Валентина Савенко №1

​Работа Иогансона сразу привлекла внимание публики

​Работа Иогансона сразу привлекла внимание публики

В 1933 году на выставке «15 лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии» появилась большая картина «Допрос коммунистов». Она сразу же привлекла всеобщее внимание публики. Критики в один голос утверждали: художник сумел показать своей работой столкновение представителей двух разных социальных систем. Более того, ему удалось изобразить момент высшего испытания человеческой личности и полностью раскрыть сущность человека. Автором картины, через четыре года получившей Гран-при на Международной выставке в Париже, был Борис Иогансон.

Идёт допрос. Перед озверевшими от ненависти белогвардейскими офицерами стоят молодые мужчина и женщина. Совершенно понятно, что главные герои будут казнены. Однако обречённые стоят спокойно, можно сказать, даже величественно. Молодость, уверенность, сила правоты делают их победителями, несмотря на то, что ждет их смерть.

На лице мужчины видится лёгкая презрительная усмешка. Женщина, чем-то напоминающая Анку-пулемётчицу из книги Фурманова «Чапаев», внимательно смотрит на белогвардейцев…

Красный ковер, устилающий пол, напоминает пожарище, охватившее страну в тот период.

Работа над картиной велась долго

Следует отметить, что подготовительная работа над картиной шла долго.

«Меня лично, – вспоминал потом художник, – преследовала идея сопоставления классов, желание выразить в живописи непримиримые классовые противоречия.

Белогвардейщина – это особый нарост в истории, это сброд, где смешались и остатки старого офицерства, и спекулянты в военной форме, и откровенные бандиты, и мародеры войны. Каким ярким контрастом этой банде были наши военные комиссары, коммунисты, являвшиеся идейными руководителями и защитниками своего социалистического отечества и трудового народа. Выразить этот контраст, сопоставить его являлось моей творческой задачей».

Однако, определив тему, Иогансон отчетливо понимал, что самое трудное впереди. Ведь, чтобы выразить тему, идею картины, надо прежде всего «набрести на сюжет».

Сложнее всего было найти сюжетное решение

«Когда-то,— рассказывает Иогансон,– примерно в самом начале двадцатых годов, я служил в театре у Каменного моста – был там декоратором и даже выступал в отдельных ролях. В эти годы в театре шла пьеса (автора и название пьесы не помню). Запомнил только одну сцену: стояла в полушубке девушка, которую допрашивал какой-то офицер. И все. Казалось, я начисто забыл этот эпизод.

Потом, спустя добрый пяток лет, пришлось мне быть в Музее Красной Армии, где я увидел фотографию с наших коммунистов и неподалеку – фотографию бандитов-анненковцев. Я был ошеломлён разительным контрастом лиц: с одной стороны-благородные, красивые, мужественные люди, с другой – отребье рода человеческого. Возникло естественное сопоставление.

И вот тогда из глубины памяти поднимается нечто виденное мной: где-то я видел в полушубке стоящую девушку. Сначала возникает приблизительное оформление идеи в сюжет. Надо столкнуть два класса – когда, в какой обстановке?.. Неожиданно явилась мысль столкнуть их где-то в избе, на допросе, друг против друга. Сначала я представил, что мой положительный герой – девушка, она ассоциировалась с давно прошедшими воспоминаниями о пьесе. Потом возник образ юноши – он больше подходил к моей идее мужества и стойкости класса пролетариев.

Юношу допрашивают белогвардейцы. Где они могли находиться? Скажем, в Сибири. Дальше мысленно уточняю обстановку: ясно, что генералы и офицеры занимали лучшее помещение в городе или предместье. Чьё помещение может быть лучшим?– какого-то фабриканта, возможно, мукомола. Явственно представил всю обстановку: полы крашеные, на них дорожка лежит, в углу иконы, портрет Колчака. День морозный, окна заиндевели».

Страшная литературщина

В итоге такого хода творческой мысли у художника определился первый эскиз картины. На нём изображена парадная комната сибирского кулака. Дорожка на полу, фикус у окна, ширма, пишущая машинка, на стене портрет Колчака.

За круглым столом – белые офицеры. Один разбирает бумаги, второй что-то пишет, а третий стоит и чистит щёточкой ногти. Допрашивает коммунистов офицер-анненковец. Он облокотился правой рукой на стол, в левой руке у него стек.

Под столом стоит большая корзина с бутылками вина. Допрашиваемых привели двое конвойных. Один из них – фельдфебель, с усами, в белой заячьей ушанке. Держа в руке наган, он оскалил зубы и подобострастно улыбается офицеру. Стоящий рядом с фельдфебелем, сзади коммунистки, пожилой, бородатый сибиряк прислушивается к происходящему допросу и что-то обдумывает.

Приведённые конвоем на допрос коммунисты стоят совсем близко от своих врагов, почти вплотную к ним. Первой к зрителю, слева, изображена коммунистка, в раскрытом коротком полушубке с меховым воротником. Мужчина-коммунист показан тоже в раскрытой одежде. Он средних лет, худой, голова его перевязана белой повязкой.

Обобщая свои критические замечания о первом эскизе «Допроса коммунистов», Иогансон в итоге дал такую оценку: «Страшная литературщина. Слишком много нагорожено».

Попытка № 2

При работе над вторым эскизом, Иогансон старался сделать главных героев активными фигурами. Глядя на них, считал художник, зрители должен понимать, что большевики наступают и должны раздавить белых. Как только эта мысль сформировалась у художника окончательно, работа над эскизом резко продвинулась вперед.

Художник сократил количество действующих лиц. Второстепенные персонажи отодвинулись еще глубже – на первый план стали коммунисты.

Об этом творческом моменте, решившем идею картины, Иогансон рассказывает: «Как только я посадил в кресло жандармского полковника, всё стало на место и получился более глубокий смысл, получилось желаемое, а именно: коммунисты, несмотря на то что они в плену, наступают, а белые загнаны в угол».

Казалось бы, после такого эскиза можно было приступить к непосредственной работе над картиной, тем более, что приближался срок открытия выставки…

Историческая картина

Однако Иогансон делает третий эскиз. Теперь художник превратил сидящего молодцеватого офицера в толстого, с заплывшей шеей полковника и поместил его в золоченое кресло, спиной к зрителю. Остальные белые офицеры композиционно объединились вокруг этой новой фигуры. Показывая образы врагов и давая резко отрицательную характеристику их моральных качеств, Иогансон сумел избежать утрировки и шаржа. «Когда я погасил день и зажег ночной свет, колористически картина зазвучала драмой», напишет позже мастер. Этот третий вариант и был потом представлен зрителю.

«Допрос коммунистов» имеет полное основание считаться картиной исторической. В ней, правда, нет определенного исторического события и известных исторических деятелей. Но зато есть нечто более важное. На картине изображена ожесточённая борьба классов. Именно поэтому, это произведение никогда не стареет и по-прежнему волнует своим содержанием и исполнением.

Учителем будущего художника был Коровин

Борис Владимирович родился в июле 1893 года в Москве. Любовь к изобразительному искусству, пробудившаяся у мальчика еще в раннем детстве. По словам Иогансона, Третьяковка была местом его воспитания. Из виденных картин больше всего поразил мальчика «Крах банка» Владимира Маковского. Особенно он был удивлен, как в этой картине написано стекло на часах… А вот первые уроки живописи будущий художник получил в мастерской известного в те годы портретиста Петра Келина.

В 1913 году Иогансон поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Наставниками его стали художники-реалисты Николая Касаткин, Сергей Малютин, Леонид Пастернак, Абрам Архипов. Большую роль в формировании художественной манеры молодого живописца оказал Константин Коровин. В его мастерской Борис с большим увлечением занимался. Именно от Коровина Иогансону передался интерес к цвету. Впоследствии он не раз с благодарностью вспоминал имя своего учителя.

Поездка по стране стала хорошей школой

Увлечение коровинской «музыкой живописи» не отбило интереса к передаче психологии образа, к глубине мысли больших реалистов прошлого. Теперь он увлекается жанровой картиной, творчеством Павла Федотова, Василия Перова, полотнами Василия Сурикова, Ильи Репина. За годы пребывания в училище Иогансон пережил также увлечение великими мастерами мировой живописи, особенно искусством Рембрандта.

Борис Иогансон окончил учебу в самом начале 1918 года. Захваченный бурными событиями гражданской войны, покинул Москву. За четыре года проехал почти всю страну — от Красноярска до юга Украины. Если верить художнику Алексею Смирнову, хорошо знавшему Бориса Иогансона, тот, будучи офицером в армии Колчака, писал портреты Верховного правителя Сибири.

Но чтобы там сейчас не говорилось, и как бы не обсуждалось, те годы стали для будущего мастера настоящей школой жизни. Именно они предопределили рождение в Иогансоне художника-гражданина.

Контрастное сопоставление персонажей

В 1922 году Иогансон стал членом Ассоциации художников революционной России. Его жанровые картины, созданные в этот период, отличаются ясностью и лаконичностью композиционного строя, конкретностью социальных характеристик. Таково полотно «Рабфак идёт».

Затем живописец обратился к историко-революционной тематике. В этот период он написал картины «Допрос коммунистов» и «На старом уральском заводе». Обе композиции построены по принципу контрастного сопоставления персонажей.

Иогансон был делегатом двух съездов

Среди живописных работ Иогансона — множество портретов его современников. В 1950 году в соавторстве с несколькими художниками мастер исполнил большую композицию «Выступление В. И. Ленина на 3-м съезде комсомола».

Иогансон был не только замечательным живописцем, но и талантливым педагогом. Он охотно делился своими знаниями и опытом с молодыми художниками. В 1932–1935 годах мастер преподавал в Московском полиграфическом институте, а позднее, в 1935–1939 годах, — в Московском институте изобразительных искусств. Художник написал целый ряд статей и книг по теории и практике живописи. В 1939 году он получил звание профессора и ученую степень доктора искусствоведения.

С 1953 года был вице-президентом. В 1958—1962 годах — президентом Академии художеств СССР. В 1965—1968 годах был Первым секретарём правления Союза художников СССР. С 1962 года Иогансон был главным редактором энциклопедии «Искусство стран и народов мира».

Депутат Верховного Совета СССР 7-го созыва (1966—1970). Делегат XX и XXIII съездов КПСС.

Скончался 25 февраля 1973 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

+1
10:25
126
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Максим Суворов №2