Данила Катков №2

«Московский трактир» Кустодиева — окно в жизнь Москвы начала ХХ века

«Московский трактир» Кустодиева — окно в жизнь Москвы начала ХХ века

Чаепитие ямщиков-старообрядцев изображено на картине «Московский трактир», написанной в 1916 году Борисом Кустодиевым. Полотно хранится в Третьяковской галерее.


У всех коренных жителей столицы «Московский трактир» прежде всего ассоциируется с книгой Владимира Гиляровского «Москва и москвичи». Это первое, что приходит на ум, когда смотришь на полотно. Журналист и писатель с огромной любовью описал это действо. Видно, был знатоком чаепития. Известное дело, москвичи всегда славились своей любовью почаёвничать, а уж старообрядцы и вовсе из этого делали настоящий ритуал… Садились все у самовара и пили степенно, с аппетитом причмокивая.

Кстати, сам Кустодиев жил в Санкт-Петербурге, но именно в Москве написал много своих удивительных полотен.

Жизнь Москвы пленила художника

В 1914 году Московский художественный театр пригласил художника оформить спектакль по пьесе Михаила Салтыкова-Щедрина «Смерть Пазухина». Приняв приглашение, Борис Кустодиев приехал в Москву и много бродил по городу, стараясь найти нужный антураж для декорации. Его неизменным спутником стал актёр МХАТа Василий Лужский. Вместе они много гуляли по Москве и Кустодиев не переставал восхищаться городом. Жизнь уличной Москвы буквально пленила его.

На Вербное воскресенье они полдня провели на Красной площади, где шумела ярмарка. Естественно, заглянули в трактиры…

Борис Кустодиев и потом довольно часто гулял по Москве и, как вспоминал его сын Кирилл, любил посещать Сухаревский рынок. Именно там, на Вербном торгу у Спасской башни стоял трактир, где художник нашёл сюжет для своей новой картины «Московский трактир».

Московский трактир

Прежде московский трактир считался особым местом. Это сейчас почему-то сложился стереотип, что там обычно кутили купцы. На самом же деле, трактир у москвичей прежде всего считался местом общения.

К слову, красные стены и своды там выкрашены в праздничный красный цвет, за стойкой — батарея чайников, а не бутылок, как мы погли бы подумать. На стойке в изобилии еда — раки, окорок, колбаса. Сам же чай предлагается с сушками и баранками. Судя по пучку вербы за иконой, действие происходит накануне Пасхи. По чистому полу грациозно и изящно скользят половые, обслуживающие посетителей.

В центре трактира за одним столом разместилась колоритная группа. Все они чинно и с достоинством вкушают, иначе это действо не назвать, чай. Судя по одежде, это ямщики-старообрядцы, устроившие себе чайный перерыв. Самый главный из них с достоинством сидит под иконой…

Интересная деталь — под красным потолком в клетках можно увидеть певчих птиц, задачей которых, по всей видимости, было развлекать посетителей. Для этой же цели служит и граммофон. А ещё стены украшены картиной с умиротворяющим пейзажем и расписными подносами, во втором зале видна большая пальма.

Эта картина Бориса Кустодиева будто окно в другую жизнь. Да и само полотно напоминает старые фрески, которыми любовался мастер во время поездок за границу.

Сын художника вспоминает

Вот что рассказывал сын художника Кирилл, который позировал для этой картины:

«Отец сперва написал фон, затем приступил к фигурам. При этом он рассказывал, как истово пили чай извозчики, одетые в синие кафтаны. Держались чинно, спокойно, подзывали, не торопясь, полового, а тот бегом «летел» с чайником. Пили горячий чай помногу – на дворе сильный мороз, блюдечко держали на вытянутых пальцах. Пили, обжигаясь, дуя на блюдечко с чаем. Разговор вели так же чинно, не торопясь. Кто-то из них читает газеты, он напился, согрелся, теперь отдыхает. Отец говорил: «Вот и хочется мне всё это передать».

Веяло от них чем-то новгородским – иконой, фреской. Все на новгородский лад – красный фон, яйца красные, почти одного цвета с красными стенами – так их и надо писать, как на Николае Чудотворце – бликовать. А вот самовар четырехвёдерный сиять должен. Главная закуска – раки».

Он говорит, а я ему в это время позирую, надев русскую рубаху, в одном случае с чайником, в другом – заснув у стола, я изображал половых».

Народный живописец

Борис Михайлович, продолжает сын художника, остался очень доволен своей работой. Он не скрывал удовольствия, разглядывая картину и шутя хвалил себя:

— А ведь, по-моему, картина вышла! Цвет есть, иконность и характеристика извозчиков получилась. Ай да молодец твой отец!…

Спорить с этими словами и верно трудно. В этой работе, как впрочем, и в других, Кустодиев показал себя народным живописцем.

Мечта

Борис Кустодиев мечтал о том счастливом дне, когда для простого народа в стране начнут строить клубы, расписанные великолепными панно.

Поэтому он был очень рад, кода узнал о декрете, подписанном Владимиром Лениным о передаче дворцов на Каменном острове, принадлежавших прежде петербургской знати, под дома отдыха трудовому простому люду…

Он вообще с восторгом принял Великую Октябрьскую революцию и сразу причислил себя к большевикам. И в отличие от своих коллег по цеху, не отправился в эмиграцию.

Разочарование

Но вскоре его радость сменилась разочарованием. Первая и главная причина — к власть пришли грубые люди в кожанках и с маузерами в руках… В магазинах пусто, в доме — голодно. Если бы не вмешательство писателя Максима Горького, семья бы умерла с голоду. На улицах — грабежи и убийства. Не этого Кустодиев ждал от революции. Все это требовалось понять, осмыслить и научиться жить по-новому.

Не особо радовало и здоровье. Недуг, от которого он страдал много лет, прогрессировал, а в стране не было хороших специалистов, способных помочь.

В 1927 году, когда стало ясно, что болезнь сильно обострилась, Борис Кустодиев обратился в Наркомпрос с просьбой разрешить уехать в Германию на лечение. Правительство выделило 1000 долларов, началось оформление документов.

Но он до выезда не дожил…

Не взирая на недуг…

Последнее десятилетие жизни художника оказалось необычайно продуктивным. Он написал две большие картины с изображением праздника в честь открытия II Конгресса Коминтерна, исполнил множество графических и живописных портретов, делал эскизы праздничного оформления Петрограда, рисунки и обложки для книг и журналов разного содержания, изготовлял настенные картинки и календарные «стенки», оформил 11 театральных спектаклей.

Борис Кустодиев выполнил литографские иллюстрации к сборнику «Шесть стихотворений Некрасова», рисунки к повестям Николая Лескова «Штопальщик» и «Леди Макбет Мценского уезда».

За год до кончины завершил картину «Русская Венера», а последним произведением художника был этюд триптиха «Радость труда и отдыха».

Интересные факты

15 мая 2002 года в Астрахани в усадьбе Моисеевых-Злобиных, являющейся образцом городской застройки конца XIX — начала XX века, был открыт Дом-музей Бориса Кустодиева.

В фондах музея хранится 109 работ, в числе которых около 100 рисунков, скульптура, мемориальные предметы и документы, принадлежащие художнику и членам его семьи.

В феврале 2011 года картина «Купчиха» Бориса Кустодиева стала самым дорогим лотом торгов русским искусством лондонского аукциона MacDougall’s. Полотно ушло с молотка за 1,8 млн фунтов стерлингов.

Но в ноябре 2012 года картина «Извозчик» из коллекции лауреата Нобелевской премии по физике Петра Капицы была продана на аукционе Christie’s в Лондоне за 4,4 млн фунтов стерлингов, что стало мировым рекордом стоимости для работ русского художника.

Потомки художника

Борис Кустодиев был женат на Юлии Прошенской. В этом браке родились дочь Ирина и сын Кирилл, которых художник часто изображал на своих картинах.

Кирилл Кустодиев работал художником-декоратором в ленинградских театрах, в том числе в Ленинградском академическом театре драмы (ныне Александринский театр), Театре оперы и балета имени С.М. Кирова (ныне Мариинский театр), умер в 1971 году.

Ирина Кустодиева была актрисой, скончалась в 1981 году. Внучка художника Татьяна Кустодиева — ведущий научный сотрудник Отдела западноевропейского изобразительного искусства Государственного Эрмитажа, хранитель итальянской живописи ХIII-XVI веков, кандидат искусствоведения.

+2
13:10
131
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1