Валентина Савенко №1

Всадница Карла Брюллова

  • Кандидат в Самородки
Всадница Карла Брюллова

Картина «Всадница» Карла Брюллова написана в 1832 году по просьбе графини Юлии Павловны Самойловой. На ошейнике собаки, изображённой на этом портрете, выгравировано Samoylova. Сам художник назвал свою работу «Джованин на лошади». В 1832 году картина выставлялась в галерее Брера города Милана. В 1896 году «Всадница» была приобретена для галереи Петра Третьякова.

Сначала предполагалось, что на картине нарисована сама графиня. Искусствоведы доказали, что на картине изображены две воспитанницы графини Самойловой — Джованина и Амалиция Пачини.

Амалиция Пачини была дочерью итальянского композитора Джованни Пачини, друга графини. Того самого Пачини, чья опера «Последний день Помпеи» натолкнула Брюллова на тему знаменитой в будущем картины. О Джованине известно мало. Существует версия, что её настоящее имя Джованине Кармине Бертолотти. Считается, что она является дочерью Клементины Перри, сестры второго мужа Самойловой. Обе девочки воспитывались Самойловой. Они называли её мамой, но официально удочерены не были.

«Всадница» украшает галерею

Карл Брюллов написал знаменитую «Всадницу» в 1832 году, в последний год своего первого пребывания в Италии. Скромную воспитанницу графини Юлии Самойловой — Джованину изобразил так, как до него изображали только титулованных особ или прославленных полководцев.

Картина выставлялась в Милане. Затем её могли видеть среди других произведений искусства гости Юлии Самойловой. В 1838 году портретом любовался известный русский поэт и переводчик Василий Жуковский.

В дальнейшем следы полотна надолго теряются. Графиня Самойлова обеднела. Из Италии переехала в Париж и увезла с собой портрет воспитанниц. Она рассталась с ним в самом конце жизни, в 1875 году. Илья Репин, находясь летом 1874 года в Париже, писал Петру Третьякову о том, что «у какой-то графини Самойловой здесь продается несколько вещей К. П. Брюллова…». Но тогда он не успел купить картину.

Вторично произведение попало в поле зрения русских собирателей живописи в конце XIX века. Французский торговец картинами выставил «Всадницу», или «Амазонку», как её ещё называли, в Академии художеств в Петербурге. В 1896 году Третьяков приобрел её для своего знаменитого собрания русской живописи. С тех пор «Всадница» украшает залы галереи и по сей день завораживает зрителей.

В замысле художника счастливо соединились величавость парадного портрета и простота, поэтическая одухотворенность живых, непосредственных характеров двух героинь.

Что говорили критики о картине

Глядя на это произведение, понимаешь, как был прав итальянский ценитель искусства, назвавший молодого Карла Брюллова гениальным художником только за один этот портрет.

Экспонированный в 1832 году в Риме портрет Джованины вызвал оживлённый обмен мнений. Вот что говорилось, например, в одной из опубликованных тогда статей: «Русский живописец Карл Брюллов написал портрет в натуральную величину девушки на коне и другой девочки, которая на неё смотрит. Мы не припоминаем, чтобы видели до этого конный портрет, задуманный и исполненный с таким мастерством. Конь… прекрасно нарисованный и поставленный, движется, горячится, фыркает, ржёт. Девушка, которая сидит на нём, это летящий ангелочек. Художник преодолел все трудности как подлинный мастер: его кисть скользит свободно, плавно, без запинок, без напряжения; умело, с пониманием большого художника, распределяя свет, он знает, как его ослабить или усилить. Этот портрет выявляет в нём многообещающего живописца и, что ещё важнее, живописца отмеченного гением».

Но некоторые итальянские критики отмечали безжизненность выражения лица юной всадницы. В появившейся в том же году статье, приписываемой Амбриозоди, говорилось: «Если что-нибудь может показаться невероятным, так это то, что прекрасная наездница или не замечает бешенность движений лошади, или, от излишней уверенности в себе, совсем не затягивает узды и не нагибается к ней, как, быть может, было бы нужно».

Мария Малибран

В 1975 году знаменитый оперный театр «Ла Скала» выпустил книгу, которая посвящалась выдающимся певцам, чьи голоса звучали с его сцены. «Всадницу» в этом издании представили как «Романтический портрет Малибран» из Театрального музея «Ла Скала».

Марию Фелиситу Малибран-Гарсия, сестру Полины Виардо, называют одной из самых ярких легенд в истории оперного искусства. Певица владела дивным голосом, обладала горячим темпераментом и имела великий дар актёрского перевоплощения. Кроме того у неё была внешность, соответствовавшая романтическому канону. Стройная фигура, бледное лицо, иссиня-черные волосы и большие сверкающие глаза. Ею восхищались Россини, Доницетти, Беллини, Шопен, Мендельсон, Лист, Готье, Брюллов, посвящали стихи Мюссе и Ламартин. И это её образ вошёл в роман Жорж Санд «Консуэло».

Страстная любительница верховой езды, Мария Малибран скончалась от ушибов, полученных при падении с лошади. Ей было всего двадцать восемь лет. Безвременная кончина закрепила родившуюся ещё при жизни певицы легенду. Один миланский адвокат, подаривший Театральному музею «Ла Скала» гравюру с картины «Всадница», посчитал, что на ней изображена Малибран.

Директор Театрального музея профессор Джанпьеро Тинтори напрочь опроверг это предположение после посещения Третьяковской галереи. Он, в частности, сказал: «… светловолосая всадница (в жизни Джованина была рыженькой) не может изображать жгучую брюнетку Малибран. Я говорил об этом тем, кто подбирал для книги иллюстрации, но они лишь добавили к слову «портрет» эпитет «романтический», то есть представили картину как некую фантазию на тему увлечения певицы верховой ездой».

История Джаванины

В одной итальянской публикации есть ссылка на заверенную неаполитанским нотариусом дарственную, по которой дом Самойловой в Милане должен был перейти после её смерти «сироте Джованине Кармине Бертолотти, дочери покойного Дона Джероламо и Госпожи Клементины Перри», которую русская графиня «взяла к себе».

Исходя из того, что девичья фамилия матери сироты та же, что и второго мужа Самойловой — оперного певца Перри, было высказано предположение, что Джованина была его племянницей.

Когда Джованина выходила замуж за австрийского офицера, капитана гусарского полка Людвига Ашбаха, Самойлова обещала выделить ей сверх дорогого свадебного наряда и набора личных вещей приданое в сумме 250 тыс. лир под гарантию миланского дома. Согласно нотариального акта он должен был перейти в её собственность после смерти дарительницы, но который так ей и не достался.

Да и с получением денег возникли трудности. Джованине пришлось искать адвоката для достижения «соглашения с мамой» о переводе обещанной суммы в Прагу, куда она переехала со своим гусаром. Злого умысла со стороны Самойловой в этом быть не могло. Даже недоброжелательно настроенные к графине за проавстрийские симпатии итальянские авторы признавали за ней необыкновенную щедрость. Но при её широким образе жизни она часто испытывала недостаток в наличных средствах, которые поступали из многочисленных поместий в России.

Амацилия

Что касается Амалиции, то она родилась в 1828 году. Ее появление на свет стоило жизни матери. Пачини в упоминавшейся автобиографической книге писал: «В то время… меня постигло большое несчастье — через три дня после родов умерла моя ангельская жена». Когда Самойлова взяла Амацилию на воспитание неизвестно, но, судя по картине «Всадница», написанной в 1832 году, уже четырехлетней она жила у нее.

Затем Брюллов нарисовал её в одиннадцатилетнем возрасте на портрете «Портрет графини Ю. П. Самойловой, удаляющейся с бала…».

Тогда Амалиция написала отцу из Петербурга: «Если бы, дорогой папа, ты видел этот город, как он красив! Все эти улицы такие чистые, что ходить по ним настоящее удовольствие. Мама всё время возит меня смотреть окрестности. О театрах ничего не могу тебе сказать, потому что они закрыты из-за смерти короля Пруссии, но скоро они снова откроются, и тогда я сообщу подробности…».

В 1845 году Амалиция вышла замуж за некоего Акилле Манара. Поначалу семейное счастье Амалиции было полным, но со временем супруги разъехались. В письмах отцу она горько жаловалась на одиночество, на то, что у неё нет детей.

В 1861 году её муж умер, оставив вдову без средств, поскольку, как она писала, покойный «тратил и тратил». Один французский мемуарист вспоминал, как в Париже в годы империи Наполеона III графиня Самойлова, по третьему мужу графиня де Морнэ, старалась «запустить в свет хорошенькую госпожу Манара».

Амалиция вторично вышла замуж за французского генерала де ла Рош Буетт. Но затем, оставшись снова вдовой, ей пришлось вернуться в Милан, где она и провела последние годы жизни в доме для престарелых при монастыре.

По иронии судьбы приют находился неподалеку от бывшего дома Самойловой, который графиня когда-то обещала завещать не только Джованине, но и Амалиции. Умерла она незадолго до начала первой мировой войны.

Когда была создана «Всадница», Карлу Брюллову исполнилось тридцать три года. Впереди был триумф «Помпеи», серия знаменитых портретов современников, дружба с Пушкиным, Глинкой. Впереди была целая жизнь…

+8
22:10
254
22:46
+1
потрясающая картина с грустной жизненной историей.
10:43 (отредактировано)
к сожалению. В жизни так часто бывает — внешнее благополучие скрывает трагедию…
05:59 (отредактировано)
Я в далеком детстве unknownкупила в книжном магазине репродукцию этой картины и повесила у себя в комнате на стену. Я с ней засыпала, просыпалась, придумывая каждый раз новую историю для СЕБЯ на этом вороном скакуне.
На другой стене висела репродукция «Девятый вал» Айвазовского.
Вот такое детство между стихией и сказкой)
А вы развеяли всю интригу)))
10:45
+1
открою секрет — я тоже в детстве представляла себя этой девочкой на вороном скакуне. И мечтала, что вырасту и стану такой же красивой, как всадница Брюллова…
11:50
Спасибо вам за блоги!
12:25
+1
к сожалению, не всем они нравятся. То ли живопись не любят, то что иное…
14:23
На всех не угодишь.
14:45
вот и я о том…
12:12
Хороший блог.
12:25
спасибо!
22:00
Спасибо! Хороший блог.
18:16
спасибо!
Загрузка...
Литературная беседка