Валентина Савенко №1

Себя как в зеркале я вижу, но это зеркало мне льстит...

  • Кандидат в Самородки
Себя как в зеркале я вижу, но это зеркало мне льстит...
«Себя, как в зеркале я вижу, но это зеркало мне льстит», написал в благодарность за работу художнику Оресту Кипренскому поэт Александр Пушкин. Тропинину таких слов он не адресовал, и искусствоведы долго ошибались в имени настоящего заказчика «халатного» портрета.
Орест Кипренский считался лучшим физиономистом пушкинского времени и нет ничего удивительного, что портрет великого русского поэта его кисти признан одним из самых безупречных прижизненных изображений. Известно, что художник всегда писал только с натуры, следовательно, точности изображения можно доверять.
Портрет поэта заказал Дельвиг
Портрет поэта Оресту Кипренскому заказал ближайший друг Пушкина, известный поэт Антон Дельвиг, и сделал он это всего за три года до собственной безвременной кончины. Пушкин позировал Кипренскому летом 1827 года в шереметевском дворце. В тот же год на выставке Академии художеств работу могли увидеть все желающие.
Говорят, что именно Дельвиг настоял, чтобы на заднем плане картины была изображена муза поэзии Эрато, которая должна была стать символом того, что поэт изображен в миг вдохновения.
На полотне Александр Сергеевич изображен настоящим щёголем, в элегантной, даже изысканной одежде. На нём сюртук «с иголочки» — из гладкой темной ткани, белоснежная рубашка, фрагмент воротника которой лишь выступает из-под роскошного шёлкового галстука. И великолепная, запоминающаяся деталь — плащ с красивой яркой подкладкой в шотландскую клетку, небрежно наброшенный на плечо.
Лицо и руки
Художник сумел придать лицу поэта, которое многие современники считали «африканским», необычайное обаяние. Скорее всего потому, что мастерски выписал глаза. У модели настолько ясный и выразительный взор, словно обращённый внутрь себя, что не остаётся сомнений — он творит!
Особое внимание уделено рукам поэта. Знакомые Пушкина любили рассказывать, сколько внимания он уделял «красе ногтей». Здесь и мы видим эту красу: восхитительно ухоженные руки с идеально отполированными и бережно подпиленными ногтями.
Так же тщательно выписана буйная шевелюра Пушкина и вьющиеся бакенбарды. Невольно хочется до них дотронуться и убедиться в том, что это действительно портрет, а не реальный человек.
Мнения разделились
Но мнения современников по поводу портрета поэта разделились. Одни считали, что художник верно передал черты лица модели. Другие же утверждали, что мастер не смог передать «изменчивое выражение лица», энергию, живость, свойственные Пушкину. А Карл Брюллов и вовсе раскритиковал своего собрата по цеху, заявив, что Кипренский изобразил Пушкина не поэтом, а «каким-то денди».
Эти противоположные мнения обобщил известный литератор Сигизмунд Либрович, заметив, что знавшие Пушкина считали этот портрет недостаточно передающим характерные черты «африканской породы», которые Александр унаследовал от своего прадеда Ганнибала и которыми так гордился. «Но зато работа Кипренского наиболее приближается к тому идеальному изображению, какового <…> ищут обыкновенно поклонники поэта».
Судьба портрета
После смерти Антона Дельвига Пушкин выкупил портрет у его вдовы, Софьи Михайловны. В доме Волконской на Мойке, где он жил в последние годы, эта работа Кипренского висела на видном месте. После гибели поэта картина хранилась у Наталии Пушкиной, а потом перешла к сыну Александру.
Портрет был широко известен благодаря нескольким копиям. Так, по заказу того же Дельвига Николай Уткин выполнил по портрету гравюру. В 1875 году художник Николай Ге сделал с него копию маслом. Ещё одна живописная копия, возможно, выполненная самим Кипренским, хранилась у Павлищевых.
Была ещё копия, выполненная пастелью. Она хранилась у наследников брата поэта Льва Пушкина в Болдине. О ней также говорят, что она создана самим Орестом Кипренским.
Портрет работы Тропинина
Практически в то же время портрет поэта написал Василий Тропинин. О его работе московская газета «Телеграф» писала так: «Русский живописец Тропинин недавно окончил портрет Пушкина. Пушкин изображён в три четверти, в халате, сидящим подле столика. 
Сходство портрета с подлинником поразительно, хотя нам кажется, что художник не мог совершенно схватить быстроты взгляда и живого выражения лица поэта. Впрочем, физиономия Пушкина – столь определённая, выразительная, что всякий хороший живописец может схватить её, вместе с тем и так изменчива, зыбка, что трудно предположить, чтобы один портрет Пушкина мог дать о ней истинное понятие».
На этой работе фигура Пушкина развернута, рука лежит на листах рукописи. Лицо поэта оттеняется белизной рубашечного воротника, слегка небрежно приподнятого шелковым шейным шарфом. В отличие от других московских портретов работы Тропинина, принадлежащих к «халатному жанру», внешняя простота пушкинского портрета – кажущаяся. Ибо мастер не стремится создать атмосферу домашности, скорее он подчеркивает значимость частной жизни, возросшую в эпоху романтизма.
Две противоположности
Известный искусствовед Алексей Сидоров так написал об этих двух портретах: «Между портретами Пушкина Тропинина и Кипренского – знаменательная противоположность. Интимный, «расстегнутый» Пушкин у Тропинина и Пушкин строго подтянутый у Кипренского; Москва и Санкт-Петербург; халат и сюртук; добрый «барин» у Тропинина и изысканный европеец у Кипренского; акцент на интимном реализме в одном случае и на шаблонизированном поэте-художнике в другом…».
Долгое время считалось, что этот портрет был написан по заказу друга поэта Сергея Соболевского, который надолго уезжал за границу. Лишь в 1952 году после публикации письма Соболевского споры закончились и стало очевидным, что картину тайком заказал сам поэт и преподнес её другу в подарок.
Судьба полотна Тропинина
Интересна история жизни картины. Соболевский снял уменьшенную копию с портрета у Авдотьи Елагиной, чтобы всегда иметь её при себе. Работа была выполнена профессионально, однако она не передавала той энергии, что была у оригинала. 
Подлинник Соболевский оставил на хранение у той же Елагиной. Но когда вернулся через пять лет из-за границы, оказалось, что оригинал подменили на низкокачественную копию.
Подлинник же был случайно обнаружен в одной из лавок в середине 50-х годов XIX века. В 1909 году он попал в собрание Третьяковской галереи. А в 1937 году переехал во Всесоюзный, ныне Всероссийский музей А. С. Пушкина в Санкт-Петербурге. Сейчас портрет находится в Мемориальном музее-квартире Пушкина на набережной реки Мойки, дом 12.
К слову, многие современники поэта считали, что именно «тропининский» Пушкин больше схож с оригиналом. Впрочем, время — неумолимый судья, он показало, что обе работы ничуть не уступают друг другу в выразительности. А жители XX и XXI веков знают в лицо великого русского поэта именно по прекрасным, взаимно дополняющим творениям Кипренского и Тропинина.
+4
15:30
935
13:56
+1
«Впрочем, время — неумолимый судья, он показало, что обе работы ничуть не уступают друг другу в выразительности» — или «он показал», или «оно показало».
Очень хорошая работа. Интересно, кратко, познавательно! thumbsup
Автору спасибо!
14:15
+1
и вам спасибо!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1