Дарья Стааль №2

700 граней (17 серия) – Мусорный ветер

700 граней (17 серия) – Мусорный ветер

Краткое содержание: Реликт Кораблик Юродивый Счастливые дни Фишера Капустник Месть Суть человечества определят без тебя Есть ли в преисподней вода?Человеко-мыши Экзо Тролль Всесожжение Потерянная колония Королевская охота Последний метр

Тимур Быков глубоко засунув руки в карманы форменного комбинезона с нашивками младшего лейтенанта Мусорспаса не мог заставить себя не коситься украдкой на грациозный изгиб спины. Взгляд предательски соскользнул ниже, туда, где эластичные брючки обтягивали контур трусиков-танго, куда он мечтал засунуть еще глубже, и он резко выпрямился, отводя глаза и поспешно скрестив руки на груди:

– Но по-другому. Вам бы понравилось. И это... на рыбу еще... добавьте немного, – нежно-голубая в люминесцентную зеленую полоску полудлинная прядь волос кокетливо прикрыла половину округлого лица.

– Думаете, его украли китайцы? – спросила Женя, обернувшись.

– Что?.. А… Да…

– Лейтенант, а чем сейчас заняты ваши руки? – на стеклах ее индекс-очков отражалась растерянная физиономия Тимура.

– ... это из-за вспышек на солнце, – пробормотал застигнутый врасплох Тимур, перестав ерзать в карманах, – ничего страшного…

– Как я выгляжу? – строго спросила девушка.

– Хорошо, – залился краской лейтенант.

Рефлекторно втянул живот и окинул оценивающим взглядом приподнявшуюся на цыпочки стройную фигурку.

– Покажите жестом, согласно Устава! – девушка слегка склонила полузакрытые глаза набок. – Как выгляжу я, Евгения Троян!

– Ну…я…

– Руки из карманов! – хлыстом стегнул голос девушки. – Уставы пишутся кровью тех, кто их не соблюдал!

Тимур поспешно показал большой палец, обращенный вверх.

– Эрекцию-то не скроешь, – усмехнулась Женя. Юный лейтенант был такой мужественный и... забавный. – Лейтенант, вам не говорили, что мастурбировать на старшего по званию это не просто дурной тон?.. – с фирменной улыбкой словно пропела она.

– Простите! Я не хотел! Оно само как-то!..

– Я вижу, – указала изящным пальчиком со светящимся неоновым лаком идеальным ноготком на черную кляксу, расплывающуюся по брюкам Тимура. – Лейтенант Быков, за что Родина платит вам деньги?

– Мы... – запнулся он. – Мы убираем мусор.

Девушка повторила его жест с большим пальцем – мол, "отлично, продолжай".

– Знаете, наша работа – она ведь очень полезная. Она нужна всему человечеству – не только России.

– Верно. И поэтому вы должны убирать мусор, а не представлять, как засовываете свой отросток в попку старшего по званию – лихорадка азарта постепенно улетучивалась и девушка начинала ощущать ужасную усталость.

– Так точно!

– И приведите прическу в соответствие с уставом, а то ходите как чмо, точнее эмо, какое-то!

– Так точно!

– Вот когда пострижетесь, тогда я, может, и подумаю, как вам дать: так или этак или через «задний люк», пониже поясницы. Я так понимаю, что тебе подвернуть задницу, то ты не откажешься?

– Ну…

– Отвечать, как положено!

– Так точно! Не откажусь!

– Тогда ты идеально подходишь для этого задания. Попробуй раскрутить, – индекс-очки спроектировали на столешницу изображение девушки. – Ее зовут Фабиолла, попытайся с ней замутить.

– А если?..

– А если не получится, – изображение сменилось, – то попробуй с ним, его зовут Криспиан. Мутный тип и приторговывает понемногу дурью.

– А почему я?

– Помимо твоих дурацких лохм? Ты должен найти пропавшего коллегу, Громова Рудольфа Ибрагимовича. Он ведь не просто так пропал… Он вел дело о мусоре Сталина! – Женя ткнула пальцем вверх. – И вышел на след выброшенного Иосифом Виссарионовичем в 1937 году труда Маркса «Капитал»… С пометками… Понимаешь?

– Так точно! Точнее, не совсем.

– Пометки самого Сталина! Мало ли что там помечено? А вдруг покачнутся «традиционные скрепы»? Вдруг, кто-то захочет повторить?.. А еще там могут быть карты Системы, созданной Берией и этапы «особого пути». Знаешь, почему юсовский контр-адмирал Ричард Берд[1] в 1946 году обломился в Антарктиде?

– Нацисты?..

– Скажешь тоже, нацисты! А почему «Аненербе»[2] с Мессершмиттами Bf109F Тибет не смогли захватить?

– Никак нет!

– Потому и не смогли, что Система Берия, установленная на Тибете Глебом Бокия, их остановила. И ключ к этой Системе в мусоре Сталина! А формула ревертантного препарата и его антипода – антиверта, как думаешь где?

– Там?..

– Молодец, врубаешься! Поэтому руководством на самом верху было принято решение внедрить тебя к подозреваемым. Вся информация и твоя легенда в файле, – она потрясла целлофановым «файликом», хранящим тетрадь в твердой обложке, – прочтешь дома. По прочтении сожрешь!

– Разрешите выполнять?

– Выполняйте, но учтите, что практика – основной критерий истины – призывает нас к осторожности.

– Так точно!

– И не жалейте их. Эти твари, похожие не то на гиен, не то на крокодилов, воплощают в себе всё самое мощное и злобное от каждого хищника. При случае просто пережуйте их!

– Слушаюсь!

Лейтенант покинул кабинет, а Женя задумчиво смотрела ему вслед.

– Как думаете, майор, он потянет? – спросил наушник очков.

– Во всяком случае, сработает как отвлекающий маневр и отвлечет внимание от нашего человека в этой ОПГ.

– Тоже верно… Думаете, он поверил в эту чушь с Системой?

– Тяга к конспирологии в человеке неистребима, товарищ генерал, а ему всего двадцать три года. Так что в случае провала он обеспечит отличную дымовую завесу.

Игорь выскочил из дома. Напяленная на зачаленную гавайскую рубашку легкая ветровка, порванная в нескольких местах из – за юношеских драк с соседскими мальчишками, среди которых он выделялся, словно попугай залетевший в стаю лысух, неуклюже, будто знамя монархистов, развевалась на ветру. Рваный серый плащ, и кармана которого торчал антикварный номер газеты «Не дай бог», помогал ей. Помятые брюки и шлепанцы на босу ногу дополняли наряд. Обогнув покосившуюся рогатку электрического столба, парень выбежал на центральную улицу – Гороховую.

– Раз, два, три – с Богом! – прокричал он.

Соленый западный ветер греб песок и сухие капустные листья навстречу, но он не сдавался, будто взбесившийся звездолет, бороздящий просторы тиллийских лесов. Перед нужным зданием Игорь приостановился. Он крепко вцепился в приподнятую с земли палку и робко постучал в стекло двери.

– Это ты, Сэт? – спросил динамик на двери.

– Нет, это не я. Еханныйбабай а, йо-йо.

– А чего тогда приперся?

– Криспиан дома?

– А тебе какая разница? Ты же на работу к нему пришел…

– Когда–нибудь, – Игорь буквально прокричал слова, – ты отдашь свою власть людям!

– Ты что продаешь, чумной? – дверь распахнулась, Игорь ощутил резкое желание, граничащее с жаждой, сексом или голодом, идти именно вперед и шагнул в холл. – Ты совсем того? – с рецепшена на него задумчиво смотрел разбитной малый с открытым, удалым лицом и бейджем «Гена».

– Да нет, – парень пожал плечами и вздохнул, – просто грежу о ребе. Я друг Арчибальда…

– Так ты к Чернокнижнику? – улыбнулся Гена. – За дозой? Езжай на лифте. Давай дружище, шевели ластами!

Воздух в офисе был спертым и сухим, Мартин сушил на подоконнике чеснок, Фабби опять закинула ноги на стол, Крисп и Фай играли в го.

– Парень! – Мартин первым заметил гостя. – Ты чего там трешься?

– Здравствуйте, меня Игорь Громко зовут, – нежно-голубая в люминесцентную зеленую полоску прядь волос кокетливо прикрыла половину округлого лица. – Я автор хита «Подруга-горбун» с сингла «В защиту блудниц и королей».

– Какой чувак, – девушка мечтательно закатила глаза и поджала колени руками, явив пришельцу лоскуток трусиков цвета фуксии. – Прямо так бы и съела…

Перед глазами гостя мелькнула картина, как он мог бы в эту кралю залазить. Тело предательски среагировало, видение майора Жени начало стираться из памяти. Да и подруги матери – учительницы биологии Орбиты, ставшей его первой женщиной, тоже.

– Ты носишь две палки, милый? – в голосе Фабиоллы возникла нежная хрипотца, будто у грифа, напившегося свежей крови. – Одну в руках, а вторую в штанах? Или просто так рад меня видеть? – она хрипло рассмеялась.

Парень молчал.

– Он просто юродивый, – предположил Криспиан. – А в штанах у него мастер-фломастер. Или приапизм у него и все дела.

Все потеряли интерес к китоносцу.

– Если вы найдете гриб в лесу – сразу его ешьте. Не надо смотреть, что он из себя представляет, и отваривать тоже не надо ни в коем случае. Это долго, неудобно и главное – совсем бесполезно, – продолжил прерванный рассказ Мартин. – Раньше гриб был грибом, что хоть госсекретарю, хоть президенту, хоть царю давай, а ныне не тот пошел, не гриб, а ушлепок серенький.

– Йоу, – попытался напомнить о себе Игорь. – Что такое смерть? Что такое добро? Что такое любовь? Что такое смысл жизни? Как мне стать человеком?

– Мартин, ты ему уже успел загнать дозу? – спросила Фабби.

– Я его первый раз вижу.

– Криспиан, твоя работа?

– Говорю же, пацан юродивый. Среди эмо поголовно такие обдолбыши встречаются.

– А мне мать одну спину дала при рождении, – застенчиво улыбнулся Игорь и плюнул в голограмму с надписью «Курение убивает», – а тетя Фиша вернула мне руку.

– Может дать придурку? – задумчиво спросила мужчин Фабиолла. – Одеться мышкой: хвостик и пластиковая маска и отдаться…

Она замерла, осененная этой идеей.

– Фабби, только не здесь, – покачал головой Крисп. – Пожалей Фая.

– А чего я? – покраснел Фай. – Я-то чего? – он скосил глаза, не заметно ли, что у самого оттопырился при мысли о том, чтобы созерцать Фабби в такой роли.

– Ну, брат, это разговор на пол-литра не меньше, – обнял его Крисп. – Я, знаешь ли, не одну пару ботинок стер. Повидал за троих. Одним словом и не объяснить.

– И то верно, – девушка кивнула своим мыслям, всколыхнутый грудью воздух заставил трепетать плащ Игоря. – У меня тело не казенное.

– Родился я в семье оператора конвейера и учительницы каллиграфии, – продолжал давить на жалость Игорь, поедая ладное тело девушки жадным взглядом. Красотка с пышной гривой золотых волос, в чешуйчатой зеленой кофте, подчеркивающей не менее пышную грудь, ровно держит спину, позвонок к позвонку – Игорь буквально не мог отвести от нее взгляд. – Первые семь лет не видел ничего, кроме своего жилого блока, вечно ссорящихся родителей и белесо-молочной рисовой бумаги, которую мать варила на завтра, – его охватило внезапно какое-то странное предчувствие. Сегодня, с самого раннего утра парень знал – случится что-но невероятное. Дважды чуть не кинулся на манящую плоть, но оба раза сумел удержаться.

– Кончай свой капустник, горемыка – сирота казанская, – прервал Криспиан, – все равно она тебе не даст. Мы вообще по будним дням ни сиротам с клюкой, ни вдовицам безутешным не подаем.

– Некоторых можно бы и утешить, – заметил Чернокнижник, – но только по обоюдному желанию, дабы не потревожить памяти и праха усопшего. Вдруг как в морге скрипнула дверь… – пропел он. – Шестьдесят процентов российского коньяка сделаны с нарушениями, – вновь вернулся к оседланной теме, – а вы говорите, грибы! – он эмоционально взмахнул рукой, наполнив воздух чесночной пылью, и чихнул будто козел. Фабби сморщилась словно кошка, тоже чихнула и стала сипеть как фагот. В воздухе повеяло какафонией. Крисп покачал головой и начал пробивать щелбаны проигравшему Фаю. В ушах капелью прозвенела простенькая песнь синицы, сидевшей за окном.

– Мне кажется, что я люблю тебя, – сказал Игорь. – Будто мы с тобой потерянная колония пожирателей темной материи.

– Меня? – не понял Фай.

Он потер кулак, но не смог прямо посмотреть в светло-зелёные глаза Игоря.

– Просто увидел и знал, что полюбил. Я увидел тебя — и знал, что ты — моя любовь, – как тетерев токовал Громко, не слыша никого вокруг. – Жизнь без тебя была сном путника, коснувшегося черных вод зачарованного ручья…

Касание губ не заставило долго ждать. Романтичная связь развивались стремительно – кулак Фая стартовал будто сам по себе. Рэп-исполнитель рухнул как подкошенный децл.

– Сурово, – одобрил Мартин, – но справедливо. Задал от всей нашей канцелярской гвардии. Нечего на нашу Фабку руки загребущие разевать.

– Я думал он мне, – растерянно признался Фай.

– Если бы тебе, то тут бы уже стоял человек с топором.

– Да он шутит, – фыркнула Фабиолла, – Фай такой забавный…

Фай покраснел от неожиданного, но приятного смущения, а тут еще и видение Фабиоллы, прикрытой лишь мышиными ушками и хвостиком… «Достойный объект для королевской охоты. Даже самому Дадону такая бы впору пришлась…» – подумал он.

«Каждому положен социальный метр» – сказал внезапно включившийся телевизор на стене.

– Даже два, – прокомментировала Фабиолла, – вглубь.

Наваждение с Фая спало.



[1] Операция Highjump (OpHjp, «высокий прыжок», официальное название – англ. The United States Navy Antarctic Developments Program, 1946 – 1947 –ПрограммаВМССШАпоосвоениюАнтарктики, 1946 – 1947) – американская антарктическая экспедиция, организованная ВМС США в 1946 году, в целях исследования Антарктиды. Руководителем экспедиции был контр-адмирал в отставке Ричард Бёрд, командование Оперативным соединением 68 осуществлял контр-адмирал Ричард Крузен. https://ru.wikipedia.org/wiki/Highjump_(операция_ВМС_США)

[2] Аненербе (нем. Ahnenerbe — «Наследие предков», полное название – «Немецкое общество по изучению древней германской истории и наследия предков») – организация, существовавшая в Германии в 1935—1945 годах, созданная для изучения традиций, истории и наследия германской расы с целью оккультно-идеологического обеспечения функционирования государственного аппарата Третьего рейха. https://ru.wikipedia.org/wiki/Аненербе

+4
19:25
183
22:36
+3
Я даже не знаю, с чего начать рефлексию… Ну, во-первых, спасибо за творчество!
Во-вторых, ранее мне казалось, что фильмы Кевина Смита побороли мою брезгливость к избыточному натурализму. Не фига. Ещё и полудлинные пряди…
В-третьих, текст всё же был прочитан, а потом и перечитан. ok По ходу, из «компиляции» действительно получится самостоятельная книга. Есть второстепенные персонажи и главные герои, хронотоп, сюжет (интрига появилась). Ну, и авторская ирония на хорошем уровне.
В-пятых, это до сих пор единственный текст, в котором классно искать перлы, ибо они тут отборнейшие.
06:06
+1
blush да, я во тоже уже подумываю об отдельной книге
Кевина Смита, если что, не знаю pardon
22:50
+3
Что-то несколько не то (может, у меня завысились ожидания)… видно, чем глубже в лес, тем больше корявых деревьев и болотце все ширится… если предыдущая серия как удивительная психоделика, то эта на ее фоне теряет блеск. Конечно, сравнивать — дело неблагодарное.

Спасибо за тяжкий труд, Влад! Памятник точно надо заказать, мьсе Гошахомка, ты где? Айда, соберем на фигурку? Понравилось или нет, это не самое важное. Самое важное в мастерстве Влада-собирателя и интерпретатора.
22:53
+2
Вот да, уже другое. Мне кажется, там, где появятся новые персы, такая психоделика будет сохранятся, т.к. сюжет прорисовывается не сразу. А конторские ребята устаканились (ой ли?).
По сколько скидываемся? И может, на медаль с грамотой всё же?
так рассказы же разные blush
12:05
+1
Айда, соберем на фигурку?
Всегда готов! Отправлять на Слона?
00:40
+1
Все не так и все не то?! Ну это нормально. Не могут же все главы, и все серии быть одинаковы. В одной больше экшена, в другой новая линия, в третьей юмор сплошь. Чтоб не привыкали. Одно пока остается неизменным, авторский стиль, надеюсь останется на высоком уровне. Хотя столько серий трудно держать высокую планку.
Памятник, говорите? Ну памятник ему еще рано, а вот призовую статуэтку, за самые оригинальные комментарии к конкурсным рассказам — добро. Я в доле. Кому закажем? Я тут погуглил, Коненков с Мухиной уже недоступны.
кто такие Коненков с Мухиной?
07:38
Это гении, Влад!
«там все мои друзья и каждый третий — гений...» ©
Загрузка...
Катерина Риш №1