Данила Катков №2

Все, что нам остается

Все, что нам остается
Работа №2. Тема дуэли: Серебрильщик
Текст:

Когда-то давным-давно я захотел стать лучшим в мире серебрильщиком. И стал. Чего мне это стоило? Непрожитой жизни.

***

Звезды рождаются из людских желаний. Большие или маленькие, они лежат в своих колыбелях совсем невзрачные, неприметные. Тихонько хнычут, прикрытые синим лоскутом неба. Пищат, как слепые котята.

Моя работа — найти их и раскрасить. Только тогда сбудется загаданное.

Слух серебрильщика должен быть острее, чем у ночного зверя. Иначе в густом тумане можно пройти мимо новорожденной.

Кто знает, сколько звезд погибли от холода и одиночества, когда я только учился различать их тихий плач в космическом шуме? Кто знает, сколько остаются навеки в темноте теперь, когда мой слух притупился от старости и равнодушия?

Острый слух. Других секретов в ремесле серебрильщика нет. Отыскал, покрасил — и приколол к небу самым острым лучом.

Юным восторженным подмастерьем я лелеял надежду прослыть волшебником, исполняющим самые светлые мечты.

Мастер учил меня прислушиваться. Учил держать найденную звезду так, чтобы не порезаться о ее края. Учил окунать кисть в серебрянку и не терять не единой капли. Но мой плащ долгое время был в серебряных кляксах, отчего я походил на звездочета.

Когда краска закончилась, учитель отправил меня в лавку Малышки Тары.

Тара — колдунья. Только она способна изготовить серебрянку из людских слез. Слезы она берет в уплату за приворотные зелья. А привороты варит из утраченных надежд.

Хозяйка лавки и впрямь оказалась малышкой. Невысокая, миниатюрная — будто кукла. Черные волосы забраны наверх золотой заколкой. Несколько завитков выбились из прически и щекотали смуглую кожу шеи. Тара куталась в голубую шаль с длинными кистями, придерживала ее края смуглыми тонкими пальцами, и мягко улыбалась, приглашая войти.

Просторное помещение было полно солнечного света, льющегося из окон, и вовсе не походило на лавку. Скорее на гостиную. По центру стояли кофейный столик и пара резных стульев. На стене против столика висело большое зеркало в золоченой раме. Должно быть для того, чтобы пришедший посмотрел в глаза самому себе, прежде чем сделать покупку.

У зеркала стояла тощая рыжая девица. Она заметно нервничала, то и дело взглядывая на Тару в отражении.

— Хочет извести подружку. Жениха не поделили, — негромко прокомментировала Тара, провожая меня к столику.

— И вы поможете? — обомлел я.

Колдунья царапнула меня взглядом:

— Ее звезду ты покрасил вчера вечером…

Тара попросила меня немного подождать, кивнула рыжей и вышла за дверь в соседнюю комнату. Мне хотелось что-нибудь сказать посетительнице, отговорить от затеи, воззвать к совести. Но слова не шли. Я лишь молча смотрел, как девица нетерпеливо перебирает складки платья.

Она дождалась своего заказа, спрятала склянку с отравой в вырез лифа и поспешно ушла, едва кивнув колдунье.

Ни разу за все последующие визиты я не видел, чтобы кто-то из посетителей, остановившись у зеркала и вглядевшись в собственное отражение, развернулся и ушел.

Сам я в тот раз оставил у Тары свою надежду на доброе волшебство.

— Кому теперь нужны волшебники? — цыкнула колдунья, сверкнув черными глазами, и протянула баночку, содержимое которой блестело и перекатывалось, словно ртуть. — Расходуй бережно, мальчик, надежд надолго не хватает…

Она коснулась моей щеки прохладными пальцами. От движения шаль сползла с ее гладкого плеча, и я увидел маленькую родинку у ключицы.

Эта родинка и цепкий Тарин взгляд долго потом мучили меня во снах. Я был влюблен и, раскрашивая звезды, старался расходовать краски больше, чем необходимо — только бы побыстрее вновь отправиться в лавку колдуньи.

Узнав об этом, мастер-серебрильщик только усмехнулся:

— Ты хоть знаешь, сколько Таре лет?

— Разве это так важно?

— Она родилась десяток веков назад.

Я чуть не уронил звезду, которую в тот момент цеплял к небу.

— Не может быть! Она ведь так молода!

— Осторожней, остолоп! — рассердился учитель. — Молодость и красота — лишь действие ее многочисленных зелий.

В следующий визит в лавку, под острым колдовским взглядом, я выменял на серебрянку надежду на взаимность.

С тех пор прошел не один десяток лет. Я постарел, поседел, ноги болят от ночных странствий в поиске новорожденных. В моем доме тепло, за окнами слышен щебет весенних пичужек, но душа моя холодна и глуха. Я отказался от всего ради чужих желаний. Только одна надежда еще не покинула меня — остаться последним из серебрильщиков. Я не беру никого в ученики, ибо не в силах пожелать кому-то новому, молодому собственной участи.

Быть может, я смогу договориться с Тарой и выменивать серебрянку на что-то другое?

Малышка Тара прекрасна и свежа, как в нашу первую встречу. Так же, как тогда, она кутает плечи в шаль. Придерживая голубые кисти, она наливает мне горячий сладкий кофе.

Скользит взглядом по моему лицу, будто пересчитывает, сколько морщин добавилось с последней встречи.

— Последняя надежда… Не жаль?

Я делаю глоток и поднимаю взгляд в зеркало напротив. Усталый старик смотрит на меня — он уже знает ответ на тот вопрос, что я задам. Я перевожу взгляд на колдунью:

— А можно по-другому, Тара?

Она качает головой:

— За краску — только такая плата... Ты мог бы взять подмастерье. Оставить себе хоть что-то…

— Рано, Тара. Я ведь еще надеюсь...

Колдунья опирается бедром о край стола, касается моей щеки, как тогда, в первый раз:

— Я же предупреждала, мальчик: расходуй бережней…

Она выходит из комнаты и скоро возвращается, держа в одной руке баночку краски, а в другой — маленькую синюю шкатулку.

— Надежд надолго не хватает. Но хочешь, заберу твою печаль?

— Не надо. Боюсь, не смогу расплатиться, — я улыбаюсь: конечно, Тара знала, что я откажусь.

— Как скажешь. Но все же я сделаю тебе прощальный подарок. — Она кладет передо мной шкатулку. — Откроешь, когда покажется, что жизнь подошла к концу.

***

Я давно не разыскиваю звезды. Моя старая кисть служит теперь новому серебрильщику. У него хорошо получается.

Кажется, он надеялся избавить мир от дурных желаний. Пока я не отправил его к Малышке Таре.

Серебрянка в ее запасах не иссякает. Как и приворотные зелья.

Небо надо мною полно сверкающих точек — больших и маленьких. Где-то там мой ученик цепляет еще одну. За самый острый луч.

Я достаю из шкафа Тарин подарок, откидываю синюю крышку. Внутри на мягкой подушечке поблескивает звезда — маленькая, сверкающая, остроконечная. Я хорошо ее помню: самая первая, что я нашел и раскрасил. Она ярко вспыхивает и постепенно бледнеет в моих руках, пока не исчезает совсем. Все, что мне остается — следы серебрянки на пальцах.

И я понимаю, чьим желанием она была рождена.

Конкурс завершен:
Да
+10
21:01
601
06:27
+1
Это хорошо!
Ошибок не заметил (приятно удивлён), гармонично и складно.
Возможно, несколько пересказочно, но ведь это аллегории. Аллегории, так похожие на правду.
06:36
+1
Не сказал бы, что рассказ мне очень понравился (хотя хорошо написано), но из трёх зол выбирают… Это.
ГОЛОС.
08:41 (отредактировано)
+1
Звезды рождаются из людских желаний.

Только она способна изготовить серебрянку из людских слез
Эта связь понравилась. У меня похожая была в Исполнении желаний.
Мне кажется, что потенциал этого рассказа, в плане задумок, гораздо шире малой формы. Ну или на более подробное повествование.
Чтобы мне хотелось видеть как самостоятельные сюжетные линии? Ну, конечно, вот это
Острый слух.
Этому посвящено начало. На этом акцент. Это росток самостоятельной истории. Мне мешал этот синопсис в самом начале. Было бы здорово увидеть в действии, в эпизоде.
Вторая брошенная завязка про отравительницу.
ну, понятно, что лирика перетянула. Такая Наина, еще свежая)))) но… вот эти купированные хвостики жалко.
Момент не поняла. То рано брать подмастерье, то вон он ученик, где грань?
И времена… Времена пляшут. Зачем?
Только она способна изготовить серебрянку из людских слез. Слезы она берет в уплату за приворотные зелья. А привороты варит из утраченных надежд.

Хозяйка лавки и впрямь оказалась малышкой. Невысокая, миниатюрная — будто кукла. Черные волосы забраны наверх золотой заколкой. Несколько завитков выбились из прически и щекотали смуглую кожу шеи. Тара куталась в голубую шаль
06:59
+1
То рано брать подмастерье, то вон он ученик, где грань?

Рано, потому что ещё не отдал эту последнюю надежду Таре. А после — уже можно )
По временам — спасибо, что обратили внимание, как-то забыла это место переделать.
07:40
17:01 (отредактировано)
+1
Мне кажется, вдохновлялись стихами о звездочете) Я их очень любила в детстве.

Тут две серьезные линии, которых, на мой взгляд, слишком много на рассказ такого объема, поэтому ни одна не раскрыта полностью, но особенно пострадала линия со звездами. Малышки Тары очень много, хотя ее не воспринимаешь как главную героиню, потому что происходящее в рассказе ее не задевает: она мудра и, видимо, может с помощью зелий жить вечно, так что жизнь человеческая для нее длится столько же, сколько падение звезды. Главный герой очевиден, но его профессиональная линия раскрыта слабо, повествование крутится вокруг заведения Малышки Тары, ее торговли серебрянкой, зельями и надеждами.

В общем, слишком много Тары, слишком мало главного героя, на мой взгляд.
07:04
Не знаю стихов о звездочете unknown
В общем-то и не было планов раскрывать профессиональную линию. Речь о желаниях и надеждах. Потому и Тары много )
20:22
+1
Сказочка… Ох уж эти сказочники… (да-да, тем самым голосом).
Работа, на фоне других, выделяется приятным слогом, лишенным излишней вычурности.
Печали престарелого маляра — штука понятная. Разменять всего себя ни за грош, ради ничего — это, да. Можем, умеем, практикуем.
Мечта же, обличенная в тело малютки Тары, видится мне не столько тягой к женщине, до которой, как до звезды, а, скорее, это, вообще — МЕЧТА. Такая, серьезная, несбыточная. Такая, наверное, у каждого найдется. И для кого-то, она — мечта, вполне себе будет в обличье какой-то женщины.
Но не здесь. Тут, кмк, глубже.
Есть призвание, и желание быть в нем лучшим — юношеское такое желание, максималистическое. А вот Тара — это, просто, МЕЧТА.
На подобные мысли наталкивает количество знаков, отведенное Таре и ее магазинчику.
Тара — это то, без чего и призвание не имеет смысла.
Жаль, конечно, что Красильщик так и не домечтался…
Голос
07:05
А каким «тем самым голосом»? )
00:28
Что-то сказочное. Серебрить звезды — это мне понравилось
Комментарий удален
13:23
Очень круто! Незаезженая идея, красивое исполнение. Что ещё? А когда удавалось много говорить про хорошую вещь? Автор молодец.
13:29
ГОЛОС сюда за красивую идею и исполнение.
16:22
Меня огорчил этот рассказ. Получается, мерзкому желанию подсидеть коллегу по работе тоже светит звезда? Такого же цвета и яркости, как мечте обрести крылья, например? И тому, чья рука держит кисть, всё равно, чью звезду серебрить, звёзды светят для всех? Голос оставлю здесь. Авторы молодцы, все три рассказа интересно читаются.
07:06
+1
Ну а как вы хотели? Да, мерзкие желания тоже сбываются. Обычный неидеальный мир.
16:28
Мне понравилась история. И звезды-желания, и любоооф. И написано симпатично. ГОЛОС тут
19:31
ГОЛОС. За завершенный сюжет с интригой, за красивую идею и динамичное исполнение.
20:30
Замечательно, спасибо!
20:36
Здорово закручено, красивая история, такая грустно-сказочная. Я совсем туплю: эта звезда в конце — звезда из его же желания быть лучшим серебрильщиком?
07:07
Все верно — это та самая звезда )
07:09
+2
Спасибо всем проголосовавшим и прокомментировавшим! Побольше серебрянки вашим звёздам ))
Загрузка...
Светлана Ледовская №1