Нидейла Нэльте №1

Игры детства-3

  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Игры детства-3

У каждой компании (шоблы) было место притяжения. Место, которое мы посещали регулярно и знали все его лакомые закоулочки. В моем детстве таким местом была шахта. Гигантское предприятие - миллион тропинок.

В советские времена терриконы (погуглите) были пирамидальными. Из под земли регулярно поднимались автоматические само опрокидывающиеся вагонетки с пустой породой (уголек выдавался на гора другим способом). Нынче, из-за частых внутренних возгораний, верхушки терриконов стесаны и породу вывозят на КАМАЗах.

Среди пацанов считалось особым шиком забраться наверх террикона и помахать ручкой. Тест на смелость. А потом просто так взбирались. По дороге попадались куски породы с отпечатками доисторической флоры и фауны. Как в школьном учебнике, помните? Уж оттисков папоротников мы точно навидались без счету. Но нам даже в голову не приходило, что они представляют какую-либо историческую или геологическую ценность. Я как-то хотел сохранить раковину (миллион лет до нашей эры) но она, зараза, рассыпалась на полдороге домой.

Также, на терриконах основательно пахло серой. И часто куски породы были покрыты желтым едко пахнущим налетом. Надышавшись, спускались, и долго хэкали/перхали.

Угольная порода - маркий материал. Измазавшись, мы бежали на отстойник шахтных вод. Там вода, конечно, не самая чистая, но отмыться было можно. На пути располагалось кукурузное поле. В сезон, мы ломали молочные початки и жарили их на костре. Очень симпатичный вкус, признаюсь.

Обсохнув, бежали пить воду. Вариантов было два: водокачка или сама шахта. Побеждало чаще всего место притяжения. И на то имелась еще одна существенная причина. В помещении где шахтеры набирали воду, торчало целых четыре крана: с холодной, горячей, газированной водой и холодным чаем. Га-зи-ров-ка, от пуза, представляете? 

Надувшись до икоты и мушек перед глазами, брели глазеть на клеть, поднимавшую очередную смену шахтеров из забоя. Главное, чтобы чей-либо отец не заметил - домой погонит или прочь. Потому что часто после работы мужики соображали насчет выпить. Под смертью ж считай каждый день!

Иногда мы подкрадывались к женской бане. На шахте работало очень много женщин: в жетонной, ламповой, учетчиц и т.д. И при удачном стечении обстоятельств (когда рядом никого не было) кое-что, сквозь мутные окошки, успевали углядеть.

Изредка, набравшись храбрости, шли на лесной склад. Там, с переменным успехом, тырили доски для халабуд.

Вся территория шахты была испещрена рельсами. Ходили по ним, балансировали, чемпионаты на дальность устраивали. Нога соскочила - проиграл.

Возле химической лаборатории часто валялись стеклянные, градуированные, заполненные чем-то пробирки. Применения им мы не находили, но разглядывали с уважением. Потом я узнал, что это были дозиметры для определения наличия посторонних газов под землей.

...Часто на шахте случались аварии. Иногда со смертельным исходом. То метан рванет, то обвал, то затопит горизонт, то воздух уйдет. Возле любой шахты кладбища очень большие...

Проголодавшись, бежали в буфет. Впрочем, скромное окошко, на буфет не тянуло. Шахтная тормозковая, вроде, по простому, это называлось. Краюха хлеба и кусок колбасы (сейчас такую называют Краковской) длинною в полторы подростковой ладони, стоили 1 рубль, и позволяли заморить червячка всей шобле. Перочинные ножи были непременным атрибутом каждого уважающего себя пацана. Главное, разрезать колбасу и хлеб по справедливости, то есть, не глядя на рост и комплекцию - поровну. Как мы добывали деньги я уже писал в предыдущих постах.

Шахтная свалка поражала. Гигантские деревянные пустые бухты от канатов для клети, сломанные лебедки, ржавые вагонетки, колеса, рамы. В прятки играть там, одно удовольствие.

Наигравшись, мы могли себе позволить сходить в баню. Э-э, мужскую. Никто не гонял. Горячая вода шла круглосуточно, а хозяйственное мыло лежало в каждой мыльнице. Обсыхали на ходу. А уж измазаться (от шахты до дома было примерно с километр) для нормального пацана вообще не представляло проблем.

Наигравшись на шахте, едва добредали до дому, в полусонном состоянии что-то ели, как-то мылись, выслушивали какие-то нотации, падали в постель и засыпали, едва голова касалась подушки.

Наутро просыпались как огурчики и бежали жадно узнавать/пробовать жизнь на сопротивление и вкус жизнь дальше.

+3
17:05
201
08:26
Не угомонится ни как
13:32
+1
Счастливчик! А мы на скотское кладбище набеги делали, искали коровьи черепа и чтоб с рогами побольше, светильники получались во thumbsup. Однажды чуть в этой гнилой жиже не утонули
12:22
-1
Знакомое детство шахтных посёлков, такое счастливое, далёкое и родное до слёз. А как раскатывали на рельсах под колёсами поездов сначала копейки и трёшки в яркие блестящие кругляши, а потом арматурины в будущие лезвия ножа, как сокрушались, что рельсу на рельсе раскатать в нож / шпагу / саблю не получится, а как растворимый кофе (или кофейный напиток) заливали газировкой и взбивали в пену прямо там же, в поилке, а как находили участок пути с просыпавшимся, осевшим из-под шпал гравием, как забирались под шпалы и испытывали свою собственную смелость и выдержку — сможешь выдержать, пролежать под медленно наезжающим прямо на тебя поездом, сначала тепловозом — кукушкой, а потом многотонными вагонами с углём — молодец, настоящий мужчина, не струсишь, достоин дружбы, не выдержишь — тряпка, слабак, по характеру баба в штанах, дружить с тобой западло… Спасибо…
10:26
Умгу. Но применения раскатанным монетам мы не находили, потому быстро прекратили. Ножики мы покупали в хоз.магазинах, но точили уж сами. С кофе не утруждались — особо не знали такого напитка даже. Ситро! А вот насчет под поездом, такого не было. Гоняли страшно.
Спасибо!
15:09
+1
О да, по терриконам и я с друзьями лазала и вдоль путей фигню всякую, с вагонов выпавшую собирали.
10:27
Да что там с тех вагонов-то выпадало? Мы на колею забредали с целью набрать окатышей. Помните, такие круглые. С рогатки удобно ими стрелять по банкам консервным.
Загрузка...
Xen Kras №2