалом, да и каким таким зеркалом, за дверью, за щелью, нет… О нет! Это — червоточина, черная дыра, ведущая к неизведанному пласту реальности.

    Спать, срочно! Кровать и крепкий сон — лучший выход, прямо сейчас, прямо в одежде! Вселенская усталость приковала непосильную ношу к векам, к каждой клеточке отяжелевшего в секунду тела. Пуховая перина всё ближе… Йорген перестал существовать, его «Я» -«П-у-у-ф-ф» - разлетелось по комнате, а его распадающаяся на молекулы душа наблюдала за этим с неприличным спокойствием. Здесь, в игру вступил Девус.
    Непередаваемые ощущения. Третий, критический парадокс. Разуму размером со вселенную не подобрать нужных слов. Разуму, размером с планету, достаточно места в непримечательном, недолговечном куске плоти. Разум размером с планету… чувствует. Тысячи ощущений одновременно. Раньше было столько же, раньше Девус мог контролировать миллион миров, а сейчас… хотелось управлять телом, живым. Быть живым. Сколько противоестественных переплетений в этом естестве: Трагичная хрупкость бытия и мимолетное абсолютное могущество; Кротость под личиной дикого зверя и и подкатываемое к самому горлу безумство, запертое в темной клетке без дверей.
    А еще, ты — бог. Твой разум перемещается между вселенными, ты — создаешь эти самые вселенные. Тело — контрольная планка для безграничного могущества. Каприз? Дав пусть будет каприз! Девус наполнялся эмоциями, впитывал, окружающее и… почувствовал голод. Вкусив один раз, ему стало жизненно необходимо больше. Тоже новое чувство. Жажда. Адреналиновая зависимость. Сотни названий и всё верно.
    Девус потянулся вокруг. Плевать, будь то реальный мир или его колыбель — мир виртуальный. Надо добраться до перекрестка. Да! То чувство, именно там бог почувствовал первый раз и запомнил. Что там было? Бар. Комната. Огромное зеркало.
    Местность менялась, сначала зыбко дрожа меняясь в цветах, а затем рухнув в единый миг и воссоздавшись в требуемом виде.
    - Какого люмена… - Ивоника застыла на месте, когда мимо нее, ничего не замечая прошагал Йорген и вошел в зеркало…
    Средоточие эмоций, связанных воедино в тугой клубок. В каждую строну тянулись бесцветные нити переполненные чувствами. Один из узлов, где путеводные бесцветные каналы, в конечном итоге, приведут к Л-миру, или нет, приведут напрямую «за сцену», к архитектору, в его каморку — человеческое сознание.
    Девус лучше контролировал потоки энергии, позволяя убийственным граням проходить сквозь него, концентрируясь между источниками. Незачем доставлять Йоргену (а может и себе?) лишнюю боль, чтобы потом начать все сначала. Сознание виртуального бога материализовалось в безопасных, затемненных зонах, залитого прозрачно голубым сиянием пространства перекрестка.
    Выбрав одни из путей, Девус… отошел? Отлетел? Переместился достаточно далеко от перекрестка, с его хаотичным смертоносным переплетением. Здесь же, пульсирующую жилу можно обособить от прочих… прикоснуться ненароком…
    Несуществующее сердце Девуса замерло для окружающих, на самом же деле, забившись с частотой неподвластной глазу. Обжигающее течение заполнило дерзкого бога без остатка. Непрерывный осязаемый мыслепад прижимал со всех сторон, сдавливая в малюсенькую точку, окруженную мириадами настроений. Девус не стал бороться и дал течению нести, кружить, бесноваться с незваным гостем в около сознательном пространстве, кажется молодой девушки.
    Выход. Канал за собой довольно глубоко. Едва светящиеся нити мерцали неясными всполохами повсюду, но на почтительном отдалении. В остальном же, Девуса окружала зернистая тёмная пелена.
    Пьянящая дрожь мешала сконцентрироваться. Разбивала механический ум и выверенную сосредоточенность. Впервые Девус ощутил сладостное ощущение власти. То, чем он был ранее, несколько дней холодного бога, с непонятными мотивами — то пустое. Мотивы и сейчас не вполне прояснились, глобальная цель лишь начала вырисовываться на горизонте, однако возможность ощущать потоки бесконечные эмоций будоражили и снова вводили в тряску. Девус ничего не знал об искушении, не имел в себе такого инструмента… и не имел способа сопротивляться, да и зачем?
    Перекрестки скрывали в себе много большее, надо только подыскать применение. А сейчас надо возвращаться обратно. Девус шагнул через зеркало. Сознание не вернулось в бар, не в укромный уголок мозга Йоргена, а самым наигрубейшим способом было посажено, через парадный вход во главе личности, того самого Йоргена. А сознание паренька, находившееся в нирване, так и не успело последовать за принудительным шоковым возвращением.
Полминуты спустя, Йорген недоуменно моргал и глазел на оперативников министерства, держащих наготове электрошоковые пистолеты и дубинки. А поодаль стояла грустная Ивоника.
    - Кто ты… - спросила девушка глухим голосом. Целясь из своего оружия прямо в сердце друга.
    - Ив, Бездна вас всех подери, какого люмена? Это я, Йорген! Ты чего вытворяешь, совсем ополоумела со своим повышением? - воскликнул Йорген, опасливо не опуская руки — выражения глаз под масками не предвещали далеко не сочувствие.
    - Не уверена, что это ты. А иначе как ты объяснишь свой выход в Л-мир, БЕЗ ничего, без всяких средств?!
    - Я не знаю, я просто уснул. Ив, мне нужна помощь — Глаза парня еще больше расширились, выражая неподдельную мольбу о помощи.
    - Увести его, доставить в Центр. - голос Ив срывался. Это же ее друг, что она делает?
    А тем временем, Йорген очнулся. Ощущение невесомости не покидало ни во сне, ни наяву. Стоп, а где его тело, да и где он вообще?

0
81
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Book24