И на Земле, как на Небе. Глава 6

Автор:
Anny_T
И на Земле, как на Небе. Глава 6
Текст:

https://music.yandex.ru/album/4055168/track/331957...

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10


Когда Джонни вышел из кафе, Джули хмуро смотрела в небо, скрестив руки на груди. Сосредоточенная и, в какой-то мере, даже яростная. Он невольно замер, и даже перестал дышать, сам не до конца осознавая причину. Восхищение или страх? Трепет. Близкое слово.

– Идём? – в голосе под прикрытием равнодушия ясно слышались нотки стали.

– Да, – кивнул Джонни, выдыхая. – Заодно поищем нужные вещи для ритуала.

– Ну уж нет. Не сегодня.

– Я думал…

Джули смерила его тяжёлым взглядом, и он осёкся.

– С меня хватит на сегодня одного помешавшегося ангела и демона, который просто потратил наше время ради часа призрачной жизни среди людей. Я хочу просто сделать паузу. Не знаю. Сходить в парк аттракционов, съесть три шарика мороженого, покормить лошадь яблоками…

– Лошадь? – улыбнулся Джонни.

– Ладно, можно без лошади, – вяло махнула рукой Джули. – Но без остального я точно обойтись не смогу.

Они проторчали в парке аттракционов больше двух часов. Летним днём, хоть и будним, отдыхающих было много. В очередях с основном родители и бабушки, а все качели и карусели оккупированы смеющейся, кричащей довольной детворой. Джули заявила, что хочет прокатиться на «чёртовом колесе». Пока подходила их очередь, успели поесть корн-доги и пострелять в тире. Джули выиграла себе игрушечную овцу, которая больше походила на белый мохнатый клубок с чёрной мордой и ножками. Зато она почти искренне улыбнулась. Впервые за сегодняшний день. Это уже было немало.

– А ты – мазила, – она стукнула его игрушкой по плечу и коротко усмехнулась.

Когда наконец подошла их очередь прокатиться на «чёртовом колесе», Джули вновь притихла. Сидела в кабинке, обняв игрушечную овцу, и задумчиво смотрела в небо.

– Любишь его? – осторожно спросил Джонни.

– Кого?

Он аж вздрогнул.

– Не «кого», а «что». Небо.

Джули пожала плечами и крепче прижала игрушку.

– От того, что любишь, не сбегают. Или у тебя не так?

Джонни тоже пожал плечами. Нет, он не любил. Просто привык, потому и смотрел иногда на него, хотя душа от этого порывалась найти уголок поукромнее и забыть, приглушить воспоминания.

– Пустые это разговоры, – слабо улыбнулась Джули. – Я на самом деле не хотела об этом спрашивать.

– О чём-то другом.

– Что?

– Ты иногда так делаешь: задаёшь один вопрос, а потом говоришь, что это не то, и задаёшь следующий.

Она покачала головой.

– Нет. Сегодня я точно ничего не хочу спрашивать. Идём домой?

Джонни помог ей выбраться из кабинки, которая как раз успела приблизиться к земле.

Шли молча, улочка сменялась улочкой, время близилось к вечеру, и людей стало больше. Все, разумеется, торопились домой или по делам. Ритм большого города не терпел продолжительных пауз. Однако, иногда город не замечал одиночных остановок. Например, женщину в траурном строгом платье, стоящей со стопкой листовок на углу супермаркета.

Женщина со скорбным выражением лица молча протянула Джули листовку. Джонни осторожно склонился, бегло прочитал и утратил интерес. Митинг, акция… Погибших уже не вернёшь. И по-хорошему, живым в этом случае нужно отпустить их с миром и позволить жизни идти дальше, но люди упорно продолжают вскрывать едва затянувшиеся раны.

– Давай пойдём?

– Конечно, – скривился Джонни. – Подожди, я не подготовил плакат с пафосно-скорбным слоганом.

– Да не на митинг.

Джули показала на нижнюю строчку. Заупокойная месса в Церкви Святого Причастия.

– Думаешь, надо?

Джули одарила его таким красноречивым взглядом, словно он был умалишённым.

– И это слова ангела, который в своём человеческом воплощении выбрал путь священника?

Джонни отвёл взгляд.

– Тут другое. И вообще, ты говорила, что слишком устала.

– Ладно. Перефразирую. Пойдёшь со мной?

Вот как. Знает, чем зацепить. Конечно, он согласился.

Отправились пешком, на месте оказались на полчаса раньше указанного времени. Народ уже начал потихоньку собираться внутри. Джули какое-то время стояла снаружи на мощёной крупной белой тротуарной плиткой дорожке, и Джонни был благодарен ей. Такие большие церкви ему никогда не нравились. Пафосные, громоздкие, они скорее угнетали, а не вселяли любовь и почтение Богу. А эта снаружи выглядела вроде даже ничего. Громоздкая, да, но какая-то простая. Высотой в три этажа, из красного кирпича, кое-где выцветшего, с пристройкой – католической школой. С восточной стороны тянется длинный витраж, с западной – матовое чёрное стекло.

– Красиво, – вполголоса проговорила Джули.

Джонни обернулся. На её губах играла лёгкая улыбка, от которой сразу стало теплее. И больнее. Он ничего не ответил, просто сделал шаг по дорожке. У самого входа Джули нагнала его и ухватила за рукав.

– Джонни?

– М?

– Мне… слегка не по себе, – слова давались ей с трудом. – Можно… можно я буду держать тебя за руку? Просто держать. Я понимаю… нет, я не понимаю.

Она сокрушённо уткнулась в плечо Джонни лбом и шумно выдохнула.

– Ладно, пойдём уже.

– Спасибо.

Джули передала игрушку, обхватила его ладонь своими, и они вошли внутрь. Оформление в традициях мрачного торжества: слишком много пространства, слишком тёмные стены и потолки. Девушка замерла у двери.

– Что, боишься сгореть в священном пламени? – тихо усмехнулся Джонни и слегка потянул её вперёд.

– Нет. Конечно нет.

– Тогда я не понимаю причин твоего поведения.

– Я ведь не просто так не хожу в церковь.

Интересно. Джули смущённо улыбнулась.

– Это, конечно, не повод виснуть у тебя на руке, но мне всё равно не по себе. Небо. Его не видно здесь. И для меня странно, что люди намеренно закрываются в четырёх стенах, надеясь, что здесь Он услышит.

– Стеклянные крыши спасут веру? – усмехнулся Джонни.

Она не ответила, лишь крепче сжала пальцы.

– Отсутствие стен и крыш, – всё же сказала она спустя несколько секунд. – Как в последнее время в Сидар Спрингс. Я даже приходила, когда могла. С удовольствием.

– Поджог случайно не ты устроила? – то ли в шутку, то ли всерьёз спросил Джонни.

В её глазах смешались ужас и возмущение.

– С ума сошёл?

– Ты не ответила.

– Нет конечно! Но я... довольна. Странно это, – пальцы сжались ещё сильнее, Джонни ощутил лёгкий дискомфорт. – На самом деле мне просто хочется быть здесь. С тобой. И держать тебя за руку. Это тоже странно. Или нет.

Прямо над их головами грянули звуки органа и голоса певчих, исполняющих «Вечный покой даруй им, Господи», и Джонни не смог ответить. Наверное, к лучшему.

Едва закончилось первое песнопение, священник взял слово. Джонни пропускал половину мимо ушей: всё это он слышал много раз. Без особого интереса разглядывал витраж; вечером солнце светило с другой стороны, глаза не рябило от яркого разноцветья. Очнулся только тогда, когда кончики пальцев принялись пульсировать и неметь от отсутствия притока крови – так сильно сжала их Джули.

– Эй, всё хоро…

– Почему вы не хотите помолиться за него? – резко выкрикнула Джули, её звучный голос с лёгкостью пронёсся по залу.

Вот ведь дура.

– Или что, он не достоин ваших молитв? Хоть кто-то из присутствующих считает, что убийца достоин прощения?

– Над ним будет вершиться суд людской. И суд Божий, – отозвался священник.

– Давай-ка пойдём отсюда, – Джонни мягко потянул её в сторону выхода.

– Не надо перекладывать всё на других. Не надо оправдывать волей Всевышнего свою ненависть. И своё равнодушие. Он – всего лишь заблудшая душа.

Джонни напряжённо поджал губы и повторил предыдущее действие уже более настойчиво. Джули не поддалась.

– Да, убийство – смертный грех, но раз уж сам Господь принимает покаяние от убийц и преступников, то почему вы – нет?

– Довольно, – прошипел сквозь зубы Джонни и силой выволок её наружу. – Ты что устроила, чёрт тебя побери?

– Отстань. И верни овцу.

– Дура, – беззлобно бросил Джонни и протянул ей игрушку. – Пойдём уже домой.

Она кивнула и, взяв игрушку за чёрную тонкую ножку, понуро побрела по дороге.

– Подождите! – донёсся до них женский голос.

Джонни обернулся. Девушка, лет двадцать пять на вид, в скромном платье, но не траурном, глаза заплаканы.

– Я хотела сказать… Спасибо. Том… Он ведь был совсем не такой. Он…

– Я знаю, – резко оборвала её Джули. – Но тебе не стоит меня благодарить. Мне всё равно, что будет с ним. Я просто зла на этих людей, прикрывающихся словами о Божьей воле, но не способных на прощение.

Губы девушки затрепетали, на глаза навернулись слёзы и она стремительно прошла мимо них прочь от церкви.

– Давай уже домой, – почти взмолился Джонни.

– Да. Да, идём.

Едва пришли в номер, как Джули рухнула на кровать прямо в одежде и вскоре заснула. Джонни подумал, что вечером, хоть ещё и был светло, рыскать по парку в поисках ивового сухостоя – не самая лучшая идея. Лучше заняться этим с утра. Как и покупкой сухоцвета, красной одежды и колец.

Когда к следующему полудню он вернулся с нужными вещами, Джули ещё спала. Он уселся на диван и принялся распускать приобретённый красный плащ от костюма Супермена на нити. Ткань оказалась плотная, что немного усложняло задачу.

– Чем занят? – зевая, спросила Джули.

– Готовлюсь.

Она медленно подошла, заглянула через плечо. Джонни обматывал серебряное кольцо красной нитью.

– Зачем это?

– Да брось, ты же знаешь. Все знают.

– Ну да, – будничным тоном отозвалась Джули. – Серебро – как символ доспехов Михаэля, красная нить – его плащ. Ещё нужно святой водой сбрызнуть – как символ Бога, который не позволил своему архистратигу упасть вниз. Я помню, что Самаэль пытался забрать его с собой, мелочный мстительный…

– Да собственно для того же, – недовольно прервал её Джонни. – Чтобы он нас ненароком не утащил в Ад.

Джули рассмеялась.

– Он – не Оробас, у него другие методы.

– Знаю. Просто мерзко это всё. Давай помогу.

Молча подготовили кольца, надели. Джули вымученно улыбнулась и предложила нарисовать круги. Джонни кивнул, а сам занялся изготовлением праха. Занятно, что люди всё чаще стали называть этим словом человеческие останки. А ведь это и земля, и сухостой, и пыль, и пепел. Джонни смешал нужные ингредиенты, высыпал в центр удерживающего круга.

Опять они с Джули встали друг напротив друга и по кивку начали читать слова призыва.

Ветер просочился сквозь щели в закрытом окне, набрал силу и жар, ударил в спины Джонни и Джули и поднял в воздух горку праха. Ивовый пепел, земля и сухостой травы взметнулись вверх, закружились, постепенно приобретая человеческие очертания. Афроамериканец среднего роста и среднего же телосложения, одет в клетчатый серый костюм-тройку. Крупные губы изгибаются в ухмылке. Но совсем ненадолго. Он недовольно глянул себе под ноги, а потом под ноги Джули и Джонни.

– Да ладно, кто-то потрудился поискать ритуал вызова где-то помимо интернета? – Самаэль недобро рассмеялся.

– Я бы и интернетом довольствовался, если бы там в самом деле описывался ритуал вызова, – Джонни нахмурился. – А не бездумное самопожертвование.

Самаэль подмигнул ему и расправил крылья. Серо-чёрные струящиеся полосы вулканического пепла сложились, едва умещаясь в удерживающем круге. Выпендрёжник. Джонни никогда не любил Собирателя Душ: уж больно мерзостные были у него методы. И бюрократия. Душа, одна штука. Количество и больше ничего.

– Давайте, мальчики и девочки, вещайте побыстрей, – снисходительно улыбнулся Самаэль, медленно сгибая и разгибая крылья, насколько позволял круг.

– Мы хотим знать, где найти нового бога.

– А, это вы, – Собиратель Душ лениво убрал крылья, на пол упало несколько частичек пепла. – Оробас о вас рассказывал.

– Ближе к делу, – еле скрывая злобу, бросила Джули.

Самаэль не обратил внимания.

– Обсудим плату за виски.

Джонни кивнул и стёр часть удерживающего круга. Самаэль ухватил его за куртку и тут же отдёрнул руку, словно обжёгся. Джонни усмехнулся и поднял правую ладонь, демонстрируя серебряное кольцо, наполовину обмотанное красной нитью.

– Кто-то потрудился помимо ритуала вызова подумать и о защите, – не переставая улыбаться, произнёс Джонни.

– Умный мальчик, возьми конфетку, – осклабился Самаэль и, выйдя из круга, уселся в кресло. – И налей уже чёртов виски.

Джонни наполнил стакан доверху, бросил три кубика льда и передал Собирателю Душ. Он взял стакан, отпил, улыбнулся, прикрыв глаза.

– Ну? – Джули недовольно скрестила руки.

– Сядь, нетерпеливая девочка, – он лениво махнул рукой на кресло напротив себя. – И ты тоже, умный мальчик.

Джули глубоко вдохнула, намереваясь что-то сказать, но Джонни потянул её за руку, усадил в кресло, а сам пристроился на подлокотнике. Какое-то время Собиратель Душ молча смотрел на них, прищурившись и потягивая виски. Молчание раздражало, но лучше так, чем слушать крик Джули, оглушающий своей яростью. Наконец, демон заговорил.

– Сделки не будет.

Джули шумно выдавила из груди воздух.

– Почему? – вкрадчиво спросил Джонни.

– Вы не сможете заплатить цену.

– Ты даже не назвал её.

– Вам придётся устроить массовый геноцид, – Самаэль откинулся в кресле, лёд звякнул об стенки бокала. – Двум людям это не под силу. И даже если так, то я бы ещё подумал, равноценна ли ваша жертва моему ответу.

Он залпом допил виски, поставил стакан на стол. Затем одарил Джонни и Джули улыбкой, полной ядовитого ехидства, и хотел уйти, но Джули сдавленно бросила: «Стой». Самаэль скептически приподнял бровь, а Джонни с силой сдавил пальцы, костяшки побелели.

– Я могу предложить свою душу.

Она говорила твёрдо и уверенно, и Джонни мог лишь предполагать, какая разрушительная буря бушует у неё внутри. А ещё число «9» в его мыслях превратилось в «7». Она – архангел. Раз уж ей есть, что предложить.

– Джули, не…

Джонни хотел отговорить её, но его оборвал резкий, наигранный смех Самаэля.

– Одна человеческая душа против тысячи. Да это просто сделка века!

– Я не человек.

В глазах Самаэля промелькнула искра заинтересованности, но он сразу вернулся к прежнему скучающему выражению.

– Забавно. Душу ангела я ещё не забирал. Только знаешь, всё равно мне видится, что обмен неравноценный. К чему мне душонка какого-то рядового ангела?

– Джули…

Она словно не слышала. Впилась мрачным немигающим взглядом в Самаэля и говорила лишь с ним.

– Я архангел.

– Это уже интересней, – он сложил пальцы «домиком» и, демонстрируя свои жемчужно-белые зубы, спросил: – И кто же?

– Узнаешь, если придётся платить за сделку.

– Если? – Самаэль ядовито улыбнулся. – Ты хотел сказать «когда».

– Я сказала то, что хотела, – отрезала Джули. – Ты и без того в выигрышном положении. Я узнаю, где искать нового бога, остановлю его – все остаются при своём. Не остановлю – тебе достанется моя душа.

– Девочка моя… – нараспев начал Самаэль.

– Я не девочка. И уж точно не твоя.

– Какие мы нежные. Условия здесь ставлю я.

– Чей товар, тот и условия ставит, – Джули холодно подняла бровь. – Но если тебя не устраивает, то я найду, куда пристроить. В персональную копилку душ, в обход тебя. Я думаю, найдётся как минимум трое, недовольные твоей коронацией. И я буду взывать к каждому из них и обещать помимо души ещё и твой трон. Кто-нибудь да согласится.

У Джонни перехватило дыхание, а Самаэль скривил губы в подобии усмешки, но за ней читалось раздражение. И испуг.

– К кому ты будешь обращаться, дево… братишка? Этим троим нет дела до трона. Белиал и Вельзевул – те на Земле, увиливают от обязанностей. Гаап? Ну, что ж, попробуй. Жажда власти среди его грехов никогда не значилась.

– Есть ещё много интересных кандидатов, которые с моей поддержкой могут взойти на пьедестал.

Напряжение повисло в комнате. У Дужли забилась на виске жилка, ещё немного – и сорвётся. Джонни ужасал сам факт того, что она может говорить нечто подобное.

– Ты забавный. Хорошо, я слушаю твои полные условия.

Джонни беззвучно выдохнул.

– Ты говоришь мне, где найти нового бога до того, как он получит силы. Я его остановлю, не важно, каким способом. Если так, то каждый остаётся при своём. Если я погибну – в тот день, при встрече, от руки брата – моя душа перейдёт во владения Ада. Идёт?

– Джули!

Она наконец обратила на него внимание.

– Что такое, Джонни? – голос её звучал холодно и отстранённо.

– Не надо.

– Хочешь отдать свою душу взамен моей?

Он желал это всем естеством, но…

– Мне нечего предложить, – с тихой горечью отозвался Джонни.

Самаэль придвинулся ближе и с интересом покосился на него.

– Тогда не лезь, – и, не меняя тона, вновь обратилась к Собирателю Душ. – Идёт?

– Идёт, – расплылся в ядовитой улыбке тот. – Оставайтесь здесь, я вернусь, когда узнаю место.

Джонни уронил голову на руки и тихо чертыхнулся. Самаэль исчез, оставив их с Джули наедине.

– Ты понимаешь, что сделала? – не меняя позы, спросил Джонни.

– Честно? Нет. А ты понимал, вставая под знамёна Сатаны?

Начинается…

– Это не одно и то же, – не повышать голос стоило колоссальных усилий.

– Конечно, – она тоже старалась говорить спокойно, но голос подрагивал.

– Надо было послушать Оробаса. Забыть про всё и жить нормальной жизнью.

– Тогда живи.

Джонни резко поднял голову. Джули смотрела прямо на него. Улыбалась, хотя губы подрагивали, а на ресницах уже обозначились слёзы. Второй раз она плачет за эти дни. Вчера, перед ритуалом, Джонни хотя бы по плечу мог её потрепать, а теперь… Боялся даже взглянуть лишний раз.

– Легко сказать. А ты?

– Что я?

– Тебе действительно так уж нужно остановить нового бога? Рай и Ад не против, насколько я могу судить.

Она улыбнулась ещё шире, совсем уж неестественно.

– Конечно, им оттуда виднее. Что такое пара-тройка тысяч человеческих жизней? Но если бы этим всё и ограничилось… Будет больше.

– М?

Губы Джули дрогнули, и она с силой сжала их, зажмурилась.

– Ты же в курсе про Астарту, Баала, Лилит и им подобных? – открыв глаза, тихо спросила она.

Джонни пожал плечами. Он знал историю только с одной стороны. На Небеса демоны подглядывать не умели.

– Я знаю, что они были людьми, возжелавшими сравняться силами с Богом. Как и все псевдо-божки язычества. За это были низвергнуты в Ад. Всё, конец истории.

– И ты ни разу не задавался вопросом, почему они, люди, стали демонами?

Джонни опять пожал плечами и заинтересованно склонил голову.

– Потому что каждая жертва складывалась в копилку благодаря ритуалам. В конце концов, они действительно получили силу. Люди называли её божественной, но они лишь поравнялись с нами. К тому же, сила оставалась лишь при постоянном притоке жертв. Люди, получающие силу ангелов…

– Ангелы, получающие силу Бога, – закончил за неё Джонни.

Джули глубоко вдохнула.

– Так что да, мне действительно нужно Его остановить.

Голос был твёрд и холоден. Джонни устало провёл руками по лицу.

– Ладно, – единственное, что он смог сказать в этой ситуации.

– Спасибо.

– За что?

– Да так, – Джули подтянула колени к подбородку, обхватила руками и опустилась щекой. – За то, что не устроил сцены, не ушёл. За то, что…

Она запнулась.

– Ладно, не говори, – тяжело выдохнул Джонни. – Что бы там ни было. Выпьем?

Едва заметный кивок. Джонни убрал со стола стакан Самаэля, налил себе и Джули по полстакана, насыпал льда. Развернулся в нерешительности. Понимал: нужно что-то сказать, иначе кто-то из них сойдёт с ума. Но он боялся. И не знал, с чего начать. Почти как после того, когда выяснилось, что Джули – ангел. Только хуже. Много хуже. На языке вертелся один-единственный вопрос, и Джонни озвучил его, осторожно поставив перед девушкой стакан.

– Ненавидишь меня?

Она отреагировала не сразу.

– С чего бы?

Голос слабый и безжизненный.

– Я видел, как ты вела себя с Оробасом и Самаэлем.

– И?

Джули подняла голову с колен и потянулась за виски.

– Мы по разные стороны.

Она покачала головой и подняла взгляд на Джонни.

– Мы на одной стороне, – в голос вернулась твёрдость. – И я тебя не ненавижу. Совсем нет.

Джули попыталась улыбнуться, но, осознав абсолютную тщетность стараний, просто глотнула виски. Джонни напряжённо крутил стакан в руках. Хорошо. Теперь ещё говорить. Долго, пока не устанет. Или пока виски не ударит в голову. Бутылки две или три… Нет, лучше всё-таки разговор. Он не сможет долго находиться в этом обречённом молчании.

– Хочешь поговорить?

Джули пожала плечами.

– Наверное, – потом слабо улыбнулась. – Только давай про земное. И если тема не болезненная. Хватит на сегодня.

– Хорошо.

И они говорили. Смеялись, делились воспоминаниями или же молча качали головой, когда вопросы касались старых ран. И новых.

Зазвонил внутренний телефон. Джонни ответил. Звонил консьерж, сказал, что можно подойти за ключами, комнату подготовили. Джули покачала головой. Джонни коротко кивнул и сказал, что передумал насчёт другого номера. Ладно, может, оно так и лучше будет. Теперь лучше. Ему не хотелось оставлять Джули одну в таком состоянии.

Беседа с перерывом на виски длилась около двух часов и трёх бутылок. Джули задала очередной вопрос про любимый город и смачно зевнула.

– Да нет его, на самом деле. Здесь одно, там другое. Устала?

Она покачала головой и снова зевнула. Джонни улыбнулся.

– Устала ведь. Давай спать.

– Не хочу.

– Можно поговорить и лёжа в кровати.

– Вместе? – усмехнулась Джули, поднимаясь. – Я шучу. Не кипятись.

Джонни и не думал кипятиться, только молча поджал губы. Она просила не говорить на болезненные темы, но всё, связанное с ней, было для Джонни болезненным.

Они разошлись каждый к своей кровати, в каких-то несчастных трёх футах. Развернулись друг к другу спинами, сняли одежду. Джонни, закрыв глаза, слушал движения её тела. Он вдруг вспомнил, как коснулся её души, и вздрогнул. Лучше не думать. Тем более, на ночь. Он лёг в кровать, и, едва успел накинуть одеяло, когда услышал тихий голос Джули:

– Знаешь, что самое дерьмовое во всём этом?

– Что?

– Я так и не побывала в Диснейленде. И на бродвейском мюзикле. Думала, что у меня полно времени… Жизней. А теперь как-то даже грустно. У тебя нет такого? Нереализованная мечта?

– Я не думал об этом.

– Подумай, – зевнула она. – Нужно же искать новые темы для разговоров. Нам только это и остаётся теперь. Спокойной ночи, Джонни.

Он тоже пожелал ей доброй ночи, а сам, закрыв глаза, думал над её словами. И каждый раз, когда Джонни представлял новое место, обязательно там возникал образ Джули. Нереализованная мечта. Она.

Другие работы автора:
+2
123
15:10
+1
– Ладно. Перефразирую. Пойдёшь со мной?
Вот все вы, женщины, такие. И хрен что сделаешь)
– Стеклянные крыши спасут веру?
Я считаю, что это идея для стартапа!

– Ангелы, получающие силу Бога, – закончил за неё Джонни.
Я правильно понял, что новому богу придется устраивать жертвоприношения регулярно?

Знакомство с миром продолжается, интрига потихоньку раскручивается.
Жду вось... девятую главу!
20:05
Первые три — да)))
Последнее — а где там 3я глава Изгнанной? Увижу — буду писать 9ую!
20:07
Первые три — кто? О_о
Я вечерний 2пенечек и не понял, о чем ты))
20:19
Реплики: Р
20:21
+1
Насилу допер))) Я сегодня реально тупень)))
Но ок!
11:23
+1
Очень даже замечательно. Как сказал Ветер, интрига нарастает. Буду читать дальше )
18:52
Ой, спасибо! Рада, что хоть какая-то интрига там прослеживается)))
19:11
Да только добрался почитать. Отпуск начался!!!
19:28
Отпуск это хорошо)))
А там скоро НФ новое, нужно на него писать тоже)))
19:47
Да, точно )) Надо начинать, пожалуй.
Загрузка...
Илья Лопатин №1