Валентина Савенко №1

"I am providence"

"I am providence"

Прочитал блог о Лавкрафте Ивана Валеева и не смог остаться в стороне. Хорошо знаком с творчеством Лавкрафта. Вот мое эссе о нем.

Лавкрафт. Нравилась мне его фамилия. Есть в ней что-то магическое. Правда в переводе означает искусство любви. С такой фамилией любовные, дамские романы бы писать, но человек пошел по сложному пути.

Мои студенческие года пришлись на нулевые, когда у нас в городе не было массового интернета, а телевидение уже деградировало. Но был такой журнал «Сериал». Уникальность, которого заключалось в том, что в нем были статьи не только о латиноамериканском мыле, а было еще множество сведений о фантастике и фэнтези. И в одном номере в заметке про игру «Один в темноте» я прочитал небольшую статью о Говарде Филлипсе Лавкрафте и о том, что писал он жуткие, страшные истории и придумал таинственную книгу Некрономикон. Мне стало интересно, но тогда книг в доступе не было. И мне казалось, что такого писателя начала века никогда не издадут. Время показало, что я ошибался.

Мой студенческий приятель дал мне почитать «Бремя могущества» Хальбайна. И кого я встретил на страницах книги. Лавкрафта! Он оказался другом и соратником главного героя Крейна в борьбе с Великими Древними. Но тогда я ничего не знал о его мире и мифологии. Хотя помня статью про него из «Сериала» догадался, что книга, которую ищут герои, это Некрономикон.

А спустя время в книжном магазине, ища новый мир для погружения, я увидел на толстом корешке одной книги большие буквы ЛАВКРАФТ. Как! Тот самый! Я поразился. Этого автора издали у нас! Я понял, что мои поиски окончены. И вот я погрузился в его мир. Так состоялось наше первое знакомство.

Вселил ли он меня в ужас? Нет. К моменту его прочтения я уже выработал иммунитет к книжным ужасам. Тем более я уже прошел школы жизни Стивена Кинга и Эдгара По. Но он меня впечатлил. Я читал его увлечено, с интересом. Он не показался мне скучным, утомительным, архаичным. Я открыл для себя мир неповторимый и уникальный. Позже я приобрел еще одну книгу, прочитал некоторые произведения в интернете, когда он начал становится доступным. Потом был длительный перерыв.

Но как-то я увлекся аудиокнигами и, так получилось, скачал себе множество произведений Лавкрафта. И их прослушивание оживило во мне мир Великих Древних. И теперь в моей библиотеке полное собрание сочинений Лавкрафта. Я его перечитал, и он еще сильнее впечатлил меня. А чем же, если не страшно? Попробую объяснить.

Лавкрафт, как многие писатели фантасты подвергся остракизму со стороны, так называемой серьезной, реалистичной литературы. На него навешали ярлыки и стереотипы. Так, я как-то прочитал, что «Лавкрафт – сочинитель готической мистики» или просто ужасов. Кто из этих гениев придумал такую терминологию, понятия не имею. Но это еще ничего. А раз он писал такие непостижимые вещи, и выделялся образом жизни, то его нарекли безумцем, затворником, человеконенавистником и придумали миф, что он списал Некрономикон с реальной оккультной книги и вообще был адептом тайного магического ордена. А где документальные, архивные подтверждения? А зачем они нужны, когда он такие ужасы писал! Это железные доказательства того, что человек продвигал античеловеческие, антибожественные посылы. Иной раз почитаешь и послушаешь всех этих людей, мнящих себя знатоками всего, и просто диву даешься. Ребята, а Вы хоть одно его произведение читали? Но уже не важно. Стереотипы, навешанные на кого-то, приживаются в массовом сознании. Лавкрафт их не первая жертва и не последняя.

В Лавкрафте в первую очередь ставят именно тему ужасов. Они конечно есть. Но только ли главное в его историях – ужасы, наведение страха. Мне кажется, фантастика в его произведения преобладает намного сильнее ужасов. Вспомните «За гранью времен» и увидите, что речь идет о перемещении во времени, в «Хребтах безумия», «Шепчущем во тьме», «Тени над Инсмунтом» речь идет о существах из других миров и они инопланетяне, а не инфернальные демоны и призраки, которые обычно населяют ужасы и готику. В «Снах в доме ведьмы» - ведьмы пользовались древней наукой для продления жизни и перемещения в параллельные миры, а в моем любимом произведении «Жизнь Чарльза Декстера Варда» речь идет по сути о клонировании посредством алхимии. А уж «В стенах Эрикса» так вообще все действие происходит на Венере. «Крысы в стенах» можно считать психологическим рассказом, где можно подумать, что герой сошел с ума или в правду стал жертвой темных сил. Да и легендарный Некрономикон оказывается книгой по истории инопланетных рас, которых люди воспринимали, как богов и демонов, а вовсе не колдовским фолиантом для вызова духов и оживления мертвецов. И таких примеров масса. Но Лавкрафт наполнил эти темы своей особой атмосферой, которая пронизывает его каждый сюжет. И это не атмосфера ужасов, а тайны, загадки, непостижимости. Мы не знаем до конца – кто такие Великие древние, что это за сущности, они меняют формы, они рядом, но всегда в тени. Столкновение с ними не несет ничего хорошего. Человек, выходящий за пределы своего мирка, оказавшись лицом к лицу с сущностями, которые чужды ему, и попав в обстоятельства, которые меняют его привычное восприятие мира, сходит с ума или погибает. И Лавкрафт все это передает потрясающе наглядно и достоверно. 

Неспроста, когда читаешь его последователей, таких как Дерлет или Ламли, понимаешь, что они не могут также увлечь и впечатлить, как отец Великого Ктулху, не смотря на их современность (в случае с Ламли и других). Они упростили мифологию Лафкрафта. Превратили ее в банальную борьбу светлых и темных сил с подачи Дерлета и его христианской веры. И все, включая отечественных авторов, пошли по пути Дерлета, а не Лавкрафта. Но в тоже время это сделало его уникальным и неповторимым. Никто из огромного числа писателей, присоединившихся к мифологии Ктулху, не смог повторить затягивающую, пленяющую атмосферу непостижимых тайн, какую создал Лавкрафт. Вот этим, своим особым, уникальным миром, он и впечатляет. По сравнению со многими авторами тех времен он совсем не выглядит архаичным и скучным.   

На Западе Лавкрафт сейчас очевидно неудобный автор. В его биографии Леон Спрэг де Камп чуть ли ни в каждой главе извиняется за его не любовь к неграм и всем остальным расам. А некоторые его рассказы, как «Тень над Инсмунтом» и «Кошмар в Ред-Хуке» названы «омерзительно-расистскими», за которые современным писателем стыдно. А у нас его произведения с каждым годом переиздаются и переиздаются. Глеб Елисеев выпустил отечественную биографию Лавкрафта, которая в отличие от западной показывает его, как талантливого и неординарного человека, который не лишен проблем и недостатков, но и не изображен просто больным безумцем и расистом. Вот бы удивился Лавкрафт узнав, что он так интересен и уважаем у «недочеловеческой славянской черни», как он назвал нас в одной статье, а обожаемые им англосаксы навешали на него ярлык безумца, расиста и женоненавистника. Судьба умеет пошутить.

В 2014 году в туристической поездке по Тунису я посетил развалины Карфагена. И вот гуляя среди руин, я заметил колонну, на вершине которой находилась каменная голова. И смотрела она на меня глазами жутко и неестественно выпученными, как у земноводного. Догадались, кого я вспомнил в этот миг. Дагона и глубоководных. Быть может, этим ликом вдохновлялся как раз Лавкрафт, когда писал о них.

И если будите в Тунисе, посетите руины Карфагена и поклонитесь голове одного из Великих Древних! Вы ее без труда найдете, среди прочих руин она выделяется также как и Лавкрафт своей «Йог-Сототикой» в плеяде фантастических миров. 

+4
01:20
193
02:19
+1
Так, я как-то прочитал, что «Лавкрафт – сочинитель готической мистики» или просто ужасов.
Гм. Если вспомнить его эссе «Сверхъестественный ужас в литературе», то как раз ничего удивительного в таком «стилистическом ориентировании» нет. Он действительно «готичен» и действительно писал ужасы. Другой вопрос, что… Как правильно сказать? Часто (по-моему, почти всегда) бывает так, что основатели некоего стиля изначально предполагают больше, чем потом будет использовано их последователями. Последователи перенимают самые заметные, э, приемы, те, что лежат на поверхности, и забивают на все стальное.
Потому так занудно выглядят сборники рассказов Дерлета (межавторские сборники продолжателей чуть лучше, чисто в силу разнообразия).
И все, включая отечественных авторов, пошли по пути Дерлета, а не Лавкрафта
Эт точно.
По сравнению со многими авторами тех времен он совсем не выглядит архаичным и скучным.
Тут трудно согласиться — но это, видимо, дело вкуса.

Забавно, что я пока не видел клейма «расист» на Роберте Говарде.
23:08
Ну, тут можно долго спорить о готике и мистике, ужасах, чем они схожи, чем отличаются. Это темя для отдельного блога. А на тему архаичности, наверное дело вкуса. У Роберта Говарда тоже можно найти расистские мотивы, только про него мне не попадались биографии и документальные фильмы, а так может и там уже за него извиняются перед неграми. За Ваш блог спасибо — вдохновили написать о Лавкрафте эссе.
23:15
+1
Ну, тут можно долго спорить о готике и мистике, ужасах, чем они схожи, чем отличаются.
В данном конкретном случае я доверяю автору — то бишь Лавкрафту — самому себе определить нишу, в которой ему хотелось бы обитать.
smile
23:18
Главное, что он любил истории о сверхъестественным и фантастичном, как и мы, я думаю. И создавал свои. Так, что к чему спорить, если его мир нравится.
12:07
Как это не видели? Да каждый первый уже прошелся по этому у Говарда. И не один раз. Конан откровенный расист.
01:19
А вот я в Конане не вижу расиста. Все же он пиратствовал с Белит и ее чернокожей командой. И в рассказе «Гвозди с красными шляпками „он с одним из обитателей города даже подружился, а они были там все чернокожие. Ну, если исходить из того, что он не дал себя съесть чернокожим каннибалам из дома Арама Бакша, то да — типичный расист laugh
02:16
Глазами не видел. Если в книгах Лавкрафта (что «Лампа Альхазреда», что в малом собрании) тема расизма автора затрагивается в предисловии, то Говарда почему-то не трогают.
08:45
Цитата из Огней Замбулы: Конану было все равно, если бы черномазые тащили кого-нибудь из своих для каннибальской оргии. Но в свете луны он различил бледное пятно в котором смутно угадывались очертания девушки. Оставить белую девушку в лапах отвратительных каннибалов он не мог.
08:51
Конан, как любой варвар уважает ум и силу первобытного человека. Поэтому он дружит с черными вопреки своему расизму. Но расизм он проявляет неприкрыто. Даже когда он правил чернокожим племенем, вождей дико раздражало то, что он открыто симпатизирует белым даже в ущерб интересам племени, что в итоге вызвало бунт. В рассказе За Черной Рекой Конан открыто отказывал пиктам(индейцам) в праве называться людьми, ставя их в системе своего мировоззрения еще ниже чем черных.
17:51
Ну для начала пикты не индейцы. Они населяли территорию Альбиона и точное их происхождение не известно, но уж точно они не относились к индейцам. А вообще странно подводить современные термины расист к описанию фантастического мира, показывающего древний мир до известных цивилизаций. Тогда свое племя, своя раса были ближе, чем другие и выбор делалася в пользу близких своим. И вообще глядя на то, что происходит в Европе с мигрантами, в США с расизмом в отношении белых и у нас с нашествием гастарбайтеров, рассказы Говарда и Лавкрафта уже выглядят, как предупреждение.
19:29
Для начала: Рассказ «За Черной рекой» написан под сильным влиянием вестернов. И это чертовски заметно, особенно в описании пиктов, которые конкретно в этом рассказе содраны с Гуронов. Поэтому они индейцы. Сама суть рассказа: Белые колонисты на бусы выменяли у аборигенов кусок плодородной земли. Когда до дикарей дошло, что их надурили, они решили вернуть землю себе, сняв скальпы с бледнолицых. Просто заменив Пиктов на Гуронов или Могавков, а вавилонских колонистов на британских, а Конона на Соломона Кейна… В целом кроме имен и названо народов больше ничего менять и не нужно. Конан же имеет рассовые взгляды белого североамериканца современного Говарду. И да, по сегодняшним меркам в Америке это расизм.
19:38
В рассказах про Конана и Кейна мотивов вестернов не ощущается. У Говарда полно отдельных рассказов про Дикий Запад. Хотя он и мог под их впечатлениями писать фэнтези истории. Но Говард историей древнего мира тоже увлекался. А у американцев теперь все расизм, особенно Марк Твен. Ну, у всех своих проблемы. А творчество Говарда и Лавкрафта все равно люблю. Я политкорректностью не скован.
10:15
+1
Дерлета не люблю уже за одно то, что он сделал Древних познаваемыми и понятными. Всяких совершенно нелавкрафтианских монстров вроде огненных вампиров я даже вспоминать не хочу.

Кстати, возможно, это действительно был Дагон, тот, который «настоящий». Но рассказ «Дагон» основан на кошмарном сне, который приснился Г.Ф. в детстве.
23:09
Неудивительно Дагон ведь бог финикийцев, а это они основали Карфаген.
10:41
+1
Интересно и познавательно! Действительно, «судьба умеет пошутить»...))
14:37
+1
Первый раз познакомилась с Лавкрафтом, когда лежала в больнице. Под капельницы и размышления про бренность бытия — мне очень зашло. Мне тоже не было страшно от его рассказов. После книг Лавкрафта тогда вынесла стойкое чувство, что мы все балансируем на краю пропасти.
23:10
+1
А еще открыв правду не становишься счастливым, а скорее сойдешь с ума.
08:35
+1
Да-да, было такое чувство.
Загрузка...
Виктория Миш №1