Кира Фокс №1

Заморские гости Николая Рериха

Заморские гости Николая Рериха

В 1899 году Николай Константинович Рерих совершил путешествие по «великому водному пути» к Новгороду. Об этом путешествии он написал: «Чудно и страшно было сознавать, что по этим же самым местам плавали ладьи варяжские, Садко богатого гостя вольные струги, проплывала Новугородская рать на роковую Шелонскую битву…». Именно тогда у Рериха зародился сюжет «Заморских гостей» — картины, которую он написал живя в Париже. На выставке в Императорской Академии художеств в 1902 году полотно увидел император Николай II. Работа ему настолько понравилась, что он приобрёл её для Царскосельского дворца. В настоящее время картина хранится в Государственной Третьяковской галерее.


Киевская Русь, набеги викингов, легенды Древнего Востока привлекали Рериха в самом начале его творческой деятельности. Выступая в 1898-1899 годы в Петербургском археологическом институте с циклом лекций «Художественная техника в применении к археологии», он сказал: «Для того чтобы историческая картина производила впечатление, необходимо, чтобы она переносила зрителя в минувшую эпоху. Для этого художнику нельзя выдумывать и фантазировать, надеясь на неподготовленность зрителей, а в самом деле надо изучать древнюю жизнь, как только возможно, проникаться ею, пропитываться насквозь».

Его коллеге по цеху Василию Сурикову при помощи своих работ удалось перенести зрителя в прошлое. Но он посвятил свое творчество событиям Московского царства XVI-XVII веков. Николая Рериха увлекало другое — он уходил во времена Киевской Руси и даже дальше — вплоть до каменного века. «Когда смотришь на древнюю роспись, на старые изразцы или орнаменты, то думаешь: «Какая красивая жизнь была! Какие сильные люди жили ею! Как жизненно и близко всем было искусство…» — восклицал художник.

Заморские гости

В русское искусство Николай Рерих вошёл сразу как зрелый мастер. Академию художеств он окончил дипломной картиной «Гонец. Восстал род на род». Работу горячо встретили Илья Репин и Василий Суриков. Так что не стоит удивляться, что ее сразу, прямо с выставки приобрёл Павел Третьяков. По совету Репина, Николай Константинович уезжает в Париж в мастерскую известного исторического живописца Фердинанда Кормана.

Французский художник также сразу определил, что перед ним сложившийся мастер, и бережно отнесся к его яркому, самобытному дарованию. За время учёбы Рерих только сильнее проникся интересом к истории и когда уезжал из Франции, его душа уже была полна образами Древней Руси. Вскоре он создает цикл картин под названием «Начало Руси. Славяне».

«Заморские гости» лишь одна работа из этого цикла, написанная в 1901 году. Она сразу получила такое всеобщее признание, что художнику пришлось сделать с неё несколько повторений.

Рерих описал свою картину меткими словами

Скажем более, картина имеет и свой литературный вариант в новелле, написанной Николаем Рерихом в 1900 году. «Плывут полуночные гости. Светлой полосой тянется пологий берег Финского залива. Вода точно напиталась синевой ясного весеннего неба; ветер рябит по ней, сгоняя матово-лиловатые полосы и круги. Стайка чаек опустилась на волны, беспечно на них закачалась и лишь под самым килем передней ладьи сверкнула крыльями — всполошило их мирную жизнь что-то малознакомое, невиданное. Новая струя пробивается по стоячей воде, бежит она в вековую славянскую жизнь, пройдет через леса и болота, перекатится широким полем, подымит роды славянские — увидят они редких, незнакомых гостей, подивуются они на их строго боевой, на их заморский обычай. Длинным рядом идут ладьи! Яркая раскраска горит на Солнце. Лихо завернулись носовые борта, завершившись высоким, стройным носом».

Меткими, художественно точными словами описывает мастер плывущие ладьи. Гордо вздымаются узорчатые головы грифонов-драконов, крутые борта кораблей украшены разноцветными щитами, алые паруса пылают на фоне небесной лазури. Наполненные ветром, они наводят страх на врагов. Плывут ладьи по Неве и Волхову, Днепру и Ильмень-озеру — в самый Царьград. Идут варяги на торг или на службу…С любопытством вглядываются столпившиеся на корме викинги в открывающиеся перед ними дали.

Лиц на картине не видно совсем

Картина привлекает взор своей красочной праздничностью. Для творчества Рериха присущи яркие цвета, этим его работы легко отличить среди других художников. Здесь это очень заметно. В украшении кораблей, озарённых закатными лучами, художник использовал красные и синие, голубые и золотисто-коричневые краски. На фоне фиолетовой воды отчетливо выделяются белоснежные облака и крылья летящих над морем чаек. Вдоль берега видны зелёные линии холмов, на которых изображены округлые валуны. Это следы движения ледников.

На вершине одного холма видны три кургана — это захоронения вождей. На другом — укреплённый тыном и башнями славянский городок. Несложно представить, как из окон своих домов жители наблюдают за иноземной флотилией с тревогой и волнением, а кое-кто и с любопытством. С миром или войной пришли заморские гости? Торговать или наоборот забирать в полон намерены они? Так и слышится с полотна безмолвный вопрос… Да и варяги в размышлении. Как примет их неведомая страна? Будет ли к ним доброжелателен местный люд? Глядя на картину, невольно начинаешь вспоминать старинные предания и одним из первых почему-то возникает история о Рюрике, которого призвали княжить в Новгород.

Автор сумел наполнить картину движением, которое чувствуется во взмахе вёсел, в гомоне чаек и взмахе их крыльев. Неподвижные холмы только усиливают впечатление торжественного прибытия гостей. Интересный момент — на картине нет написанных лиц, отдельных характеров. Викинги едва различимы, а жителей русских городов не видно и вовсе, и тем не менее, в ней чувствуется жизнь.

Перечитывая летописи

Русский художник Сергей Маковский отмечал: «У людей на холстах Рериха почти не видны лица. Они — безликие привидения столетий. Как деревья и звери, как тихие камни мёртвых селений, как чудовища старины народной они слиты со стихией жизни в туманах прошлого. Они — без имени… Их нет отдельно и как будто не было никогда: словно и прежде, давно, в явной жизни, они жили общей думой и общим чувством, вместе с деревьями, камнями и чудовищами старины. На этих холстах, мерцающих тёмной роскошью древних мозаик или залитых бледными волнами света, человек иногда только мерещится… Но полузримый, невидимый — он везде».

С последним трудно спорить. Мастер сумел перенести зрителя в глубь веков и сделать его очевидцем яркой языческой жизни Древней Руси. В результате создаётся впечатление, что человек заново перечитал старинные летописи и прежде всего «Повесть временных лет».

Николай Рерих

Николай Константинович Рерих родился 9 октября 1874 года в Петербурге в семье известного нотариуса Константина Федоровича Рериха. С детских лет его влекли живопись, археология, история и, прежде всего, богатейшее культурное наследие Востока. Все это, слитое воедино, позже дало удивительный результат и сделало творчество Николая Константиновича уникальным и ярким.

Если в ранних картинах художника определяющими сюжетами являлась древняя языческая Русь, красочные образы народного эпоса, то уже с середины 1900-х годов на его полотнах звучат темы Индии и Востока. Творческое наследие Николая Рериха огромно. В нём более семи тысяч картин, рассеянных по всему свету. Кроме того, бесчисленные литературные произведения – книги, очерки, статьи, дневники…

В 1916 году из-за тяжелой болезни легких Рерих по настоянию врачей вместе с семьей переезжает в Финляндию (Сердоболь), на побережье Ладожского озера. Периодически он ездит в Петроград и занимается делами Школы общества поощрения художеств. Однако после революционных событий 1917 года, когда Финляндия закрыла границы с Россией, он с семьей оказался отрезанным от родины.

Интересные факты из жизни художника

Николай Рерих вёл в США широкую культурно-просветительскую деятельность. В ноябре 1921 года в Нью-Йорке открылся Мастер-институт объединённых искусств, главной целью которого было сближение народов через культуру и искусство. Основанные Николаем Константиновичем объединение художников «Соr Ardens» («Пылающие сердца»), Международный культурный центр «Corona Mundi» («Венец Мира»), нью-йоркский Музей Николая Рериха стали крупными очагами культуры, объединив вокруг себя многих видных деятелей искусства.

Пакт Рериха лег в основу Гаагской «Международной конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта». Предложенный им специальный флаг — Знамя мира, объявляющий объектом неприкосновенности все сокровища культуры и искусства, по сей день развевается над многими культурными и просветительскими учреждениями во всём мире.

С самых первых дней Второй мировой войны Николай Константинович Рерих использует все возможности, чтобы помочь Родине, даже находясь вдали от неё. Вместе с младшим сыном Станиславом Рерихом он устраивает выставки и продажи картин, пишет многочисленные статьи в газеты, выступает по радио в поддержку советского народа. Все вырученные деньги перечисляет в фонд Красной Армии.

Мысль о возвращении не покидала Николая Рериха никогда. Сразу же по окончании войны художник запросил визу на въезд в Советский Союз. Но его намерениям не суждено было осуществиться – в самый разгар приготовлений, 13 декабря 1947 года, он уходит из жизни, так и не узнав, что в визе ему отказали…

На месте погребального костра, перед ликом величественных снежных вершин был установлен большой прямоугольный камень, на котором высечена надпись: «13 декабря 1947 года здесь было предано огню тело Махариши Николая Рериха – великого русского друга Индии. Да будет мир».
+1
13:40
83
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Arbiter Gaius №1