Дмитрий Петелин

Медведь-проводник и мертвая избушка

Медведь-проводник и мертвая избушка

Рассказ "Монья" в общих чертах соответствует структуре волшебной сказки, но эта структура повторяется в рассказе дважды. Разберем элементы структуры рассказа, обращаясь к его тексту.

В изложении сразу можно выделить несколько очевидных элементов сюжета:
1. Реальность
2. Сон Моньи
3. Зеленый зверек
4. Розовый медведь
5. Обитатели иного мира (призрак, змея)

Есть менее очевидные элементы, но с ними мы разберемся по ходу дела.

Своими обманами и побегами Монья нарушает "правильное" течение событий и создает условия для вторжения "иного" в мир повседневной реальности. Предпосылки для этого возникают в рассказе почти сразу же, как результат нарушения правил, -- это застрявший в закрывшейся оконной раме зеленый зверек (скиппи). Монья спасает его, и он становится ее волшебным проводником до границы "иного" мира, где происходит почти трагически заканчившаяся встреча Моньи с чем-то нам неизвестным -- реальное соприкосновение девочки с "иным". Собственно, основная история начинается со встречи Моньи и скиппи.

Второй проводник появляется во сне: "Из тумана соткался большой розовый медведь, взял её за руку и повёл вперёд." Медведь -- проводник от скалы как начала "иного" до домика во сне.

Первый раз медведь появляется в рассказе в самом начале, когда готовящая побег Монья надевает свой "спас-браслет" "на лапу большого плюшевого медведя", создавая для себя "двойника", обманывающего наблюдателей. Интересно, что пришедший к Монье во сне медведь имеет свойства игрушки -- он розовый, и у него -- короткие лапы.

Мы видим, что оба проводника имеют в общем Скалу Желаний, до которой добирается и на которой засыпает Монья. Скала в рассказе находится между мирами, как граница. Мы вправе предположить, что скала играет роль "перекрестка миров", или алтаря. Позже эта догадка подтвердится.

Итак, мы знаем, что зеленый зверек, сопроводивший Монью до скалы, появляется в связи с нарушением правил реальности. А почему появляется розовый медведь? Почему вдруг открывается проход в "иной мир"? Ответ можно увидеть, поняв, что произошло с Моньей, или -- что сделала Монья перед появлением розового медведя? Немного продвинувшись по тексту назад, мы читаем, что Монья съедает яблоко, предварительно оставленное на Скале Желаний. Яблоко, по-видимому, замещает сказочную "жертву". Яблоко оставили на "месте встречи" как на алтаре. Жертва была принята. По правилам религиозной жертвы, как мы знаем, необходима "совместная трапеза" верующего с богом (богами) для подтверждения связи между ними, что, в своем смысле, и делает Монья, съедая яблоко. То, что жертва была принята, становится понятно из совершившегося во сне "путешествие", объединившего реальность и сон (два мира), то есть из открытого "прохода между мирами", что, как правило, является смыслом принесения жертвы.

Розовый медведь во сне доводит девочку до старого, потертого деревянного домика. Интересно, что "домик", в который заходит Монья, должен быть аналогом избушки-на-курьих-ножках, -- непосредственным проходом в иной мир (в мире волшебной сказки избушка поворачивается "передом" то туда, то сюда, открывая проход из одного мира в другой). Призрачная женщина в избушке, соответственно, должна быть аналогом Бабы-Яги -- хранительницей прохода в "иное", вероятно, в мир мертвых или его волшебный аналог. Действительно, в рассказе есть прямое указание на это: "Незнакомка плавно подняла руку и коснулась волос девочки. Губы что-то неслышно прошептали. Замерев, Монья почувствовала присутствие неведомой бесконечной пропасти." Пропасть будет связана с образом матери Моньи немного позже, в эпизоде падения.

Намеки в рассказе позволяют заключить, что мать девочки, предположительно, умерла. Значит, то, что Монья во сне встречается с кем-то, предположительно похожим на мать, указывает на мир мертвых, или на самую границу мира мертвых. Прямо не сказано, что призрачная женщина и мать Моньи -- одно и то же лицо, но на это есть намеки: радость призрака от встречи с Моньей, попытка накормить Монью, светлые волосы у матери Моньи и у призрака. Впочем, может быть и другое толкование.

Пирог может быть понят как "иномирная" версия жертвы и "мертвый" аналог яблока. Действие пирога, по-видимому, должно создать для Моньи проход из реальности к призрачной женщине (вероятно, убить Монью). Это почти происходит, когда девочка падает в пропасть. К счастью, падение не оканчивается смертью девочки.

Роль змеи -- интересна и обладает потенциалом к развитию. Очевидно, змея пугает девочку и изгоняет ее из домика. Допустимо предположить, что по какой-то причине змея не хочет присутствия девочки в волшебном домике. Змея появляется из часов. Указание на часы очень коротко и их роль, возможно, заключается в необходимости ограничить для девочки контакт с призраком, что и исполняет змея, показавшись из часов вместо кукушки. В целом, роль змеи, скорее, позитивна, а роль "призрачой женщины", скорее, негативна, поскольку дважды связана с пропастью.

Если в каждом из двух миров есть свой проводник (розовый медведь и скиппи), повторяющийся в противоположной реальности, то у призрачной женщины, как у охранника на границе "инобытия", может быть своя противоположность в "нашей" реальности -- кто-то, кто спасет девочку от пропасти в реальности, кто-то кто сыграет роль змеи из часов (если женщина "призывает" Монью пирогом, то змея выгоняет ее из домика). Когда в реальной пропасти возникает образ женщины, кто-то должен спасти Монью. Но это означает, что этот "кто-то", вероятно, каким-то образом связан со скиппи, как призрачная женщина связана с розовым медведем -- если медведь приводит к призрачной женщине, то к кому приводит девочку зеленый зверек? Видимо, к какому-то существу на скале, охраняющему проход в "иное". Если кто-то, как представитель обыденной реальности, повляется в "ином" мире, это означает, что этот "кто-то" -- либо самостоятельный трикстер (существо, объединяющее в себе оба мира), либо чей-то измененный в девочкином сне образ. По этой причине, возможно, скиппи, "кто-то" со скалы и змея из девочкиного сна связаны теснее, чем поначалу может предполагаться.

Можно уже отметить отчетливое удвоение миров в рассказе -- к миру обыденной, "нормальной реальности" добавлена реальность сна -- "иная реальность", что усложняет структуру рассказа по отношению к сказке, но сохраняет сказочные характеристики каждой из частей по отдельности. В таком удвоении реальностей дублируются все основные персонажи. Переход от одной реальности к своему антиподу происходит после поедания "жертвы": яблоко переводит девочку в мир "иного", а после пирога она возвращается обратно.

Структура фрагмента, таким образом, может быть расширена на несколько парных (!) элементов:

1. "Этот" и "иной" миры;
2. Проводники (скиппи и розовый медведь);
3. Охранники (некто-на-скале (змея из часов) и призрачная женщина);
4. Алтари (скала и стол)
5. Жертвы (яблоко и пирог);
6. Герой (Монья наяву и Монья во сне);
7. Дорога "туда" и "обратно".

Что стоит за охранниками -- остается загадкой.

Не хватает важного элемента "добыча" или "вознаграждение". Но ведь и сказка еще не закончена!

+2
17:40
209
20:35
+1
Интересный вариант, все логично, но я не воспринимаю это в контексте волшебной сказки. Хотя, как инициация, вероятно да, но лексика… не вяжется для меня.
02:59 (отредактировано)
Структура мне показалась похожей, а лексика может быть любой. Структура вообще универсальна в этом смысле и на нее «ложится» любая лексика. Здесь интересно, что структура развивается в «двойном» изложении «явь-сон», пересекаясь и опять расходясь. Очень перспективный ход для сюжета, мне кажется.
22:14
+2
Спасибо, есть интересные и полезные наблюдения! Как честный человек я теперь прямо-таки обязан написать продолжение… ))))))
Спасибо! Мне было любопытно посмотреть на развитие сюжета. С интересом прочитаю продолжение )
Загрузка...
Михаил Кузнецов