Маргарита Чижова

Подменыши. Украденные жизни (окончание)

Подменыши. Украденные жизни (окончание)

Наиболее известный случай обвинения взрослой женщины в том, что она "подменыш", - это история Бриджит Клири. Прогремевшее по всей Ирландии и Англии убийство совершилось в графстве Типперэри в 1895 г. Двадцатишестилетнюю женщину, внезапно слёгшую с лихорадкой, замучили и сожгли муж и родственники. Судебные записи сохранили в подробностях весь жуткий обряд "изгнания", длившийся больше недели.

Хотя врач диагностировал у Бриджит бронхит и нервное расстройство, не угрожающее жизни, родственники почему-то заподозрили неладное. Сама Бриджит сказала своей тёте Мэри Кеннеди: "Майкл считает, что я фея. Он хотел меня сжечь ещё три месяца назад». Таким образом, отношения у супругов к тому моменту уже были сложные.

Майкл открыто заявил, что больная женщина «слишком хороша», чтобы быть его женой, и что она «на пару дюймов выше», чем должна быть. Судя по дальнейшим событиям, родственники Бриджит ему поверили. Возможно, сказалась репутация молодой женщины. Её не раз видели в роще возле холма, на котором находился "форт фей". Возможно, Бриджит хотела увидеться там со своей умершей матерью, про которую ходили слухи, что она якшается с фэйри, и что они её забрали к себе в холм.

                                    Fairy Fort. Ирландия

В тот день, когда она заболела, Бриджит тоже провела какое-то время в роще. Это было четвертое марта, кое-где ещё лежал снег. Неудивительно, что Бриджит простудилась. Но, скорее всего, именно нервная обстановка в доме способствовала ухудшению состояния больной женщины.

Поскольку Бриджит не вставала, через несколько дней к ней пригласили священника. Здесь стоит отметить, что её отношения с патером Райаном были напряженные. Ходили слухи, что однажды пес Бриджит вцепился в коня, на котором ехал священник, а когда тот пнул собаку, Бриджит выплеснула содержимое котелка с вареной картошкой на коня и всадника. Как бы то ни было, отец Райан нашел заболевшую в здравом уме и трезвой памяти, но провел обряд соборования - на всякий случай.

Лучше Бриджит не становилось, и Майкл отправился к Джеку Данну - известному в округе "seanchaí", то есть, рассказчику, знатоку мифов. По словам ирландского историка Анжелы Бурк, которая изучала это дело, Данн был харизматичным мужчиной, который, по слухам, обладал даром предвидения. Джек посоветовал Майклу действовать немедленно, в противном случае он может навсегда потерять «настоящую» Бриджит. «Это не твоя жена, – сказал Данн. – Сегодня восьмой день, ты должен был вызвать Гейни (местный признанный специалист по изгнанию фэйри), ещё трое суток назад». По роковому совпадению, в тот же день у Майкла умер отец. Это было воспринято, как очередные козни фэйри.

От Гейни Майкл получил особую травяную микстуру, сваренную на "новом молоке", то есть первом молоке, произведённом коровой после отёла. Вероятно, на вкус это "лекарство" было отвратительным. В больную отвар вливали силой, зажимая рот, чтобы не выплёвывала. Шестеро мужчин (Данн тоже был приглашен на обряд) держали бьющуюся Бриджит, прижимая к постели и требовали: "Изыди ведьма! Вернись, Бриджит Боланд, во имя всего святого!" Свидетели показывали, что при этом женщина "ужасно кричала". Муж пригрозил прижечь её раскаленной кочергой, "чтобы выпила отвар". Майкл и отец Бриджит - Пэт Боланд - спрашивали её: "Во имя Отца и Сына и Святого Духа, скажи, ты - Бриджит Боланд, жена Майкла Клири?" Поскольку женщина то отвечала, то нет, обряд продолжался. Майкл плеснул на жену "некую жидкость", как стыдливо в протоколе названа моча. При этом женщину встряхивали и приговаривали: "Уходи, а ты, Бриджит Боланд, возвращайся, во имя Бога!"

Как раз в это время навестить Бриджит пришли соседи - Уильям Симпсон с женой. Их не сразу, но впустили в дом. Именно они потом свидетельствовали на суде о творившемся обряде изгнания.

Данн посоветовал подержать подменыша над огнём. Мужчины подняли Бриджит, одетую в одну рубашку, с постели и перенесли к кухонному очагу. Свидетели показали, что четверо мужчин не просто держали Бриджит над огнем, но она фактически лежала на решетке очага, под которой горел огонь. Женщину несколько раз обливали мочой. От всех этих потрясений Брижит внезапно пришла в себя и сумела чётко ответить на вопрос: "Да, я Бриджит Боланд, жена Майкла Клири". После чего удовлетворенные родственники оставили её в покое. В результате "лечения" Бриджит стала "дикой и невменяемой", по словам её двоюродной сестры Джоанны.

На следующий день Майкл снова пригласил к жене священника, чтобы изгнать «злых духов», которые могли остаться в доме. Пастор заметил, что Бриджит стало хуже. Больная не смогла проглотить освященную облатку, что окончательно убедило окружающих в правоте Майкла. Его жену похитили фэйри, а вместо неё оставили подменыша. Майкл отправился к Уильяму Симпсону и попросил одолжить револьвер, объясняя, что ночь Бриджит провела с феями на холме, и он собирается покончить с этим. Клири также заявил, что Бриджит вернулась домой в полночь верхом на большой серой лошади, связанная веревкой феями, которую ей пришлось разрезать, прежде чем вернуться к людям. Симпсон отказался дать револьвер. Позже он увидел Майкла, вооруженного ножом, направлявшегося к холму.

Всё, что произошло в тот вечер в доме Клири, явно свидетельствует, что Бриджит находилась в нервном, полубредовом состоянии. Временами сознание её прояснялось, но потом она начинала вести себя необычно, словно специально провоцируя мужа. Так Бриджит попросила кузину Джоанну купить ей парного молока. Майкл немедленно воспринял это как очередное доказательство подмены, ведь именно фэйри любят парное молоко. Далее Бриджит протянула кузине шиллинг для покупки, но почему-то забрала и потёрла монету о свою ногу, чем окончательно подтвердила подозрения родственников. Считалось, что если фэйри потрут о ногу любой предмет, то могут превратить его в деньги. Бриджит просила привести соседей, чтобы те могли её опознать. Но было уже поздно - все вокруг уверились, что она - подменыш.

Вечером Бриджит вдруг попросила помочь ей одеться в лучшее платье. Она сказала, что «хочет предстать перед людьми». Вполне возможно, что она имела в виду соседей или родственников, вернувшихся из церкви. Но, к сожалению, «люди» - это иносказательное наименование фэйри. И слова Бриджит вновь трактовали против неё.

Больную, тем не менее, одели и перенесли на кухню, к очагу. Здесь же собрались её отец и другие родственники. На суде Джоанна показала, что они говорили о фэйри. Бриджит сказала мужу: "Твоя мать водилась в фэйри, поэтому ты думаешь, что я вожусь с ними". Он спросил: "Это моя мать рассказала тебе?" Бриджит ответила: "Да; что она провела с ними две ночи".

Ситуация усугублялась давними слухами о покойной матери самой Бриджит, про которую говорили, что она якшалась с "добрыми соседями". То есть, обе семьи твёрдо верили в существование фэйри.

Рассвирепевший Майкл набросился на жену. Он повалил её на пол и заставил глотать бутерброды с джемом и чай, ведь феи не едят пищу смертных. Бриджит кричала, что она не ведьма-подменыш, но ей не верили. Майкл швырнул жену головой о камни перед очагом, порвал на ней платье и, надавив коленом на грудь, начал задавать все тот же вопрос: "Кто ты?" Изо рта её пошла кровь. Тогда Майкл схватил лампу, облил живот Бриджит маслом и поджег. По словам девочки-свидетеля Кейти, дочери Джоанны, «Бриджит вспыхнула, как факел».

В доме на момент сожжения присутствовало десять человек. Никто из них не вмешался. Вот как описывал позднее эти события двоюродный брат убитой: "Она лежала, корчась и горя в очаге, дом былполон дыма и вони... Бриджит повернулась ко мне и выкрикнула: "О Хэн, Хэн"... Когда я подошел, она по-прежнему лежала в очаге, дотлевая. Она уже умерла. Ноги Бриджит почернели и обуглились... Майкл вскричал: "Она горит, но Бог мне свидетель, я не желал этого. Благодарите за это Джона Данна".

Майкл и Пэт Боланд затолкали тело в очаг и стали ждать, когда подменыш улетит, и к ним вернется настоящая Бриджит. Разумеется, этого не произошло. Тогда Майкл решил закопать тело подменыша, а потом идти спасать Бриджит, которую фэйри держат в волшебном форте. Майкл отправился копать могилу, заперев родственников в доме вместе с трупом. Когда он вернулся, то пригрозил убить двоюродного брата Бриджит, Патрика, если тот не поможет ему похоронить тело. «Давай, шевелись, – крикнул он. – Яма почти готова». Двое мужчин отнесли тело в заболоченную местность примерно в четверти мили от коттеджа и похоронили его в неглубокой яме. Майкл заставил родственников своей жены поклясться, что они ничего не расскажут властям.

Характерно, что наутро после убийства, Майкл вместе с Данном явился к священнику. Возможно, он хотел, чтобы пастор присоединился к его "крестовому походу" против фэйри. Но священник отказался принять исповедь Майкла. Узнав от Данна, что произошло, он предпочел остаться в стороне, однако дал знать полиции, что в исчезновении Бриджит Клири "что-то не ладно". Все участники убийства заявили, что Бриджит выбежала из дома в пятницу ночью, и никто её с тех пор не видел.

Сам Майкл три ночи бродил с ножом вокруг "форта фей", видимо, искренне веря, что еще сумеет освободить жену. А полицейские продолжали прочёсывать дворы и поля в поисках трупа. Через неделю тело Бриджит нашли в неглубокой яме. Могила была прикрыта колючими ветками. Кожа на спине и ногах трупа была настолько обожжена, что виднелись даже кости. На убитой не было ничего, кроме одного чулка и одной золотой серёжки. На голове - мешок. Коронер установил смерть от обширных ожогов. Двадцатого марта Королевские констебли Ирландии выдали ордера на арест восьми человек из семьи Бриджит, а так же Дениса Гейни. Перед судом предстали Джон Данн, Майкл Клири, отец Бриджит, её тётка и кузены (Уильям, Патрик и Джеймс). Кузина Джоанна выступила основным свидетелем. В своих показаниях она изо всех сил старалась обелить своих братьев и Майкла Клири, а всю вину валила на Джона Данна, который надоумил Майкла испытать подменыша огнем.

В ходе судебного процесса, проходившего в суде Клонмела, все обвинения в убийстве были смягчены и переквалифицированы в непредумышленное убийство. Трое обвиняемых были освобождены от наказания. Остальные, в том числе и Джек Данн получили тюремные сроки от шести месяцев до пяти лет за соучастие. Майкл Клири был приговорен к двадцати годам каторжной тюрьмы за непредумышленное убийство. После пятнадцати лет он был освобождён и эмигрировал в Канаду. Всё время, проведенное в заключении, Майкл Клири упорно утверждал, что что не убивал свою жену и до конца верил, что её подменили фэйри.

Скорее всего, эту убежденность разделяли все простые жители округи. Тело даже не заносили в церковь, просто положили в наспех сколоченный гроб, и двое констеблей вместе с тремя парнями из деревни отнесли его на кладбище. Похоронили Бриджит после заката, как всех плохих покойников. Могилу вырыли у самой стены кладбища, возле захоронения матери Бриджит. При этом, пока копали яму, гроб сначала оставили за пределами кладбища. Потом, стоя на низкой каменной стене, опустили гроб в могилу так, чтобы он не коснулся поверхности освященной земли. Могилы обеих женщин безымянные - нет даже простой таблички.

Впоследствии судья описал смерть Бриджит, как показательную «степень затуманенности разума не одного, а нескольких человек – моральной темноты, может быть, даже религиозной тьмы». Английские газеты радостно раздули скандал, ирландцев называли невежами и варварами, за компанию досталось и всем католикам разом. А дети в Типперэри ещё долго повторяли стишок: "Кто ты — ведьма или фэйри, иль жена Майкла Клири?" (Are you a witch, or are you a fairy / Or are you the wife of Michael Cleary?)

Исследователи высказывали версию, что Майкл убил жену исключительно из ревности. Бриджит была энергичная женщина с крутым нравом и, в некоторой степени, независимая от мужа - у неё были собственные источники дохода. В деревне ходили слухи, что у Бриджит был любовник. Разумеется, Майкл мог об этом узнать, но едва ли все родственники Бриджит приняли бы участие в её сожжении, если бы не верили, причём искренне, что изгоняют подменыша.

В «Ирландском журнале медицинских наук» в 2006 г. вышла статья, в которой высказалось предположение, что Майкл Клири мог страдать от психотического состояния, известного как синдром Капгра, при котором больной верит, что человека из его окружения заменил самозванец. По мнению авторов статьи, у Майкла «возможно, развился краткий психотический эпизод», когда он пытался изо всех сил справиться с болезнью своей жены, плохим сном и новостью о смерти отца. В синдроме Капгра природу самозванца определяет социокультурный контекст больного: им может быть другой человек или даже сверхъестественное существо - инопланетянин или фея.

Анжела Бурк отмечает, что мораль легенд о фэйри вообще и о подменышах в частности заключается в том, что «тщательное соблюдение общественных правил может служить защитой от неожиданного». Бриджит Клири была амбициозной, модной, независимой, бездетной женщиной. Она не соответствовала патриархальной норме, из-за чего и пострадала.

В заключении следует вернуться к детям-подменышам и разобраться, какие болезни могли послужить поводом для обвинений.

Ирландская фольклористка Сьюзен Эберли тщательно проанализировала многочисленные описания подменышей в фольклоре и пришла к выводу, что все они изображают вполне реальных детей, но обычно - неполноценных умственно или физически.

Детский паралич (полный и частичный), в том числе впоследствии полиомиелита, а так же любые другие неизвестные тогдашним врачам болезни, прежде всего, рождение детей с генетическими аномалиями, немедленно вызывали предположение, что ребенка подменили. Вполне вероятно, что подменышами считали детей с такими хромосомными заболеваниями, как синдром Дауна, синдром кошачьего крика, болезнь Хантера, синдром Вильямса, синдром Прадера – Вилли.

Показательно, что синдром Вильямса получил название "лицо эльфа".

Особо следует выделить такое заболевание, как прогерия (синдром преждевременного старения). Это вполне реалистичное объяснение "замены" ребенка сморщенным старичком.

Следует учитывать, что растение наперстянка, применявшаяся для "изгнания подменыша" содержит вещества, сильно действующие на сердце. С XVIII в. врачи использовали его как средство от сердечной недостаточности. Однако при превышении дозировки оно становится смертельным ядом. Так как для многих генетических расстройств помимо внешних признаков характерны пороки сердца, вероятность гибели такого ребенка от сока наперстянки гораздо выше.

Лишь изредка знахари рекомендовали родителям обращаться с подменышем хорошо, чтобы фэйри за это по-доброму обращались с их собственным ребенком. Именно такую историю пересказывает Сельма Лагерлеф в сказке "Подменыш": сердобольная женщина, у которой тролли украли сына, заменив своим ребенком, не только не отказалась от подменыша, но заботилась о нём, вопреки воле мужа, всей родни и соседей. В конце-концов сын вернулся к своим родителям. И тогда выяснилось, что жилось ему хорошо, когда было хорошо трольчёнку. А когда подменыша обижали, и мальчику приходилось плохо.

Другой пример истории со счастливым финалом - сказка о ферьерах (саффолкское название эльфов). Эти ферьеры были очень весёлым маленьким народцем. Однажды они похитили ребенка у одной женщины, а вместо него оставили своего. Женщина, в отличие от общепринятой практики, была так добра к подменышу, что благодарные ферьеры каждое утро подкладывали в её карман кусочек серебра.

Впрочем, согласно сказкам, даже если подменышей принимали в семью, жилось им в чужом мире несладко. Так, в шведской сказке "Подменыши" девочка-тролль вырастает в королевском дворце, а похищенная принцесса - в доме троллей. Обе девушки вырастают несчастными и находят своё место в жизни лишь когда возвращаются к настоящим родителям.

В уже упомянутой нами работе С. Эберли приводится рассказ о реальной семье, жившей в конце XIX в. в Корнуолле. Их дочку якобы украли пикси на второй день после рождения, а вместо неё оставили девочку-подменыша. Люди оказались добрыми и не стали подвергать подкидыша жестоким обрядам проверки и изгнания. Эта "девочка-пикси" дожила до двадцати лет, но так и не научилась говорить и ростом была не выше пятилетнего ребенка.

В чем же причина жестокого обращения с больными, отличающимися от нормы детьми? Прежде чем обвинять крестьян в мракобесии, следует вспомнить, как тяжела была их жизнь. Суеверия возникали не только от страха перед окружающим миром, но и как «механизмы защиты». То есть, вера в то, что это не родной ребенок из-за недосмотра, голода или пьянства родителей стал калекой, а это фэйри подкинули в колыбель своего выродка, освобождал людям совесть. К тому же, в тяжелейших условиях крестьянской жизни было практически невозможно вырастить ребёнка, неполноценного физически или умственно.

Разумеется, жестокость остается жестокостью. И понять - не означает простить. Ведь были семьи, в которых, вопреки тяжелой жизни и мнению соседей, любили и добросовестно растили "подменышей". Верно сказал Редьярд Киплинг устами своего героя Пака: «Все эти байки о подменышах распускают люди, чтобы оправдать свою жестокость. Не верьте им. Будь моя воля, я привязал бы таких родителей к телеге и гнал плетьми через три деревни».

Источники и литература:

Angela Bourke "The Burning of Bridget Cleary", 1999.

Katharine Briggs "A Dictionary of Fairies". - First published by Allen Lane 1976.

Peter Narvaez "The Good People: New Fairylore Essays". - Published November 6th 1997 by University Press of Kentucky.

Бригс К. "Энциклопедия волшебных существ". - М., 2005.

Коути Е., Харса Н. "Суеверия викторианской Англии". - М, 2011.

Лагерлёф С. "Подменыш" (в сборнике "Сын морского короля". - СПб., 1997).

Михайлова Т.А. "Подменыши" (журнал "Работница" № 10, 2008, с. 96-99).

Петроний Арбитр "Сатирикон". - М., 1990 (перевод 1924 г.)

Спангенберг Л. "Бриджит Клири: нашествие фэйри в Ирландии девятнадцатого столетия". [didgitalmedievalist.net/2007]

"Среди эльфов и троллей". - М., 2016.

Уайльд Ф. "Легенды, заговоры и суеверия Ирландии". - М., 2013.

Подборка художественных книг о подменышах:

https://www.livelib.ru/selection/1614556-podmenysh...

+3
19:30
64
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Неделина