Павел Коршунов №3

Когнитивная поэтика. Часть 4. Эффект смещения в психотической речи

Когнитивная поэтика. Часть 4. Эффект смещения в психотической речи

Когнитивная поэтика. Часть 4. Эффект смещения в психотической речи

Пусть вас не смущает название статьи. Несмотря на заглавие, разговор пойдет о художественных приемах и их когнитивном обосновании. Однако некоторая доля «психологии» все же будет задействована.

Для психологической науки нет сомнений в связи между мышлением и речью. На этот счет существует масса исследований, начиная от классических работ Пиаже и Выготского, заканчивая современной когнитивной парадигмой. Тесная связь между мыслительными процессами и состояниями психического аппарата также отражены в классической психиатрии, где целостность речи и ее нарушения выступают в качестве критериев оценки внутреннего состояния человека. Так, у психически больных людей, в частности больных шизофренией и другими психотическими расстройствами, наблюдаются характерные искажения в речи. Избыточность, нарушение грамматики и синтаксиса, нарушение прагматики высказывания, утрата контекста — вот неполный список аномалий.

Одним из частых симптомов шизофрении является речевая разорванность (шизофазия), что проявляется в нарушении структуры речи при относительной сохранности синтаксических и грамматических связей. Больной говорит правильно, однако его речь совершенно бессмысленна. Вот один из хрестоматийных примеров:

«Родился на улице Герцена, в гастрономе номер двадцать два. Известный экономист, по призванию своему — библиотекарь. В народе — колхозник. В магазине — продавец. В экономике, так сказать, необходим. Это, так сказать, система... э-э-э... в составе ста двадцати единиц. Фотографируете Мурманский полуостров и получаете «Те-ле-фун-кен».

Высказывания можно разбить на отдельные словосочетания, относительно целостные, однако пропозиции же остаются бессмысленными.

При маниях и острых психозах часто наблюдаются повреждения прагматики языка, нарушения механизмов контекстуальной связи. Слова и предложения больного можно понять, вот только никакой подразумеваемой реальности за ними не стоит. При шизофрении — бредовый конструкции, обилие неологизмов (авторских выдуманных слов), искажения слов, звукоподражание.

Кусты и рак в ажур —

Вот голос Сентябрины.

Я видел сотню Юр

В ЛЭТИ на именинах.

Кричат: «Мадаполам

Несите в магазины!»

Пришел косой Адам,

Косую Еву сдвинул.

Но сотни тысяч дам

Кричат: «Отдайте Инну!»

Гуляя, скажет: «Ам!»

Проглотит нюх бензина.

Авто веду в гараж,

Забыты негативы.

Сентенция, я в раж

Без квинтэссенций ты вы...

Это стихотворение приведено в учебнике по клинической психологии, как пример творчества душевнобольных.

Мне нравятся эти строки. Они бойкие, ритмичные, небольшие четверостишья — это позволяет при чтении чеканить их как в барабан. Чем-то напоминают абсурдные стихи Хармса и Чуковского. И здесь мы сделаем поворот в сторону творчества и художественной литературы в частности.

Дело в том, что речевые (и языковые) нарушения при психических расстройствах — это следствия душевной болезни. Это значит что какие-то изменения внутренних состояний отражаются, словно в зеркале, в работе речи и языка. Невозможность удержать мысль приводит к разорванности речи, навязчивые идеи и автоматизмы — к вербигерации (стереотипная речь), органические повреждения мозга — к афазиям разной степени выраженности.

Но, несмотря на распад, во всякой речи незримо присутствуют осколки человеческой души, ее работы, труда и страдания. Разомкнутая, распадающаяся на глазах речь может содержать в себе и эмоциональную надрывность, сложность, громоздкость, она может внушать страх и ужас, может смешить и радовать. Неудивительно, что элементы такой психотической (болезненной) речи перешли и в художественный мир, в частности, в литературу, и перешли они не только в качестве подражания болезни, когда автору надо изобразить больного персонажа, но и как особенный способ повествования, поэтический принцип.

Новый французский роман (или антироман), постмодернистская проза, литература абсурда — все эти направления, так или иначе, используют психотическую речь в качестве художественного приема.

Где-то мы можем встретить аномалии грамматики и синтаксиса, где-то — нарушения прагматики и логики.

Вспомним начальную сцену «Превращения» Кафки: Грегор Замза просыпается и обнаруживает, что он превратился в насекомое. В этот момент героя больше всего волнует, как он в таком виде пойдет на службу. Обратите внимание, насколько странным кажется переход от превращения в жука к озабоченности работой и опозданием. Героя не беспокоит его метаморфоза, его беспокоит служба и то, как же он в таком виде там покажется.

Авторов и их творения можно перечислять до бесконечности, впрочем, это не входит в задачи данной работы.

Нам важно отметить, что психотическая речь может быть самостоятельным художественным приемом, и что ее характерной чертой является распад языковых норм и правил, при этом этот распад носит скорее структурный характер, нежели содержательный.

В качестве примера для анализа я возьму творчество А. Платонова, в частности, его повесть «Котлован». Именно в его творчестве языковая деформация становится основным изобразительным приемом.

Рассмотрим фрагмент из текста:

«Котлован»

«В день тридцатилетия личной жизни Вощеву дали расчет с небольшого механического завода, где он добывал средства для своего существования. В увольнительном документе ему написали, что он устраняется с производства вследствие роста слабости в нем и задумчивости среди общего темпа труда.

Вощев взял на квартире вещи в мешок и вышел наружу, чтобы на воздухе лучше понять свое будущее. Но воздух был пуст, неподвижные деревья бережно держали жару в листьях, и скучно лежала пыль на безлюдной дороге — в природе было такое положение. Вощев не знал, куда его влечет, и облокотился в конце города на низкую ограду одной усадьбы, в которой приучали бессемейных детей к труду и пользе...».

Обратите внимание на то, как соотносятся между собой способ повествования (то, как автор пишет) и предмет повествования (то, о чем он пишет). Неподкованному в вопросах филологии и лингвистике читателю, тем ни менее, очевидно, что таким языком, которым автор пишет роман, люди не говорят. Так не только не говорят, но и не пишут. Платонов, по сути, в тексте совершает сразу два нарушения: нарушения речевых, и нарушения художественных норм.

В глаза бросаются странные фразы и формулировки:

  1. в день тридцатилетия личной жизни
  2. где он добывал средства для своего существования
  3. вследствие роста слабости и задумчивости среди общего темпа труда.
  4. взял на квартире вещи в мешок
  5. в природе было такое положение.

Чаще всего Платонов использует следующие ходы:

1. Избыточность («Вощев... отворил дверь в пространство», «его тело отощало внутри одежды»)

2. Использование синтаксически неправильных конструкций типа «глагол + обстоятельство места» («думаешь в голову», «ответил... из своего высохшего рта», «узнал желанье жить в эту разгороженную даль»)

3. Употребление предельно обобщённой лексики («природа», «пространство», «погода») вместо конкретных пейзажных описаний («Прушевский осмотрел пустой район близлежащей природы», «старое дерево росло... среди светлой погоды»)

4. Использование придаточных причины («наступила пора питаться для дневного труда») и цели («Настя... топталась около мчавшихся мужиков, потому что ей хотелось»), по смыслу часто излишних или логически немотивированных.

Обратите внимание, что используемые автором стилистические ходы не мешают пониманию высказываемого. Распад речи на уровне выражения не затрагивает уровень содержания. Несмотря на то, что фраза «взял вещи в мешок» грамматически неверна, ошибка не мешает понять то, что хотел сказать автор. Ряд исследователей поэтики Платонова отмечают следующий факт: читатель корректирует авторский слог при чтении текста. Мы не просто воспринимаем Платоновские изыски, но и автоматически переводим их на нормальный язык.

Работ, посвященных анализу Платоновского языка, достаточно много, в противовес полному отсутствию исследований, связанных с процессами восприятия подобных стилей повествования. Мне не известны труды, где бы подробно изучался вопрос субъективного переживания художественных текстов, написанных психотическим языком. Конечно, можно сказать, что каждый читатель уникален, и его переживания ни на что не похожи. Правда, такой ответ едва можно назвать научным.

Я вижу решение данного вопроса в когнитивном обосновании художественного приема. Из психологии нам известно, что эмоции работают в две стороны: некоторые переживания выражаются в определенных формах поведения и реакций (когда радостно — улыбаемся), и некоторые формы поведения способны вызвать внутреннее переживания (если встать перед зеркалом и начать улыбаться — вскоре станет несколько веселей, если же скорчить грустную мину — станет грустно). По сути, на этом принципе основана сама возможность актерской игры.

Попробуем несколько расширить данную концепцию, применив ее к речи. Мы установили, что определенные внутренние состояния способны привести к распаду речи. Но возможен ли обратный эффект? Может ли читатель, пробираясь сквозь дебри психотического языка, испытать некоторое переживания, близкое к тому, которое испытывал сам автор текста? Вполне возможно, что стиль повествования имеет в себе потенциал эмоционального внушения.

Возможно и другое решение вопроса.

Дело в том, что каждый человек в совершенстве владеет языком. Мы способны строить фразы и предложения, учитывая бесчисленное количество правил и закономерностей согласования языковых единиц, при этом делать это на лету, автоматически. Мы не задумываемся, как спрягать глаголы, в какой падеж поставить прилагательное и существительное, как выстроить фразу и т.д.

Читая тексты, написанные психотическим языком, мы бессознательно отслеживаем нарушения языковых норм и искажения, связанные с ними. При этом такие нарушения сопровождаются некоторым чувственным переживанием (ощущения того, что что-то не так, или чего-то не хватает и т.д.). Ошибки и аномалии наслаиваются друг на друга, в результате они производят чувственный эффект, накладываемый на восприятие художественного мира. Искажения выступают чем-то вроде спектральных очков, которые придают объектам дополнительный эффект. Поскольку здесь на лицо искажения и аномалии фраз — то в результате и сами описываемые объекты (события, люди, мир вокруг них) обретаю точно такой же оттенок. И уже не язык аномален, но тот мир, который описывает автор. Это мы назвали эффектом смещения.

Психотическая речь переносит собственные искажения на объекты, о которых говорит.

Платонов описывает некий вымышленный мир и описывает его странным, непонятным языком. Этот язык избыточен, неправилен, инороден, чужд некоему нормальному языку. В результате сам художественный мир становится подобным языку своего описания; и уже сами люди, события и обстоятельства, которые их окружают, становятся точно такими же избыточными, неправильными, искусственными.

Такой эффект можно назвать «смещением», переносом свойств способа восприятия объекта на сам объект.

Итог

Психотическая речь, как художественный инструмент, открывает перед писателем, как и перед читателем, поле богатых возможностей по созданию художественно глубоких миров. В силу механизмов своей работы психотический стиль повествования оказывает более глубокое воздействия на читателя. Разработка самих языковых ходов, их применения и обоснования составляет отдельный интерес исследования.


Понравилась статья? Поддержи автора лайком и репостом. Вступай в группу, записывайся на писательский курс по Когнитивной поэтики и следи за новыми материалами по писательскому мастерству.

Подробности на https://vk.com/anspoetic

+7
11:20
106
17:49
А енто надо? Какая там речь, потентично-психофизическая, или ассоциативно-дауническая?
Мне кажется, всякие такие скурпулезные разборы не имеют практической основы, то есть для размышлений и бесконечной болтовни ни о чем — вполне годны, а вот чтобы подобное, особенно класификации применять на практике laugh
Надо быть немного свихнувшимся, чтоль, чтобы использовать подобное в творчестве, хех
п.с Так и представил автора, который на пол страницы потратил месяц, чтобы там была -психотический абзац, и перехлестывался с когнитивной бла-бла-тра-тата-талогистикой осмышления первооснов основы сверхдаунической психомоторической серво-моторно-логикой пациента психотической склонности к физикомоторике
think rofl
20:40
+1
Эка вы научное исследование в болтовню зачислили. Ловко. Да при этом так, чтоб еще и практическая польза была. А без пользы можно? Или шоколад и мороженое вы тоже только из-за пользы едите?
А если серьезно — то здесь идет описание механизмы работы вполне устоявшегося художественного приема, который, для вас специально, вполне успешно используют авторы вот уже лет 50 как.
Половина нового романа построена на этом принципе. Современная постмодернистская проза. Сорокин не брезгует пользоваться такими методами.
Поэтому мне не понятен ваш пафос. Конечно, это никак не классическая литература, где во главу угла поставлен сюжет, персонаж и мир. Да и тема очень специфическая, это, все же, не «10 советов»
21:47
Имя есть у автора, который кропит над каждым предложением? Изучает жуткую терминологию, которуб практически невозможно использовать?
Я говорил с несколькими известными авторами, так вот, никто из них не получал ни капли специального образования, что не мешает пользоваться популярностью, а вот я про Эдгара По слышал интересное, к примеру он выпустил книгу как писать, но на самом деле наоборот разучивает))))))))
Воот. И если автор начнет выстраивать и выискивать психотическую речь, он сколько по времени будет писать?
Вооот.
п.с еще я думаю, человек который работая над книгой, будет думать, что он написал целый абзац именно так как пишут сумасшедшие, не обесценит ли он себя тем самым?
И бросит писать нахрен laugh
Я вижу последователей и поклонников книги По, прям
22:05
+2
Что вы этим хотите сказать? То, что писателю не нужна никакая теория? Кому нужна, кому — нет.
Есть авторы, которые пишут «интуитивно», есть — кто очень силен в вопросах языка и его работе. Кто из них развивает литературу? Да плевать.
Антонен Арто не просто писатель и драматург, он выстроил собственную концепцию театра (треатр жестокости), он и есть тот, кто буквально следовал «невозможными правилам и жутким терминам»
В музыке — Губайдулина, Эдисон. А вы знаете как Рахманинов написал свою прелюдию до диез-минор? Это была сложнейшая математическая работа, он ее буквально высчитывал.
В литературе: Картасар в прозе, Крученых в поэзии, Беккет, Агота Кристоф.
Вы сомневаетесь что в живописи художники обходятся без познаний законов и правил оптики, органической и неорганической химии...
Вы правы в одном, писатель не будет думать, подражая какой болезни он написал абзац.


К слову, Алексей, если вы пишете, попробуйте ради эксперимента написать что-нибудь придерживаясь определенного правила.
Написать используя только пассивный залог (Подводная лодка был приплыта к берегу. С нее были сойдены на берег два моряка...)
Или используя только возвышенный стиль.
Это способствует развитию «чувства» языка. ;)
22:15
Да-да, никто не будет писать и думать: «о боже, я написал пол книги психотическим языком»
Можно выводить невыведенное, искать и рассматривать под лупой выводя законы и сочетания. Но насколько мне известно, авторы современные, садятся, пишут, пишут, пишут, потом хоп — роман. Не используя терминологии предложениям, наподобие психотических подлежащих и т.п и т.д.
А текст, в которм известного класика или что-то подобное, возводят к безумию, у меня вызывает вопрос, а не перегнул ли палку автор сего? Какова же его цель, что он получит сравнивая кого то там с психом или в этом духе?
И ответ на сие меня разочаровывает неизменно
п.с но слава богу половина смертных этого воще не поймет laugh
т.к. там не написано открыто: вывсеказлы
20:57
+1
Это шикарно, конечно. Дабы внести немного предметного обсуждения:

Не хватило более конкретной классификации по шаблону «заболевание — нарушение речи». Не знаю, надо ли оно и планировалось ли, но начало блога навевало именно на такой лад, а ты ограничился парой примеров.

где он добывал средства для своего существования
Что здесь не так? Фраза немного канцелярская, но я не вижу в ней чего-то странного.

Ну и:
Дело в том, что каждый человек в совершенстве владеет языком.
Не слишком ли категоричное заявление?)) Даже на БС можно набрести на контрпримеры))

21:28
Да, у меня было желание написать такую классификацию, вот только она, увы, не существует. В силу сложности самого языка и психических нарушений, не представляется никакой возможности однозначно связать языковой дефект с психическим. Поэтому приходится довольствоваться более общими аналогиями. Для меня ключевым есть спайка речи и мышления, где нарушения речь эквивалентны (если так можно сказать) состоянию сознания: путаются мысли в голове — речь похожа на скачку слов; зацыклился на чем-то — речь будет повторяющейся. Но надо понимать, что это очень грубое упрощение.

Фраза то может и понятная, но есть в ней какой-то избыток. Это самое общее «средства для существования», вместо простого «для жизни». Это как веревка — вервие простое. У Платонова таких штук целый вагон, от простых излишков, до откровенных ошибок.
А вот про язык — дело не простое.
Мы проводили эксперимент в котором показали, что человеческий мозг влет (без задействования мышления) способен различать правильно написанные слова от неправильных ( с ошибкой). Это и есть то, что я назвал совершенным владением. Каждый говоритель на русском знает русский лучше любого филолога, вот только знание это бессознательно. Мы тонко чувствуем оттенки смыслов, различий и прочей лобуды, но описать КАК мы это делаем — не в силах. А то, что ты говоришь, это чуточку о другом (скорее ловкость использования, хз).
Так вот, в силу того, что языковые нарушения мы как-то ощущаем, чувствуем, то это чувство может переносится с языка, на объект.
21:36
Мы проводили эксперимент
Старая тема. Давно же банально по соцсетям картинка ходит со словами, в которых перепутаны буквы.
Это и есть то, что я назвал совершенным владением.
Да, в таком случае принято.
но описать КАК мы это делаем — не в силах
Если речь об обывателе — да, не в силах. Но если заморочиться, то теория нейросетей позволяет это сделать. Теоретически. Но и практические успехи есть. Но это очень отдельная дискуссия)

Короче, ответ принят. Я суть уловил. Спасибо!
22:10
И перепутанные буквы, и пропущенные гласные, и символы вместо букв — и это только вершина айсберга)))
На счет нейросетей — звучит как вызов. Это было бы здорово, но если представить какой дамп информации человек обрабатывает мгновенно и сразу, воспринимая ограниченный фрагмент данных — я хз как с этим можно вообще работать.
Загвостка в том, что чел не просто «извлекает» информацию как из ящика, которая закодирована (считай заложена) в какой-то символ. Парадокс в том, что знак обладает бесконечным количеством этой самой информации (потенциально), так как тут включается и контекст, и отсылки, и имплицитные значения, и знаковость как таковая и хз чего мы сами еще не знаем. И это мы не берем глубинный уровень языка.
22:30
Насколько я понимаю, человек работает со словарем, который возникает в процессе жизни (причем чем дальше, тем жестче и непримиримее этот словарь к незнакомым ему кунштюкам). В голове возникает своего рода матрица восприятия — вспомните заставку к фильмам о Шерлоке Холмсе, — которая накладывается на текст в процессе чтения. Собстна таких матриц может быть много, и иногда их приходится менять, если читаемый текст превращается в тыкву… Текст же по мере развертывания имеет хорошее свойство доопределять сам себя — чем дальше, тем четче становится видно, о чем этот текст — и тем самым лишаться большей части «бесконечного количества информации».

А уж считывает ли большинство читателей все имеющиеся в тексте значения… Охохо.
22:42
бесконечное количество — оно лишь потенциально. понятно, что в ряде случаев мы игнорируем те смыслы, которые неактуальны в тексте или высказывании.
но если взять такие фразочки как:
1. он засветил камнем в фонарный столб
или
2. пыль наводнила улицы
3. сидя в ресторане, он чувствовал себя не в своей тарелке.

по отдельности части реплик вполне нейтральны, но стоит им встать вместе, как латентные смыслы в словах тут же становятся актуальными.
Тут еще и момент времени важен (ведь текст мы читаем во времени, хронологически), и момент связности (новая инфа тут же переворачивая все предыдущее).
22:51
Это я понимаю (жеж выше написано), потому и удивляюсь «парадоксу», которого нет.
23:09
конечно же есть)))
так как сама мысль что есть какое-то конечное (полное) понимания текста — прекрасная утопия. а это, в свою очередь, то и значит, что не смотря на конечность знака, определить границы этой конечности мы не в силах, а это и есть бесконечность (правда другого толка)
23:56
А, ну это… Летопись на зубочистке. Если уж сам автор не понимает написанное самим собой…
22:50
О! Вспомнил! Коржибский много этой теме уделял внимания, а на выходе получилась пустософия.
п.с.
Да-да-да, именно он основал весьма прочную теорию, там вроде даже что-то работало на практике, но потом его последлватели все извратили до умосдвижения, вроде бы советская психология много черпнула от туда, но его труд все же является более близким к истине, все его последователи ударились в крайности до нереального сумасброда. Хотя, вроде как до сих пор искажения Коржибского можно найти там и тут, в психологии, психиатрии, но увы, его труд сиииильно искажен и даже — извращен до невозможности, так что первоисточник гораздо лучше
хотя в его базовых постулатах кууууча черных пятен, прям клякса на кляксе
23:07
А почему получилась пустософия?
23:32
Ну и где его труды? Нигде. А почему? Потому что не работает. Никто не бросил костыли и не пошел крича: Эврика!
Насколко мне известно.
п.с. но видит бог, он был совсем рядом с истиной no
10:18
Хорошая часть. Мне понравилось.
Мое мнение — все это до боли напоминает борьбу Сальери и Моцарта. Свободно дышащий, свободно ищущий и использующий слова гений и… раскладывающий слова по полочкам ученый, всё знающий и понимающий, но не способный говорить\творить свободно, легко, словно петь.
Все эти изыски обоснованности и конструктивного подхода базируются на литературных произведениях, созданных «на волне», «из души», без оглядки, балансируя на лезвии ножа.
Кароч, пишите свободно, так, как нравится, и не протягивайте добровольно руки в наручники!

«От полноты сердца говорят уста человека». Да.
10:30
А вы помните, как начинается у Пушкина?

Все говорят: нет правды на земле.
Но правды нет и — выше....
Мучительно завидую. — О небо!
Где ж правота, когда священный дар,
Когда бессмертный гений — не в награду
Любви горящей, самоотверженья,
Трудов, усердия, молений послан — А озаряет голову безумца,
Гуляки праздного? О Моцарт, Моцарт!
10:38
blush да.
Чтоб им, «гулякам праздным», легким на подъем…
Безумцам, получившим дар творенья…
Чтоб им, плюющим радостно огнём
и заражающим тебя сомненьем
в твоей значительности… Тьфу.
jokingly
10:42
+1
талант или труд?
а что вы думаете?
10:49
а чё тут думать?! Уже придумано до нас.
99 % труда и 1 % гения.
пропорции выгоды 80% вклада — 20% отдачи и тд.
Загрузка...
Валентина Савенко №1