Xen Kras №2

За поворотом

За поворотом
Работа №1. Механический лабиринт
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Текст:

Матвей летел вниз и думал – вот шмякнется он сейчас об пол и костей не соберёт. Останется в темноте только разбитая башка и улыбка, как у Чеширского Кота. С выбитыми зубами… Время странно растянулось. Где-то на входе в бесконечность крутили кино. Яркими кадрами проскакивала жизнь – детсадовское поле в ромашках, пушистые снежинки, опадающие с серого неба, мокрый сиреневый сад после ночной грозы… и бесконечное количество отштампованных рабочих дней с вечным ожиданием чего-то необычного, чего-то бОльшего, что вот-вот выйдет из-за поворота.

Внезапно колодец толкнул его одной стенкой, другой… и покатил по наклонной, обдирая бока; поигрался и выбросил мешком на каменное дно.

Когда боль притихла, Сомов открыл глаза, закрыл, снова вперился во тьму – никакой разницы. «Интересно, я ещё жив или уже мёртв? Каково это вообще – быть мёртвым? Вроде должен быть какой-то свет, туннель…» Он шевельнулся; тело заныло, но послушалось. «Наверное, всё-таки жив… Ладно».

Поворочавшись, нашарил в кармане телефон. Экран слабенько засветился; от мутного серого пятна во все стороны расползались трещины.

«Нет сети… Ну спасибо, не очень-то и надеялись. Хоть свет есть».

Повел телефоном вокруг - подземелье и есть. Пыльный каменный пол, низкий свод и два пугающих провала меж холодных стен.

- Эй! – крикнул хриплым голосом. – Э-эй!

Ничего, только быстро затихшее эхо. Ни пьяных гномов, ни шелеста лапок гигантских пауков, ни прочей фэнтезийной ерунды. «Ну и фиг с вами…» Сомов с трудом встал и поплёлся по коридору, опираясь о шершавую стену.

«Если его кто-то построил… это подземелье… значит, оно куда-то приведет. Туда, куда нужно этому кому-то. Ну, может и мне тоже. А у тебя есть выбор? Лечь и помереть? Ну да, ну да…»

Идти было муторно и тоскливо. Волнами подкатывала тошнота. Телефон, пожужжав в ладони, окончательно погас.

Матвей зашвырнул бесполезную коробку во тьму и сполз по стене, содрогаясь рвущимися изнутри хрипами. «Ой, не могу… Подойдёшь и снимешь, делов-то… Завернёшь… Грёбаная картина… Как дурачка провели…»

Истерический смех отозвался в коридоре синими мушками. Синими? Он поднёс к лицу ладонь, осмотрел грязные растопыренные пальцы… Кто-то хихикнул. Матвей медленно повернул голову; неподалёку в воздухе висела полупрозрачная голубоватая девушка. Где-то внутри него стукнул адреналин; стукнул и затих. Девушка неловко улыбнулась и помахала рукой.

- Привет.

Голос у неё оказался мягкий, переливчатый, еле-еле слышный в сплошной тишине. Матвей кивнул.

- Привет… А ты кто?

Девушка задумалась, наматывая на палец призрачный локон.

- Ууу… Сложный вопрос. Может, Екатерина Вторая?

Снова хихикнув, она вихрем пронеслась мимо и уселась на пустоту, как на стульчик.

- А ты?

- Матвей. Сомов.

- Ну-у… допустим. А что вы здесь делаете, мсье Сомов?

Он закашлялся.

- Так, моцион совершаю. Врачи рекомендовали. Для просветления и вообще.

- Ну и как вам?

- Нормально. Но знаете ли, темновато. И почечных вод нету.

- Ничего, привыкнешь.

Она повернула голову и взгляд щёлкнул Матвея узнаванием.

- Фиби? Это твой портрет… - он запоздало прикусил язык.

Лицо девушки вспыхнуло ненавистью.

- О, даже портрет нарисовали? А что ещё говорят?

Матвей нахмурился, осторожно подбирая слова.

- Но это же легенда? Или… в общем, говорят, что в замке есть клад. И один негодяй тебя обманул, разыгрывая безумную любовь… и всё такое, а когда ты не сказала, где сокровища, то избил и замуровал в стене. Так это правда?

- Что правда?!

- Ну, это всё…

- Он меня предал! Вот просто так, потому что захотелось! Ты знаешь, что такое купаться в счастье, а потом утонуть в собственном дерьме пополам с кровью? Да ты... А, кому я объясняю…

Она вскочила и унеслась по коридору. Сомов поморщился и привалился лбом к холодной стене.

«... оставил медленно умирать … без пищи и воды… там, где никто не услышит её стонов… в тем-но-те. Чёртово золото…»

***

Снова темнота. Чёртово подземелье. Никому нет дела до одного глупого измученного человека, лежащего на стылом песке. Всё бесполезно. Этот песок ничем не хуже другого такого же в десяти метрах дальше по коридору. Какая разница, где подыхать.

Он прошёл страх, панику, ярость, злобу, апатию… сил уже не осталось. Если закрыть глаза, можно представить пляж. Жёстко, да… ну, галька. Впивается в спину, в голову… И прибой. Волна шелестит тихонько, баюкает. Спи-и-и…

- Расскажи про портрет. – Легкий голос шелестит белой пеной.

«Зачем? Оставь, дай поспать...»

- Портрет. Расскажи.

Он разлепляет пересохшие губы.

- Ты сидишь в башне, в окне. Оно такое… полукруглое… - Мысли идут еле-еле. – Там утро… свет такой мягкий. Море за окном. И ты смотришь, будто кто-то позвал. Повернулась, но взгляд ещё там, далеко. И он такой… страшный. Пустой… будто там пропасть, чёрная, чёрная… кладбище надежд…

- Пей.

Губ касается холодная влага, и он пытается пить, ловя её высохшим неповоротливым языком. Прозрачная струйка сбегает по шее и дальше, дальше, врастая в разгоряченное тело. Мертвецкий туман из головы уходит, сменяясь ледяной ясностью. В коридоре стоит она, собравшая в себя весь свет окружающего мира. Стоит и смотрит. Он пытается отыскать в лице след улыбки. Но нет, только яркие, невыносимо белые глаза. Больно смотреть.

- Пойдём.

Он поднимает такую лёгкую руку.

«Какая разница…»

***

Она медленно плывёт над полом.

- Это старое подземелье. Ты не первый, кто ищет сокровища.

«Я не ищу…»

Идти нетрудно. Это похоже на бесконечное падение, надо только направлять тело вперёд и вовремя уворачиваться от стен, впадая в повороты. Фиби негромко напевает, мелодия тянет и тянет его вперед. Вдох… шаг-шаг… тара-тара-тара-там…

- Ты меня выведешь?

Она ненадолго оглядывается.

- Что? Не знаю. Это не от меня зависит.

«А от кого?»

- Здесь лабиринт. И ловушки, много ловушек. Вот кстати. – Она останавливается и указывает на ветхую кучу тряпья. – Этот попался в мышеловку и сломал хребет. – Фиби присаживается на корточки, разглядывая пожелтевший череп. – Далеко зашёл. Гадкий был тип. Ругался на меня.

- На тебя? За что?

- Откуда я знаю? Из вредности характера. Я подумала, тебе ведь нужна еда. Может у него есть чего?

Сомов устало опускается на колени; истлевшая одежда неуживчивого кладоискателя рвётся под пальцами. Заметив рюкзак, он тяжело оттаскивает его в сторону; проржавевшие железные банки сыпятся на песок. «Тушенка!» Рот мгновенно наполняется слюной, только банка разламывается у него в руках, роняя на песок склизкую темную массу и шибая в нос тошнотворным запахом. Сомов приваливается к стене, и Фиби разочарованно вздыхает.

- Мда. Не вышло. Ну ничего. Вся жизнь - это чёртов лабиринт. Никогда не знаешь, что ждёт за поворотом. Пойдём.

Снова поворот, другой, третий… наконец он слышит что-то помимо однообразного напева спутницы и хриплого своего дыхания. Из щели в стене струится вода, лёгким водопадиком стекая в каменную чашу. Фиби внимательно смотрит, как он пьет, купает лицо, руки в этой живительной влаге. Мокрая кожа блестит голубым светом.

Он возвращается к жизни и полон сил и энергии. Теперь он готов умереть.

***

Кажется, коридор идёт вверх. Или нет. Этот вниз, но прошлый точно был вверх. «Ты запутался.» - Он сердится на себя. – «Нет! Нифига я не путался! И вообще ты уже трижды покойник, как минимум. Если б не Фиби…»

- Входишь и падаешь на пол. Понял? – Голос девушки строг, но заботлив. Словно перед поездкой в магазин: «Йогурт бери трехпроцентный, не больше, у тебя печень». - Падаешь и перекатываешься влево, там есть место. И лежишь, пока он не утихнет. Вошёл, упал, перекатился.

«Да, дорогая». Он ухмыляется.

- Чего смешного? Давай! - Лёгкий, неощутимый толчок призрачной ладонью.

Он ныряет в черный провал двери. Колени ругаются болью, но он старательно бросается влево, вжимаясь в пыльные камни. В сантиметрах над ним проносится маятник. Влево… раз-два… впра-а-аво. Влево… раз-два… Впра-а-аво. Медленно затаиваясь там, во тьме, поджидая, не встанет ли жертва, не подставит ли хоть кусочек тела. Он лежит распластанным листом. Где-то рядом смерть медлит и останавливается. Прислонив косу к стене, прикуривает от огонька в горсти и, выдохнув, смотрит на него сквозь дым. Ну лежи, чего уж...

«Отдыхай, костлявая…»

- Заснул? Вставай!

Он осторожно поднимается, разминая затекшую шею. Тяжелый маятник неподвижен, трос уходит вверх и лезвие отливает стальным блеском. Смерть ушла.

- Осталась одна ловушка, последняя.

Короткий коридор оканчивается массивной дверью; Матвей сдвигает её, наваливаясь всем телом.

- Красиво…

Большая квадратная комната, стены мерцают бледным зеленым светом и воздух напоен дурманящей влагой. По периметру пола в канавках струится вода. Напротив входа – полукруглая арка, но до неё – словно шахматная доска с темными и светлыми плитками.

- Ага. А где фигуры?

- Фигуры? – Фиби непонимающе хмурится.

- Ну да, шахматные. Мы же…

Фиби задумчиво пожимает плечами.

- Не знаю. Никогда не было.

- Удрали, значит? – Матвей весело машет рукой. – А чего делать-то?

- Дойти до конца.

- Туда?

Фиби молча кивает.

- А там что?

- Свобода, счастье, покой… вообще всё.

- Так я пойду? – Матвей заносит ногу над белой плиткой. Фиби смотрит оценивающим взглядом. Пауза. Молчание тянется, тянется и рвётся.

- Стой, стой…

Фиби подплывает, и глаза её становятся близко-близко. Кажется вся комната погружена в неё, в голубую бездну; она медленно поправляет прядки его волос.

- Дурашка, куда ж ты так… Шаг – смерть, шаг – жизнь. Ошибёшься – умрёшь. Только вместе, только ты и я.

Она кладет руку на его плечо и отводит кисть другой в сторону. Колени встречаются нежно, и мысок туфельки стукается в ботинок. Вдох, вы-ы-дох… кружится голова. Его ладонь подхватывает невесомое тело, пальцы сплетаются вместе и всё вокруг тонет в её глазах. Вдох, вы-ы-дох…

- И-и-и…

Он падает в голубой водопад.

Шаг… два-три… поворот… шаг… два-три… спину ровнее… шаг… Чёрное-белое-чёрное… шаг… добра и зла больше нет… Шаг-два-три… кружение… Шаг-два-три… на мысо-о-очках… шаг-шаг-шаг-шаг-шаг-шаг… запинка… за… волшебство рассыпается, как истлевший гобелен. Вальс ещё несет его, но паника поднимается волной, усталость сковывает мышцы. Он спотыкается, отчаянным усилием следуя за Фиби. Последний ряд, вихрь выносит их к арке и Матвей разрывает объятья.

Слепящий свет струится по её фигуре. Его бьёт дрожь.

- Всё?

- Всё. – Слова тёмными каплями падают на пол, ускользая дымчатой тенью. Она смотрит вдаль.

«Надо что-то сказать».

- Фиби… Спасибо тебе за всё.

Тень ускользает.

- Мне было хорошо с тобой, правда.

Она криво усмехается.

«И хватит, к чёрту подземелья!»

Он делает шаг, и она поднимает взгляд, чёрный-чёрный. Из темноты вылетает лезвие и вспарывает, взламывает, впивается в его грудь. Вздох прерывается кровавым хрипом, и канавка наполняется темной влагой. Комната мерцает… мерцает… или это только кажется? Там, за аркой, смерть буднично кивает и уходит, унося во тьму огонёк сигареты. Фиби приседает и гладит его голову тонкими полупрозрачными пальчиками.

«За что?»

Словно угадывая его вопрос, она крутит локон и наконец находит ответ.

- Мне так скучно здесь…

Он отводит глаза, и взгляд останавливается. Контуры тела мерцают голубоватым светом.

Да, всё хорошо.

Она подождёт.

Конкурс завершен:
Да
Другие работы:
+7
21:01
221
10:38
+2
Паззл))) интересный, но не очень понятный.
Потом перечитаю и вернусь с подробностями.
А вообще хорошо.
20:15 (отредактировано)
+1
Так, ну я перечитала и вот что имею сказать.
Тут все моменты с водой нужно выделять. Пока не пойму как, ну да автор наверное и без меня разберётся.
Здесь всё крутится вокруг воды и её отсутствия. Пересохший колодец, отсутствие грунтовых вод, море, о котором грезит умирающий Матвей — вот это всё смерть. Дальше Фиби расспрашивает ГГ о портрете — и тут впервые всплывает жизнь (или жизнь после смерти) — море на картине. Потом она поит его водой, потом он и сам умывается. В этот момент кстати и сам ГГ впервые начинает светиться голубоватым сиянием. Потом серия образов проскальзывает — водопад, капли, потоки крови.
В общем, не было иного пути у ГГ, ибо умер он ещё до того, как его лезвие вспороло.

Странная романтика!!! Обожаю её))) Особенно трогательно вышел танец на шахматной доске.
Очень красивый, хоть и сложный, неуловимый рассказ.
ГОЛОСИЩЕ! Очень порадовали, автор, спасибо!
20:19
+1
так, и автора потом к ответу: ГГ за картиной пришёл, потому что она проклята?)))
11:44
+1
Ну, не проклята… но что-то с ней не то.
19:32 (отредактировано)
+2
Интересная работа, очень понравилась, но вторая понравилась больше! thumbsup
«Она подождет» чего? Того времени, когда он станет полноценным призраком ей за компанию? Последняя фраза не совсем понятна. Можно было бы закончить словами «Мне так скучно здесь»
11:45 (отредактировано)
Спасибо! Да, именно, станет призраком.
23:43
+2
Да, интересный рассказ) Некоторые места прям очень живо описаны, прочувствовал!) thumbsup
11:46
Благодарю! dance
00:09 (отредактировано)
+2
И почечных вод нету.

почечные воды — это что?
Он возвращается к жизни и полон сил и энергии. Теперь он готов умереть.

А вот это очень понравилось.
Не очень поняла концовку. Чего она подождет?
Рассказ с одной стороны написан красиво, с другой, как мне показалось, небрежно, что ли. Но, тем не менее, интересно.
Я вот ничего не знаю о приведениях. Они что, прикованы к одному месту? То есть, если Фиби-привидение живет в колодце, она не может метнуться в замок? Почему она не знает про свой портрет?
12:04
+1
Спасибо, Бабуля! angelОна подождёт, пока Матвей станет призраком. Тут действительно магия подземных вод.
Не то чтобы небрежно… но можно сказать и так. Тщательности и ответственности проработки не хватает. sorry
В данном случае — да, как-то была установка, что она не может покинуть подземелье. Но опять же, никак это не объяснил.
18:15 (отредактировано)
+2
Хе, какие-то у меня ассоциации с Гарри Поттером возникли. Квест с ловушками, шахматы Миртл… (то есть Фиби!:) Но квест тут явно для взрослых :)
Нет, не похоже по стилю и смыслу, но так… Личная аналогия.

Написано хорошо, атмосферно (особенно мрачные моменты). Легко читается.

Из минусов: Как-то не четко кончилось… Идея не потерялась, но хотелось бы почему-то более явной завершенности. Начало тоже такое. Не совсем понятно — как он туда попал. Явно не по своей воле, сокровища не ищет, хотя о них знает…
Но нечеткость в начале — это хорошо. Плохо, что потом все на места не встало.
12:05
+1
Поттер наше всё. :))) Утянул детали. Идея да, размылась. Спасибо! rose
12:45
+1
Вот тоже замечательный рассказ. Тема раскрыта, сюжет увлекательный (жаль, что конец печальный), написано отлично: эпитеты, метафоры, сравнения — просто изумительные. Прочитала и перечитала с огромным удовольствием. Спасибо за хорошую работу!
Но голос отдала другому рассказу (долго думала), магреализм перевесил. pardon
12:07
+1
Светлана, спасибо большое! roseУ соперника более цельно получилось, согласен.
13:53
+1
А правда, за что? Он ведь ей нравился, нельзя ж за одного предателя мстить всем мужчинам подряд, тем более, с замуровалом -в-стене всё не так просто было. Я так понимаю, она будет ждать того призрака, который простит ЕЙ предательство и будет любить ее вечно? Вряд ли она дождется. Впрочем, женская душа тот ещё лабиринт. Нравятся оба рассказа. Воды, наверное, почвенные, или надо пояснить, что герой от жажды заговаривается. Оставлю голос здесь, такая грустная история, всех жалко.
12:10
Спасибо, Мария! Он действительно понравился, или почувствовала родственную душу… что-то в этом роде. Тут просто разумный эгоизм, она действительно сделала из него призрака, себе для компании. Можно было просто дать умереть, а вывести вряд ли получилось.
14:32 (отредактировано)
+1
Останется в темноте только разбитая башка и улыбка, как у Чеширского Кота. С выбитыми зубами…
О разбитой башке, возможно, летящий и думает, а вот насчёт улыбки Чеширского кота — сомневаюсь. Тем более тут ещё и лента жизни проматывается.
взгляд щёлкнул Матвея узнаванием
— фраза как-то не очень, ИМХО.
Он прошёл страх, панику, ярость, злобу, апатию
Согласно психологии, эмоции «опускаются»: ярость-злоба-страх-паника-апатия.
Он поднимает такую лёгкую руку.
Чью руку? Такую — какую?
— Это старое подземелье. Ты не первый, кто ищет сокровища. «Я не ищу…»
Зачем-то изменилась форма прямой речи. И дальше — такая же фигня. Если это его мысли, то надо было в самом начале так и написать.
Мда. А она ещё та затейница… laughНу, в целом, затейное фэнтези. Скука отменяется, да здравствует оргия!
PS. «Почечные воды» тоже улыбнули.
12:15 (отредактировано)
+1
Не, оргии — это не моё. :))) Спасибо, за ваше мнение, сэр Эдди!
Согласно психологии, эмоции «опускаются»: ярость-злоба-страх-паника-апатия.
Согласно какой именно психологии? Вы о процессах возбуждения-торможения ЦНС?
Если это его мысли, то надо было в самом начале так и написать.

Это мысли. Возможно, да, стоило хотя бы раз добавить ремарку типа «подумал Матвей».
А руку свою, конечно. Такую лёгкую, по сравнению с её обычным состоянием и проприоцептивным восприятием. ;))
12:50
Спасибо за позитивный отзыв. Психология — да фиг с ней, хотя есть известная шкала эмоциональных тонов. Если интересно — гугл в помощь. Жаль, что голоса не хватило, хотя в этом и моя лепта есть. Извиняйте, если чё.
13:03
+1
Погуглил… интересная штука. В чем-то пересекается с частотой вибраций человеческих эмоций. Но это мы уже в эзотерику уходим.
Вообще здесь я просто поставил себя на место героя, который сначала испытает страх и панику, потом на поиске выхода из ситуации потратит все силы, а потом будет стадия принятия неизбежного… отсюда и апатия.
Всё в порядке. drink
19:40
+1
Ну, может и мне тоже. А у тебя есть выбор?
Вот эти переходы мне/тебе надо как-то аккуратнее оформлять, имхо.
Телефон, пожужжав в ладони, окончательно погас.
«Окончательно» значит, что он уже гас, а мы, читатель, про это впервые слышим.
мягкий, переливчатый, еле-еле слышный в сплошной тишине.
с трудом представляю «переливчатый», но при этом «еле-еле слышный» голос, да еще в сплошной тишине.
— Так, моцион совершаю. Врачи рекомендовали. Для просветления и вообще.

— Ну и как вам?

— Нормально. Но знаете ли, темновато. И почечных вод нету.
Шуточки ГГ в его ситуации мне показались не уместны, но, с другой стороны, что с него взять. Наверное, это личное восприятие.

Сомов поморщился и привалился лбом к холодной стене.
Нет! Все-таки не понимаю я этого Сомова, чего он не побежал за ней — единственным существом, которое было рядом, и потенциально могло если не помощь, то хотя бы светить.

Жёстко, да… ну, галька.
Стоп, стоп, стоп. Надо определиться — пол каменный пыльный, песчаный, или бугристый типа гальки.

Но это, конечно, мелочи. В целом рассказ понравился, описания часто настолько меткие, что прям волшебные. Параллель жизни и этого мистического лабиринта проведена очень искусно и легко.
Единственное, что не понравилось — это конец. Имхо, фраза
— Мне так скучно здесь…
просто рушит образ Фиби.
19:41
+2
Ах, да, ГОЛОС все таки здесь. К механике отношения я не увидела, но рассказ, на мой взгляд, более цельный.
22:19
— Мне так скучно здесь… Наоборот, это прекрасная фраза делает финал. ИМХО
22:25
+1
Ну, что сказать, я оптимист и романтик)
12:27 (отредактировано)
Элиза, спасибо! rose
Вот эти переходы мне/тебе надо как-то аккуратнее оформлять, имхо.

Да, возможно. Подумаю…
«Окончательно» значит, что он уже гас, а мы, читатель, про это впервые слышим.

Ну вообще говорится, что он уже не очень. Экран слабенько засветился; от мутного серого пятна во все стороны расползались трещины. Но слово «окончательно»… согласен, если подумать, то да, можно согласиться с вашим мнением. Здесь скорее имеется в виду, что он погас в смысле отключился, что стало понятно — больше не включится.
Все-таки не понимаю я этого Сомова, чего он не побежал за ней — единственным существом, которое было рядом, и потенциально могло если не помощь, то хотя бы светить.

Он устал, а она с такой скоростью улетела… всё равно не догонит.
Надо определиться — пол каменный пыльный, песчаный, или бугристый типа гальки

Тут галька другая имеется в виду, та, которая в видении. Ощущение твердости пола трансформируется в ощущение гальки на пляже. Но согласен, что не очень получилось.
19:49
+1
Неплохо. Фэнтезийно — дуращливо. Лабиринт имеется. Из механического только маятник да непонятное лезвие в финале. Ах да, еще давно сработавшая мышеловка.
Много непонятностей и недоговороенностей. Пытался украсть портрет? И провалился в подземный лабиринт, в духе Индианы Джонса, но с элементами мистики. Не повезло герою, не впечатлил привидению. или ноги отдавил при вальсировании? Но ничего, все хорошо. Она подождет. Следующего. Для духа что день, что сто лет, все одно. (+).
12:28
Благодарю! Да, много непонятностей вышло…
20:47
+2
ГОЛОС! Финал очень порадовал. Теперь они оба призраки. Помирятся, времени хватит, будут жить долго и счастливо. )
12:29
+2
Вот да! Очень рад вашей проницательности. Из массы теней, которые наворотил автор, вы нашли единственно верную. :)))) drink
20:52
+2
Вернулась с ГОЛОСом. Скорее всего — за финал рассказа.
«За что?»

Словно угадывая его вопрос, она крутит локон и наконец находит ответ.

— Мне так скучно здесь…

Я читала и думала: призрак его сейчас спасет, выведет на верх и т.д. и т.п.
Ан нет. Призрак сделал свое дело, призрак может уходить. И буднично все так — скучно. Вот это «Скучно» — очень понравилось
22:16 (отредактировано)
+3
Сердечное спасибо всем за комментарии, за мнения, за голоса (проигрыш вышел не таким оглушительным laugh). Мы старались, но не шмогли. © Завтра постараюсь ответить подробнее. quiet

И только одна вещь не давала ему покоя, у кого же он одолжил это чудесное «шаг-шаг-шаг»? Может это Лис_Уильямс? blushangel
12:19 (отредактировано)
+1
На самом деле многое в рассказе не получилось, многое осталось так и не определенным. Вот Аня сказала — паззл и это хорошая ассоциация с данной работой, потому что многие кусочки истории и смыслов явно выпали и остались за кадром. Причем некоторые из них опущены/затушеваны намеренно, а некоторые – потому что так вышло. Вышло не очень.
У меня была ещё идея, что они друг другу врут. Матвей – о себе и о том, что он делал с портретом, Фиби – о его судьбе. Ну это такая полуправда. То ли я эту идею отринул по ходу, то ли не получилось.

Почечные воды – ну это минеральные воды для лечения почек. Просто такая шутка персонажа, наверно не совсем удачная. В голове у меня шевельнулось что-то из классики. На самом деле есть такое «почечное водолечение»… и почечные воды тоже, в разговорном языке… никакой разницы нет для текста, почечные или минеральные, позже поменяю.

Символизм воды мне нравится. Тут ещё можно усмотреть то, что подземные воды – это воды Стикса, это у меня присутствует в текстах регулярно. И действительно, он почти умирает, но Фиби его возрождает… и его переход в состояние призрака начинается тогда, когда она его поит подземной водой. Дальше некоторый переход, когда она присматривается к нему, потом этот танец, потом завершение – физическая смерть. И да, «она подождет», пока он перевоплощается в призрака. Т.е. ей скучно – на словах, и тяжело со своими вечными мыслями, поэтому она проводит его по лабиринту, и поэтому она создает себе партнера.

С картиной действительно что-то «не то», снимать её было опасно. Но Матвей устал от своей жизни, поэтому в начале есть некоторое безразличие и, что не умер сразу – после приземления в колодце – это делает его готовым и к безрассудному заданию, и к потенциальному переходу.

Ещё момент – что само это падение – это уже некий переход. Ну в самом деле – подойти и снять картину и оказаться «в бездонном колодце» — это мало похоже на реальность. Это уже переключение читательского восприятия на некоторую нереальность.

Море на портрете и море в видении – скорее образ недостижимой мечты. Ну, если пробовать копаться в своём бессознательном (что оно там понаписало ))) ), то это недостижение мечты, разочарование в реальности и в «прекрасном далёко», безысходность и безнадёжность – это поднимает в душе человека самые темные силы и стороны.

В танце есть момент ещё – «добра и зла больше нет, черное-белое-черное» — что наступает момент, когда это всё смешивается, размываются границы. Для призрака действительно нет нравственных ориентиров, нет критериев что хорошо и что плохо.

И опять же, это всё красиво — вот так объяснять глубокие смыслы, надо было сразу писать, чтобы читатель понял и проникся. sorryЗадача на будущее.
Загрузка...
SoloQ