Данила Катков №1

Дело о распятии. Попытка не предвзятого расследования. Часть 2

Дело о распятии. Попытка не предвзятого расследования. Часть 2

2.Первые неожиданности.

Главная беда тех, кто взялся читать Евангелия – предвзятость. Еще до прочтения первых строк, подавляющая часть читателей знают, что предал Христа Иуда – гад такой – что Христа потом распяли, и что через три дня он воскрес.

Поэтому уже как-то не обращаешь внимания на то, что в Деяниях апостолов (тоже, кстати, признанных каноническими) Иуда называется не мелким гнусом и пакостником, а, ни много, ни мало «… бывшим вождем тех, кто взял Иисуса…»(Деяния: 1-16). Что там же черным по белому написано, что Иисус не сам воскрес, а «…Бог отцов наших воскресил Иисуса, Которого вы умертвили, повесивши на древе…»(Деяния: 5-30, 10-39, 40). Кстати, «…повесили на древе…» довольно мутная аллегория распятия, не находите?

Я, допустим, всегда представлял себе Иоанна Крестителя эдаким толстым бородатым бодрячком, если не старцем, то мужчиной, лет 45-ти. Каково же было мое удивление, когда в евангелии от Луки я прочитал, что Иоанн был всего на полгода старше Иисуса. Мало того – они были родственники!

Лука, опять таки, черным по белому, пишет, что Мария, будучи беременной Иисусом, три месяца гостила у своей родственницы Елисаветы, матери Иоанна будущего Крестителя:

«…Вот и Елисавета, родственница Твоя, называемая неплодною, и она зачала сына в старости своей, и ей уже шестой месяц…»

«…Встав же Мария во дни сии, с поспешностью пошла в нагорную страну, в город Иудин,

и вошла в дом Захарии, и приветствовала Елисавету
…»

«…Пребыла же Мария с нею около трех месяцев, и возвратилась в дом свой…»
Лука:1 – 36, 39,40, 56)

Нигде не упоминается, что женщины разругались и перестали после этого общаться. Следовательно, легко предположить, что позднее мог последовать ответный визит, или Мария, разрешившись от бремени, снова могла приехать в гости к Елисавете. То есть велика вероятность, что Иисус и Иоанн встречались в детстве. И уж наверняка - друг о друге знали.

Однако позднее Иоанн вел себя так, будто Иисуса он видит в первый раз. Правда он «предрек» его явление, но не как родственника, а как могущественного пророка, который вот-вот придет, и уж он-то покажет маловерным, где раки зимуют. Чего только стоит вопрос Крестителя, который он через посредника задал Иисусу:

«… Тот ли Ты, Который должен прийти, или ожидать нам другого?..» (Лука: 7-19).

По идее Иисус вправе был ему ответить: «… Ванька, ты что, совсем крышей потек? Друга детства не помнишь?..» Но так как вопрос был задан с целью передать бразды правления сектой христиан в руки родственника, ответ, ясное дело, последовал другой.



3.Основоположник христианства.

На самом деле, все указывает на то, что именно Иоанн, а не Иисус стоял у истоков веры, названной позднее христианской. Именно он стал первым «крестить» желающих и было это до прихода в секту Иисуса ( Врядли, кстати, этот обряд назывался крещением. До креста, как основного символа веры, было еще далеко). Иоанн, а не Иисус первым начал ревизию иудаизма, он же создал первые, эдакие полуподпольные, общины новой веры в крупных городах государства и заложил и основы первых христианских обрядов. И, похоже, что именно с его ведома, производилась часть «терактов» против римских завоевателей. Но об этом – ниже.

Иисус пришел позднее. И, как я понимаю, в его задачи входило подведение идеологической базы под то, назовем его движением, которым руководил Иоанн Креститель.

К разочарованию многих, новоприбывший парень оказался не таким «крутым», как обещал Иоанн:

«…Иоанн всем отвечал: я крещу вас водою, но идет Сильнейший меня, у Которого я недостоин развязать ремень обуви; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем…»
(Лука:3-16)

Никаким огнем крестить Иисус не стал, а наоборот, стал проповедовать путь непротивления злу. Мол, подставляй другую щеку и не шикни.

Его проповеди по многим пунктам противоречили тогдашним религиозным иудейским принципам. Но так как Иисус ратовал за послабление всех бесконечных табу, обзывал лицемерами тогдашних святош – фарисеев с саддукеями, остроумно отвечал на каверзные вопросы, а главное, пользовался в своих выступлениях доступным языком притч, его слова находили своих слушателей среди низших слоев населения.

Фактически, на основе иудаизма, в результате пересмотра части догм, и при опоре на вновь выдуманные, Иоанн и Иисус создавали Новую веру. И метод, которым они руководствовались, был опробован задолго до них.

Еще Заратуштра в 6 веке до н.э. проделал эффектный «трюк», объявив тогдашних арийских богов (деосов или девов) – демонами, каковыми они и остаются по сей день ( слышали про злобных дивов Средней Азии?). А на их место Заратуштра поместил новый пантеон богов: Ахура-Мазду, Хшатра Вария и т.д.

Так и Иисус в конце-концов договорился до того, что обозвал тогдашних первосвященников – диаволопоклонниками:

«…Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи…»
(Иоанн: 8-44).

Другими словами, глупые иудеи до этого молились диаволу, а вот у Иисуса – настоящий Бог!

Кстати, сравнивая Иегову Ветхого завета и Бога-отца завета Нового, можно прийти к аналогичному выводу. Ведь они антагонистичны, как «+» и «–».

Бог Нового завета отвел себе роль статиста. Он наблюдает, но не вмешивается в Земные события.

Другое дело Иегова. Ну – крут, ничего не скажешь! Щеку подставить, говоришь? А глаз за глаз не хочешь! А ну, кто тут евреев, мною избранных, обижает?! И раз – стены Иерихона в труху. Бог-отец обещал грешникам ад после смерти. Иегова стер с лица земли Содом и Гоморру вместе с грешниками еще живыми. Бог-отец пальцем не тронул римлян, захвативших Иудею. Иегова про подобных обстоятельствах, устроил египтянам такие казни, что им до сих пор икается…

В общем — разница чувствуется.

А если учесть, что Иегова являлся евреям то в облике огненного смерча, то горящего куста, требовал, как минимум однажды у одного из адептов принести ему в жертву собственного сына, а уж кровью агнцев поливали его алтарь бессчетно, то можно сделать вывод, что Иисус, говоря о сатане, был не так уж неправ.

Соддом и Гомору, кстати, Иегова залил огнем и серой – неизменными атрибутами нечистой силы в средние века…

Не смотря на то, что проповеди Иисуса с каждым разом становились все смелее и обличительнее, официальные власти сочли не его, а Иоанна Крестителя угрозой для себя. Пока Христос в нагорной проповеди втолковывал собравшимся необходимые и достаточные условия вхождения в Царствие Божие после смерти, Иоанн занимался делами более насущными. Борьба его с существующим режимом не ограничивалась словами. А если уж он и опускался до проповедей, то говорил в них не столько о жизни после смерти, а что-то вроде: Ирод-то наш, Антипа, бабник-с. С женой брата живет, как с собственной, сволочь такая… В общем вел антиправительственную пропаганду. За это, и, как я предполагаю, многое другое, он, в конце-концов и поплатился. Та самая жена брата, которую Креститель помянул в своих речах, получила голову хулителя на серебряном блюде. Видимо, как компенсацию за моральный ущерб.


Продолжение следует...

+2
18:59
503
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1