Алекса Ди №1

Первый русский импрессионист

Первый русский импрессионист

Первый русский импрессионист Константин Коровин, находясь в эмиграции, до последних дней жизни тосковал по родине. В одном из своих писем сыну Фёдора Шаляпина написал такие, полные грусти, строки: «Вспоминаю я всегда Охотино. Какая природа, леса, речка. Помнишь — речка Рекша. Я ходил купаться на неё. Стрекозы летали зелёные, пахло лугом, водой и лесом. Не рай ли это был! А мужики разве были плохие люди? Добрые люди. Ах, как оболгали Россию… Не пойму я людей, живущих на прекрасной и тайной земле нашей»…

Творчество Коровина всегда поражало современников. Одни возмущались небрежностью и называли его работы декадентством и мазней. Другие наоборот восхищались умением передать игру света и тени и считали Коровина гениальным. Певец Фёдор Шаляпин назвал художника «Паганини в живописи». Тогда с Шаляпиным согласились немногие. Однако через 3-4 десятилетия после смерти художника его сочные, наполненные светом и жизнью картины признали работами настоящего мастера. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Подобные истории происходят довольно часто.

В лодке

Речные прогулки всегда вдохновляли художников на создание шедевров. Не оказался исключением и Константин Коровин. На полотне «В лодке», которое хранится в Третьяковской галерее, он изобразил себя в обществе прекрасной дамы – молодой художницы Марии Якунчиковой. Молодой мужчина, одетый в чёрные брюки и коричневую куртку, читает книгу вслух. Рядом с ним – шляпа, тоже тёмная. Спутница его внимательно, если не сказать, эмоционально, слушает и реагирует на то, что узнаёт из книги. Героиня даже теребит пальцами верёвку, по всей вероятности, предназначенную для того, чтобы швартовать лёгкое судёнышко.

На девушке светлая блузка и белый шарф. Это делает её основным акцентом картины, в целом выдержанной в тёмных тонах. Оба человека охвачены одними и теми же переживаниями. Речная вода, на которую не попадает солнечного света, кажется почти чёрной.

Пленэрная живопись этого произведения помогает живописцу создать обобщенный образ лета.

Провинциальная барышня по сравнению с французом

В книге о жизни и творчестве Коровина Вера Домитеева писала, сравнивая картину «В лодке» c одноимённым произведением французского художника Мане:

«И не пришло ли время снова вспомнить Эдуарда Мане, в наследии которого есть картина 1874 года с таким же названием? <…> Сравнить можно. И у Мане и у Коровина лето, солнце, река, лодка, в лодке мужчина и женщина, только у Коровина они значительно моложе и взята сцена не крупным фрагментом в упор, а сверху, с берега, из-под ветвей, нависших над рекой. <…> «В лодке» Мане — шедевр мировой живописи, от такого уровня картина молодого москвича далека. Даже обида начинает щемить: «наш» то в сравнении с «французом» вроде провинциальной барышни рядом с блестящей парижанкой. Зато «наш». Это уж несомненно — русский художник: как ни декларирует свободу от сюжетной завязки, а пробивается в образе лирический сюжетный намек; как ни бранит «литературу», а сам включает в живопись непосредственный литературный мотив. Юноша, сгорбившись, опустив голову, читает; девушка, чуть подавшись вперед, серьезно и доверчиво глядя, слушает».

Богатый дом ушёл с молотка

Родился будущий живописец в зажиточной купеческой семье. Деда, старообрядца и купца первой гильдии, называли московским «королем возниц». Михаил Коровин держал почтовый тракт и распоряжался сотнями ямщиков. Сын купца и будущий отец художника – Алексей Коровин – получил университетское образование и был весьма одарённым человеком. Талант к рисованию у сыновей Кости и Сергея передался от отца.

Алексей Коровин взял в жены знатную невесту – дворянку Аполлинарию Волкову, девушку образованную и с передовыми взглядами. Казалось, этот брак будет счастливым. В этот время в стране начало стремительно развиваться железнодорожное сообщение. Ямщики отошли в прошлое. Выстроенный Коровиным-старшим бизнес не приносил прибыли. Богатый дом в Москве ушел с молотка. Сами Коровины перебрались в Мытищи…

Отец, которому пришлось работать учётчиком на заводе, погрузился в депрессию и закончил жизнь самоубийством. Семья оказалась на грани нищеты. Тут надо отдать должное матери, которая не сломалась и, не смотря на бедность, сумела дать детям образование.

Учителями Коровина были Саврасов и Поленов

Старший брат, Сергей Коровин поступает в Московское училище живописи и ваяния. Вскоре к нему присоединился Константин. Вначале он выбирает архитектуру. Через год он переводится на факультет живописи, которым руководил пейзажист Алексей Саврасов.

Костя боготворил наставника, но стремительно спивавшегося вскоре Саврасова увольняют. Для юного художника расставание с любимым учителем стало первым жизненным разочарованием. Коровин покидает училище и отправляется учится в Санкт-Петербург в художественную академию. Однако через три месяца вновь возвращается в Москву, в родное училище. На тот момент вместо Саврасова факультетом начинает руководить Василий Поленов, с которым у него устанавливаются хорошие отношения.


Новое направление Коровин открыл сам

Творческая биография модерниста открывается «Портретом хористки». Картина поразила современников. Они назвали её «первой ласточкой» нового направления – импрессионизма. Репин был настолько поражен цветовым решением, смелостью техники и замысла, что потребовал немедленно показать творца произведения.

А Савва Мамонтов, которому показали эту работу и котороый считал себя специалистов в искусстве, уверенно заявил, что портрет нарисовал испанец. Каково же было его удивление, когда он узнал, что хористку нарисовал 22-летний Коровин...

К слову, новое направление Коровин открыл сам, даже не подозревая о его появлении во Франции. В Париже художник побывал лишь спустя 4 года после написания «Портрета хористки».

Тогда в России на пике популярности были передвижники. Они выступали за реализм, жизненность и воспитательную миссию искусства. Так что нет ничего удивительного, что работа молодого Коровина им не понравилась. По их мнению, портрет некрасивой девушки, сидящей в неестественной позе, написанный грубыми мазками, ничему не учил. Искусствоведы и вовсе картину восприняли как насмешку над прекрасным. Однако Константин Коровин принял критику философски и не отошел от выбранного стиля.

Главная задача — передать игру света и воздуха

На даче своего учителя Василия Поленова, в деревне Жуковка, Коровин создаёт свой первый цикл импрессионистских работ. Своей главной задачей художник ставит передать на полотне игру света и воздуха. И ему это прекрасно удается. Картина «За чайным столом» служит тому подтверждением…

Импрессионистический характер «жуковских» работ несомненен. Но это не этюды с натуры, кстати, именно это ставили в укор молодому мастеру художники старшего поколения и критики, а серьёзные произведения. Коровин пишет их по эскизам и работает над ними довольно много. При этом, надо особенно подчеркнуть, Коровин не повторял приёмов французских импрессионистов.

Мечта детства стала реальностью

У Саввы Мамонтова, с которым его стали связывать дружеские отношения, живописец познакомился с Валентином Серовым. Коллеги отправились путешествовать по Северу. Результатом поездки стали работы «Ледовитый океан» и «Село на севере». Картину «Зима в Лапландии», написанную в этой поездке, для своей галереи покупает Павел Третьяков.

После поездки в Крым и Гурзуф он рисует полотна «Крым. Гурзуф» и «Пристань в Гурзуфе».

В начале 1897 года, когда Коровин приобретает у своего друга и покровителя Саввы Мамонтова землю в пустоши Ратухино во Владимирской губернии на берегу реки Нерль.. С этого времени небольшая деревня Охотино стала для художника своеобразным «центром мироздания», заповедным «мысом Доброй Надежды», мечтой его детства.

В середине 1890-х годов Коровин уже вполне мог себе позволить совершить такую серьёзную покупку. В 1896 году художник оформил целый ряд крупных постановок в Русской частной опере Саввы Мамонтова. Имя художника как опытного декоратора было хорошо известно в России. Кроме того, в этом же году Коровин получил признание в качестве архитектора, экспозиционера и автора монументальных панно.

Живописец также сумел создать неповторимый облик павильона Крайнего Севера на Всероссийской промышленной и художественной выставке в Нижнем Новгороде, осуществив грандиозный проект Мамонтова. Удачно складывалась и его выставочная судьба. Коровин стал участником XXIV выставки Товарищества передвижных художественных выставок и XVI выставки Московского общества любителей художеств, где представил несколько своих произведений, в том числе «Бумажные фонари»…

К художнику часто приезжали гости

Коровин не сразу обстроился в Охотине. Сначала он снимал избу у ярославского мужика Ивана Васильевича Блохина в деревне Старово, расположенной на противоположном высоком берегу Нерли. Однако уже вскоре в Охотино застучали топоры, были возведены мастерская и две жилые комнаты. Затем появился второй зимний домик. Этот небольшой дом из сосны сохранился до наших дней. Один из его фасадов по внешнему облику напоминает усадьбу Лариных, изображенную Коровиным на эскизе декорации к опере Петра Чайковского «Евгений Онегин».

В гости к Коровину в Охотино поработать и отдохнуть часто приезжали Фёдор.Шаляпин, Валентин Серов, Максим Горький, музыкальный критик Николая Куров, композитор Юрий Сахановский, ставшие впоследствии главными персонажами его охотничьих повествований.

Часть имения была продана Шаляпину

В 1905 году после долгих уговоров Коровин продал значительную часть имения Фёдору Шаляпину, выговорив для себя, условия пожизненно пользоваться своим маленьким домиком, «ибо к месту этому привык, его очень любил и не хотел с ним расставаться». По его плану и рисункам для Шаляпина был построен большой деревянный дом в русском стиле.

Впоследствии художник об этом писал: «Место, где строился дом Шаляпина по моему проекту, называлось Ратухино. Строил его архитектор Мазырин, по прозвищу Анчутка. Шаляпин принимал горячее участие в постройке, и они с Мазыриным сочинили без меня конюшни, коровники, сенной сарай — огромные скучные строения, которые Серов назвал слоновники».

Революцию художник пережил тяжело

Произошедшую в стране революцию, как и впоследствии эмиграцию, художник переживал очень тяжело. В одном из рассказов он откровенно признавался, что ему «трудно было расставаться с деревенским домом и садом, хотя многое в нём было уже разграблено».

В бумагах описи имущества имения, опечатанного после его отъезда за границу, которые хранятся вместе с другими важными документами во Владимирском областном архиве, перечислена оставшаяся к тому времени собственность художника: «дом деревянный, сарай каретный и конюшня, крытые деревом, погреб, кровать железная с матрасом, 3 стола, 5 стульев, самовар легкой меди, маленькие часы в виде будильника, медный чайник, лодка ялик». Сейчас некоторые предметы из этой простой обстановки, находятся в Переславль-Залесском государственном историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике.

Жить в Охотине становится небезопасным. В 1918 году Константина Коровина вносят в список помещиков, частных владельцев и нетрудовых пользователей Переяславского уезда Владимирской губернии. Семья переезжает в Тверскую губернию, где сначала поселяется на озере Удомля, а затем в Островне Вышневолоцкого уезда в усадьбе Ушаковых. Здесь в жуткой нищете, при отсутствии продуктов питания и материалов для работы, художник пребывал до лета 1921 года. Неудивительно, что он начинает серьёзно задумываться о возможности выезда в Европу. Поводом для поездки послужили организация персональной выставки и необходимость лечения сына.

За границей художник остался навсегда

Сохранилась копия отношения Центральной комиссии по борьбе с последствиями голода при ВЦИК от 29 ноября 1922. В ней говорится, что Особым комитетом заграничных артистических турне и художественных выставок при Наркомпросе Константин Коровин командирован за границу «для устройства выставки картин своей кисти, с отчислением процентов с нее на борьбу с последствиями голода РСФСР, на срок 6 месяцев».

На время этой поездки всё его имущество, находящееся в деревне Охотино, должно было оставаться неприкосновенным до возвращения мастера. Право на пользование земельным наделом и постройками сохранялось за Коровиным и Шаляпиным по особому распоряжению ВЦИК до 1924 года.

10 февраля 1925 года Коровин был признан подлежащим выселению из имения Охотино как пользователь «хозяйства, не сохраняющего трудового землепашества в связи с наёмным трудом и не оформившего свое землепользование в порядке соответствующего циркуляра»…

Тоска

Выезжая за границу временно, художник остался там до конца своих дней. «Конечно, хотя я пишу и Париж, пишу красками и нахожусь в Париже, но душой живу больше в Охотине, — писал художник, — и вижу, как теперь опали листья сада, пахнет сыростью, землей и осенними листьями, а в бочку кладут рубленую капусту и засаливают грузди, и будто я ем рыжики в сметане. У сарая нахохлились от дождя куры. Дорога грязная и в воздухе слышен запах дыма от овина и стучат цепи — молотят рожь».

Жизнь в некогда любимом Париже оказалась трудной. Модернисты вышли из моды, денег не было. Все друзья остались в России. Мастер тосковал по родине, по Абрамцеву и Охотино. Ко всем бедам добавилась утрата зрения. Чтобы занять себя, художник взялся за мемуары, открыв в себе дар литератора...

Коровин скончался в Париже 11 сентября в 1939 году.

+2
11:25
23
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1