Xen Kras №1

​Непростая судьба картины «Дама в голубом» Константина Сомова

​Непростая судьба картины «Дама в голубом» Константина Сомова

Константин Сомов черпал вдохновение в мире галантных дам и мужчин, старинных парках и усадьбах. Потому-то и поместил Елизавету Мартынову в мир XVIII века, одев в широкое блестящее платье, нисподающее струящимися голубыми волнами. 


Картину «Дама в голубом» современники художника считали его лучшей работой. Однако при этом, полотно награждали самыми различными именами: «Джоконда современности», «образец декаданса в живописи», «проклятая», «символ эпохи Серебряного века» … Но при этом были единодушны — работа выполнена гениально!

На портрете Сомова героиня подобна хрупкому цветку, выросшему в каком-то призрачном саду. Критики говорили, что в русской живописи того периода присутствует совсем немного портретов, представляющих собой в высшей степени знамение эпохи. И работа Сомова стоит в этом списке на первом месте. Ибо своим творением художник заявил о новом понимании женственности и создании своего образа «прекрасной Дамы».

Что художник сделал с этим лицом?

На холсте изображена молодая женщина с кружевами на плечах и груди. У неё в руках книга стихов в кожаном переплете На заднем плане картины водоём, где музицирует на скамейке молодая пара. Виднеются деревья усадебного парка. Не забыл художник нарисовать и себя. Мужчина с тростью и есть автор картины...

Подруга Мартыновой Маргарита Ямщикова так писала об этой картине: «Что сделал художник с этим лицом, с этими когда-то сияющими торжеством глазами? Как сумел вытащить на свет глубоко запрятанную боль и печаль, горечь неудовлетворенности? Как сумел передать это нежное и вместе с тем болезненное выражение губ и глаз?».

Художник сумел воздать возвышенный образ

Сомов не был увлекающейся натурой. Более того, скажем мягко — женщин он не особо любил. Исключением стала лишь Елизавета Мартынова, с которой его связывала многолетняя дружба. Ей он искренне симпатизировал.

Они оба обучались в Академии художеств. К слову, Мартынова была одной из первых женщин, допущенных к обучению на живописном отделении. куда поступила в 1890 году. Девушка мечтала стать настоящей художницей, но планам так и не суждено было осуществиться. Девушка заболела туберкулезом, и врачи рекомендовали лечение за границей…

Ещё в студенческие годы, в своих пробных этюдах Сомов воплощал личные ощущения от того, что на профессиональном языке художников называют живой натурой. В 1897 году он начинает трудиться над совершенно новым серьёзным портретом Мартыновой.

В результате художнику удалось создать возвышенный, если не сказать, трагический образ. На самом деле Елизавета была очень жизнерадостным человеком и буквально бурлила энергией. Однако на созданном художником портрете этого не чувствуется.

Совет Третьяковки высказался против приобретения картины

Работа длилась около трёх лет с перерывами из-за поездки Сомова в Париж и лечения Мартыновой в Тироле. Надо сказать, что её портреты писали многие художники и в их числе Иосиф Браз, Лев Бакст, Филипп Малявин. Но появившаяся на выставке «Мира искусства» в 1900 г. «Дама в голубом» тут же стала считаться одной из лучших. На портрет обратили на себя внимание члены Совета Третьяковской галереи. Художник Валентин Серов, который в нём состоял, рекомендовал приобрести эту картину для галереи.

Надо сказать, что в то время собрание Третьяковки состояло преимущественно из работ художников-передвижников. Так что картина Сомова казалась на их фоне слишком декадентской. По этой причине многие члены Совета Третьяковки стали высказываться против приобретения работы и отклонили из опасений нарушить цельность собрания. С большим трудом Серову удалось их переубедить, и «Дама в голубом» всё-таки пополнила знаменитую коллекцию.

Сомов не внял просьбе своей модели

Сама Елизавета Мартынова была категорически против продажи картины. Сохранилось её письмо, в котором она умоляла и требовала не продавать работу в Третьяковскую галерею: «Может быть, Вы будете удивлены, Константин Андреевич, получив это письмо, и тотчас приедете ко мне, станете меня с улыбкой и некоторой иронией убеждать смотреть на вещи иначе, но это мне все равно… Сегодня ночью я проснулась и не спала от одной назойливой и мучительной мысли: Вы не должны и не имеете права продать мой портрет. Я позировала Вам для Вас, для чистого искусства, а не для того, чтобы Вы получили за мою грусть в глазах, за мою душу и страдания деньги… Я не хочу этого! Оставьте портрет у себя, сожгите его, если Вам так жаль отдать его мне, подарите его даром в галерею…».

Сомов не внял просьбам Мартыновой. Он бедствовал и банально нуждался в деньгах. Картина была продана Третьяковской галерее. А вскоре Елизавета Мартынова умерла. Ей было неполных 36 лет. Случайное совпадение привело к тому, что картина начала обрастать домыслами. Картина приобрела если не дурную, то далеко не однозначную, мистическую славу.

Многие ценители живописи стали обходить её стороной… Молодые женщины и вовсе старались не задерживаться возле «Дамы в голубом». Говорят, что многие из них потихоньку крестились, разглядывая грустное лицо молодой женщины.

И всё-таки большинство любителей портретной живописи смотрят на «Даму…» с интересом и желают понять эту утончённую особу. Но пока это никому не удалось. Тайные мысли Елизаветы Мартыновой, воплотившей в своем образе целую эпоху, художник спрятал очень далеко…

Учителем художника был Илья Репин

Константин Сомов родился в Санкт-Петербурге в семье Ивана Андреевича и Надежды Константиновны Сомовых. Отец был хранителем Эрмитажа, а матушка слыла образованным человеком и прекрасным музыкантом. Кроме него, в семье подрастало ещё два сына Владимир и Константин и дочь Анна. Гимназию Константин не окончил, так как ему никак не давались естественные предметы. Однако художник и историк искусства Александр Бенуа, с которым юноша познакомился во время учебы, помог ему поверить в себя.

Затем была учёба в Академии художеств, где среди педагогов Сомова был сам Илья Репин. Именно он назвал своего ученика «способным юношей» и рассмотрел в нём настоящего гения.

Следует отметить, что Константина Сомова не удовлетворяли столь популярные в то время работы передвижников. Действительность отталкивала его. Поэтому начинающий художник погрузился в атмосферу рококо XVIII века, музыку Глюка и Моцарта, поэзию и прозу того времени. Источниками вдохновения для него стали старые альбомы. Но вместе с тем он не собирался стать копиистом и хотел выбрать свою дорогу в искусстве…

Из Мадонны художник сотворил Еву-соблазнительницу


Во время учёбы в Париже, а было это в 1897-98 годах, Константин Сомов увлёкся искусством Ватто, Ларжильера, Фрагонара и современных прерафаэлитов. Вместе с Александром Бенуа разыскивал у букинистов старинные картинки, на которых изображались нелепости и курьёзы…

В итоге в Петербург Сомов возвращается уже сформировавшимся художником, блистательно заканчивает портрет Мартыновой и вместе с тем пытается создать свою «Женщину». Эту тему можно будет проследить в его работах: «Эхо прошедшего времени», «Дама в розовом платье», «Спящая женщина в синем платье», «Волшебница», «Коломбина». Современники считают, что художник Сомов из Мадонны сотворил Еву-соблазнительницу.

А один из исследователей его творчества и вовсе напишет: «И горе той, которая попадёт ему на зубок! Мало-помалу, он снимает с неё все уборы — лоскуток за лоскутком, до тех пор, пока не останется бездушный манекен, которым он вертит как игрушкой».

Многоликий Сомов

Следует сказать, что Сомов многолик. Его пейзажи резко отличаются от им же написанных условно-маскарадных и кукольных героев. Именно в пейзажах художник сумел перенести на полотно призрачный свет белых ночей, блики солнца на нежной траве.

В 1919 году он создает шедевр «Радуга», наполненный покоем и лучезарным светом. После грозы солнце выглянуло из-за туч, все залило своими лучами, и появилась радуга. Ею любуются женщины под зонтиками. С берёз при малейшем дуновении ветра еще льются капли дождя. Белизна стволов, ажурная вязь листвы и листьев, яркая свежая зелень молодой травы, промытой дождем, приволье и мелкие кустики очаровывают зрителя...

Его театрализованное полотно «Арлекин и дама» смотрится совершенно иначе. Там художник в работе использует гуашь и акварель. Дама и кавалер прогуливаются в глубине аллеи, но на первый план выходят их двойники, картонные куклы – Арлекин и Коломбина. Героев окружает изысканная театральная декорация: свисающие ветки создают арку, в ночи сверкают фантастические огни фейерверков…

Усталая порочность не всерьёз

Тему арлекинских пасторалей сменяет эротическая тема. В 1907 году в Германии выходит антология эротических сочинений авторов XVIII века «Книга Маркизы. Сборник поэзии и прозы», иллюстрированная эротическими рисунками Сомова. Критики считают, что Сомов ввёл в русскую графику эротику как иронический жанр, которая выглядела «усталой порочностью не всерьёз».

Российский и советский искусствовед и художник Степан Яремич говорил, что «Сомов по своей природе мощный реалист, родственный Вермеру-ван-Дельфту или Питер-де-Гоху, и драматизм его положения заключается в раздвоении, в которое попадает каждый выдающийся русский живописец… Едва ли есть другой художник, настолько одаренный способностью самого острого и проникновенного наблюдения, как наш Сомов, который бы уделял так много места в своем творчестве чисто декоративным задачам и прошлому».

Париж он знал и любил

Но его работы понимали не все. Это несколько угнетало уточненного эстета. А уж когда грянула революция, Сомов и вовсе почувствовал себя чужим на родине. В 1923 году он, отправившись в США на выставку, принимает решением там остаться. И хотя Америка ему не понравилась, в Россию, где ему всё стало чуждо, возвращаться не пожелал.

В 1925 году переезжает в Париж, который хорошо знал и всегда любил. Именно там он может свободно творить. У Сомова много дел. Он открывает секреты старых мастеров и рисует великолепные натюрморты…

Жизнь художника оборвалась внезапно в 1939 году в Париже. Последнее время он жил в каком-то тревожном напряжении, беспомощности от прогрессирующей болезни ног и ожидания войны. При всем ощущении одиночества рядом с Сомовым были друзья по «Миру искусства» и, прежде всего, Александр Бенуа, который всегда ему помогал и поддерживал. А потом Константина Сомова надолго забыли, как у себя на родине, так и в его любимом Париже.

Зрители его заново открыли лишь в конце XX столетия.

Интересные факты

Две картины Константина Сомова побили на аукционах все рекорды стоимости. В 2006 году «Русская пастораль», написанная в 1922 году, ушла на аукционе «Кристис» за два млн четыреста тыс. €.

Через год картина «Радуга» была куплена на этом же аукционе за три млн семьсот тыс. €. 
+5
11:50
394
16:34
Очень неприятный осадок от личности художника. Модель же так просила… Нет, я понимаю, деньги нужны, но это уже очень не красивый поступок. Учитывая, что он симпатизировал этой женщине…
08:49 (отредактировано)
Почти всегда личность Мастера и его творчество — совершенно разные вещи.
19:41
+1
Сомов вообще был очень сложным человеком. У него особо не было друзей, да и характер был довольно непростой…
20:25
Очевидно. Что же, талант и дружелюбие между собой не связаны.
10:15
ну почему, в истории есть случаи, когда талантливые люди пронесли дружбу на всю жизнь. Хотя с другой стороны, вы, наверное, правы…
20:39
На портрет обратили на себя внимание членов Совета Третьяковской галереи.

Небольшая опечатка.

Странное впечатление от истории про продажу картины. Честно говоря и хочется осудить художника за такое «неблагородное» поведение, а с другой стороны понимаешь, что человеку, пребывающему в крайне стесненных обстоятельствах очень сложно отказаться, когда на горизонте маячит контракт с Третьяковкой. И слава, и почёт, и финанс… кто бы от такого отказался?
В крайнем случае, если для Елизаветы было таким принципиальным, могла бы выкупить портрет как него (она ж все-таки дама прогрессивных взглядов), либо ее семья могла бы, таких историй в живописи не одна… в общем, неоднозначная ситуация…
10:17
ключевое слово тут — бедность. Потому-то Сомов и продал портрет.
Bun
12:25 (отредактировано)
Он мог ей только подарить портрет. С обожаемых дам достойные люди денег не брали даже если с голоду помирали. Это как осквернить свой идеал. А с Третьяковки грех не взять
12:34
ну не думаю, что она была обожаема. Они были скорее друзьями, чем влюбленными
Bun
12:37
Судя по статье, ее многие обожали))
Преклоняться перед красотой и любить — разное.
12:45
не будем никого судить. Главное, что потомки могут любоваться великолепным портретом работы Сомова.
Загрузка...
Илона Левина №1