Алекса Ди №1

Дикий Гонконг. Часть вторая.

Дикий Гонконг. Часть вторая.

С едой, конечно, вышло неудачно. Но еще никогда мне не доводилось с таким энтузиазмом хрустеть сухим бич-пакетом. Пить дождевую воду, собранную в котелок.

Мы подхватили лихорадку. Перед тем, как потерять связь с реальностью, успели только вывесить на просушку одежду и спальники. Два дня затишья можно смело вычеркивать из памяти - ни я, ни мой спутник не сумеем внятно описать то, что с нами происходило. Скачущая каждые двадцать минут температура - от тридцати шести до тридцати девяти с половиной. Со всеми вытекающими из этого прелестями. 

Очнуться мы уже и не надеялись, понимая, что недельное голодание вкупе с болезнью, выворачивающей внутренности наружу, вполне может стать нашим последним воспоминанием. Как раз пришли выходные, смотрителей в кемпинге не было - они, как выяснилось позднее, ушли в горы. Помочь было некому.

Снова полило, как из ведра. Мы плакали и звали матерей. Нет, не стыдно. Страшно до одури. Телефоны - бесполезные куски пластика, сети в горах практически нет, не говоря уже об интернете. Да и кому звонить?

В какой-то момент мой компаньон потерял сознание, и вода, капающая с потолка, заливала ему глаза. Эта картина до сих пор периодически снится мне в кошмарах.

Что же нас спасло, спросит читатель? 

Бомж. Турист.

Да, дедок бомжеватого типа. Гонконгские провинциалы в принципе выглядят весьма сомнительно. Не всегда поймешь, домашние они или приблудные. В то же время в центре Гонконга мы видели бомжа: он спал прямо на земле в микропарке, и на нем были фирмовые найки. Питался он из помойки, но выглядел при этом стильно.

Вообще, немного отходя от темы, хочу заметить, что в Гонконге очень резкая грань между городом и деревней. Садишься в метро на Admiralty Bay (аналог Невского проспекта), едешь часок до того же Tai Wai. Все еще Гонконг: высотки, хай-тек, люди в шикарных костюмах ценой с полквартиры в Подмосковье. Но за десять минут поездки на автобусе телепортируешься в натуральную глубинку: фермы, крестьянские домишки, бабы в платьях до земли. Уборщицы улиц предлагают тебе банан, сорванный с растущего у дороги дерева.

Итак, бомжедед...

Мы проснулись оттого, что в нашу палатку кто-то стучится. Вежливо, но с напором. Открыв полог, мы узрели обеспокоенное лицо старика неопределенных лет. В подрагивающих руках он держал дымящуюся чашку с чаем.

Что-то сказал, протянул чашку, ошпарил меня кипятком. 

Наверное, это мы в его глазах были бомжами. У него-то, в отличие от нас, были все необходимые для комфортного отшельничества приблуды, начиная от старенького радио, игравшего китайскую народную музыку, до современной горелки с защитной решеткой, на которой он в свое удовольствие грел воду. Он гонял чаи, наслаждался жизнью и музыкой. А мы - попирали свою гордость, выпрашивая у него кружечку кипятка.

Он выходил нас чаем и фенни. Фенни - это индийская, в общем-то, водка, но в Гонконге - чертовски популярная. Впоследствии мы отблагодарили его какими-то ништяками, привезенными из города.

Позже приехала молодая пара, всего на ночь. Уезжая, они оставили нам номера телефонов и адреса, хотя никто их, в общем-то, ни о чем не просил. Велели звонить, если потребуется помощь.

Пишу и думаю: ну точно, бомжи.

Еще в их прощальном подарке нашлась упаковка галет и вскрытая, наполовину съеденная банка ветчины. Это, кстати, совсем не оскорбительно: просто гонконгцы крайне бережливы и не любят выбрасывать еду. С их стороны это был жест дружелюбия, так что не вздумайте обижаться, если кто-то предложит доесть его гамбургер. Менталитет, ети его...

Эти дары поставили нас на ноги. Буквально. К тому моменту мы и сидеть-то могли с трудом, обессиленные голодовкой и болезнью.

Мы вышли из палатки утром седьмого дня, когда дождь окончательно прекратился. Еще помните про вывешенные на просушку вещи, да? Естественно, они все еще были сырыми. Однако вышедшее из-за туч солнышко вселяло надежду на радужные перспективы.

К полудню мы набрались смелости спуститься в деревню, к автобусной станции. Пора было выйти в город.

В Гонконге любят белых, что правда, то правда. Мы с моим товарищем - суть воплощение стереотипа о белых. Голубоглазые, русоволосые. Посещение центра города сопровождалось неутихающим интересом прохожих - хотя, надо сказать, в Гонконге и без нас хватает белых, но с ними пофотографироваться нельзя, а с нами-то можно... Где-то там сейчас живет улыбчивая китаянка, в инстаграме которой имеется общее фото с героями этой истории.

Первым делом мы добрались до столовой. Найти ее было делом нелегким. Объяснить работникам, что хочешь ЖРАТ - еще сложнее. Проклятые азиаты вежливо скалили зубы, лопотали на китайском фразы сомнительного содержания, но никак не желали понять, что chicken fried rice - это, черт подери, рис с курицей, а вовсе не телефон службы спасения, бумажку с которым администратор упорно пыталась засунуть мне в карман.

Отчаявшись, мы принялись тыкать пальцем в меню над их головами, истерично вопя:

- Инглиш, так тебя разэдак! Ду ю спик ит?

И они - о чудо! - призвали на помощь единственного человека, способного стать спасительным мостиком над культурной пропастью. Им, а точнее, ей оказалась уборщица. Человек, что драит сортиры и вычищает отходы из фритюрницы, знал треклятый язык дипломатии, а управляющая столовой - нет...

Курица с рисом, говорите? Плевать, в Индии готовят лучше. Что немного странно, конечно.

Но мы имели дурость заказать чай. 

- Tchai? - хитро улыбаясь, уточнила администратор. И нам принесли Его.

Чифир мне, слава богу, пить не приходилось. Но, думаю, это был он. С молочком, ага. 

Едва удержав недавно съеденное блюдо, мы потребовали чек. И - о божечки, как все-таки дорого жить в этом городе! Одна тарелка риса с курицей и кружка чифира обошлись нам в 300 HKD...

Заморив, таким образом, червячка и с трудом сдерживая желание сбежать, не заплатив, мы отправились гулять по городу. К сожалению, фотографий из центра не сохранилось. Батарея моего смартфона стремительно обнулялась.

Зато мы прикупили отличную штуку - коврик-пазл, идеально вошедший в палатку. Следующая ночь прошла в благословенной сухости, как в раю.

Наутро с гор сошел туман.


И я все еще верую в то, что мы - авантюристы.

Угроза продолжения неизбежна.

HKD - гонконгский доллар, курс 9 рублей к 1.

MTR Tai Wai - станция, условно приближенная к локации кемпинга Hok Tau.

Немного фотографий с комментариями.

Широкоформатный пейзаж. Перед вами - цистерна, купание запрещено. Слева от цистерны вход в национальный парк.

Табличка, подтверждающая, что купание в цистерне запрещено.

А черепашке пофиг на таблички. Она вне закона.

Здесь должна быть панорама, открывающая вид на национальный парк. Но влезает только гора и гейзер, бьющий откуда-то из зарослей.

Бедняга. Он еще не знает, что его ждет. (Фото сделано в первый день по приезду)

+6
14:56
214
22:59
Красивая история. Но подозреваю, что в ней есть изрядная доля художественного вымысла.
23:20
+1
Я клянусь вам, милая леди, что все описанное (и то, что ещё будет описано) в серии блогов про Гонконг является абсолютной правдой. Мне даже гротеском пользоваться не придётся.
Но что конкретно вас смущает?
14:13 (отредактировано)
Мне хватило бы и сотой доли подобных испытаний, чтобы перевернуть Гонконг кверху дном и собрать в кемпинге весь Красный крест и Полумесяц полным составом.
15:02 (отредактировано)
Скорее всего, вы умнее нас.
А еще, возможно, у нас за плечами изрядный опыт подобного недосурвайвала. sos
И еще — небольшая вероятность — что даже пожелай мы позвать на помощь, в условиях ливня, отсутствия связи и удаленности от города это было абсолютно невозможно.
12:42
+2
жесть, конечно, ненене, мне такой отпуск даром не нать smile
гейзер откуда-то бьющий — огонь!
14:35
+2
Оторвались так оторвались.
15:35
Не то слово, очень советую! laugh
Загрузка...
Светлана Ледовская №1