Валентина Савенко №1

Когнитивная поэтика. Часть 2. Жги глаголом

Когнитивная поэтика. Часть 2. Жги глаголом

Когнитивная поэтика. Часть 2. Жги глаголом.

Что такое стиль знают все, кто так или иначе, увлекается литературой. Хороший текст, написанный гладким языком, приятно читать. Взгляд приковывают события и персонажи, в то время как сами средства выражения и слова, которыми написан текст, будто растворяются где-то на заднем фоне, мы их не замечаем. А вот плохой текст наоборот — сплошь состоит из слов, из тех слов, которые никак не хотят подходить друг к другу, и складывается ощущение, что предложениям тесно в одном рассказе, что абзацы и отступления так и норовят выскочить из текста и сбежать куда подальше.

Но сегодня мы поговорим не о том, как написать «гладкий» текст. Мы воспользуемся планом выражения, как еще одним способом воздействия на чувственное переживание читателя.

Что есть «чувственное переживание»?

Чувственное переживания читателя; это комплекс ментальных состояний и эмоциональных переживаний человека, связанных с текстом или возникшими в ходе его чтения. Для простоты понимания, представьте, что все, испытываемое вами в ходе чтения — есть одно большое переживание. Так, от одних текстов у меня по коже бегают мурашки, а от других — урчит живот. И мурашки по коже, и урчащий живот — мною чувствуются, все это мои переживания. Задача же заключается в том, чтоб различить какие переживания вызваны плохим обедом, а какие — объективной реальностью самого текста.

Художественное произведение может воздействовать только текстом, (стоящий за спиной автор, который будет разжевывать свой шедевр, в комплекте не поставляется), а это значит, что языковые средства являются одними из основных элементов воздействия на читателя, на ряду с сюжетом и замыслом.

О языке

Провести в языке строгое и простое различение формы и содержания, внутренней и внешней стороны сообщения, не сойдя при этом с ума, едва возможно (да это и не нужно). Поэтому, мы обойдемся упрощенным наивным пониманием, оно сгодиться.

В языке выделяют два плана — план выражения (он же форма), и план содержания (он же содержание). К плану выражения относят форму (способ), в которой выражается какая-то мысль. К плану содержания — сам смысл сообщения, его мыслимую составляющую.

Пример 1.

Я предлагаю вам рассмотреть пять высказываний. Они имеют одинаковое содержание (±), так как утверждают одно и то же, но написаны принципиально по-разному. Попытайтесь сейчас сосредоточиться именно на том, как ощущаются эти предложения. Прочтите их вслух. Сравните, как различается звучание предложений, какие они вызывают ассоциации, эмоции. Возможно, у вас даже возникнут образы людей, которым могут принадлежать подобные фразы.

1.Мне позвонили и сказали, что встречи не будет.

2.Позвонив, меня предупредили об отмене свидания.

3.Я был оповещен об отмене рандеву посредством звонка в телефонный аппарат.

4.Телефонный звонок передал мне отмену встречи.

5.Встречи нет, сказал звонок.

В данных высказываниях различается план выражения (форма), в то время как содержание остается неизменным. Во всех случаях остаются на месте «звонок» и сообщение об отмене встречи. Однако, каждый из способов выражения придает особый оттенок сообщению. И если высказывания 1 и 2 ощущаются нейтральными, то реплики 3,4 и 5 — чувствуются аномальными, странными (да, так задумано, это не ошибка). Достигается эта странность грамматическими и синтаксическими средствами.

Мне больше всего нравится вариант № 3. Словосочетание «звонок в телефонный аппарат» задает ощущение, которое я бы назвал жутким. Непривычное использование языковых конструкций, неправильный предлог, порядок слов и подбор самих слов создают ощущение «не-уютности» или странности. Шкловский называет такой прием остранением (буквально — превращение в странное).

Форма выражения может определять спектр чувственного переживания, отличного от привычного страха за героев и волнения о том, что будет дальше по сюжету. Такие переживания не имеют четкого предмета своего выражения, они задают общую атмосферу повествования, тон, настроение. Поскольку читатель испытывает переживания и не знает, что именно было причиной его чувств, такое воздействия является более глубоким.

Платонов в своих романах («Котлован», «Чевенгур») часто использует эту механику. Он намеренно нарушает правила обыденного языка, выстраивая громоздкие конструкции, нелепые сравнения и обороты. Обилие канцеляризмов, которые в хорошем тексте считаются ошибками, в его работах являются неотъемлемой частью. Такой слог демонстрируют читателю свою искусственность (не естественность), что подчеркивает неестественность самого мира, который описывает автор.

«Толстая тетрадь» А.Кристоф также пользуется этой механиков. Кристоф уже не искажает язык, как это делал Платонов, но наоборот — придерживается сухого, принципиально объективного изложения, не допускающего метафор, сравнений и оборотов. Такая «нечеловеческая» речь задает особой способ восприятия истории. (Эти история меня пугает сильнее, чем байки Кинга)

...И спросила Кроха, что такое хорошо, что такое плохо.

Рассмотрим еще один ряд языковых механик. Зачастую, их относят к ошибкам, и стараются убрать из текста. Но если их поставить в нужное место, они могут оказаться весьма полезными.

Прочите примеры ниже. Как чувствуются фразы? Находите ли вы в них что-то лишнее?

Неуместность. Анахронизмы. Разные по стилистике слова стоят рядом.
  • 1.Мистер с аршином.
  • 2.Орки пошли на митинг.
  • 3.Он работает королем.
  • 4.Нет сомнений в том, что мистер М предатель, ибо таков он сам.
  • 5.И открылись двери автобуса, и вышла из него дама небывалой красоты, и сказала дама...

Это примеры анахронизмов и смешения разных стилистик. Здесь имеются смешение слов из разных эпох\миров, из разных стилей. Все утверждения от этого не перестают быть понятными, но вот то, как они звучат, ничего, кроме ухмылки вызвать не может. Смешение слов из разных дискурсов создает комический эффект. Обратите внимание, что сам эффект — не является ошибкой. Он может отлично зайти в пародийном рассказе, комической зарисовке или антисказке (вспомните фильм «Алхимики» 2000 года, где анахронизм был основой самого сюжета)Ошибкой же будет считаться использование приема не по назначению, в неправильном месте, что не расширяет понимание текста, но препятствует таковому.

Или вот:

Сопутствующая семантика.

В слове звучит вторичный, побочный смысл, когда слово оказывается в неверном месте.

Буквальное восприятие фразеологизма в силу неверного использования.

Попытки сострить.

  • 1.Пыль наводнила улицы.
  • 2.Он засветил камнем в фонарный столб.
  • 3.Спрятал голову в ладонях, стараясь взять себя в руки.
  • 4.Картина полного опустошения.
  • 5.Силясь побороть слабость.
  • 6.Мужчина с кремовыми пирожками.
  • 7.Сидя за одним столом в столовой, он чувствовал себя не своей тарелке.

Обратите внимание, как использование некоторых слов, деформирует основной смысл фразы, придавая некий побочный смысл. Если в предыдущем случае сами слова принадлежали к разным стилям, к разным дискурсам, и их смешение приводило к смешению самих стилей, то слова из примера выше сами по себе вполне нейтральны. Они нейтральны по своей сути, но вот оказавшись рядом — словно вступают в химическую реакцию. Основной смысл фразы остается понятным, однако на дне пробирки остается какой-то осадок, в виде дополнительного смысла. На этом эффекте основан троп «каламбура».

Можно ли куда-то применить такие «каламбуры» в художественном тексте? Думаю, вам виднее. Как по мне, это хорошие «плохие» каламбуры.

Как показать персонажа, который не умеет шутить? А пусть он говорит этими нелепыми фразами.


Профессионалам, зарплаты навалом...

Посмотрим теперь, как работают профессионалы. Я предлагаю рассмотреть фрагмент из повести А.Грина «Корабли в Лиссе». Прочтите этот отрывок в слух и с интонацией. Сразу же после прочтения, опишите свои ощущения? Какой этот город Лисс? Хочется ли вам в нем оказаться? Побудьте в этом ощущении. Затем, вновь прочтите фрагмент, но уже сосредоточившись на том, что же именно описывает автор.

Нет более бестолкового и чудесного порта, чем Лисс, кроме, разумеется, Зурбагана. Интернациональный, разноязычный город определенно напоминает бродягу, решившего наконец погрузиться в дебри оседлости. Дома рассажены как попало среди неясных намеков на улицы, но улиц, в прямом смысле слова, не могло быть в Лиссе уже потому, что город возник на обрывках скал и холмов, соединенных лестницами, мостами и винтообразными узенькими тропинками. Все это завалено сплошной густой тропической зеленью, в веерообразной тени которой блестят детские, пламенные глаза женщин. Желтый камень, синяя тень, живописные трещины старых стен: где-нибудь на бугрообразном дворе — огромная лодка, чинимая босоногим, трубку покуривающим нелюдимом; пение вдали и его эхо в овраге; рынок на сваях, под тентами и огромными зонтиками; блеск оружия, яркое платье, аромат цветов и зелени, рождающий глухую тоску, как во сне — о влюбленности и свиданиях; гавань — грязная, как молодой трубочист; свитки парусов, их сон и крылатое утро, зеленая вода, скалы, даль океана; ночью — магнетический пожар звезд, лодки со смеющимися голосами — вот Лисс.

Это гениальное описание!

Оно тяжелой, громоздкое. Последнее предложение — просто ужасное, его трудно прочитать влет с первого раза. Но до чего это яркое описание. Живое, дышащие жаром. Оно захватывает дух. Но как?

Контраст. Грин пишет так, что мы влюбляемся в эту грязь, неопрятность. Он соблазняет нас, представляет обаятельным то, что никак не может таковым быть (и грязна гавань, и забросанная зеленью улочки).

Он прельщает нас как описание красоты, так и красотой самого описания. Он переплетает реалистическое описание, с поэтическими образами и метафорами. Его яркие мазки подобны картинам импрессионистов.

Нет более бестолкового и чудесного порта Соседство слов разной коннотации «бестолковы» и «чудесный» создают контраст. Да и определение «бестолковы» применительно к порту создает образ, так как не понятно, что значит «бестолковый порт».
...город определенно напоминает бродягу, решившего наконец погрузиться в дебри оседлости. Прекрасная метафора, которая еще и образ.
Дома рассажены как попало
Все это завалено сплошной густой тропической зеленью, в веерообразной тени которой блестят детские, пламенные глаза женщин. «Завалено» — слово прибавляет немного небрежности городу. Детские, пламенные глаза женщин — только счастливые женщины могут иметь такие глаза.
Желтый камень, синяя тень, зеленая вода Описание цвета, но не привычные пары: синее море, голубое небо, желтое солнце и т.д, но новые, необычные пары. И даже вода, не синяя, но зеленая.
ночью — магнетический пожар звезд, лодки со смеющимися голосами Магнетический пожар звезд — это чистая поэзия. Я не знаю, как это понимать, это какое-то чистое впечатление. Лодки с голосами — нам не показывают праздник, но если на лодках голоса смеются, значит люди радуются.
аромат цветов и зелени, рождающий глухую тоску, как во сне — о влюбленности и свиданиях И вновь поэзия, лирика. Мне не знаком аромат цветов, который рождает глухую тоску, но я догадываюсь, что это какое-то очень интимное, а потому и ценное, чувство.
гавань — грязная, как молодой трубочист Без комментариев
свитки парусов, их сон и крылатое утро Поэтические образы.

Я, без стеснения, восхищен этим описанием. В нем грамотно использованы все доступные языковые средства, описание ведется сразу в нескольких регистрах. Это и описание фактическое (то, что в городе есть), и описание отношения (автору этот город явно симпатичен), но также есть и описание знаковое. Грин не говорит о некоторых вещах, но намеком дает понять их природу. «Лодки со смеющимися голосами» — не только образ, но и информация о людях, о их досуге. Если на корабле «смеющиеся голоса», значит — люди радуются. Но Грин не описывает праздник или радость людей, он просто пишет так, что к этой мысли читатель приходит самостоятельно (и, рискну предположить, что приходит к мысли совершенно бессознательно, но об этом в другой раз;)

Вместо заключения.

Надеюсь, подготовленный для вас материал, позволил вам уловить ту скрытую от читателя работу языка, связать между собой форму и содержание выражения, а также приметить пару приемов к будущим рассказам.

За пределами статьи остались лингвистические тонкости соотношений планов, описание всех возможных и известных языковых фигур (метафор, метонимий, синекдох и т.д.); мы не коснулись различия между метафорой, образом и знаком. Об этих вещам мы еще успеем поговорить в следующих встречах.

Домашнее задание.

А как вы думали?)

Для закрепления материала, предлагаю вам написать, под блогом в комментариях, небольшой текст в качестве задания.

Экспозиция — молодой человек признается в любви девушке.

Задача: напишите небольшой абзац (5–7 строчек) на тему «признание в любви», но напишите так, чтоб от такого признания стало тошно (читателю), так, будто человек признающийся в любви — сам опечален этой новостью.

П.С.

Понравилась статья? Поддержите автор лайками, подпиской на группу в ВК https://vk.com/anspoetic , и репостами.

С уважением всегда ваш, Гробарь А.Э.

+6
17:30
299
08:59
Я был оповещен об отмене рандеву посредством звонка в телефонный аппарат.

«Не позволяйте вогонам читать в вас стихи» ©
У меня «звонок в телефонный аппарат» вызывает ощущение между «сидя у окна, проехала карета» и «стремительным домкратом». Что-то чеховское есть в этом «звонке в аппарат».
16:38
«стремительный домкрат» — это не ощущение, но ассоциация. Принцип похож, не даром это именно нагромождение, но у этого нагромождения может быть какой-то чувственный образ, или переживание.
10:01
+2
Я был оповещен об отмене рандеву посредством звонка в телефонный аппарат.

На мой вкус это самый что ни на есть канцеляризм. Возможно, это уместное выражение для стилизации текста начала 20го века, но для современной речи не годится.
10:52
Так написано, что так и задумано
11:08
угу… Это я от Костромина заразилась.
16:40
+1
Это не «уместное» предложение. Это пример)
Как уже сказали, так было задумано.
У того же Платонова — такие конструкции основа самого изобразительного принципа. Кафка также не отличается особой поэтичностью.
Считать это ошибкой? Все зависит от вашего понимания «художественности» и «литературы».
А как вам отрывок из Грина?)
16:47
+1
А как вам отрывок из Грина?)

Влад Костромин не одобрил бы no
16:49
Но вы же не Влад)
Или вас не вдохновило описание?
17:03
Но вы же не Влад)

А что, это так бросается в глаза? laugh

Перечитал еще раз. И меня еще ругали за слишком красочные описания в «Косточке персика»
Я люблю подобную поэзию в прозе. Эпизод с повышенной жирностью. Много такого подряд читать — уровень холестерина зашкалит. Но если автор умело чередует такие высококалорийные эпизоды с более легкими — должно читаться на ура.

От читателя требуются дополнительные усилия, но погружение выходит эмоциональнее и сильнее сразу на всех уровнях — сразу чувствуешь запахи, ощущаешь фактуру, видишь цвета.
17:10
Это верно. Слишком долго выдерживать интенсивное воздействие нельзя. Даже в фильмах, боевые сцены перемежаются с отступлениями и паузами, чтоб дать зрителю отдохнуть.
Меня фрагмент удивил не сколько сложностью (все же, я бы его упростил), но именно контрастностью и нетипичными метафорами.
Гавань, грязная как молодой трубочист — это что-то.
Но обратите внимание, запахи и фактуру чувсвуешь не потому, что автор их описывает, но потому, что помещает читателя в то место, где можно это всё почувствовать.
Он не описывает, в буквальном понимании, но переносит читателя в описываемое место. А это, очень круто.
17:27
Заряженное воображение читателя само дорисовывает необходимые детали. Как-то так pardon
17:31
Можно будет как-нибудь помозговать на эту тему.
Откуда у читателя берутся «эмоции» и «образы». Кто-бы что ни говорил, но эти процессы обеспечены психологическими механизмами. А это значит, что их можно описать.
18:25
Образы складываются как лего-конструктор из деталек, находящихся в голове у читателя. Но детальки у каждого разные, поэтому и воспринимаются одинаковые тексты по-разному. Все зависит от жизненного опыта, пристрастий, особенностей личности. Кто-то при слове «гитара» видит гибсон flying v, а кто-то цыгана с семистрункой. Ну и так далее. Я похожие мысли попытался в свой рассказ впихнуть, но народ не проникся sorry
20:13
А что за рассказ?
20:43
Тот что сейчас на сковородке жарят
21:28
Ознакомился, интересный рассказ. Вернее, совершенно не интересный, и это интересно. Рассказ «не работает». Все на месте, но не играет, не понятно что к чему и почему.
К середине я напрочь утратил нить повествования. Почему?
Думается, причина тому не стиль. Стиль простой, безхитростный.
В чем была ваша задумка, и почему, на ваш взгляд, она не сработала?
21:32
Это конечно все равно что пытаться объяснить соль анекдота, человеку, которому не было смешно. Но когда-нибудь потом после прожарки, я напишу пару строчек в его защиту — за что я люблю этот рассказ и почему я считаю, что надо было написать его именно так, а не иначе.
21:38
вообще-то, я только что, так завуалировано и ненавязчиво, предложил ваш рассказ совместно проанализировать.
у меня есть несколько гипотез, на этот счет, да и вам интересно услышать обратную связь (не просто так же вы выложили текст на сковородку).
вот только мне кажется, что «ошибки» текста находятся на ином уровне, нежели хороший стиль\внятные персонажи\грамотность и тд.
21:42
Мне, конечно, любопытно было бы почитать ваши гипотезы. Но, вы сами понимаете, я предвзят при анализе своего текста.
21:50
поэтому я и спрашиваю, в чем была задумка (если она была).
Анализ текста можно проводить следующими способами:
1. Искать грамматические и стилистические ошибки. Править фразы, слова и т.д.
2. Оценивать оригинальность авторской идеи и красоту исполнения.
3. Оценивать содержание, наличие цитат, аллюзий и вообще по культурном контексту.
А еще можно смотреть соответствие выбранной художественной формы художественной цели. А так как вы подчеркнули, что хотели рассказ написать именно так (именно в такой форме), значит вы явно что-то имели ввиду.
22:11
Это был эксперимент, если хотите. Автор хотел создать что-то, что не эксплуатировало бы существующие шаблоны, такие как, например: субъект Х перемещает объект Y из точки А в точку В, чтобы предотвратить/вызвать событие Z.
Цель автора была создать как можно более странный рассказ с попыткой ломки четвертой стены и отсылками текста к самому себе. По форме задумывалось, что-то вроде ленты мебиуса. Один из образов, над которым автор размышлял в процессе работы над рассказом — два зеркала, размещенные друг напротив друга. Собственно, рабочее название было «Зеркало и фрактал». Это должен быть текст о тексте о тексте… и т.д. Замысел должен был подчеркиваться особой структурой рассказа.
Основным источником вдохновения послужил рассказ Борхеса — «Пьер Менар, автор Дон Кихота». Второстепенными источниками вдохновения был роман «Человек в высоком замке» Филипа Дика, компьютерная игра «Мор. Утопия» и фильм Феллини «8 1/2».

Изначальной идеей было изобразить писателя, который пытается написать новую книгу, но у него все время выходит один и тот же текст и он из-за этого сходит с ума. В процессе написания постепенно доминирующей стала мысль о том, что с точки зрения долгосрочной исторической перспективы выдуманные книжные персонажи равняются реальным историческим личностям. Поэтому персонаж книги также по своему реален, как и настоящий живой человек. Плюс автор посчитал уместным обогатить текст мыслями о субъективности восприятия текстов — о том, что читатель текста важен не меньше того, кто его написал.
22:20
А почему о себе в третьем лице?)))
Задумка серьезная. Здорово.
Рекурсия текста, лента Мебиуса, персонаж=автор. Это игры с топологией и перспективой восприятия.
А почему вы не использовали нестандартные повествовательные формы, но решили вести повествования от первого лица?
Несобственная прямая речь, свободный косвенный дискурс, плавающий повествователь — это хорошо зашло для такой идеи.
Посмотрите «Набор» Набокова, как он играет с этими вещами.
22:36
А почему о себе в третьем лице?)))

Чтобы хоть немного абстрагироваться от текста и попытаться взглянуть со стороны

решили вести повествования от первого лица?

Интуитивно. Самому сейчас сложно сказать почему так. Возможно, смена ракурса в финале при такой подаче ощущается острее, как мне показалось.
Зато могу объяснить, почему место действия происходит в Восточной Европе — ехал в машине и вместо музыки слушал аудиокнигу с рассказами Карела Чапека и понравился этот своеобразный чешский колорит

Посмотрите «Набор» Набокова, как он играет с этими вещами.

О! Спасибо, обязательно ознакомлюсь.
22:42
+1
Еще рекомендую освоить такую вещь как «несобственная прямая речь». На пальцах объяснять долго, но можете взглянуть сюда. (На примере Чехова)

doc.knigi-x.ru/22filologiya/151448-1-sposobi-peredachi-chuzhoy-rechi-tip-hudozhestvennogo-povestvovaniya-na-materiale-rasskaza-chehova.php
(надеюсь, БС не забанить за ссылки))
22:48
Недавно как-раз перечитывал сборник Чехова из БВЛ и там был этот рассказ. У Чехова этот прием получается естественно и гармонично и кое-где вызывает комичный эффект.
22:51
Сейчас читаю Воннегута «Завтрак для Чемпионов». Там кое-где в ходе повествования возникает будущее время. Создает достаточно интересный эффект — такие маленькие авторские спойлеры. Не помню чтобы я раньше такое встречал, мне понравилось — надо взять на заметку.
22:54
Удачи)
16:49
Это не канцеляризм. Это шикарный способ, например, ярко подать героя через прямую речь, избегая лишних тысяч символов ненужных описаний.
16:58
+2
Если это сарказм, то он удался. Если нет, то мне остаётся уповать на то, что немногие из современных авторов вдохновятся подобными словосочетаниями, как способом подачи героя.
17:05
Вы говорите так, будто это что-то плохое.
Вспомните Эллочку-людоедочку, где речевая особенность была отличительной чертой персонажа. Вот только она говорила одними возгласами да междометиями.
Гоголевский Башмачкин отмечено особой речью, что составляет его портрет как персонажа.
Так чем же «канцелярская» речь хуже? Это художественный прием, и его успешность зависит от авторского мастерства, и ни от чего другого.
17:19
Соглашусь. Вопрос действительно мастерства автора, его вкуса и чувства меры. Однако из того современного, что мне доводилось читать в последнее время, такие обороты только врелили погружению в атмосферу и портили Общее впечатление.
17:22
Кстати, как вам фрагмент Грина?
17:25
С Вашего позволения, отвечу чуть позже. А то на работе один глаз сюда, один на собственно работу, и получается, что меня уносит в неведомую даль.
Спасибо за понимание.
18:30
С суждением о громоздкости, но при этом выразительности Грина, согласна. Но тогда половина классиков попадает попадает в список любителей подобных «изысков». Далеко ходить не будем, и Достоевский, и Толстой не всегда просты в восприятии с первого раза.
Но ведь это их образ мышления. Повседневная речь в те времена не отличалась простотой, а напротив витиеватостью. Для восприятия современного человека это «тяжелый» материал.
17:12
Это не сарказм. Я даже немного удивлен, что вы удивляетесь. Прием известный и широко применяемый в литературе.
17:22
+1
Да, пожалуй. Признаю, погорячилась.
17:12
+2
А почему сарказм? Если герой думает канцеляритами, это формирует образ. Другое дело, что надо уметь так писать. Подавляющее большинство современных авторов, увы, так не умеют.
впрочем, можно и расширить утверждение: подавляющее большинство современных авторов писать не умеют вообще
17:16
+
А ведь если пофантазировать, то логику можно и расширить.
Только что в голову пришло — любовное признание в канцелярском стиле.
Ух!
19:24
А не было ли уже такого у Достоевского в «Бедных людях»?
20:11
Может быть, не знаю.
У Чехова было, но там немного по другому все закручено, хотя основная задумка — та же самая. Вернее, это у Чехова я ее и стянул.
Загрузка...
АСТ №1