Эрато Нуар

Автор говорит

  • Самородок
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор говорит

Сегодня позанудствуем: немного матчасти. Кто бы что ни говорил, а что действительно нужно нам, начписам – это база.

Нашел литературоведческую работу «Образ автора в литературном произведении» некой Е.И. Орловой. Работа обозначена как «учебное пособие», однако надо понимать, что это некий авторский подход к систематизации произведений по определенному критерию, а именно – голосу автора в тексте. Привожу краткую выжимку.

Итак, в литературе второй половины ХХ века фигура автора выехала на передний план, а сами произведения приобрели вид своего рода диалога автора и читателя через текст. В этот период появляются различные приемы обращения автора к потенциальному читателю с целью затянуть того в созданный словами мир. Изучавшие тексты литературоведы выделили основные из них.

Считается, что данной проблематикой впервые занялся немецкий ученый Вольфганг Кайзер в труде «Кто рассказывает роман?». Потому в работе Орловой и, как оказывается, вообще в современном литературоведении, в т. ч. российском, используются именно немецкие обозначения видов повествования.

Сама классификация опирается на идею о том, что голос автора в произведении – это не обязательно голоса героев, он может звучать параллельно с их голосами. Под автором понимают не только так называемого «биографического автора» - реального человека, пишущего тексты, но еще и «образ автора» или «голос автора» как концепцию, некий взгляд на действительность, выражением которого является собственно произведение. Таким образом, в тексте следует разделять автора, повествователя, рассказчика и персонажа. То есть, литературоведы отделили событие, о котором рассказывается в тексте, и событие самого рассказывания автором, а также субъекта речи (говорящего) и субъекта сознания (того, чье сознание при этом выражается).

Итак, по видам повествования литература бывает:

1. Erform, Er-Erzählung или «объективное» повествование, повествование от 3-го лица. Того, кто ведет повествование от 3 лица, но при этом не называет себя (не персонифицирован), обозначают как повествователь.

Включает три разновидности, в зависимости от того, насколько ощутимо в них «присутствие» автора или персонажей.

А). Собственно-авторское повествование. Тут все ясно: автор просто рассказывает о неких событиях, он как бы растворен в повествовании, никак себя не персонифицирует, не называет «Я» или по имени, то есть история как бы сама себя рассказывает. Но при этом в тексте ощущается присутствие автора, его оценочное суждение по поводу происходящих событий. Автор здесь выступает неким невидимым, но всевидящим и всезнающим творцом, показывающим читателю созданный им мир и героев.

«Денек выдался солнечным, Дул легкий ветерок, подгоняя жиденькие облачка по лазоревому небу. По тропинке средь полей шел Вася Пупкин и насвистывал песенку».

Б). Несобственно-авторское повествование. В повествовании как бы совмещаются голоса автора и героя. Словами повествователя могут описываться черты героя, которые он сам может не видеть со стороны, либо его состояние, мысли и восприятие, как будто всезнающий автор их видит, как создатель героев, задумавший их таковыми.

«Вася Пупкин пребывал в преотличнейшем настроении. До того все хорошо складывалось, аж не верилось в собственное счастье. Он взглянул на небо и подмигнул в ответ улыбавшемуся солнышку»

В). Несобственно-прямая речь. Прием, когда голос героя начинает преобладать над голосом автора, хотя формально текст все еще принадлежит повествователю. То есть, когда автор пишет не о себе, а о герое, но как бы описывая мысли и чувства героя, как свои собственные.

«Вчера – вот так удача – Вася Пупкин выиграл в лотерею миллион рублей. Машка все смеялась, не верила – а вот выкуси теперь, дурында! Будет знать, как над ним потешаться!»

2. Icherzählung - повествование от 1-го лица. Ведущего рассказ от 1-го лица принято называть рассказчиком. В таком случае биографический автор может не совпадать с рассказчиком, последний при этом может обладать собственным именем, биографией и так далее.

В зависимости от того, кто является рассказчиком: автор-рассказчик или герой-рассказчик, выделяют виды Icherzählung:

А). Автор-рассказчик. Автор напрямую вступает в диалог с читателем, рассказывая историю своих героев. Это не обязательно биографически сам автор, человек, написавший текст – это как бы условный рассказчик истории, бывший свидетелем неких событий, якобы лично знакомый с героями и так далее. Он может и не являться участником событий произведения, а быть сторонним наблюдателем.

«Есть в моей копилке одна история – ее мне поведал брат Евпатий. Был он заядлым путешественником, и на своем веку такого повидал, что другим и не снилось. Историю эту я записал с его слов…»

Одной из вариаций такого повествования является сказ – история, рассказанная якобы не литератором, а простым человеком из народа, реальным очевидцем событий. Намеренная простота и стилизация под устную речь придает произведению достоверности.

В). Герой-рассказчик. Тот, кто принимает непосредственное участие в событиях и повествует о них как о личном опыте. Такой прием создает эффект достоверности произведения, а сам текст преподносится как исповедь героя. В таком случае автор как бы исчезает из текста, так как говорит голосом героя.

«В жизни бы не подумал, что такое возможно, до того самого дня, как самолично не стал участником наистраннейших событий, о коих сейчас и поведаю тебе, досточтимый читатель. Произошло это в годы моей бурной молодости, когда я только устроился инженером в НИИ ХУИ…»

При этом в одном и том же произведении все это может быть перемешано, но от себя – я бы рекомендовал придерживаться какой-то одной стратегии. Особенно в коротких текстах, где перескоки с автора на героя и обратно смотрятся неуклюже. Таким образом, приступив к произведению, стоит продумать не только мир и живущих в нем героев, но и определить собственную, авторскую роль в нем.

+13
00:15
298
01:04 (отредактировано)
+2
Четко и по существу. Как-то так и есть.
Есть, правда, еще «неосознанное авторство», как в скандинавских сагах, но это очень сильно не современная литература (точнее даже вообще не литература в современном понимании этого термина).

Стоит сделать оговорку — все-таки «перескоки» с авторской роли возможны, и есть отличные примеры (по-моему, этим где-то баловались Стругацкие и Олди).

Можно добавить еще пару подвидов — что-нибудь вроде «распределенного первого лица», где повествование по очереди ведется от лица нескольких человек (кстати, довольно модная в наше время схема) и совсем уже специальный подвид — «история в письмах» или «история в документах», но это, наверное, слишком специальные случаи.

Но в целом все равно отлично.
09:15
+1
Да, в самой работе Орловой приводятся примеры русской классики, где встречаются сразу разные подходы, там и «Онегин», и много чего, мне пришлось вырезать громоздкие примеры и заменить на попроще )). Но это все же длинные произведения со сложными структурами, да и писались людьми опытными. Скажем так — это еще надо уметь хорошо сделать.
Повествование глазами разных людей по очереди — это уже точка зрения персонажей, не автора. Об этом есть отдельная глава, я отложил ее на потом. А у истории в письмах и документах, как правило, есть виньетка, где есть лицо, их собирающее. Во всяком случае так произведение воспринимается более цельно.

Мерси ok
11:55
+2
Ура! Больше матчасти — хорошей и нужной! ))
20:48
+2
Яё б еще кто-то применял laugh
Ой, ну что вы! Я вот прямо сейчас задумался, какой интересный тремор можно получить, чередуя несобственно-авторскую и несобственно-прямую формы. Очень интересно получается… Я уверен, начписы уже штудирут учебное пособие и всячески будируют тврческий потенциал!
21:33
+2
Главна, чтоба не мне все эксперименты читать )))
22:20
+1
Не, а что. Мне, например, очень нравится писать от первого лица и в настоящем времени. «Я знаю, что это напрасно, но все-таки иду следом за искристыми кусочками вчерашнего веселья, пытаясь выловить их и отложить на будущее, накалывая на булавки воспоминаний, словно коллекционер бабочек.»
22:52
+1
Я что-то тоже увлекся этим делом crazyА надо бы разнообразия…
18:47 (отредактировано)
+2
О, Эндрю, danke schön, как говорится.
это интересно и это не малая работа — искать и находить интересные, коррелирующие статьи. Знать основы основ полезно и лишним никогда не будет, однако, это не панацея и не гарант того, что прочитав, вникнув и поняв, человек (начпис или не очень) вдруг напишет нечто действительно отличающееся от его предыдущего творчества. Может ошибаюсь, на человек либо чувствует язык, либо нет и знание основ не сможет дать ему как раз этого — чувства языка.
Но это так, в порядке бреда после трудовыебудня.
20:41
+2
Любая классификация — лишь подход, а в данном случае, она даже официально не внедренная.
Тут дело хотя бы для общего развития, желающий для себя что-то да почерпнет. Впрочем, нехай с начписами, а вот диванных ыкпердов за коммы скоро буду потрошить crazyс их мнением о том, в чем они не шарят ) Это в порядке бреда после чтения самосудов к конкурсам laugh
22:21
+1
А что, кожа гиппопотамья не отросла еще? Я давно уже на ыкспердные мнения внимания не обращаю, разве что ответно троллю.
22:51
+1
Да пофиг на мнения, они ж оценку снижают, ироды crazy
23:08
+1
Я сам такой ирод ))
00:15
Усе с вами ясна! Не для вас моя ягодка гениальности зрела crazyЧто там еще… А, да… Хейтеры кругом! crazy
10:00
В ыкпердах что главное? Правильно! Ыкпердность.
Так что нихау им всем;))
23:58
+1
Вот это блог из разряда «все-как-я-люблю», спасибо)

Задумалась: если автор себя не персонифицирует, но при этом обращается к читателям в духе «ты же, любезный читатель, несомненно, оценишь», это собственно-авторское повествование или автор-рассказчик?
00:19
+1
Это снос 4 стены Х)
На самом деле, думаю, это и есть автор-рассказчик, ведь даже не представляясь напрямую, автор вступает в диалог с читателем, четко отделяя себя от персонажей. Если к нам обращаются, мы уже воспринимаем обратившегося как некую личность, в данном случае — авторскую.
00:20
+1
Ничего себе. Кто б мог подумать. Интересненько. Спасибо!
00:27
Думаю, многие интуитивно до этого уже додумывались, но зачем изобретать велосипед, когда в магазине есть готовый :D
00:29
Ну, понятно, что это больше выводы и итоги, но порой скачки встречаются, да
06:42 (отредактировано)
Каких только национальностей не бывают брытанские учоныйе, в ООН столька нет.
Всеохватность тем их исследований не только изумляет, она шокирует. И всё равно, самое выдающееся открытие брытанских учоных — открытие пивной банки, уже состоялось и ни какие исследования аффтаров его не переплюнут.
08:42
+1
Скептически отношусь к теории, но блог интересный. Про Васю Пупкина ещё бы чего-нибудь прочитала. Но в другом цвете)
А почему скептически? Лишних знаний не бывает.
Я с позиций пещерного человека попробую объяснить свой скепсис.
Сначала была литература. И литература была Бог) И никакой теории не существовало. Писали себе люди и писали. А потом пришли какие-то умники и стали учить литераторов тому, что они и так уже умеют делать.
Вот что для автора изменит тот факт, что его рассказ — повествование от 1-ого лица? Будет автор прежде чем взяться за работу смотреть перечень видов повествований и уже исходя из него писать свой шедевр? Думаю, нет. Повествователя подсказывает сама история, её идея и прочая фигня.
Ну, в общем, я просто консерватор.
Для опытного автора — может, и ничего. А для новичка, возможно, поможет не сбиваться и не «скакать» между стилями, ввергая читателя в недоумение.

Я лично думаю, что теория существовала всегда. Возможно, она не была формализована письменно, но тем не менее, когда мы берем ранние образцы литературы — будь то скандинавские саги, истории меннезингеров или японские моногатари, мы всегда видим, что все они строго придерживаются определенных правил построения сюжета и повествования, а значит, их авторы знали, пусть даже в каком-то смысле неосознанно, о существовании этих правил и старались максимально их придерживаться.
Не хочется лезть в дебри, в фольклор. Саги, былины, мифы, диктовались не теорией, не правилами, а возможностями человеческой памяти сказителей и терпением слушателей.
Да, в Древней Греции уже существовала теория литературы. Например, труд Аристотеля «Поэтика». Но теория просто систематизирует, изучает то, что уже есть. Не она создаёт правила. Вот я о чём.
23:25
Литературоведы не стали учить авторов, они стали их изучать и систематизировать, чтобы выделить общее и различия, традиции и тенденции. И теперь новичкам не нужно придумывать что-либо — можно как минимум пользоваться готовым инструментарием. Художник же, прежде чем рисовать картину, не изобретает с нуля краски, кисти и технику. Конечно, не имеючи академического образования, он может полагать, что изобрел нечто новое и классное, но по факту выйдет, что просто спародировал то, что итак все давно умеют, причем, неуклюже.
Это просто опыт поколений, который поможет не начинать с нуля, с каменного века, а сразу двигаться в будущее. Комбинируя приемы, техники, сюжеты, пропуская через авторское видение современника, мы и получаем новое.
Опыт поколений — в самой литературе, а не в литературоведении. Новички учатся у мастеров, минуя посредников. Грубо говоря, Пушкин перенимал ЗУН у Державина и Карамзина, Гоголь и Лермонтов — у Пушкина, Булгаков — у Гёте. Кто из них постигал искусство слова по учебникам? Хоть один пример?
А то, что сегодня в ходу, все эти курсы для начписов, дас ист бизнес и ничего лишнего. Дельцы берут толпу олухов (и их буратинские пять монеток) и натаскивают на писанину макулатуры.
13:04 (отредактировано)
Вы не правы (скорее всего по незнанию). Во-первых вы говорите об устном творчестве, но я-то говорю о дошедших до нас письменных литературных источниках! Да, в основе их во многом лежат устные произведения, но уже один объем первых письменных литературных произведений говорит о том, что это принципиально новый вид творчества, и то, что все произведения (в пределах определенной традции, конечно — саги, моногатари, шансон дю жест) стилистически очень однообразны, говорит о существовании правил записи — канона, если угодно. Стиль всех саг одинаков, при этом категорически отличается от стиля, скажем, тех же моногатари (хотя в принципе они рассказывают приблизительно об одном и том же — превратности жизни и распри между персонажами), и сваливать это только на память и терпение слушателей смешно, особенно если учесть объем этих произведений (я вам доложу, «Сказание о доме Тайра» — это кирпич, сравнимый с «Войной и мир», не представляю, кто бы смог это вслух рассказать и, тем более, дослушать до конца).
17:00
Я учился по статьям )) Бесплатным, канеш — делать мне неча, платить за бесплатное, которого море вокруг laugh
10:44
+1
Людям свойственно пытаться все проанализировать и систематизировать. А тем, кому несвойственно — пусть хоть других почитают, чтоб потом не удивлялись, почему на их опусы плюются laughПодходы к написанию же не с потолка берутся, анализируются, так сказать, наиболее «успешные» у публики тексты, которые смогли чем-то зацепить, а значит — могут быть ориентиром. Разумеется, никто не мешает проводить собственный анализ и вырабатывать собственные приемы — но разве многие это делают? Нет, у нас поток сознания — повод гордо именоваться писуятелем crazy

Приключения Васи Пупкина в трех томах вы сможете прочитать… когда-нибудь, может быть, но это не точно crazy
10:46
+1
Про цвет не понял… Вася Пупкин должен быть афро-россиянином, а не голубым? crazylaugh
12:45
Два слова: фокал и точка зрения. Где?
Загрузка...
Светлана Ледовская №1