Валентина Савенко №1

​Заказчик работу Василия Перова «Чаепитие в Мытищах» не принял

​Заказчик работу Василия Перова «Чаепитие в Мытищах» не принял

Заказчик работу Василия Перова «Чаепитие в Мытищах» не принял

Картина «Чаепитие в Мытищах» была написана Василием Перовым в 1862 году по заказу Мытищинской городской управы. Однако заказчик работу так и не принял, ибо посчитал её откровенной сатирой…
Для начала немного истории. Легенда гласит — в мае месяце 1775 года царица Екатерина II посетила Троице-Сергиеву лавру. По дороге, где-то в районе Мытищ ей предложили утолить жажду в одном из родников. Императрице вода показалась очень вкусной и она издала указ провести из Мытищинских родников водопровод до Москвы. С той поры пить чай в Мытищах стало считаться хорошим тоном… Так что не удивительно, что городская администрация решила увековечить сей факт на картине и заказала её не абы кому, а самому Василию Григорьевичу Перову!
Они-то, видимо, рассчитывали на помпезную картину, где обязательно будет запечатлена великая императрица… А Перов решил создать некое подобие народного лубка.
Впрочем, всё это было бы ничего и можно было бы понять, если бы не одно «но». В позах фигур, в манере письма чувствуется злая ирония, сарказм и сатира. Священник, прихлебывающий чай, нищий с протянутой рукой, который сам ничего не видит и которого никто не видит… Нет, такая картина не должна украшать залы управы! — громко заявили чиновники.
Общественность встала на защиту Перова
Известно, что в это время у художника было множество неприятностей, связанных с реакцией Священного синода на целый ряд его работ антиклерикальной направленности. Прежде всего церковь возмущалась полотном «Сельский крестный ход на Пасхе».
Коллекционеру Павлу Третьякову, который всегда покупал перовские картины, художник Сергей Худяков написал: «А другие слухи носятся, что будто бы Вам от Св. Синода скоро сделают запрос; на каком основании Вы покупаете такие безнравственные картины и выставляете публично? Картина («Попы») была выставлена на Невском на постоянной выставке, откуда хотя её и скоро убрали, но все-таки она подняла большой протест! И Перову вместо Италии как бы не попасть в Соловки…»
Но этого не случилось. Прогрессивно настроенная общественность дружно встала на защиту художника. Претензии церкви прекратились. Однако Мытищинская городская управа картину покупать не стала. Но художник в накладе не остался. «Чаепитие в Мытищах», впрочем, как практически и все остальные полотна, приобрёл всё тот же Павел Третьяков.
О персонажах
Говорят, что сюжетом для написания «Чаепития» послужили реальные события, которые Перов часто наблюдал в разных трактирах. Так что эта работа обычная обличительная жанровая картинка, где художник изобразил реалии времени. Следует отметить, это произведение, которое экспонировалось на выставках в Москве и Петербурге, произвело огромное впечатление на публику. Никто не сомневался — мастер высмеял сытую публику крепостной России.
Лично мне при рассмотрении полотна, где, как говорят критики нет ничего случайного, захотелось написать небольшое эссе о каждом герое. Рассказать о том, как воевал солдат, за что получил награды и почему стал нищим… Придумать историю о поездке священника в один из монастырей, что лежит на севере от Мытищ… Ведь в том, что он «находится в дороге», сомнений нет.
Несколько фраз можно посвятить кучеру, что сидит на козлах у полосатого верстового столба, и служанке, подливающей воду в самовар… И когда-нибудь я это обязательно сделаю. Пока же детально опишу видимое глазу.
Колоритный батюшка
Художник сумел нарисовать довольно колоритного священника. Рыжий, с огромным животом и лоснящимся лицом, того и гляди батюшка запоет псалмы басом! Щёки едва не лопаются, взгляд недовольный, презрительный — кто посмел отвлекать его от приятного чаепития!? А какие у него блестящие сапоги! Сразу понятно — аккуратист!
Он остужает горячий чай в блюдце. Глядя на него, первая мысль, что приходит на ум — он явно не бедствует. Но присмотришься и видишь: перед ним дешёвый стакан с бледным жидким чаем. На краешке стола прямо на скатерти лежит одна баранка и кусочек хлеба. Внизу на земле открытый полупустой дорожный баул, откуда, по всей видимости, достали скромную еду. На краю стола на тряпице кусочки сахара. Разве это можно назвать богатым столом? Да и крест на шее более, чем скромный…
Служанка наливает сырую воду в самовар, который остался пуст после предыдущего гостя. У святого странника столь сильная жажда, что трудно терпеть, пока самовар снова закипит.
Служивый
Перед батюшкой стоит пара нищенствующих: старый слепой солдат-инвалид с орденами на изношенной шинели и мальчик-поводырь в оборванной рубашке… Можно даже подумать, что служивый кое-что видит. По крайней мере, его лицо повернуто в сторону священника. Да и рука у него не «протянута в пустоту». Служанке солдат явно знаком, ибо она даже не раздражена. Скорее испытывает некую неловкость за попрошайку. Более того, оберегает его от ожога и боится, что ненароком столкнёт самовар со стола.
Но это мои домыслы. Обычно искусствоведы об этой картине говорят, что мастер грамотно играет на противоположностях: полноте монаха и истощённости инвалида, зеркальной чистоте сапог и порванной рубахе… При этом никто не отрицает — солдат является профессиональным нищим. Ордена ему служат реквизитом, а мальчик работает поводырём. Так что, тут ещё стоит серьёзно подумать над сюжетом!
Наследник Федотова
Василий Григорьевич Перов — не просто один из крупнейших художников второй половины XIX века. К слову, именно после «Чаепития в Мытищах» его стали называть прямым наследником Павла Федотова, но при этом отмечали, что он более искусен в рисунке и технике, нежели автор «Сватовства майора».
Получив вместе с большой золотой медалью право на поездку за границу, Перов отправился туда в 1862 году, посетил главные художественные центры Германии и провел около полутора лет в Париже. Здесь он делал этюды с натуры и написал несколько картин, изображающих местные типы и сцены уличной жизни («Продавец статуэток», «Савояр», «Шарманщик», «Нищие на бульваре», «Музыканты и зеваки», «Тряпичники» и другие).
Но для всех там он был лишь иностранцем, фиксирующим «разнообразные сценки» жизни чужой страны. Воспроизведение их нравов не даётся ему так же успешно, как изображение родного русского быта. Поэтому Перов принимает решение вернуться на родину, что и делает в 1864 году с разрешения Академии.
Возвращение на родину
Поселившись снова в Москве, Перов принялся работать в направлении, которое выбрал в начале своей творческой карьеры. В период с 1865 по 1871 годы создаёт ряд произведений, поставивших его не только во главе всех русских жанристов, но и между первоклассными живописцами подобного рода в Европе. После картины «Проводы покойника» критика и вовсе нарекает художника «Отцом русского жанра».
В 1866 году Перов получает степень академика. В 1870 году становится профессором и преподаёт в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. В то же время Перов примыкает к Товариществу передвижных художественных выставок и все основные усилия направляет на историческую и мифологическую проблематику. Тогда он рисует две вещи «Суд Пугачёва» и «Никита Пустосвят. Спор о вере». Попытки эти не получили высокой оценки в художественных кругах. 
Лишь Николай Ге сказал о них добрые слова: «Начиная с обыденного жанра, его (Перова) талант развивался, и он поднимался все выше и выше»…
Кроме того, в это время его увлекает портретная живопись. Среди написанных им портретов многие замечательны в отношении лепки, экспрессивности, передачи индивидуальных черт лиц персонажей. А портрет Фёдора Достоевского и вовсе считается лучшим изображением великого писателя.
Умер Перов в селе Кузьминки (в те годы — под Москвой) 29 мая 1882.
0
12:45
173
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
fulllib №1