Ясмина Сапфир №2

700 граней (22 серия) – Соединяет потроха седой паромщик

700 граней (22 серия) – Соединяет потроха седой паромщик

Краткое содержание: Паромщик – Туннель Абсолютное оружие В жизни Краска Кир сказал «мир» Аделаида Ироды нашего века Смысл исканий Новая жертва Каина Счастье внутри Лодочник и звезда Заговорённая Никто не умрет Синева

– Надо натянуть под окнами ленту с табличкой «осторожно, суицид», – девушка медленно повернулась к окну и подняла взгляд.– Скажите, а вы кот-андроид? – мило улыбнулась она, приоткрыв ящик с молотком. – Синтетический организм?

– Кто? Я? – удивился кот и даже зрачки его стали какие-то полуквадратные. – Нет, я вполне живой… теплый и пушистый…Можете даже погладить, – смущенно предложил он.

– Что привело вас в эту юдоль скорби, причем преждевременно? – кивнул на календарь Криспиан.

– Я слышал, – кот мурлыкнул, – у вас назревает кризис?

– Возможно, что с того?

– Искусственный кризис…

– Все равно, не понятно, при чем тут вы?

– Он часть той силы, что вечно желает зла и вечно делает добро, – усмехнулся Мартин, проверяя ногой под столом верный топорик.

– Зависит от оплаты, – усмехнулся в ответ кот. – Я пришел пораньше, чтобы предложить свои услуги на две трети дешевле. Палтус в кляре, как аванс, меня вполне устроит.

– А если мы скинем сверх того еще на две трети от двух третей? – спросил Мартин, на столе которого лежало прижизненное издание книги Джона Мейнарда Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег».

– У вас кабальные условия, – покачал красным карандашом кот. – А это предложение адресуйте гостопменеджерам и игрокам сборной по футболу.

В углу начал едва заметно колебаться воздух и послышался далекий, на грани слышимости, задорный перезвон.

– Не поминайте их всуе, – одними губами прошептал Мартин, – у нас тут есть хищный гомофоб четвертого уровня.

– А говорите, кризиса нет, – расцвел весенней улыбкой кот, – как же нет, если процветает нетолерантность на грани гомоцида?

– Спасибо, мы сами с этим справимся, – твердо сказал Криспиан. – У нас наработан положительный опыт.

– А когда дедушка Ленин придет, вы тоже сами справитесь?

– А что, – осторожно спросил Фай, – Ленин придет?

– Печник был, – резонно заметил Чернокнижник, – почему бы и Ленину не наведаться? Тем более, там какой-то котенок пропал… – он внимательно посмотрел на кота.

– Ладно, не нужен пока, так не нужен, – заторопился кот. – Пойду я…

– Не смеем задерживать, – кивнул Крисп, – будет время, заходите. Побеседуем о падении общего уровня литературы, попаданцах и женском фэнтези.

– Это я завсегда, – согласился кот. – Не могите сумлеваться. Вот, например, – он распахнул блокнот, – автор пишет, что, цитирую: «платье в пол», но не уточняе в пол чего?

– Хорошо бы в пол цены, – вздохнула Фабби.

– Согласен, вот еще: «Поле… защищало скрытое за ним от любых внешних проявлений трехмерного мира. Закручивались игольчатые выступы, и, … корабль превращался в полупрозрачное дымчатое пятно. Неведомым образом рвались связующие пространство нити, а вместе с ними и любой способ преодолеть место разрыва. Единственным, что связывало его в тот момент со Вселенной, оставалось вездесущее время»

– И что? – спросил Мартин.

– А то, что потом он уверяет, что корабль в таком состоянии идет на таран. Что скажете?

– Я не физик, – дипломатично отмахнулся Мартин, – но так понимаю, что если хочу кого-то ударить в челюсть, то должен взаимодействовать с ним не только во времени, но и в пространстве.

– Верно, – кивнул кот. – Я пошел. Кстати, если нужны рекомендации, то у меня есть от Игоря Евгеньевича…

– Лучше бы от Игоря Ивановича, – усмехнулся Крисп.

– От Игоря Ивановича я ни рекомендации, ни колбасу не возьму, – отрезал кот, шагнул за окно и пропал.

– Разобьется? – спросил сердобольный Фай.

– Даже если разобьется, то воскреснет в продолжении, – махнул рукой Мартин. – Проверено уже.

– А насчет Ленина это шутка?

– Почему шутка? – спросила девушка. – Я помню, когда мертвый дед ко мне приходил, мне было не до шуток.

– Мертвый дед? К тебе?

– Это еще в детстве было. Сижу я такая на холме, цветов нажралась и на Солнце пялюсь, пятна ищу. Ветер волосами играет, желудок бурлит, улитка каракатицу насилует и все в такой истоме, что даже неохота бежать искать где-то туалет. Тут шаги за спиной. Поворачиваюсь, дед. В джинсах и ботинках, в которых похоронили. С налипшей кладбищенской грязью. С черным зонтиком, который подарил ему Андропов. Борода завязана в семь косичек, как у спятившего гнома. Глаза такие добрые, голубые… – она замолчала.

– А дальше? – не выдержал Фай.

– А дальше он как заорет: «Говорил же, падла, не трогай окорок в чулане!», что я сразу про поиски туалета забыла и обгадилась прямо там. Потом бежала до дома обгаженная и окорок с тех пор не ем. И плеер с кассетой группы «Краски» там посеяла, но искать не пошла, пока мне не стукнуло четырнадцать.

– А что случилось в четырнадцать?

– Поверь, Фай, тебе лучше не знать.

– А этот Игорь Евгеньевич, он кто?

– Игорь Евгеньевич матерый зубр и друг самого Хомского, – непонятно объяснил Криспиан. – Больше тебе знать пока рано. Допуска у тебя нет, стажер.

– Фаб, а про улитку и каракатицу это аллегория? – спросил Мартин.

– Это жизнь, – девушка демонстративно надела наушники и громко включила альбом «Between Angels And Insects» группы «Papa Roach».

– И что с ней случилось в четырнадцать? – тихо спросил Фай.

– Едва не сошлась с горбатым вдовцом, – объяснил Мартин, – но родители не дали денег на приданное, а женишок был жаден, как Плюшкин и удавился, узнав, что Фабби купила за его счет колечко.

– Всего то?!

– Она потом четыре года кутила, продав кольцо.

– Фига се!

– То-то же.

– Так, хватит сплетничать, – Криспиан подхватил телефон и забросил в карман. – Фай, за мной. Мартин, остаешься за старшего. Только сильно не вассерманьте тут.

– Постараемся.

– А вы куда?

– Прокатимся до морга, проверим, как соблюдаются права мертвецов.

Диане было не до смеха. Не до смеха ей было еще с «майских указов», но сейчас приперло просто край. Гурьба детей вилась вокруг, словно мухи вокруг трупа грифа. В голове стучало после вчерашнего. Мешать текилу с кока-колой из алюминиевых банок и кокс с солеными огурцами было чистым безумием. Дети равномерно рассредоточились и затаились. «Хоть бы вы опять подохли, маленькие засранцы!» – безнадежно подумала Диана.

– Завязало бы вас петлями Мебиуса[1] да вокруг бутылки Клейна[2]! – мертвенно-бледными губами прошептала она.

При мысли о бутылке стало совсем плохо и она выскочила из морга на свежий воздух. А все скотина лысая Курков, завотделением, виноват. Толкнул вчера кому-то свежую печень, прихватил для кого-то голову и предложил обмыть в ночном клубе, а Диана сдуру согласилась. Хотя выбора у нее не было. В аспирантуре мехмата она делала отличную карьеру, но однажды увлеклась на «факультативе» в не самой выгодной для рассуждений позе и откусила член декану. После такого казуса научная карьера талантливого математика умерла в зародыше. Хорошо хоть Людвига – сводная сестра, получавшая после филфака второе высшее по профилю криминалистической экспертизы текста, устроила через свои связи в морг. Работа не пыльная, а благодаря Куркову еще и неожиданно прибыльная. Главное, снова не залететь. Завотделением, будучи хорьком-консерватором, не любил презервативы и опасался орального секса, памятуя об ошибке, стоившей девушке математической карьеры.

На воздухе стало легче и девушку вырвало. Теперь она напоминала чем-то блудливую козу, нагло забравшуюся на хозяйский двор. Было в ней особенное, притягательное, и в то же время опасное.

– Добрый день, хотя и не для вас, – перед задумавшейся Дианой стояли двое парней.

– Добрый, – сплюнула вонючую вязкую слюну пришельцам под ноги и поправила выбившуюся из прически прядь цвета соломы.

– Мы пройдем? – показал на дверь морга тот, у которого на пиджаке был синий бейдж «Криспиан».

– Нет, сюда посторонним вход воспрещен.

– Нам можно, – парень достал и распахнул удостоверение, закрыл, спрятал.

– Ой, – ноги подкосились и Диана бы упала на заблеванную траву, но ребята шустро подхватили.

Тот, что молчал, еще и пощупал налитой бочок девушки, скользнув шаловливой рукой к бедру. Диане было не до возмущения. «Просто им дать или еще и деньгами?!» – мячиком пинг-понга металась в голове мысль и даже не родившиеся мертвые дети, кричащие: «Мир!», отошли на второй план.

– Я готова… – начала девушка.

– Вижу, что готовы, – усмехнулся Крисп, – но расписывать вас на двоих на столе патологоанатома мы не станем. Нам нужны трупы. Покажете?

– Так точно! – сама не поняла, как вырвалось. – Пройдемте. Что конкретно вас интересует? – в холодной мертвецкой к ней стало возвращаться самообладание, особенно когда заметила, как от запаха мертвечины поморщился «щупач».

– Неопознанные трупы где?

– Вот, вот и вон там.

– Посмотрим.

Диана послушно начала откидывать клеенки с тел, стараясь стать так, чтобы свет гудящих люминесцентных ламп, пройдя через халатик, показал ее фигуру в выгодном ракурсе.

– Это кто? – Крисп ткнул пальцем в пышную грудь мертвой блондинки с полусточенным боком.

– Полина, студентка. Жертва ДТП.

– Х-м… – Криспиан быстро пощелкал камерой мобильника.

Фай с трудом боролся с тошнотой.

– Это?

– Маргарита, тоже студентка. Взорвалась изнутри.

– Вот и наша знакомая, – подмигнул Фаю Крисп и снова начал фотографировать. – Марьяна зачищает следы? С ней кто-то был?

– Еще двое: Георгий Максимов и …

– Геннадий Ошметкин! – голосом Якубовича, объявляющего: «Сектор приз!», досказал Крисп и приподнял козырек, лежащий рядом с трупом. – Вот почему рецепшен опять пуст.

– Нет, – покачала головой Диана, – в студенческом написано, что он Ярослав Ошпаркин.

– Шифровался, перевертыш, – Криспиан щелкал камерой словно клювом. – От судьбы не уйдешь. У него жена и ребенок погибли, – объяснил Фаю, – теперь он их догонит. Причина смерти?

– Поражение костными осколками скелета Маргариты…

– Забавно. Ну точно Марьяна.

– Все они слушатели курсов крупье при ВШЭ, – отчеканила Диана. Память математика не пропьешь.

– Кто у вас еще тут?

– Артур Исаакович Броцман, тоже ДТП.

– Многовато у вас ДТП с мокрухой на районе.

– Я тут при чем? – пожала плечами девушка, не забыв взволновать грудь. – Это пускай ГИБДД, или как они там сейчас называются, отвечает.

– Так, а это у нас что?

– Я не знаю, тело не опознано…

– Голова где? – зловеще спросил Криспиан.

– Я не виновата!!!

– Где голова? – резко хлестнул тыльной стороной левой ладони, разбивая лицо девушке.

– Олег Николаевич Курков, завотделением пульманологии забрал, – Диана держала руки по швам и преданно устремила на Криспиа на большие, темные, как ночное небо, искрящиеся слезами глаза.

Кровь стекала по лицу на белый халат, а внутри все пульсировало от возбуждения. Диане давно не попадался такой самец и она была готова отдаться прямо на трупе Гены.

– При чем тут пульманология?

– Не знаю, но рулит тут он.

– Хорошо, разберемся. Пошли, Фай.

Мужчины двинулись к выходу из царства смерти. Диана потерянно смотрела вслед.

В дверях Крисп повернулся.

– У нас вакантно место на рецепшене… Не желаете сменить работу на менее пахучую и более теплую?

За несколько секунд выражение лица сменилось с испуганного на радостное.

– Я согласна!

– Тогда пошли с нами, – он шагнул за порог.

Девушка, прихватив трупик маленького Сида, стремглав кинулась за ним. Возле пушистых елочек с хвоей, синей на кончиках иголок, столкнулись с пьяным парнем. Майка обнажала большую татуировку с рогатым черепом пеликана на левом плече и надписью К.А.САИД-228 под ним.

– Что смотрите, вивисекторы? – с вызовом спросил татуированный, размахивая догоревшей до фильтра сигаретой. – На кого смотрите? Дианка, ты куда?

– Это кто? – спросил Диану Крисп.

– Это Дима Резкий, сын Куркова…

– Чего смотрите, козлы? Я вас сейчас! – Дима набычился, будто страдал геморроем. – За меня Саня Плотный впишется!

– Фай, работай, – разрешил Криспиан.

Фай привычно врезал ногой в голову. «Золотомолодежный» быдлан без звука рухнул на асфальт. Башмак слетел с его ноги и отлетел к воротам. Охранник сделал вид, что ничего не происходит и демонстративно отвернулся.

– Сумку забери, это трофей, – разрешил Крисп, пнув поверженного в пах.

Фай снял с плеча лежащего ремень спортивной сумки.

Диана грохнула Сида на лицо Димы:

– Вот тебе твой выродок! – плюнула вслед. Жизнь налаживалась на глазах. – Мобильник возьмите, – подсказала она, – у него труба понтовая.

Фай посмотрел на начальника.

– Бери, – разрешил Криспиан и снова врезал в пах, – загоним. Бензин на поездку отобьем.

– А мне надо трудовую забирать? – Диана преданно сомтрела в глаза.

– Зачем? – пожал плечами Криспиан. – У нас можно без трудовой… Все равно долго на рецепшене никто не задерживается.

– Тут еще лопатник… – сказал Фай.

– Бери и погнали.

– На память! – Диана ткнула каблуком-шпилькой под левый глаз Резкого. – Будешь помнить, подонок, как руки распускать!

По пути к машине прошли мимо троих малолетних дебилов, играющих с баскетбольным мячом.

– Физкультурой занимаются? – спросил Фай, косясь на здоровенный нож, заткнутый за пояс драных шорт одного из игроков.

– Дети вкладчиков в строительство стадиона «Зенит-Арена», – со знанием дела объяснил Крисп, открывая машину. – Вместо денег родители получили китайские мячики и теперь дети до отупения пытаются их сломать, – раздался звон разбитого стекла и мат охранника больницы.

Ребятня кинулась врассыпную. Машина тронулась. Фай открыл сумку, изучая добычу.

– Сетевой кабель и транквилизаторы.

– Вот кто воровал кабель, – сказала Диана. – вот кого все сетевики проклинали. Не успевали сетку протянуть по больнице, как кабель исчезал.

– Папаша покрывал? – спросил Фай.

– Дядя, у него дядя заведующий клиникой. Кирилл Витальевич Пальто, по кличке Конь в Пальто. Любит при сексе надевать на себя уздечку и кожаное седло и чтобы партнерша ржала как лошадь, – само собой вырвалось у Дианы.

Она вспомнила, как он игогокал, изливая горячую сперму.

– Коррупция и кумовство извращенцев в одном флаконе, – Криспиан аккуратно вел тачку в потоке разномастных машин. – Это мы удачно зашли. По всем человеческим законам это семейка паразитов. А ты не волнуйся, – повернулся к Диане, – теперь этому подонку будет не до девушек, он будет тихонько срать кирпичами. И тебя никто не тронет, ты как заговоренная.

«Да и кто на нее позарится, после седла?» – подумал Фай, но благоразумно промолчал.

– Спасибо, – она отвернулась к окну и молчала всю дорогу.

Счастье расцветало глубоко внутри, куда так и не смог проникнуть ни один из начальников, думающих, что только от одного лишь их голоса у Дианы должен быть оргазм. Больше никто из этих проклятых докторищек не заставит ее играть в «Звезду и лодочника».



[1] Ле́нта Мёбиуса (лист Мёбиуса, петля́ Мёбиуса) – топологический объект, простейшая неориентируемая поверхность с краем, односторонняя при вложении в обычное трёхмерное евклидово пространство. https://ru.wikipedia.org/wiki/Лента_Мёбиуса

[2] Бутылка Клейна (или Кляйна) – неориентируемая (односторонняя) поверхность, впервые описанная в 1882 году немецким математиком Ф. Клейном. Она тесно связана с лентой Мёбиуса и проективной плоскостью. Название, по-видимому, происходит от схожести написания слов нем. Fläche (поверхность) и нем. Flasche (бутылка). https://ru.wikipedia.org/wiki/Бутылка_Клейна

+4
16:30
423
19:32
+3
Аллюзии на «Мастера и Маргариту» всё прозрачнее и прозрачнее… Неспроста это!
19:35
+1
только ли?
20:12
+1
Нет. Спасибо smile
там не только «Мастер и Маргарита»
20:32
+2
Так. Перечитаю завтра на свежую голову. Пока только отголоски «Казуса Кукоцкого» ощущаю.
20:35
+1
странно… я его не читал
20:38
+1
Да я знаю, что просто мой субъективный глюк на Диану)
20:43
+1
«Ленин и печник», но это уже было…
20:43
+1
понятно
20:46
+1
blush люблю этот стишок
20:21
+3
Ну что сказать о новой серии, собственно это и не серия, сама по себе, а соединение серии предыдущей и возможной, последующей. Почему с возможной? Да потому. «Идет охота на Котов! Идет охота!». Вот, а кому неохота, те изощряются в изящной словесности. Н-да. Ибо нечего тут, это вам не Роттердам. Слово за слово – рубим обоих. И это наше все. И навсегда.
Так по существу дела, э-э-э серии. Сдается мне, Крисп был не прав. Про несвоевременность. Первая причина – это наглая активизация менеджеров, после новогодних излишеств. Вторая причина – это природно-инстинктивные замыслы котов. К тому же, есть сведения, что зима понесла и вскоре разродится весною. Уже заметно, демонстративно вспухшими сугробами, склочным галдежом ворон и, опять-же, вездесущей активностью менеджеров всех звеньев, различных, многочисленных комиссий и проверок. Все готовимся к 8/18 марта. Потом будет легче.
СЛЕДУЮЩИЙ будет определен. Мы, это уже давно решили.
Вот и приснопамятный Криспиан, сотоварищи, тоже поспешил с проверяющей инспекцией, по местам печальных обителей. Поверьте, он проявляет убежденную гражданскую позицию, компромиссную политическую конъюнктуру, убедительные лидерские качества, своевременную прозорливость (печник, Ленин, котенок, «Вечерний звон»). Восстановив социальную справедливость в инспектируемом объекте, группа активистов, под руководством товарища Криспа, продолжила триумфальное шествие, привлекая по пути, талантливую, невостребованную молодежь. Внеочередной проверке подверглись объекты физкультуры и спорта. Кроме того, во время движения справедливости (так окрестили марш местные старожители), была проведена работа с населением, в ой-лан-режиме. По результатам бесед вскрылись и были пресечены на корню, различные злоупотребления в виде взяток, воровства бюджета и госсредств. Справедливость восстановлена, имущество реквизировано.
И мне хочется верить, что это не зря, что настанет новая эра добра и справедливости и канет империя зла — 18.03.18!
Вот таким увил я двадцать второй восход из 700.
Игорь Евгеньевич матерый зубр и друг самого Хомского — Хм. Где-то произошла утечка. Этого никто не знал кроме меня. А я это забыл.
Ваш. Всегда начеку и на слуху — music
20:33
+3
bravo браво Хомский. из Ваших комментов уже можно сложить фанфик к роману macho
20:37
+2
Не помню. что это значит. но раз вы говорите — то что-нить хорошее.
Я просто скромно описываю то, что вижу-очучаю. Как представитель малой народности крайнего севера и тундры.
20:54
+1
адын палка, два струна?
20:56
+2
Как-то так. Да. Это реализьм.
21:00
+1
пишу реализьм, аж три книги ужо
20:34
+3
thumbsup thumbsup thumbsup
Даже толпы смайликов мало за такое!
20:36
+1
rose а это Вам
20:39
+2
Ай-ай-ай, поправьте, пожалуйста (( Я с телефона минусанула. Случайно. Извините((
20:45
+2
Ребят, спасибо, что поправили! dance
21:01
+1
они хорошие у нас
20:37
+3
Влад, а первого февраля прекратите или будете до победного?
если доживу
21:01
+1
а что будет первого февраля?
21:12
+2
Кто его знает.
21:18
+2
будет 23 серия…
23:32
+1
Ура )))
20:40
+3
Думаю, нас не остановят никакие запреты. Атрибутика, символика — два раза ХА! Мы будем демонстративно жрать жирные блины с икрой, пить квас на морозе, обниматься с медведицами и танцевать с матрешками.
20:43
+2
23:39
+2
Ваа, круть. Сегодня я не в состоянии написать развернутый комментарий. Оставлю восторженный отзыв: Very cool, so great, yea! Буду ждать следующую серию.
05:59
+2
«Костромин пикчерз» — мы всегда работаем для Вас
Загрузка...
Александра Черчень №1