Валентина Савенко №1

Макароны с майонезом

Макароны с майонезом

Пусть будет здесь.

Маленькое ностальжи...

***

Тогда мы поступали в театральные. Щука, Щепка, Гитис. Сколько в этих словах смысла для страждущих и алчных до актерской славы! Как-то раз мы надолго застряли на ступеньках Щуки. Я приехала поздно, случайно столкнулась с Маринкой. Саша тоже была здесь, и через некоторое время мы познакомились. Так бывает, что примелькнувшиеся лица становятся почти что родными из-за долгих часов совместного ожидания. Хотя девчонки ни на минуту не забывали, что мы – конкурентки. Вначале они осторожно отвечали на вопросы, почти не делились впечатлениями. Но многочасовое стояние под дверью делает чудеса, и в этот, очередной день противостояния судьбе, лед между нами подтаял, и мы, как-то совсем естественно сговорившись, пошли за гамбургерами.

Это был обед, и все бы ничего, но с утра фортуна улыбалась солнечными лучами и обещала удачный и спорый день. Увы! Не все ожидания оправдываются, и вот мы судорожно сгребаем мелочь и делим на троих карманные. Мало, но хватает на три гамбургера. Бутылка с холодной кипяченной водой удачно болтается у меня в сумке. Вскипает из-за долгого стояния на солнцепеке, но и она жадно выпивается.

- У меня бабушка недалеко живет, - в полпятого Маринка задумчиво окидывает взглядом фасад не взятой крепости и вздыхает, - Можем к ней зайти, что-нибудь поесть, а потом придем, запишемся в очередь на завтра.

- Сегодня не попадем, - соглашается Сашка, и мы выдвигаемся к месту обитания пищи.

И каблуки, и мозоли распухают под июньским солнцем, и я в очередной раз проклинаю свое желание выглядеть красиво.

- Как много некрасивых людей хочет стать актерами, - удивилась мама, когда мы впервые поехали с ней на поступление.

Я особо не разглядывала окружающих, если только они не перепрыгивали через забор, как тот парень в кепке. Но в общей своей массе... Да, пожалуй. Но мне казалось, что мы все же выделяемся: Маринка похожа на молодую Симонову, и, наверное, что-то в этом есть. Она живая, яркая, и щечки на ямочках смотрятся очаровательно. А Сашка прекрасно копирует Глюкозу, и вид у нее такой забавный. Я выделяюсь лицом и фактурой, но очень стесняюсь. Мы обсуждали с девчонками бесплотные попытки, анализировали, как нужно читать, чтобы понравиться, что не нужно делать, и они дуэтом уговаривали меня не стесняться. Выкладываться по полной. Не знаю почему, но меня это еще больше смущало.

Меня узнавали другие абитуриенты и здоровались. Я удивлялась и улыбалась в ответ. Маринку я запомнила по ярко желтой кофточке, а Сашку... В Гитисе мы с ней стояли грудь о грудь в толпе страждущих попасть внутрь. Стояли минут тридцать, дыша чуть ли не в шею, вот и примелькались.

Какими-то закоулочками и переулочками мы дошли до Пушкинской. Там свернули в очередную улочку, потом Маринка резко остановилась под аркой с железной дверью, набрала код, и мы вошли в маленький дворик. Почему он произвел на меня впечатление, я не знаю. Обычное старое здание буквой П. Мы вошли сквозь арку очень древнего здания, и по сравнению с ним, это, где жила Маринкина бабушка, выглядело модным новостроем.

Бабушки дома не было. Маринка в отчаянии пробежалась по холодильнику, но по ее нахмуренным бровям, мы поняли, что возникло непредвиденное препятствие. Продуктов не было.

- Понимаете, здесь еще сестра с мужем живет, а они учатся, и денег у них почти нет.

Мы вздохнули. Путь проделали немалый, по жаре, со стертыми в кровь пятками.

- Может, макароны есть?

Маринка с энтузиазмом лазила по полкам, перетряхивая крупы, и, наконец, нашла что-то похожее.

Спустя двадцать минут вожделенная тарелка макарон гордо возвышалась на маленьком журнальном столике. Почему мы ели в гостиной? Трудно сказать. Пока Маринка хозяйничала, я разглядывала это царство интеллигентов. Бабушка работала каким-то биологом, и сестра с мужем учились в универе. Книг здесь было! И пыли. Не знаю, чего больше. Старая витая мебель, какие-то кашпо и подсвечники. Много статуэток и сувенирчики. Это все было старым, таинственным, незнакомым.

- О, смотрите, у них майонез остался!

Тарелка с длинными макаронинами гордо приправлена соусом. Три вилки и голодные мы.

Я обожглась. Недоверчиво потянула первую макаронину. Воспитанная на домашней еде, я ела майонез только в салатах, да и то, в тех, в которые положено его класть.

Необычно. Сладко и вкусно. Сашка почему-то привычная к горячей пище быстро орудовала вилкой. Маринка не отставала. А я ела и почему-то удивлялась: как это все необычно! Еще с утра я волновалась и думала только о программе (правильно прочитать и ни слова не забыть) и как бы успеть сегодня на прослушивание, потому что завтра надо записаться на повторное в Гитис. И вот, сижу в чужой квартире и ем с малознакомыми девчонками макароны, которые к тому же быстро закончились.

- Ну, что пошли, - Маринка шустро вымыла тарелку с вилками, и вот мы уже корячимся в коридоре, натягивая обувь.

Дошли до Щуки намного быстрее, чем я думала. Болтали о любимых блюдах, и как их можно приготовить. Девчонки хвастались, в каких кафешках бывали и что ели. Почему-то все это время мы болтали о еде, и еще оставшийся вкус сладковатых макарон придавал этим разговорам свой неповторимый аромат. Мы хохотали и удивлялись, и мир вокруг, окрашенный в заходящее и такое приветливое солнце исправлялся и становился лучше. Мозоли почти не болели, кровь на колготках уже не смущала, а новое, грядущее и приятное вызывало безудержную радость.

Правда по дороге мы встретили того, о ком я так старалась забыть, но это уже совсем другая история...



+5
22:27
853
23:58
+2
Было очень интересно читать. Спасибо.
11:18
+2
Ох, я сразу же вспомнил свои абитуриентские будни. Люблю такие очерки, спасибо! Так поступили вы в итоге или же нет?)
13:57
Нет)) В Щепке со 2 тура слетела))
13:58
Из троих поступила только Маринка ;)
Загрузка...
Илона Левина №1