Дарья Стааль №2

​700 граней (7 серия) – Двое из ларца, звон яйца и бесогон в кубе

​700 граней (7 серия) – Двое из ларца, звон яйца и бесогон в кубе

По просьбам зрителей, мы перескакиваем на 26 группу.

Краткое содержание: Мы, азиаты – ХостСерый человек Как пройти к метро... Уроки Французского Столкновение Нечисть Заказ для бесогона Гамаюнов цвет Как миллиардер обанкрутился Сердце из нейлона Хозяева Каждому псу нужен поводок, каждому поводку нужна рука Коммерческий скиталец Клавка-буфетчица и кот-газонокосилка

Бывший сослуживец солдата-киборга М. Ивановича, ефрейтор Ерохин быстро поднялся и отряхивался, будто ничего и не было. Да, что и не говори, после демобилизации гранатоносного Михаила нравы в подразделении стали царить гораздо более вольные. Сарафанов, испанец, Ерохин, Шадрин, Сашка-сапёр, ну и командир группы, старший лейтенант Саблин отрывались по полной.

– Какой Ерохин? – спросите Вы. – Откуда он вылез?

А чего же вы хотели, перескочив сразу через 23 серии? Смотрите теперь про Ерохина.

– Мы будем говорить без разговоров, – Сашка-сапёр вздохнул и затянул распущенный пояс на гидрокостюме. – Я смогу подзорвать.

– Нет такого слова, – занудливо, будто вошедший в раж Костромин, пронудел инженер Шадрин, – нет.

– А наши пацаны так всегда говорили, когда раскуривали, – уперся сапер.

Народ как мог, сушился. Кто ноги промочил, кому-то за шиворот налилось, у кого-то накануне резиновые сапоги украли.

– При Ивановиче, небось, сапоги не воровали, – недовольно пронудел Щадрин. Признаться, он уже всех достал не хуже Костромина, но у него был спрятан план туннеля сокровищ, точнее проход в ТТ (Театр Теней), поэтому инженеришку приходилось терпеть. До поры…

– Говорят, что они и не человек вовсе, – Сарафанов, вытащив из кобуры термопистолет, повернул рычаг усилителя в боевое положение.

– Людь он, Михей, – ответил Саблин, – только улучшенный, на британский манер. Яйцо ему с киберначинкой пришили, он и свихнулся. Пал Палыч! Давайте, глянем, куда нас занесло.

Шадрин перестал возиться со своим промокшим обмундированием, открыл тубус и развернул восковой желтизны пергамент с отметками «особой, его величества канцелярии», вытащил логарифмическую линейку.

Испанец пнул жестяной ларь с надписью «Пирожки».

– Отставить! – Ерохин по-заячьи рассмеялся. – В мороз пригодится.

Шадрин начал разводить костёр.

– Закрой глаза, это sapropus, – прорычал Саблин, но было поздно.

Ерохин вспыхнул как горящий гриб, и стало видно, что он и был грибом, долгие годы талантливо маскировавшимся под Ерохина. Пылая, гриб-цветок-ефрейтор качался и ронял на пол тяжелые смоляные капли.

– Вот чего ему так фартило, – глядя на чадящего псевдо-ефрейтора, сказал Сашка-сапер и вытер копоть с маски. – Этот бывший гопник всегда знал, какая дорога верная; за полтора года войны его даже не ранило.

– Так это что получается, люди добрые? – по-бабьи вскрикнул лейтенант Сарафанов. – Это что же я, гриболюб что ли? У меня же дома баба, на печи ждет!

– Микофил, – автоматически поправил эрудит Саблин младшего по званию.

– При Ивановиче, небось, грибов не любили, – снова пронудел Щадрин.

– Достал ты! – Сарафанов выхватил «вальтер» и двумя выстрелами поразил глаза Щадрина. – Гугл для него, понимаешь, не авторитет!

Мертвый зануда рухнул на жестяной ларь.

– Всех бы вас так, критики позорные!!! – бесновался лейтенант, но недолго. – Падлы критиканские!!! Гугл читайте!!! Мебеля драные!!!

Саблин, оправдывая фамилию, приемом иайдо выхватил саблю и зарубил Сарафанова.

– Не шуми, мы скифы, нам все односкифово, – вытирая лезвие о труп, сказал он. – Еще есть желающие отведать критиканского хлеба?

Сапер Сашка и внук графа-анархиста Рауль угрюмо промолчали.

– Тогда собирайте оружие, хватайте ларь и бегом к выходу! Наган инженера не забудьте.

– Духа бы нам, – робко сказал сапер. – Хоть завалящего какого, сапоги чистить.

– Я подумаю, что можно сделать, а пока бегом!

Огни фонарей сливались в один неясный силуэт, в котором бежали суетливые тени с ларем.

Это наш хвост, и он меня достал,

Смотри, смотри, Данила не переключай канал.

Это формат, я тут не виноват,

Цензуры нет, зато есть гребаный формат, – голосом Васи В. заголосил телефон старлея.

– Как и все, в школе я изучала английский язык, – сказал голос в трубке. – Как и все, ни в тот момент, ни позже я не могла на нем говорить.

– London is the capital of Great Britain, table, pencil, green, potato, – привычновыдалвесьсвойсловарныйзапасСаблин.

– Как и все, я пережила не одну простуду, даже с пневмонией лежала в больнице, но не ощущала себя так. Понимаете о чем я?

– Я-я, даст ис фантастиш, – продолжал Саблин.

– Вы знаете, вампиров совершенно неправильно рисуют в книгах и фильмах. Не всё конечно, часть про кровь верна. Стать вампиром (заметьте, не заразиться, потому что мы не паразиты) можно не только через укус, чаще через кровь.

– Янки, гоу хоум, – лейтеха выдал все, что знал и шваркнул трубку о бетонную стену тоннеля.

«Баба Маша умерла!» – пронеслось в голове сапера; «Как мы скажем дедушке?» – подумал Руис.

– Дядя Кеша погиб, – прервал мысленный разброд подчиненных Саблин. – Водитель старой Peugeot 206 цвета стали ответит нам за это!

– Ура! – грянул в тесном тоннеле дуэт сапера и испанца. – Ура! Ура!

– Родственники – это группа людей, которые собираются, чтобы выпить по поводу изменения их количества, – наставлял подчиненных лейтенант.

– Ура! Ура! Ура!

Выскочив из тоннеля, пробежали мимо памятника Ленину, который больше не указывает в светлое будущее, потому что руку у вождя отпилили на металлолом. Навстречу попался парень, сразу видно, что из тех, кого не любил Иванович: подкачанный, с хорошей причёской, в рубашке-поло и светлых джинсах. Картину дополняли широкие и чёрные усы, как у Фредди Меркьюри.

– Сережа, – представился парень. – Грохнул я Макса.

– Поздравляю, – Саблин машинально поласкал саблю, – а за что?

– Макс меня бесил невероятно. Тридцатилетий неопрятный толстяк, с сальными длинными волосами. Вел себя как подросток, одевался в нелепые футболки с псевдозабавными надписями. Туповатый, но гиперактивный. Вечно не смешно, но много шутил и лез везде, где его присутствие не требовалось.

– Теперь тебе пожизненное светит, парень.

– Что делать?

– В армию хочешь? От нас выдачи нет.

– А вы меня возьмете?

– Что состав подразделения скажет?

– Берем! – ответит дуэт.

– Новобранец, стать в строй! – скомандовал Саблин.

Сергей робко пристроился сбоку от ларценосцев.

– Ну что, воины, вот вам дух, как просили.

– Ларь забери! – сапер пробил Сергею «в фанеру».

– Усы тебе не положены! – испанец выхватил из сапога клинок и двумя движениями обкорнал у согнувшегося «духа» усы.

– Бегом марш! – завершил воспитание новобранца Саблин.

Он появился из-за спины, суматошно озираясь по сторонам.

– Простите, вы не подскажете, как пройти к метро Электрозаводская?

– В три часа ночи? – подозрительно спросил Саблин. – Метро закрыто.

Сашка-сапер прикурил бикфордов шнур на динамитной шашке, испанец достал наган занудного Щадрина.

– У меня 40 минут, чтобы туда добраться, – он отвернулся, сделал шагов пять и исчез…

– Эт чо было? – сапер откусил шипящий кончик шнура и плюнул в салагу.

– Глюки от паров гриба, – объяснил Саблин. Не зря он целый курс учился на историка, сумел научиться надувать щеки.

– Простите, вы не подскажите, как пройти к метро Электрозаводская? – перед солдатами возникла девушка. – У меня денег всего 6 рублей.

– Хочешь заработать, крошка?

– А разве так можно?

– У нас по всякому можно, – улыбнулся старлей.

– Нет. Нет, так нельзя, – попятилась девушка и пропала.

– Что это было? – спросил Сашка. – Тоже глюк?

– Без понятия, – признался Саблин. – Может, пример антисоциального заболевания, может, потом поймем. Пока движемся по маршруту.

– А куда мы идем? – осмелился спросить пыхтящий под ларем Сергей.

– Мы идем к финалу, салага, – получив разрешающий взгляд командира, объяснил Сашка. – А ты пока права голоса не имеешь, – он отвесил любопытному мощный пендель грязным берцем. – И кстати, сапоги учись чистить.

– Вы же в берцах, – пискнул Сергей и схлопотал ногой под дых.

– Когда-то давно, на заре компьютерного века, была популярна такая игра – человек общался в чате пытался понять – с кем он общается, с компьютерной программой или с человеком. Человечество тогда пыталось создать так называемый искусственный интеллект, ИИ, – снизошел лейтенант, – и вот мы несем прототип ИИ в НИИ.

– Прототип ИИ?

– Украли у французов, под предлогом обучения настольным играм.

Двое мальчишек, замаскированные один под готического вампира с нарисованными каплями крови на лице и накладными клыками, а другой – под косматого, испачканного в грязи обезьяноподобного монстра, бежали по плохо освещенному переулку. Стив бежал первым, и первым заметил впереди странные фигуры. Мальчик сбавил скорость, и его друг Ли, подбежав, тоже остановился рядом.

– Эй, ты чего? – спросил Ли.

– Смотри, – прошептал Стив, – там, впереди.

– Вижу. Это, наверно, старшеклассники стоят.

– Где это ты видел таких рослых старшеклассников?

– Чего шепчетесь, школота? – ласково спросил Саблин. – На порнуху что ли идете?

– А вы кто? – Ли слыл самым храбрым парнем своего класса.

– Мы прилетели с миром… Кщщщщ… Сопроводите нас к вашему правителю… Кщщщщ…

– А-а-а-а!!! – школьники, бросив мешки, кинулись наутек.

Испанец выхватил наган. Два выстрела, мальчики рухнули на асфальт.

– Уводит, – недовольно сказал Рауль.

– Все равно ты молодец, – Сашка подошел к телам и сделал из сафроновского «вальтера» два контрольных в головы. – Не люблю этих гнусных маленьких попрошаек. Дай конфету богомолу – спаси его от уныния!

– Хорош развлекаться, – прекратил лейтенант. – Двинулись. Люди всегда боялись тварей лезущих из Иного мира, мира мёртвых… – на ходу рассуждал он, проходя мимо кабака «Белые голубки». – Мир, говорили, круглый. Нет у него сторон, верти, как хочешь. Ан нет! Мир оказался плоскостью.

В это время в кабаке «Белые голубки» веселились.

– Эй! А-а-а, это что за пи…р? – протяжно выговорил Бородатый дед, у которого было лицо, идущее через правый глаз, глядя на руки человека в плаще из медвежьего меха.

Остальные из компании отвлеклись от своих разговоров и сперва посмотрели на деда, а затем и на незнакомца.

– Странный он какой-то… и капюшон не снял, – сказал толстый мужик, допивая свой эль.

– Слышишь, незнакомец, сними капюшон! – крикнула сидевшая у него на коленях девушка с низкой социальной ответственностью.

– Не думаю, что вам понравится увиденное, – спокойным тоном ответил мужчина в капюшоне, затем тяжело вздохнул и встал, сняв капюшон.

– Это Иванович! – закричал толстяк, падая на колени и едва не придавив шлюху.

– Молитесь! – киборг включил налобный фонарь и трижды взмахнул топором.

– Эй, ты чего? – бармен жалко тыкал в его сторону травматом, косясь на три свежих трупа.

– Берешь самую дорогую бутылку и засовываешь себе. Сам! – жестко ответил Иванович и, позванивая, пошел к выходу. – Бутылку запишешь на счет заведения.

Он вышел на крыльцо, вдохнул свежий воздух, пропитанный нечистотами выхлопов, и длинно плюнул в надпись «Пирожки» на проплывающем внизу ларе.

– Эй, ты чо, попутал? – горячий испанский парень выхватил наган.

– Грибое…! – Михаил снял с пояса мушкет и выстрелил в черный глаз.

– Миша!!! – заорал пораженный лейтенант. – Ты живой?!

– Герои Костромина не умирают, они появляются в продолжениях, – солдат картинно сдул вонючий дымок дымного пороха со ствола и выбросил неудобную железку за спину, попав в робко подкрадывающегося охранника бара. – И не забывайте, что я попал в закольцованное время. Ну что, скучали без меня? – он, нежно позванивая, сошел со ступеней, как ангел с небес.

Сослуживцам даже показалось, что над его головой светится нимб, но то было лишь свечение неоновой вывески, огибавшее его будто одинокую скалу с плоской вершиной двадцати метров в диаметре.

– Мы это… – попятился Сашка-сапер, – того…

– Смотрите мне, – Иванович задумчиво посмотрел на ларь.

– Ну как ты? – придя не много в себя, осмелился спросить Саблин. – На гражданке как оно?

– Борюсь, – кратко ответил Иванович. – Я теперь инспектор ЧАпдК, ни минуты покоя. Стоит кому-то упомянуть их… – гранаты усилили зловещий звон, – как появляюсь я. А дальше по старинке, – он показал топор с проржавевшим лезвием и потемневшим от крови топорищем. – Вот плащ по случаю достал из медвежьего меха на подкладке красного щелка. Снял с одного начписа.

– Ты куда теперь?

– Ты про миллиардера Сверюжего, футболиста, конечно, слышал. Подозрение имеется, что из этих он, которые под нейтральным флагом на олимпиаду ездят…

– Ну, помогай тебе Бог.

– А это что за штатский? – ткнул пальцем в синюю под одеждой грудину Сергея Иванович. – Одет как этот… может шлепнуть его?

– Я не позволю!.. – голос дал петуха. Сергей сложился пополам от лёгкого удара чуть ниже груди.

– Слышь, Миха, – робко сказал сапер, – не по понятиям это…

– Чего так?

– Это мой дух… а ты вроде как на гражданке…

– Х-м… – Иванович задумчиво посмотрел на сапера, тот нервно затеребил взрыватели. – Смотри, – покачал пальцем, – я за вами наблюдаю, – он исчез.

– Что это? – Сашка неумело перекрестился.

– Возможно, некоторые побочные эффекты, в том числе и психотропные от близости ИИ, – неуверенно промямлил лейтенант на слегка постаревшем, но еще живом языке.

Откуда-то вылез призрак в кальсонах и уставился на людей. Сергей сплюнул в него, а Сашка сделал неприличный жест, засунув палец за щеку и подвигав там. Хотя, может, он просто проверял шатающийся зуб?

– Луголам не б, – выдал призрак.

– Пшелнах, – кратко ответил лейтенант и, сняв капюшон гидрокостюма, а потом фуражку пригладил седые волосы, – только тебя здесь не хватало.

Призрак попятился, но за его спиной возник еще один: тучный четырехногий мужчина, шагнувший вперед своей передней – правой – ногой.

– Я предупреждал, – Саблин выхватил саблю и двумя точными движениями превратил тучного в двуногого.

Призраки в панике бежали, бросив утраченные конечности. Пулеметная очередь за окном из капель дождя прозвучала внезапно для всех. Длинная черная машина остановилась рядом. Из машины вышли три курящих офицера СС, раскрывшие над собой зонты.

– Немцы в городе, – прошептал сапер, снова прикуривая динамит.

– Я-я, даст ис фантастиш, – выдал Саблин.

– DieseVertreterderparasitärenLebensformen[1], – выдал оберфюрер, кивнув на троицу.

– Я-я, дастисфантастиш, London is the capital of Great Britain, table, pencil, green, potato, – частилстарлей.

– Hello, you English scouts[2]?

– Командир, чего это он базарит? – вполголоса спросил сапер.

– Про английское посольство спрашивает.

– А-а, там, – сапер показал рукой, незаметно бросив в открытую дверь динамит, – там оно. Туда езжайте.

– London is the capital of Great Britain, – махнулрукойвтужесторонулейтенант.

Нацисты, переглянувшись, отдали знак уважения, вскинув правую прямую руку вверх, выше горизонта и сели в машину.

– Пригнитесь, – скомандовал Сашка.

Машина проехала полквартала, прозвучал глухой взрыв, стекла брызнули во все стороны, пламя охватило мрачное творение сумрачного тевтонского гения.

– Не забывайте, падлы, Сталинград! – сказал Сашка.

– Болезнь измотала дряхлое тело Рейха и приказала долго жить, – Саблин снял фуражку и перекрестился. – В очень давние времена в моей Америке мастер Йода хорошо сказал про это.

Потом поднял выброшенный взрывом старый потрепанный портфель из бежевой кожи.

– А теперь вперед, – скомандовал он.

– А испанца так и оставим?

– Разрешаю взять на память глаз и бегом.

– Слушаюсь!

Сапер вытащил из сапога испанца нож, вынул им из глазницы глаз, спрятал его в оранжевую коробочку из-под аспирина UPSA и пинками погнал вслед за Саблиным неопределившегося Сергея. Клавка-буфетчица, невысокая, приземистая женщина с огненными волосами и веснушками, спрятанными под стойким макияжем, вынырнула из подворотни дряхлой пятиэтажки и, звучно сопя, воровато собирала в жестяное ведро разлетевшиеся от взрыва дойчмарки.

– А денежки то я приберу, нечего им тут валяться, – по памяти цитировала классика она.

К ней, поблескивая стальными зубами, подошел кот, похожий на отощавшего кота Бегемота.

– Теть, дай денежку, а? – нагло сказал он. – Жрать охота, от кваса уже в кишках бурчит, а так хочется двойной хот-дог и три салфетки.

– Иди травки покушай, паршивец, – буфетчица потрясла ведром, утрамбовывая добычу. – Будешь знать, что критикой не прокормишься, паразит, – она подумала было пнуть кота, но посмотрев ему в глаза, шарахнулась и кинулась обратно в подворотню.

– Клава, значит, – кот достал блокнот и оранжевую ручку DYNABRADE, – запишем для памяти. Клава, х-м… – напротив имени появился маленький могильный холмик и венчающий его крестик.



[1] Это представители паразитной формы жизни (нем.)

[2] Здравствуйте, вы английские разведчики? (англ.)

+3
21:00
237
У меня вопрос личного характера. А когда вы ставите плюс рассказу, это значит, что он неплох или не так плох в сравнении с прочими представленными?)
я поставил не так уж много плюсов, но я, в принципе, пишу в комментариях
несколько авторов явно имеют потенциал
думаю, если будут слушать старого ворчуна, то разовьются
21:27
+1
Что-то да, много серий пропущено. Трудно понять. А когда будут повторять пропущенные?
21:31
+1
а что тут понимать? еще одна серия на 26 группу, и пойдем к третьей quiet
пока что ничего не пропущено, сюжет развивается своим чередом ok
«Декамерон» по версии Костромина crazy
– Какой Ерохин? – спрашиваю я. – Откуда он вылез?
А какова судьба Просто Марии? Где, полюбившийся нам, Фай? Застенчивая Фабиолла? Как ИИ попал в руки подразделения?
Кто ответит на эти вопросы?
Кто ответит на другие вопросы?
Кто разложил моральный дух подразделения?
Кто слабое звено?
Мадам Петушкова?
Об этом, мы узнаем в следующих сериях. Не переключайтесь.
21:52
+1
мне пора брать Вас в соавторы bravo даже я зачитался blush
Вы мне льстите. blush bomb blush
почему льщу? хотя бы анонсы писать и то уже подспорье
21:50
+1
Это вы из перлов собираете или просто выбираете, что понравилось? И какой по-вашему мнению рассказ из 26- самый? Или даже тройка самых?
21:53
+1
по большей части, из перлов — смешиваю, добавляю капельку своей больной фантазии и вуаля! crazy
И, должен отметить, Вуаля — шикарное!
22:04
+2
blush вот теперь Вы льстите мне
хотя, признаться, пару раз сам хохотал сегодня crazy
по каждому рассказу я под ним подробно отписываюсь
Загрузка...
Катерина Риш №1