Ольга Силаева №1

Джорджоне и Ко

  • Достойный внимания
Джорджоне и Ко

Пожалуй, живопись - самое прекрасное, что придумал человек. А если она еще и в исполнении великого художника…

Джорджоне… Что за чудо его «Спящая Венера»! Спокойный пейзаж, замок на холме, эффектно скомканные простыни, мягкость и изящество. Перед нами само совершенство, идеал женской красоты, торжество вселенской гармонии и виртуозное мастерство исполнителя. Этой картиной можно любоваться часами.

Однако, что мы можем сказать о характере лежащей перед нами героини? Ну, наверно, он столь же прекрасен, как и её внешность, то есть ангельский. Есть другие мнения? И на чём они основаны? Разве может такая натура кого-нибудь куда-нибудь послать? Нет, господа, эта женщина восхитительна не только когда спит (что само по себе неудивительно), но и когда бодрствует. Только вот занимается ли она делами по хозяйству? Ну, там, воды принести, корову подоить. Вряд ли. Собственно, ей это и не нужно. Она – олицетворение женской красоты, а всё остальное приложится. Знакомая песня, не правда ли?

Итак, перед нами этакая пастораль, идиллия. Живописец вложил в краски всю душу, все свои представления о прекрасном. Воистину, эта картина – само совершенство.

Но представьте: идёте вы по долинам и холмам, глазеете по сторонам и вдруг…

Перед вами - прелестная женщина… Обнажённая… Спящая… Как не залюбоваться? Только не вздумайте её будить. Зачем? Вам же всё равно ничего не обломится. Почему? Так ведь она же Венера, богиня любви! Её духовный мир возвышен и чист, и он абсолютно не для вас, простого смертного. У вас ведь что на уме? Что-нибудь низменное, плотское? Ну, и идите своей дорогой. Встретьте какую-нибудь пастушку, очаруйте её, наобещайте с три короба и… А здесь без вас обойдутся, не беспокойтесь. Да, и поспрошайте новую подружку, как у неё с работой по хозяйству. Не слишком ли поздно встаёт? Это богине не грех поспать средь бела дня, а для домохозяйки подобные вольности исключены. Заботу о хлебе насущном никто не отменял.

Джорджоне. "Спящая Венера". 1509-1510. Дрезденская галерея

Теперь — другая Венера, Тициана. И здесь уже многое изменилось.

Тициановская Венера тоже обнажена и не менее прекрасна. Даже приходишь в некоторое замешательство, кого из них предпочесть. Но давайте будем сдержанны в своих желаниях и спокойно проанализируем отличия двух живописных полотен.

Если Венера Джорджоне никакого отношения к реальной жизни не имеет (что само по себе не удивительно – она же богиня!), то тициановская уже не столько богиня, сколько земная женщина. Прекрасная, неотразимая (пусть и явно идеализированная)и… живая. Например, она вовсе не собирается бесконечно долго оставаться обнажённой (хотя нагота ей явно к лицу). Сейчас подберут платье и красавица оденется. А пока она то ли любуется на своё отражение в воображаемом зеркале (не исключено, что и реальном), то ли выжидательно поглядывает на нас, оценивая пришедших полюбоваться на неё на предмет соответствия своим представлениям о прекрасном. И у меня, например, нет никакой уверенности, что я подхожу под её стандарты качества. Всё-таки, я не герцог, и даже не граф. Но какой-то интерес всё же имеется!

Итак, Тициан, если можно так выразиться, очеловечивает Венеру Джорджоне. Теперь это женщина с характером, высокого общественного положения, знающая себе цену, не витающая в облаках и не питающая пустых иллюзий. Она практична и расчётлива, умеет ставить перед собой цели и добиваться их. И это очаровательная женщина, своим кокетством способная свести с ума кого угодно.

Пожалуй, с ней было бы интересно познакомиться поближе. А что не герцог и не граф, так ведь существуют и другие способы завоевания сердца красавицы. Надо только хорошенько подумать. Женщины – они непредсказуемы…

Тициан. Венеция. 1538г. «Венера Урбинская». 119х165см. Галерея Уффици.

Третья картина, коей нам надлежит насладиться, принадлежит кисти Эдуарда Мане. Его работа вызвала грандиозный скандал. Ещё бы, в отличие от Джорджоне и Тициана Мане изобразил не идеал женской красоты, а известный публике типаж определённого свойства. Очевидно, что его дама прилегла на постель в туфлях на босу ногу не просто так, а в ожидании кого-то конкретного (назовём его сдержанно — поклонник). Кстати, вот и он, вернее, букет цветов от него, что только подтверждает нашу догадку. Спокойный, если не циничный взгляд модели ставит последнюю точку в наших рассуждениях.

Сомнений нет: Мане изобразил куртизанку. Не дешёвую проститутку, а женщину, чьей благосклонности жаждут многие сильные мира сего. Кстати, на кровать ей запрыгнула не милая собачонка, а гордое, независимое существо – чёрная кошка, которая ходит сама по себе. И кто ещё так напоминает дьявола, как не это коварное, неблагодарное животное. Аллегория более чем прозрачная.

Публика всё прекрасно поняла и вознегодовала. Это же немыслимо! Падшая женщина должна выглядеть по-другому: несчастной, страдающей, вызывающей жалость и сочувствие окружающих. А тут – абсолютное презрение и превосходство. У неё даже жест левой руки не целомудренный, а вполне себе деловой!

Мане не стал прикидываться паинькой и выложил всё, как есть. Кто-то счёл это провокацией, кто-то – прямым оскорблением морали и нравственности. Как бы то ни было, Мане своего добился: теперь его знали все.

Взбесить публику оказалось выгодно. Скандал – громкий, ошеломляющий - сделал путь к известности и славе гораздо короче. Что ж, таковы реалии нового времени.

Эдуард Мане. «Олимпия». 1863 г.

Святое дело художественной провокации продолжил русский художник Михаил Ларионов, несомненно, прекрасно понявший замысел Эдуарда Мане.

Вряд ли кто будет спорить, что его красавицы — суть продолжение восхитительного ряда Венер и Олимпий. В чем разница? Наверно, прежде всего — в зрителе.

У венецианских Венер то были герцоги, князья или, на худой конец, бароны. Картины выставлялись в шикарных интерьерах, просторных залах со сверкающими полами и тысячами свечей в фантастических люстрах. Высокое искусство создавалось для высшего общества.

Однако, времена изменились и вместе с ними изменилась и манера письма. И если Джорджоне и Тициан словно соревновались с природой в достоверности изображения, добиваясь полной иллюзии реальности, то Мане такой задачи перед собой не ставил. Его картина больше похожа на набросок, который следует ещё долго и тщательно дорабатывать. А этого-то он делать и не стал. Потому что по его полотну взгляд должен не скользить, как по гладкому льду (доставляя публике чисто эстетическое наслаждение), а спотыкаться, цепляться, заставлять нервничать и возмущаться.

Картина Мане для тех, кто просвещен и успешен, но к высшему свету не принадлежит. Она демократична и откровенна, вульгарна и вызывающа, а ее автор готов высказываться как угодно и о ком угодно. Художник не потакает вкусам своих заказчиков (у него их попросту нет), а делает то, что ему кажется правильным и необходимым. И он совершенно не против провокации, эпатажа, вызова общественной морали и нравственности. Для своего времени «Олимпия» была чересчур откровенной картиной именно по своему подтексту. Но скандальная слава лишь поспособствовала её популярности.

Тем не менее, картина Мане всё же рассчитана на подготовленного зрителя, разбирающегося в тонкостях живописного искусства. Михаил Ларионов сделал последний шаг — адресовал своё произведение народу вообще, упростив живопись до предела. Фактически, это лубок, но исполненный на высоком художественном уровне.

Чтобы по достоинству оценить работы московского живописца, нужно обладать недюжинным чувством юмора. Ведь его Венеры — это, фактически, полное отрицание всей той живописи, что столетиями тешила взор изысканной публики. Конечно же, Ларионов подсмеивается над зрителем, над его приверженностью ко всему искусственному, неживому. Его Венеры — это вызов общественному мнению, причём в куда большей степени, нежели у Мане. Но при всей приземлённости своего искусства Ларионов безукоризненно точен в характеристике своих героинь. Они у него ровно такие, какие и в жизни — неуклюжие и смешные, наивные и себе на уме. А объединяет их то, что обе они — одновременно и простонародны, и провокативны до крайности.

Начнём с того, что своих «Венер» Ларионов разделил по национальному признаку. Что, в общем-то, логично: у каждого народа свои представления о прекрасном. И то, что восхитительно для одних, совсем не образец для других.

Следующим шагом было то, что своих дам Ларионов уложил (усадил) с точностью до наоборот по отношению к всемирно известным красавицам. То есть они – не такие, как прежде, они - другие. Существенное уточнение.

Что же касается обстановки… В картине с «Еврейской Венерой» - сплошной наив из розочек, подушечек, свечечек, полосатых диванчиков и прочей ерунды. Тут же традиционные портреты родственников. Мещанство, одним словом. Ну, а то, что художник вручил своей даме фиговый листок для целомудренного прикрытия самого сокровенного (согласно Книге Бытия, видимо?) — что ж, повод лишний раз улыбнуться. Кстати, листок этот больше напоминает лопух. Но смотрится органично.

Михаил Ларионов. «Еврейская Венера». 1912 г.

«Кацапская Венера» — дама практичная и довольно агрессивная. Взгляд беспокойный - не то, что у простодушной еврейки. И обстановка вокруг неё соответствующая: ковёр с аляповатым рисунком и жутким котом, крепкая кровать… Тоже мещанство, но какое-то жлобское, что ли.

Еврейская Венера - пухленькая, домашненькая, аппетитненькая, не без своеобразного изящества. Кацапская же Венера – грубая, тяжелая, плотно-монументальная. Какое уж тут изящество!

И на ту, и на другую Ларионов (родившийся в Приднестровье) смотрит взглядом инородца. Хочет оставаться сторонним наблюдателем. Что ж, имеет право.

Михаил Ларионов. «Кацапская Венера». 1912 г.

Ларионов не народ поднимает до высокого искусства (понимает, что это попросту невозможно), а искусство опускает до уровня простого человека — неискушенного, простодушного, безграмотного. Не боится этого делать. Наивному человеку — наивное искусство. В этом есть и элемент насмешки, и доброе сочувствие. Художник не смотрит на мир через розовые очки, а принимает его таким, каков он есть. Высокомерию живописца-творца он предпочитает демократизм и ребячество художника-вывесочника. Но не следует забывать: по точности рисунка, по ясности мысли равных Михаилу Ларионову ещё поискать.

Такое вот поветрие случилось в русской живописи начала ХХ века. И если кто-то думает, что оно было и прошло, то это совсем не так. В начале ХХ века всё только начиналось.

Другие блоги автора:
+4
17:10
160
Отличный обзор, разбор и сравнительный анализ образов женских тел в живописи. На мой взгляд, слегка носящий привкус диалектической ретроспективы в плане «Искусство — народу».
Понравилось. Очень логичные и самодостаточные оценки и выводы. Еще раз убеждаюсь, автор умеет, любит и знает как писать о живописи, чтобы завлечь и увлечь читателя. Браво!
20:16 (отредактировано)
+1
Коли массы не идут к искусству. Буду искусство проталкивать в массы.
Хорошие картины. Вполне себе достойные рассуждения, примечание деталей и меткие суждения.
Рекомендую в«Достойные внимания», для неторопливого прочтения с целью отдохновения и может быть, вас сподвигнет на собственные суждения и мысли.
Искусство требует к себе особого отношения: вдумчивости, внимания, личной заинтересованности, желании понять мастера, изъясняющегося на другом языке — языке красок, линий. Это не просто, требует некоторых усилий над собой. Не всякий к этому готов. Но ничего страшного, это всё-таки не геометрия Лобачевского и не теория Эйнштейна. Всё будет хорошо. thumbsup
А ведь Мане буквально затравили за его Олимпию. Над картиной глумились и пытались испортить. И кстати, до Олимпии был «Завтрак на траве», тоже скандала много было))) Не о Венере, но всё же…

Спасибо! Действительно, отличный анализ thumbsup
09:21
+1
Спасибо, Ядвига! У меня почему-то перестала действовать переадресация и в Яндекс.Почте комментарии не отображаются. «Завтрак на траве» весьма интересная картина. И более загадочная, нежели «Олимпия». Явно по мотивам «Сельского концерта» Джорджоне (Тициана). Вот, хороший повод разобраться, что к чему. Не пропадайте, ваше мнение очень интересно.
Хорошо, буду следить за вашими блогами. Просвещайте нас, мы готовы внимать о прекрасном))
20:41
+1
Теперь мне будет очень трудно выдерживать недельную паузу. Даже не знаю, как быть…
Главное — не удаляйте…
21:33
+1
Что ж, пусть остается…
Загрузка...
Илона Левина №1