Нидейла Нэльте №2

Интервью с Платоном Бесединым

Интервью с Платоном Бесединым
#Интервью_БС

1. Как давно вы пишете?

Писать я начал лет в 7. И это не шутка. Продолжил в 17. А потом был перерыв года в три. А дальше всё началось всерьёз. Я имею ввиду, что в определённый момент понимаешь, насколько это сложно и ответственно, но в то же время радостно.

2. Почему решили попробовать себя в этом творчестве?

Я ничего не решал. Это было естественно. Без этого мне трудно.

3. О чем было самое первое произведение, которое вы написали?

Если детское, то о коте, потерявшемся на острове и встретившемся с пиратами. А если взрослое, то о голоде в Поволжье в 1932-33 гг. И о том, как рассказ об этом – рассказ деда – меняет жизнь мальчика, очень хотевшего похудеть.

4. Вы тяжело раскачиваетесь, чтобы что-нибудь написать?

Да. Долго подхожу к ноутбуку, а когда подойду – начинаю заниматься чепухой. Но вообще важно то, что происходит вне непосредственно написания текста. Жизнь писателя, как бы пафосно это не звучало, и есть подготовка к написанию текста.

5. Как вы считаете, что важнее всего в литературе?

Ощущение другого мира и возможность этот мир исследовать, чтобы применить результаты к миру, в который нас забросило.

6. Кого из писателей или поэтов вы считаете достойным уважения?

Поимённо? Их тысячи. Честно скажу, я уважаю всех тех, кто в принципе в это не самое литературное время пробует писать.

7. Что вы считаете самым трудным в жизни?

Остаться собой, сохранив с этим собой гармонию.

8.Что вам дает творчество?

Ощущение друга рядом и того, что я не зря проживаю эту жизнь.

9. Вы чем-то жертвуете ради творчества?

Нормальной жизнью. Это не преувеличение. Писать в наше время алогично и анормально. Вот пример. В своё время, когда я должен был закончить мой первый опубликованный роман «Книга Греха», я уволился с работы. Это было трудное время, но оно стоило того.

10. Над чем Вы работаете в настоящий момент?

Над книгой публицистики «Почему русским нельзя мечтать?»

11. Не кажется ли Вам, что женская фэнтези скатывается в некое лайт-порно?

Я не читал ни того, ни другого. Но я бы с удовольствием посмотрел фентези-хард-порно. Мне это интересно, как человеку, закончившему факультет психологии.

12. Как Вы относитесь к тому, что последнее время в русской фантастике возник явный крен в монархизм?

Фантастика – это лишь интерпретированная реальность. А наша страна сегодня всё больше обращается к монархизму. Так что неудивительно, что и фантасты потянулись туда же. Свою «Матильду» они ещё не написали?

13. Не кажется ли Вам, что нынешнее засилье женского фэнтези, иронических детективов, лит-RPG, фанфиков и «попаданцев» убивает серьезную литературу?

Ну, Нюша не убивает творчество Чайковского или Гребенщикова, правда? Другой вопрос, что это востребовано, а востребовано это потому, что у нас в принципе падает интеллектуальный уровень. Человек привык к фастфуду-лайт. Он не способен разбираться в нормальной пище. Серьёзную же литературу убивает уничтожение институтов критики и перевода, а также премиальная сегментированность.

14. Что пожелаете своим коллегам по перу?

Терпения.

15. Вы не против, чтобы Ваше интервью было включено в готовящийся сборник интервью?

Не против.

https://www.litres.ru/platonbesedin/?prx=9FZ1LRq5kZmM50&aip=5c61&click_id=9FZ1LRq5kZmM50

+3
12:33
331
Mishka
15:46
Правильно пишет автор, что в России исчез читатель. Вернее есть, но мозг его настолько прост, что любой начпис вполне устроит такого читатела. А вот литературу посерьезнее такой мозг уже не схватит. Аведь это процесс, и в дальнешем будет еще хуже, хотя дно и так уже достигнуто. Зачем писателю писать что-то умное, если его окружают читатели-болваны? Можно, конечно, писать литературу и для болванов, но в таком случае автор теряет себя.
В кино, тв, музыке то же самое гбиение. Но такое происходит не во всем мире, это наглядно происходит в России. На Западе же явление обратное. Тысячу раз писал об этом, больше буду.
Интервью интересное
так оно и есть
Загрузка...
АСТ №1