Анна Неделина

Чудесные годы

  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Чудесные годы

Уважаемый Grold запустил серию ностальгических блогов (с удовольствием их читаю), вот и мне тоже захотелось. Только я затрону период уже не детский, а юношеский. Или пятнадцать-семнадцать лет – это ещё отрочество? Ну, не суть.

Первая граната была масляной, вторая – бульонной. То есть в одном случае петарду воткнули в кубик масла, во втором – в кубик бульонный.

Одна рванула на потолке прямо над нами, осыпая жирными хлопьями всё вокруг, другая чуть в стороне. Без хлопьев, зато наполнила пространство ядрёным ароматом.

Лектор, невразумительный мямля из МИФИ, очкастыми глазами помигал и, заикаясь, попросил выйти вон. Тех, кто оказался под взрывом (нас) и метателей.

Мы, ржа лошадьми, ринулись из актового зала и побежали играть в футбол. Больше мы на лекции по физике не ходили.

В лицее 1511 при МИФИ (бывшая физмат школа № 542) нас усиленно готовили к институтской жизни и несколько раз в неделю проводили спаренные уроки, где половина всех десятых классов (а потом и одиннадцатых – в лице учились только два года) слушала самые настоящие лекции преподов из "мифического" института.

Нет, я не был хулиганом. Я в пацанской иерархии находился где-то посредине между ними и откровенными ботанами (но, в целом, как Джим, был очень хорошим мальчиком), хотя и шатался с разными там всякими. Райончик у нас был тот ещё. В аттестате после девятого класса у меня стояло три, кажется, "четвёрки": русский, пение и химия. Остальные – "отлично". Только грош цена этим "пятакам".

В девятом классе наша обычная общеобразовательная школа, как и многие школы в середине девяностых, в смысле обучения дышала на ладан. Мы болтались постоянно на улице из-за постоянных "окон" в расписании – учителей не хватало. Биологию и химию у нас вела физичка, черчение – трудовик (ещё ранее, в конце восьмидесятых бывший военруком). А потом и физичка куда-то исчезла.

В общем, к десятому классу я подошёл с основательными пробелами в образовании. Разве что с математикой у меня обстояло более-менее. И с географией, да.

Родители обеспокоились и запихнули в меня в упомянутый лицей. Выбрав его по территориальному признаку и по отзывам, как сейчас бы сказали. Запихнули – самое правильное слово. Я упирался ногами, руками и бузил изо всех сил. Я не мог представить, как так вот эти родные стены, дружки и девчонки, это всё вот – фьють?! В лицее этом какие-то умники гениальные… я там что буду делать?

И я провалил вступительные экзамены (шушеру всякую вроде меня таким образом отсеивали) по весне.

Я не поехал пытать ещё один шанс в каникулы (летний добор) и уже потирал руки в радости от того, что затея родственников провалилась. Их расстройства меня, конечно, трогали, всё-таки я был, как уже упоминалось, "хорошим мальчиком". Но всё ж таки мой пятнадцатилетний разум жил совсем другими интересами, нежели какими-то там далёкими институтскими перспективами.

Но вернулся в августе я из похода, и меня поставили перед фактом – ты в лицее, дружок. Можешь не дёргаться. По знакомству как-то меня всё ж таки приткнули.

Я затосковал. И почти сразу на меня обрушились лицейские будни: я не вылезал из двоек по физике, я ополоумел от нагрузки, требований и занятий по субботам. Казалось, свет потух раз и навсегда. Какие там дружки и родная коробка перед подъездом…

Родители заподозрили, что регулярные "параши" (а за всю историю до этого у меня, по-моему, и "тройки"-то были всего несколько раз), я получаю назло. Но нет, хотя я и злорадствовал по поводу собственных неудач, но "пары" были натуральным – сказалось почти полное отсутствие физики в девятом классе.

Но! При этом я был не последний в классе по успеваемости. Да, плотность вундеркиндов была несоизмеримо выше, чем в обычной школе, но и нормальных ребят хватало (как и девчонок, пусть и редких, конечно, в таких заведениях; одна тихая типичная отличница, зато две другие просто умненькие; но живенькие). А по математике я всё-таки успевал, и легендарная в этом лицее математичка Ирина Вениаминовна очень удивлялась на родительских собраниях, что я матбои (расскажу чуть ниже) пропускаю, потому как хожу на допы по физике.

Отступление про физику.

Семинары (институтская терминология там в ходу) вела у нас интересная тётенька. Тоже из МИФИ. Но как потом стало понятно, институт – это её стремительно ускользающее прошлое, а деньги она зарабатывала совсем в другом месте. В Zepter (МИФИ и посуда - логика девяностых; МИФИ и церковь – логика двухтысячных). И да! Она демонстрировала нам посуду, доказывая, какая она суперская, приготавливая прямо во время уроков на электроплитке какие-то овощи. Попутно подводя физические основы под полезность пароварения.

Но и учить не забывала. И не только "двояки" раскидывала налево и направо. Знания в наши головы заколачивать тоже умела. И меня, и моего друга за рвение и постепенный рост из двоечников в хорошисты зауважала. На экзамене раздала всем сёстрам по серьгам и мне, например, сказала, что моё "хорошо" ещё и покруче некоторых "пятёрок" будет. Я гордился.

Но самым главным в лицее для меня оказалось знакомство с теми самыми нормальными ребятами. Именно поэтому и я не жалею о тех двух годах. А совсем даже наоборот. Не из-за мощной учёбы, благодаря которой я первые два курса в инсте поплёвывал в потолок, одной левой всё порешивая. Это было приятно, конечно (больше таким умным и знающим я, наверное, никогда уже и не был). Но нет.

А парни – да.

Я обрел там друзей. В следующем году у нас с ними будет четвертак.

Крым, девчонки, кукования по клубешникам, потопление в Туве, шашлыки по колено в снегу в лесу, стройки заборов и бань, свадьбы с разницей в две недели и прочее. Всё с ними.

Вначале им тоже по башке крепко вдарило лицейским гранитом. И бок обок мы его подгрызали, стараясь не увязнуть в одном сплошном обучении.

Про лицей могу много сказать хорошего. Особенно сейчас, спустя годы. Разве что пафосное наименование меня раздражает. Но тогда же каждая путяга становилась колледжем, а почти всякая школа стремилась быть лицеем.

Противная биологичка морщила презрительно губу и пеняла нам: "Вы же лицеисты!", когда мы демонстрировали неправильные знания в области сочетания пестиков и тычинок. Учителям непрофильных дисциплин в физмате приходилось, конечно, туго. Я, например, как освоился немного, занялся плотно физикой и математикой. Оставив немного места и для химии. И только. А вот на всякую там историю с биологией положил с прибором. У русички перебивался кое-как (мои сочинительные излияния по "Тихому Дону" она не принимала, ставя за содержание всегда "трояк). Географию знал и так.

В лицее именно учили. И пусть не любили уже упомянутую Ирину Вениаминовну большинство школьников (я помню, первого сентября "старшаки" из одиннадцатого класса пугали нас: "Главное, к Шерстовой не попасть" – это она, ИВ как раз), преподаватель (и педагог) она исключительный, как я считаю. И она там не одна такая была.

Шикарные лабораторки по физике. И по химии.

А "посвятуха" (посвящение в лицеисты, турслёт)? Это действительно работает: сплачивает, сдруживает учеников, которые зашуганные, с выпученными глазами ходят первые дни, на стены натыкаются.

Про турслёт, конечно, надо отдельно писать.

А кратко так: студенты гонят малолеток в лес, там каждый класс ставит палатки на своей поляне. Проводятся различные конкурсы (лучший лагерь, лучшее меню, футбольный турнир, какие-то КВНы и пр.). А ночью самое главное – тропа посвящения. Там уже полупьяные студиозы вовсю измываются (учителя во всё это не лезли – они тихо керосинили своим кружком) над запуганными мальками: пройдись по тросу в сапогах, "ласточку" сделай вот так, а так - можешь?; рассказать в ночи стих и отгадать загадку; ямы и колья; канатные дороги и много чего ещё. Очень весело.

Очевидно, что до турслёта мы ещё по именам друг друга не очень знали, а после – всё, не разлей вода.

В одиннадцатом (а скорее всего, уже к концу десятого) классе мы уже забурели – петарды, вон, пуляли (санкций почему-то никаких потом не было). Кстати, в десятом физику читал другой лектор, очень прикольный мужик; он нам про кошку в протвинском синхрофазатроне рассказывал.

Как забурели, так перестали торопиться из лицея домой; задерживались безо всяких дополнительных: погонять мяч в коробке, постучать в настольный теннис, просто потрындеть после уроков.

Матбои.

Сидит рядом Лёва, я его только-только после турслёта запомнил, посматривает на часы и шепчет: "Я так на "Чудесные годы"" опоздаю. Я спрашиваю, чего, мол, такое. Сериал, говорит. По НТВ. Перед "Беверли-Хилз 90210".

Я потом тоже стал поглядывать эту дурь ("Чудесные годы"). А пока мы сидели и думали, как бы слинять поскорее с этого лицейского развлечения - соревнования под названием "Матбои". Инициатором и идеологом была, конечно, ИВ. Она же потом на уроках устраивала "хайлайты" особо интересных случаев. Состязались, понятно, не в матютах, а в математике.

Турнирная сетка, жребий, класс на класс. Задания простые и сложные, быстрорешаемые и основательные. Зрители, основной состав, запасные. Судья.

Наш класс в лидерах не ходил, мы обычно вылетали если не в первом, то втором раунде. И бежали на "Чудесные годы". Или на футбол.

Самые многоочковые, трудные задание выдавались на "выезд" – запирали двух-трёх "бойцов" в другом кабинете. Решайте, голубчики. Вот вам два часа. Мы торопились сделать вперёд срока, чтобы, раздобыв ключи, слинять в спортзал – на пинг-понг. Возвращались к назначенному времени.

Поточные контрольные.

Это было испытание. Экзамен лайт. Раз в месяц. Зато тренировка – будь здоров. ИВ свои классы (вела математику в трёх группах) натаскивала на эти поточные усиленно, устраивая подготовительные занятия. Добровольные, конечно. Ведь сам же по своей воле идёшь, как только услышишь разок прямо на уроке язвительное:

– Новиков на подготовительные не приходил. Наверное, он всё знает.

И мы ходили. Садились на задние парты, и как только прорешивали все задания, тихонько скреблись на выход. А народ оставался, сидел упорно до ночи, разбирая варианта по три. ИВ нас, конечно, засекала. Складывала руки и обращала внимания остающихся умников: "Одиннадцатый А один уже устал". "11ый А1" – это мы, да.

Но зато потом, когда подсчитывали и вывешивали средний балл по этим поточным для всех классов (а их было двенадцать штук), мы обычно входили в тройку лучших. Правда, выше третьего места не поднимались. Перед нами всегда были два других класса ИВ.

Физруки в лицее и те, чуть ли не профессоры из РГАФКа.

Классная у нас была историчка. Не в смысле, что здоровская, а в смысле - руководитель нашего класса (в одиннадцатом к нам пришла). И случилась у меня с ней взаимная нелюбовь. Она вся такая возвышенная, с идеями, только из педа, молоденькая, энтузиазмом во все стороны пышет, чего-то там выдумывает. А мы уже забуревшие. К нам на кривой козе лучше не надо.

Придумала тоже соревы. По Москвоведению – был и такой предмет. Две команды и вопросики. Очки начисляла. Кто победит, тем пятёрки за урок. И было задание – одна команда называет московский театр, потом другая. Кто больше назовёт. Когда истощились, я из загашников достал "Театр мимики и жеста". Она захихикала. Чего ещё, мол, выдумаешь. Очень обидно было. Так себе из неё москвовед. Я ей дерзил потом за это постоянно. А она меня выгоняла. Так вот и дружили.

Весной на майские был минитурслёт. С нами ходил очень классный дядька из завучей со звучной фамилией Сенаторов. Потом мы ещё раз захотели с ним идти, вот только он, как услышал про "А1", почему-то брать нас больше не захотел…

Среди учебников имелся шикарный задачник по математике. Потрёпанный, лет больше чем мне (тогда я, правда, ещё не был потрёпанным). Сборник вступительных задач по математике в разные ВУЗы страны (СССР) за разные года. Самые зубодробительные (помеченные, конечно, звёздочкой) были физтеховые. Чуть реже из НГУ и МГУ. Иногда я залипал в эту книгу, изучая географию заданий (а там обязательно подписано – когда было и где). Конечно, это были или технические ВУЗы, или государственные из столиц республик (Ташкентский, Ереванский…; Минский, конечно, тоже) или из крупных городов вроде Новосибирска.

В общем, мы шпиговались знаниями, учились учиться, но при этом оставалось время дурачиться, общаться, прикольчики всякие друг над другом устраивать. Не чахли (первые месяцы если не учитывать – хотя сейчас и это время вспоминаются с улыбкой) в непрерывном корпении над учебниками. Нормальная, такая, школьная жизнь у нас была. В самом лучшем смысле.

Под бодрые кусочки из Бизе ("Кармен") – звонки такие там на уроки (юморок, ага) – мы шагали на очередное испытание, подпираемые дружеским плечом, подхихикивая и пихая для друг друга локтем.

Чудесные годы, я и говорю.

+9
16:10
334
16:48
+2
Ух ты! Вот это да! Очень интересно.
17:42
+2
Тепличная подноготная, называется))
16:56
+2
Чудесно изложено
17:45
+1
Да уж конечно)
18:19 (отредактировано)
+1
О, ностальгический бложик) да еще по родным районам и со знакомыми названиями)))
кстати, странно, что ныне 1511 — это 542, ибо это же 511 — которая и в советское время была хорошим трамплином к МИФИ.
А при вас был прекрасный магазин Диалог-мечта, в котором водились фисташковые стаканчики?))) а книжный Галактика?
18:49
+1
Про историю нумерации не знаю ничего (
Кроме того, что однажды кто-то официальный сказал: «Тысяча пятьсот одиннадцать», что мы восприняли, как оскорбление, ведь на слуху всё время было «пятнадцать одиннадцать».
Не, мы знали только оптовый рынок «Котляково»))
19:00
+1
Самый эпичный анекдот на тему нумерации школы я услышала в троллейбусе, сама будучи восьмиклассницей, от студентов МИФИ:
— ну а что, хорошо учились, хороший райончик. 15 психбольница, 11 морг, а между ними лицей 1511.
Называется, коротко о районе))
20:44
+1
Смешно)))
А психи нам мяч подавали, он к ним за забор частенько вылетал.
21:33
Нормально вообще… мы на субботнике поюзанные шприцы собирали с территории школы))
21:37
Ну, это вот с такими я до лицея и болтался…
А те, кого выгнали из школы, всё туда приходили. Точнее, приезжали на угнанных тачках…
01:44 (отредактировано)
+2
Да))))) хахаха «пятнашка» — это притча во языцах была в школе)))) Вопрос «Ты что, из пятнашки сбежал?» заменял короткое «ты идиот?».
А про МИФИ сказки про мини-ядерный реактор где-то там в недрах тоже ходили среди «особо одаренных» в физике в старших классах.
Да, славный наш район))))
23:35
+1
что значит сказки?))) я в это все детство искренне верила (точнее до настоящего момента). Блин, встречусь с папаней, все ему выскажу!)))

Да, райончик знатный, что ни говори) психи, морги, онкоцентр… капец. А кто-нибудь из вас в «Труде» участвовал в заплывах?)
07:58
«Труд», который на Варшавке?
09:16
В «Труд» я ходила на плавание в детстве. Но быстро выяснилось, что это не моё crazy
09:16
09:16
Детство?!
09:18
Еще в овраге на Кантемировской отходы всякие нехорошие зарыты.
Не район, а Бермудский треугольник)
09:19
Это там, где сейчас дома?
09:19
09:21
Какие дома? Какой плеер?
Я не знаю, что сейчас с «Трудом». Помню, там фитнес был какой-то лет десять назад. Сейчас вообще не в курсе.
09:22 (отредактировано)
Ааа. Ты про Кантемировскую…
Там дома (улица Москворечье, по-моему) с одной стороны, а овраг как был так и остался, а с другой стороны пром зона
09:23
Не, овраг рядом с Кантимом. Чертановка, кажется, в нём течёт.
Овраг этот домами застроили. Частично.
09:25
Где все зарыто не застроили. Это от реки ближе к пром.зоне
09:46
С Трудом все в порядке) цветёт и пахнет Работает)
09:49 (отредактировано)
Прикольно))) не, я плавала не в нем (мои сочли, что до Дельфина всяко ближе), но в Труде я честно отхватила своё 4 место и поездку на теплоходе по Москва-реке…
09:49
Почему не твоё? Что ты там устроила?))
10:04
Все плавали, а я ходила по дну.
До сих пор плаваю так себе, прямо скажем.
10:30
Ммм. Дайвинг?
01:46
+3
Андрей, пиши ещё!
06:08
+1
Да хватит уже)
Загрузка...
Литературная беседка