Светлана Ледовская

Че-че-че-челленжд #sixfanarts

Че-че-че-челленжд #sixfanarts

от создателей "пф, серьёзно, может лучше дорисуешь инктобер2018?" и "пачка невыполненных обещаний в двери-то ещё пролазит?"

Какой план? 

Сначала я вам расскажу, как плохо я рисую. Кто-то будет меня разубеждать. Скорее всего, безуспешно. Кто-то подтвердит. Что ж, моя вина.

Потом я пожалуюсь на отсутствие святого мотивирующего пенделя в виде нескольких заинтересованных в моей работе лиц. 

Далее я предложу авторам в комментариях оставить эпизоды своих произведений, которые по их мнению лучше всего раскрывают персонажа (по одному от автора). Ко всему предложенному материалу я применю хитрый тех под названием "Вкусовщина". С помощью него я определю 6 страдальцев счастливчиков, обречённых на вечное ожидание в скором времени получить от меня на редкость хреновое изображение своего персонажа. 

Остальная работа будет проходить уже через личные сообщения на сайте.

Если вы надеялись почитать про челлендж, то здесь информации по нему не будет. Начнём...

О том, как цифровые технологии не вошли в мою жизнь...

Здравствуйте, меня зовут Кактус, мне ещё нет тридцати, но я стремлюсь к этому. Иногда рисую. О качестве моих работ, можно судить по рисункам, выложенным на сайте.

Это работы с разных этапов моего становления как хуё...художника. Как вы можете заметить, выполнены они с уклоном "в восточные стили". В принципе, это одна из причин, почему этот раздел творчества мной так сильно не афишируется.

Вторая причина по счёту (не по значимости!) известна всякому несостоявшемуся творцу, но про лень человеческую наныто уже достаточно, так что останавливаться мы на ней не будем.

Третья причина связана со второй: я где-то на отшибе современных тенденций. Мне как-то даже план накидывали, как можно поднять и развить свою творческую группу. Но, думаю, многие понимают, что если хобби становится обязаловкой, то приносить удовольствие оно перестаёт. Поэтому группы у меня нет, да и на постоянной основе я не творю.

О мотивации...

Не о денежной, разумеется.
Часто действовать мотивирует наличие конкретной цели и понимание, каким образом будешь её добиваться. Но цель не появится, пока в ней никто не будет заинтересован. Также же мотивацию может ослабить наличие жестких рамок и условий.

И вот где-то отсюда начинает расти стопка невыполненных обещаний. Пока никто никому ничем не обязан всё воспринимается в разы легче.

Так к чему это всё? 

К челленджу, конечно. Мне нужны 6 подопытных добровольцев. Если вы читали с самого начала, то должны понимать, что от вас требуется, но хочу добавить ещё парочку пояснений-пожеланий:

  • Скорее всего рисовать буду цветными карандашами, поэтому мне нужны яркие эпизоды. 
  • Не люблю рисовать бытовуху, скорее всего предпочтение отдам фентези и научной фантастике.
  • Мне нравится, когда герои заряжают своим темпераментом и крутостью, но терпеть не могу когда они действуют исключительно на эмоциях.

Чего ждём?

В итоге планируется получить 6 картинок, которые мы вставим в рамочки и будем на них смотреть. Может, мы их не получим, но попытаться всё-таки стоит. Я очень искренне в себя не верю. Если вы тоже, тогда нам тем более стоит поработать вместе.

Благодарю за внимание. 

Жажду вашего участия. 

Заранее жалею о своём предложении.

Список подопытных(5/6):

Тающий Ветер

Виктория

Tasha Slay

Narrator

Светлана Пожар

+8
17:00
383
17:12
+2
В связи с очень поздним часом на первой платформе центрального вокзала Дрездена было не особенно людно. Тем сильнее выделялся седой человек в замызганном белом халате, наклонившийся вперед так, будто проглотил микрофон на стойке. Он молчал и почти не двигался, лишь недоверчиво хмыкал собственным мыслям и теребил клочковатую козлиную бородку на необычно широком для его лица подбородке. Поведение мужчины резко изменилось, когда слева показался поезд. Он распрямился, достал из кармана халата очки, нацепив их на крючковатый нос, и стал разглядывать прибывающие вагоны. Когда мимо проплыл десятый, человек рванул вслед за ним и остановился, запыхавшись, прямо у раскрывающихся дверей.

Оттуда вышли пара респектабельных бизнесменов в костюмах, бомжеватого вида мужичок с тубусом, а вслед за ними девушка в кедах-конверсах, протертых светлых джинсах, подпоясанных ремнем с изящной пряжкой, и белой футболке с принтом в виде довольного щеночка. Она оглядела перрон, скользнула взглядом по халату и очкам и взвизгнула:

– Дедуля Хьююю!

Девушка высоко подпрыгнула, вскинув руки и растрепав длинные ярко-голубые волосы. Мужчина посмотрел на нее, протянул вперед руки и с задором крикнул:

– Элли!

Они обнялись и закружились по платформе, вызывая все более удивленные взгляды окружающих.

litclubbs.ru/articles/9196-lyubov-picca-drezden.html
22:22
Ок, пойдет.
17:15
+1
Отличное начинание!
Но мне лень искать, так что без меня…
22:23
17:44
+2
О, я готов побыть подопытным.
Отрывок из романа «Рыцарь», который теперь я могу невозбранно пиарить. Пусть будет этот кусочек и этот персонаж.

— ПИЗАР!
Голос Эйн Давара раздался в десяти шагах от меня, но чудилось, что мао’рин кричит мне прямо в ухо. Луженая глотка правителя Юга предвосхитила его появление. Цветастое оперение короны замелькало над головами аристократов, и я поспешил наперерез Эйн Давару.
— Ваше величество…
— ПИЗАР!
— Ваше величество, постойте!
— НЕМЕДЛЕННО НАЙДИСЬ, ПОГАНЕЦ!
Как я ни старался, догнать мао’рина оказалось нелегко. Гнев ускорял шаги Эйн Давара, и он — необычайно высокий сухощавый мужчина, едва пересёкший черту зрелости — шел сквозь толпу, как нож сквозь масло. Передо мной же эта толпа смыкалась, провожая высокую фигуру Эйн Давара настороженными взглядами и бормотанием.
— Да постойте же! – крикнул я. – Кто-нибудь, остановите мао’рина!
Наконец, он услышал меня и замер.
— Кто меня зовет?
— Я… я вас зову…
Эйн Давар обернулся, поискал глазами и, найдя меня, недоверчиво улыбнулся.
— Божественный! – воскликнул он. – Что ты здесь делаешь?
— Вас ищу…
— И зачем же? А ну-ка… — Эйн Давар вежливо, но твердо взял меня за плечо и притянул к себе сквозь толпу. – Вот так-то лучше. Что за демоны заставили тебя спуститься из ложи к нам, простым смертным?
— Моя мать желает…
— Ах, конечно. Ру Тарива. Повелительница всея Нагару. И чего ей угодно?
— Вам назначена аудиенция.
— А ты здесь при чём?
— Мать попросила, чтобы я передал вам ее просьбу лично.
— Хороший мальчик. – Эйн Давар отвернулся, похоже, потеряв ко мне интерес. На его живом лице отразилась озабоченность. – Я бы выполнил просьбу твоей матушки, нага’рин, да только есть небольшая проблема.
— Ваш сын?
— Как ты догадался? – изумился мао’рин. – Ведь вас еще не представляли друг другу?
— Как-то само случилось.
Глубокие карие глаза Эйн Давара заискрились от плохо скрываемого смеха.
— Охотно верю. Значит, ты видел Пизара? И куда этот паршивец запропастился? Я битый час его ищу в этом сборище.
— Он… Я…
— Он, ты, — передразнил мао’рин; впрочем — вполне добродушно. – Давай окажем друг другу услугу. Ты поищешь моего несносного отпрыска, а я исполню волю твоей матери. Видишь ли, если Хамейла найдет Пизара первой, она ему задаст по первое число. А он не виноват, что у нее лошадиная морда.
— О… Неужели он так сказал? – опешил я.
— Что поделать? Мальчик честен до грубости. Ты не думай, я ему разъясню, что такое правила приличия. Но лучше уж сам; а Хамейла делает только хуже. Найди Пизара и не дай Хамейле до него добраться, хорошо? А я… — Эйн Давар посмотрел на ру Тариву, нетерпеливо ерзающую в кресле. – Я ушел, пока очередная женщина не разозлилась на одного из Флаев.
И, не дав мне опомниться, Эйн Давар зашагал прочь.
22:24 (отредактировано)
+1
Может быть, есть что ещё про этих персонажей? Если честно, диалог не сильно раскрывает их суть. Выложите ещё что-нибудь, где описаний больше. Пока не могу представить цельную картинку.
00:03
И я озадачен, ибо здесь и описание героя, и его манеры…
Подумаю завтра, что ещё добавить к этому.
17:49
+2
Если не вывернет…
То ли дело срыг. Подумаешь, вонючка, зато свернулся волосатым клубком в глубине и дрыхнет так, что душа его далеко за пределы нашего Улинго улетела. Хоть ногами по нему топчись, сопит в четыре дырочки.

Интересно, что снится срыгу? Какое видение способно народиться под шестью морщинистыми, бородавчатыми веками. У этого, правда, глаз только пять. Не повезло бедняге. Значит в Загранье он видит хуже, чем при свете дня или в темноте, если, конечно, я верно угадал с глазами. Может, это у него ночная пара пострадала? Нет, вряд ли. Ночные большущие, ниже на морде. Следующие меньше — дневные, а в центре бугристого лба, узкие, как щели, — это для Загранья. Вот одного и не хватает.

Да, денек! Сижу в вонючей яме и разглядываю спящего мордоворота. Всю жизнь об этом мечтал. В свете грибов он выглядит еще более отвратительно. Кожа на плоской морде отливает сизым. Веки дрожат: десятый сон видит. Судя по горе объедков, снится ему жратва. Здесь повсюду разбросаны огрызки тыквы, лущеные стручки бобовицы, недоеденные брюквы. Да срыг вегетарианец! Кто бы мог подумать?! А еще тряпье в углу, целая куча. Кто будет жрать тряпки?
… А с виду зверье зверьем. Даже скорее червяк, густо поросший длинным волосом. Мутные глазища таращатся, пасть щерится, но ведь говорит! Коряво, словно булькает, но вполне себе на улингойском.

— Неготовая еда.
22:25
+1
Да как-то не вывернуло. Выглядит интересно. Готова взяться за это.
22:29
+1
Ура! Ура! Я буду очень рада!
18:22 (отредактировано)
+1
Ой, ну вот, опередили, я тожы так хотел crazy
Ну штошшш… Этого произведения нет нигде в интернете, и вряд ли будет:

"… На голубом круге Луны сидело невиданное создание. Остроухий зверь был словно соткан из ночной темноты. Его аморфная шкура сверкала множеством искр-звёзд, а глаза светились как отражение ночного светила на водной глади. Создание спрыгнуло с лунной поверхности и пошло по Млечному пути. Его бархатистые лапы мягко ступали по звёздам, будто по самой настоящей дороге. Оно спускалось по небу всё ниже, пока не добралось до самой земли.
Лунный зверь прыгнул и приземлился у дома Фригелла. Тот словно его глазами увидел свой дом, распахнутое окно, кровать, а в ней – спящего себя…"

«Оборотень», хрен знает какой год.
22:26 (отредактировано)
Очень мало. Впечатление не производит. И, конечно, хотелось бы, чтобы у работы было хоть какое нибудь будущее.
22:50
Ну, его точно не будет, так что забей тогда )
22:56
20:36
+2
Внезапно местный анатом решил принять участие в нашем разговоре, до этого момента с недоверием оглядывая наш тандем.
-И с каких пор, позвольте спросить, делами людей занимаются эльфы? Мы и сами тут неплохо справляемся. И скажу по секрету, вряд ли ваша салабонистая эльфийская экспертша сможет что-то запротоколировать в этой ситуации, — он многозначительно дугообразно обвел место преступления.
-Для начала, уважаемый, имейте честь представиться, — жестко отчеканил Хидди, чем изрядно удивил обоих Бобби.
-С какой это стати я должен отчитываться перед родственничком наместника и его желторотой помощницей. Делать мне больше нечего? И так день зазря потратил.
В это время местный медик, докурив свою самокрутку, втянул, скопившуюся на воспаленной слизистой, мокроту и смачно отхаркнул ее в паре дюймов от меня, что можно было официально принять как оскорбление чести и достоинства. И, словив мой возмущенный взгляд, растянулся в гадкой ухмылке.
Однако его мерзкое торжество продолжалось недолго, потому как далее произошло то, чего не ожидал никто из присутствующих, и в большей степени, ваша покорная слуга.
Грегори Хидди — заместитель начальника отдела по расследованиями в области казнокрадства и хищений среди высших чинов северного района — достал из внутреннего кармана позолоченные часы, посмотрев на циферблат и кивнув своим мыслям, сунул их в мою руку, в глубокой задумчивости провел по своим бронзовым волосам, зачем-то оправляя свою и без того идеальную прическу (стоит ли упомянуть, что все это театральное действо мы вчетвером наблюдали как завороженные, и даже мерзкий патологоанатом не смел проронить ни слова). В следующий момент его увесистый кулак бодро поприветствовал обвисшую щетинистую щеку любителя мертвечины.
Не ожидавший удара такой силы, патологоанатом свалился грудой бесформенного желе. Отвратительное зрелище. Теперь он ничем не отличался от местных пропойц, «отдыхающих» подобным образом за каждым углом этого неблагополучного района. Сидя в грязи, он растирал грязной рукой саднящее место удара, из которого сочилась кровь (видимо, эпидермис был поврежден при нанесении удара) что во мне будило полярные эмоции: с одной стороны, как медик, я понимала, что таким образом он может заработать себе сепсис и столбняк, а с другой стороны — радовалась тому, что моя оскорбленная честь была так быстро восстановлена. Даже хотела было поблагодарить своего начальника, но не успела этого сделать.
22:52
+1
Обож, сколько канцелярщины в тексте. Но мужчина, вступившийся за девушку — это надо увековечить. Беру.
22:59
+2
Отлично. Будем посмотреть.
23:59
+2
А вот и мой рассказ с НФ — Homo Igni.
Для понимания контекста — герой страдает самовозгоранием, то есть произвольно загорается, сам от этого не страдает, но на его счету несколько смертей, в том числе и девочка, которую он пытался спасти из пожара.

Чудесный летний день. У нас в городе есть пешеходная улица, на ней всегда полно народу. Детвора, подростки, взрослые, все гуляют по кафешкам, магазинчикам, просто бродят и отдыхают. Жизнь кипит.
Я встаю посередине улицы. Немного стыдно за то, что испорчу людям день, но… куда деваться. Я сел прямо на мостовую в позу лотоса. Все по законам буддистских монахов.
На меня уже косо смотрят, но все еще стараются не обращать внимания. Тогда второй шаг – беру канистру с бензином и обливаю себя. Вот теперь народ забеспокоился. Сразу видно тех, кто знает историю монаха Тхить Куанг Дыка.
Кто-то неуверенно ко мне устремляется. Времени мало, и я щелкаю зажигалкой. На миг перед глазами возникает лицо Славки – мальчишки из детства, задиры и хулигана. Я закуриваю и народ держится на расстоянии, следит за каждой искоркой, что я стряхиваю с сигареты. Я курю не торопясь, кто-то задает вопросы, всю эту хрень – «Все в порядке? Вам помочь? Что вы делаете? Кого-нибудь вызвать?»
Последняя затяжка, смотрю на окурок, вспоминаю Лену Разумовскую – первую и единственную женщину в моей жизни. А она была хорошей.
И я разжимаю пальцы, сигарета падает в бензин. Я сижу, как на сковородке. Жарюсь, как та девочка. Я горю, как летнее солнце.
22:55
+2
герой страдает самовозгоранием

Ни слова больше. Вы меня купили.
Может заинтересует? blush
Про этого персонажа у меня написано очень много. Это отрывок из романа, а так есть и стихи и рассказы про него же.
– Эрнесто? Не хочу даже слышать об этом негодяе!
Знаете, подобное заявление из уст старшего менеджера отеля, к которому обратился в первую очередь мсье Пабло в поисках друга, должно было насторожить вашего покорного слугу.
Сознаюсь, в этот момент я несколько отвлёкся от беседы, которая проходила на третьем этаже престижнейшего четырёхзвёздочного отеля Плайя Калета Варадеро. Не спешите винить меня в невнимательности, ведь из окна открывался невероятно красивый вид на парк, в тени которого уютно примостился кафетерий Ла Флореста. Сразу за парком начинался пляж с тончайшим белым песком. Мыслями Жан Рене уже был там, возле кромки прибоя. Я слышал, что прибрежные воды настолько прозрачны, что отплыв на пятьдесят метров от берега, можно разглядеть на дне мельчайшие камешки. Мне хотелось поскорей туда, на пляж, поэтому разговор о дружке плантатора прошёл мимо моих ушей. Отвлёкся я от всего этого в тот момент, когда менеджер неожиданно для всех горестно взвыл:
– Он разбил все столы и стулья в баре «Маренго»! Мерзавец рассорился с очередной девкой и снова решил отыграться на собственности отеля! И вообще, он просто… очаровательный человек!
В свете всего сказанного последнее заявление вываливалось из контекста и звучало как издёвка. Я оглянулся и увидел стоящего в дверях человека, на которого менеджер взирал с непередаваемым ужасом. Поверьте, там было на что посмотреть. Росту в этом гиганте было метр девяносто минимум. Он определённо был кубинцем, обладал монументальной седой бородой, огромными, с немаленькую сковородку, лапищами и хитрым прищуром зелёных глаз, озорно сверкавших из-под насупленных седых бровей. От гиганта просто веяло звериной, первобытной и совершенно неукротимой силой. Бугры мышц буквально распирали цветастую рубашку, диссонирующую с белыми брюками от кутюр. Ещё больший диссонанс вызывали сланцы на босу ногу. Эрнесто был стар. На вид ему было не меньше шестидесяти двух, шестидесяти трёх лет. Постаревший великан, приобретший седину, но не растерявший физическую силу. Он осмотрел всю компанию внимательным взглядом и остановился в итоге на менеджере.
– Деньги…
Голос был настолько густым и властным, что я невольно потянулся к бумажнику. А гигант продолжил.
– Я принёс деньги за твои стульчики.
С этими словами Эрнесто (а это, вне всякого сомнения, был он) разжал титанических размеров кулак, внутри которого незаметно, как один единственный парусник на безбрежной глади океана, разместилась пухленькая пачка кубинских банкнот. Тех самых – конвертируемых.
Менеджер с некоторой опаской сцапал деньги и спрятался за монументальную спину Пабло, который внимательно разглядывал своего дружка. Взгляд этот подействовал на старика как на молодого и дурного бычка действует красная тряпка. Я достаточно хорошо знаю испанский, в том числе и уличный сленг, но для меня его тирада была откровением. Он ухитрился выдать шедевр, который язык не повернётся назвать простым словом ругательство. У всех нас невольно вырвался вздох восхищения. Дедуля, довольный собой, извлёк из кармана рубашки сигару, откусил кончик, выплюнув его на роскошный персидский ковёр и, прикурив от стильной зажигалки, пустил дым колечком в сторону Пабло. Глядел он при этом с вызовом, явно подзуживая плантатора на драку. Зная неуравновешенный характер Пабло, я не сомневался, что старому дураку вскоре придётся расплачиваться за обстановку кабинета мсье менеджера. Чтобы драка не вылилась в тотальное уничтожение, я сделал шаг к Моник и с удивлением обнаружил, что маленькая мадемуазель широко улыбается. Нет, мне никогда не понять женщин.
Странно повёл себя и Пабло. Вместо того, чтобы расквасить нос наглому старикашке, он смущённо потупил глазки и произнёс тихим ангельским голосочком:
– Капитан, я обещаю больше на тебя не пялиться. Ты только не сердись на глупого юнгу.
В наступившей тишине отчётливо было слышно, как скрипит зубами несчастный менеджер. Мсье Эрнесто подошёл вплотную к Пабло, который на фоне гиганта казался сопливым мальчишкой, и выпустил ему в лицо струю дыма. Взгляд старика буквально пронизывал насквозь смешавшегося плантатора. Затем Эрнесто взревел так, что я чуть не выпрыгнул из штанов:
– ¡Hostia!, Пабло, сукин сын, неужели это ты?!
Пабло осмелился взглянуть на гиганта, и я уловил в его взгляде некоторую долю озорства и бесшабашности. Плантатор прекрасно знал, как обращаться с этим мешком, полным неприятностей. Не прошло и минуты как обстановка разрядилась настолько, что мы удостоились сомнительной чести пожать руку старому маньяку. Особенно долго он мял в своих лапищах нежную ручку крошки Момо. Я со злорадством рассматривал эту парочку. Кинг-Конг и Энн Дэрроу, с тем лишь отличием, что Энн в исполнении маленькой мадемуазель ничего не стоило порвать седую обезьянку на тысячи мелких кусочков. В глазах Моник светилось любопытство и некоторая доля восхищения. Каким-то шестым чувством мсье Эрнесто почувствовал её необычность. Его изначальная фамильярность внезапно куда-то исчезла – он неловко шаркнул ножкой и неуклюже чмокнул тоненькие пальчики маленькой мадемуазель. Этот знак внимания крошка Момо восприняла благосклонно, с царственным видом позволив увести себя под ручку из комнаты. Два погрустневших ухажёра уныло поплелись за колоритной парочкой. Мне не оставалось ничего другого, как последовать за ними.

00:06
+1
Очень тяжело читается. И ничего не понятно. Может, есть эпизоды попроще?
Ну, вообще вне романа тяжело, согласен)
Стихи про героя есть, правда уже не уверен, что добавят конкретики. Попытка намба ту))
Эрнесто
00:23
+1
Попытаю тоже счастья smile
Герой — 15-летний парень, сбегающий из секты, которую создал его дядя.

Темнота глядела на него десятком глаз. Одни выражали надежду, другие восторг, третьи ненависть. Глаза фанатиков. Алешенька заскулил и вцепился зубами в руку, чтобы заглушить звук и страх. Темнота всасывала, прилипала к телу, заползала во все уголки души. Алешеньку затрясло, во рту стало сухо. За шиворот скользнули холодные струйки пота, волосы прилипли к щекам и шее. Алешеньку давно уж не стригли — с длинными светлыми локонами, по мнению дяди, он больше напоминал мессию.
Подвал, словно наркоман, не готов был расстаться со своей любимой таблеткой. Алешенька отшатнулся, чувствуя себя игрушечным зайцем, набитым ватой. Такой когда-то жил в его детской кроватке. Заяц мог лежать и сидеть, но не стоять. Вот и Алешеньку не держали ноги. Он опустился на ступеньку. Судорожно вздохнул, закрыл глаза и долго сидел под пристальным взглядом тьмы, пока не различил в ее бессвязном бормотании: «Ты сдаш-ш-шься. Ты останеш-ш-шься. Ты наш-ш-ш». Ужас накатил грузовичным колесом, подмял, но Алешенька упрямо сжал кулаки, закричал на тьму и из последних сил рванулся к свободе. Врезался лбом в створку, оцарапал щеку, но все-таки выбрался наружу. Как заново родился.
Маленькая победа опьянила. Голова помутилась, щеки, обычно бледные и холодные, заполыхали, а ослабевшие ноги окрепли и запружинили — хоть танцуй. И Алешенька затанцевал.
Подпрыгивая и кружась, он подлетел к входной двери, отпер ее, но, одумавшись, полетел обратно. Нужно было прихватить хоть какие-то вещи. По крайней мере, надеть ботинки и верхнюю одежду. Как назло, бросился в глаза книжный шкаф, где ровными рядами стояли единственные Алешенькины друзья. Сколько раз они выручали его, позволяли сбежать, прятали внутри себя. Черт, не бросать же их тут! Алешенька выволок из шифоньера старую дядину сумку со сломанной молнией и принялся заталкивать в нее книги, бормоча: «Простите… кого смогу… простите, всех не унести».
18:52
Извините, не зацепило.
00:34
+1
А-а-а, я тоже хочу! Но заинтересует ли художника мой герой?
Когда Хозяин квартиры уходил куда-нибудь по делам, Ойк выбирался из своего убежища и, тщательно расчёсывая роскошную гриву перед зеркалом в прихожей, любовался своим отражением: «Красавец! Пожалуй, я похож на шаровую молнию.» Серый пушистый комок дополняли чёрные глазки-бусинки и такой же чёрный блестящий нос: «Я мог бы сделать карьеру „смайлика“ в каком-нибудь издательстве». Но привычка к одиночеству и тишине похоронила мысли о карьере: «Вся эта суета не для меня».
Затем Ойк навещал герань на кухонном окне и, в зависимости от настроения, устраивался смотреть в окно, размышляя о странностях бытия, или читал книги, разложенные на столе: Хозяин писал какую-то серьёзную научную работу.
Иногда на Ойка находило шаловливое настроение: он прятал хозяйские очки в кухонный шкаф, скидывал с письменного стола ручку или карандаш, заталкивал один тапок далеко под диван или, оторвав пуговицу от пальто, прятал её в туфель. А потом трясся от тихого, еле слышного хохота, наблюдая с антресоли, как Хозяин, кряхтя и громко возмущаясь, разыскивает пропавшие вещи.
Как-то раз, заметив на столе энциклопедию, Ойк задался целью определить, кто же он такой. Долго листал страницы, рассматривал рисунки и фотографии, но так и не понял: то ли он домовой, то ли привидение. В общем, вопрос остался открытым. «Не важно, кто ты, — решил Ойк, — домовой, квартирный или антресольный, главное — быть доброй и полезной сущностью».
18:54
+1
Мне нравится. Позитивно.
Пожалуй, включу в список.
Ура! Меня посчитали! yahoo
Загрузка...
Илона Левина